Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Паспорт Свободы Акежана Кажегельдина

  • Тенгиз Гудава

Редактор программы Тенгиз Гудава В программе участвуют: журналист Аркадий Дубнов и бывший премьер-министр Казахстана, Акежан Кажегельдин.

Тенгиз Гудава: 11 июня на сессии Европейского парламента в Страсбурге известному казахстанскому оппозиционеру, бывшему премьер-министру Казахстана, Акежану Кажегельдину был торжественно вручен Паспорт Свободы - правозащитная премия, символизирующая моральную поддержку людям, подвергающимся преследованиям за свои политические взгляды. Впервые демократические силы Центральной Азии, противостоящие авторитарным режимам, получают столь высокое признание мировой общественности.

Из Страсбурга передает наш корреспондент Аркадий Дубнов:

Аркадий Дубнов: 11 июня в Страсбурге, в Европейском парламенте состоялась весьма показательная церемония вручения Паспорта Свободы бывшему премьер-министру Казахстана Акежану Кажегельдину. Событие явно незаурядное хотя бы по той причине, что этот паспорт - синяя книжица на разных языках, на обложке которой написано "Паспорт Свободы", а внутри - выдержки из Декларации прав человека и европейских документов, посвященных теме - имеет этот Паспорт Свободы номер 27. То есть, бывший казахстанский премьер - 27-й человек, который получает этот паспорт, и среди них еще ни разу не было представителя бывшего СССР.

Что такое Паспорт Свободы? Ошибается тот, кто думает, что этот паспорт дает возможность осуществлять безвизовые поездки по всем странам Европы, или, тем более, остальных континентов. Паспорт Свободы как сказано в преамбуле - акт моральной поддержки со стороны Европейского парламента тем политикам и общественным деятелям, которые преследуются из-за своей политической деятельности у себя на родине. Паспорт Свободы -свидетельство широкого толкования демократии, которое не может быть понятием делимым. В Паспорте Свободы имеются 15 подписей. Подпись основного инициатора - члена Европейского парламента, который выдвинул кандидатуру человека, достойного этого паспорта, и еще 14 европарламентариев, которые поддержали. Так вот, членом Европарламента, который выдвинул кандидатуру Акежана Кажегельдина, стал парламентарий из Финляндии Ари Ватанен, и еще 14 человек поддержали эту кандидатуру, в числе которых такие известные в Европе и мире политики, как Хосе Мария Жиль-Роблес Жиль-Дельгадо - бывший председатель Европейского парламента, Даниэль Кон-Бендит - президент партии "зеленых", французский писатель Оливье Дюэмель, президент Комиссии по иностранным делам Европейского парламента Элмар Брок, президент Европейской народной партии Ханс Герт Поттеринг.

Например, что сказал лорд Беттел - один из тех 14, кто поддержал Кажегельдина - он сказал, что "свобода и права человека цельная вещь, их не может быть больше или меньше, и мы всегда будем поддерживать тех, кто отстаивает эти ценности. Паспорт Свободы - это самое меньшее, что мы можем сделать для вас, господин Кажегельдин", - сказал лорд Беттел. Довольно любопытным было выступление еще одного парламентария, господина Стивенсона, это британский парламентарий, и он задал вопрос, который прозвучал в контексте событий достаточно характерно. Получилось так, что буквально вчера в газете "Интернейшенел Геральд Трибюн" вышла перепечатка статьи из "Вашингтон Пост". В ней весьма последовательно и доказательно обрисовывается ситуация в Казахстане, преследования прессы и журналистов и делается вывод, что преследование независимой прессы связано только с тем что казахстанские власти пытаются скрыть всякое проникновение в страну информации о скандале "Казахгейт", связанном с коррупцией и огромными счетами в швейцарских банках руководителей Казахстана, в том числе и президента - за право пользоваться нефтяными богатствами этой страны. Так вот, господин Стивенсон, который прочел эту статью сказал: "Я очень удивлен. Оказывается, у президента Назарбаева огромные счета в западных банках, но в то же время он, - европейский парламентарий, - занимается сбором пожертвований в помощь детям Семипалатинска", - город, где находится ядерный полигон советских времен, экологическая ситуация там весьма печальна.

Тенгиз Гудава: Это был Аркадий Дубнов. А сейчас на линии телефонной связи со Страсбургом бывший премьер-министр Казахстана, лидер казахской оппозиции, лауреат Паспорта Свободы Акежан Кажегельдин.

Господин Кажегельдин, получив Паспорт Свободы, вы стали словно земляком Радио Свобода. Я вас поздравляю.

Акежан Кажегельдин: Спасибо.

Тенгиз Гудава: Что вы чувствуете, получив эту премию?

Акежан Кажегельдин: Я, на самом деле, отношу этот знак как знак поддержки вообще стремлений части общества Центральной Азии и конкретно Казахстана к свободе. Я абсолютно теперь уверен, что нам удалось разбудить членов Европейского парламента, которые интересуются безопасностью Европы, интересуются геополитикой, мы разбудили их внимание к тому, что происходит в Центральной Азии, потому что осенью будут слушания по Центральной Азии. Я абсолютно могу теперь с уверенностью сказать, что мы имеем сторонников процесса демократизации в нашей стране. Естественно, так часто случается, что политика персонифицируется, и паспорт вручен мне - но я понимаю, что в принципе паспорт - знак поддержи всех демократов Казахстана, и уверен, что они сейчас будут очень оптимистично настроены на свое будущее, понимая, что долгое молчание, которое вызывало недоумение среди демократов Казахстана - неужели неизвестно, что происходит, неужели все равно - сегодня получило ответ: нет, не все равно, им известно и следует ожидать каких-то конкретных поступков. Но это как в любом деле, если вы не приходите, не будите, не требуете их внимания, не разворачиваете в нужную вам сторону, то могут и проспать, как все спасли до 11 сентября прошлого года.

Тенгиз Гудава: Вы затронули эту тему, и я хочу еще раз отметить, что мы ведем эту запись как раз перед тем, как в Европейском парламенте должны начаться слушания по Казахстану. Какого рода будут эти слушания? О чем будет идти разговор?

Акежан Кажегельдин: В практике Европейского парламента это первый случай, когда они проводят слушания касательно внутренней ситуации в конкретно взятой стране, не входящей непосредственно в состав Евросоюза, хотя стоящей в очереди на вступление в Совет Европы. Все прекрасно понимают, что географически Казахстан имеет часть территории в Европе, все знают, что еще в середине 90-х годов Казахстан подал запрос на право быть членом Совета Европы, в прошлом году ему отказали в статусе быть наблюдателем в силу нарушения прав человека, разворота в стране политической системы в сторону авторитаризма, поэтому эти слушания сегодня будут проходить в так называемой специальной комиссии Казахстан-Европа. Эта группа депутатов, которые заинтересованы во взаимоотношениях Европы и Казахстана, и которые будут являться группой, которые станут формировать взгляд на политику Европейского парламента и европейских структур, на взаимоотношения их с этой конкретной страной и с регионом Центральной Азии, в частности. Поэтому эти слушания очень важны, потому что люди, которые после сегодняшних слушаний осенью намерены посетить саму страну, посмотреть воочию, что происходит, а затем будет ими сделан доклад в комитет по международной политике, а потом уже будет происходить формирование политики. В связи с этим я хотел подчеркнуть одно обстоятельство, в нем есть как грусть, так и оптимизм. Это то, что у Европы нет сегодня политики в этом регионе. Это плохо, а хорошо то, что есть возможность сформировать эту политику, мы вот этим сейчас и заняты.

Тенгиз Гудава: Господин Кажегельдин, вас часто называют лидером казахской оппозиции, хотя вы уже давно за пределами Казахстана - не собираетесь вернуться на родину?

Акежан Кажегельдин: Я знаю только то, что на неоднократные обращения демократического сообщества Казахстана в парламенты западных стран, включая США, сейчас формируется специальная линия, тест для казахстанского сегодняшнего политического режима на их заявления о том, что они собираются в ближайшее время провести большую программу развернутой демократизации. Одним из таких тестов будет свободное возвращение всех, кто покинул страну в последние годы - журналистов, политиков, включая вашего слугу, в страну, и чтобы они получили там право свободно жить, свободно заниматься тем, что Конституция по большому счету и гарантирует... Я думаю, что я вернусь в страну. По крайней мере, могу вам сказать, что это моя цель.

Тенгиз Гудава: Следующий вопрос такого рода: 6 июня в Вирджинии в США должно было состояться судебное заседание по "Казахгейту", то есть финансовым махинациям с вовлечением высших чинов казахской власти и американского советника президента Назарбаева Джеймса Гиффена. Как вы смотрите на это дело - "Казахгейт"?

Акежан Кажегельдин: Естественно, это процесс очень серьезный, он вызывает огромный интерес в Казахстане у рядовых граждан, абсолютно уверен, что это является очень серьезной проблемой нынешнего президента господина Назарбаева, личной проблемой, но я абсолютно уверен в том, что этот процесс, который там происходит, будет развиваться, никто не намерен его остановить, из того, что мне известно, и я знаю, что это наносит огромный политический ущерб портрету господину Назарбаева, и он в этом сам виноват.

Тенгиз Гудава: Господин Кажегельдин, политический истеблишмент Казахстана в последнее время сильно лихорадит, премьер-министры и просто министры меняются, но позиции самого президента Назарбаева или как его еще зовут в Казахстане папы - эти позиции достаточно прочные. В то же время нет единой оппозиции, демократической оппозиции существующему ныне режиму. Скажите, нужна ли такая единая демократическая оппозиция, которая могла бы выступить единым списком, скажем, на выборах, как построить такую оппозицию?

Акежан Кажегельдин: Во-первых, о прочности положения господина Назарбаева без выборов говорить некорректно. Никто эту прочность не пробовал, на испытание. Если провести свободные выборы под наблюдением иностранных наблюдателей, включая и российских, и эти выборы будут свободные, я думаю, что этот господин больше не будет занимать кресло. Я был уверен в этом много лет назад и сейчас уверен больше, чем никогда ранее. Второе: это самое трудное занятие - объединить демократов, вообще объединить политиков, занятие было всегда трудное во всех странах, во всех цивилизациях. Я думаю, оно так же трудно и в нашей стране, тем более, что у нас обстоятельства помножены еще и на личный страх, у многих есть семьи, кто-то находится на государственной службе... Но это не аргумент. Все политики, если действительно хотят получить свободу, а такой шанс еще есть, надежда не потеряна, они должны объединиться. Я некоторое время назад послал такой текст, предложение, и напомнил о том, что в 1999-м году, недавно, у нас был хороший опыт создания единого предвыборного блока во время выборов в парламент. Конечно, выборы провели по схеме и по сценарию, который устраивал только президента. Тем не менее, именно участие такого блока в выборном процессе способствовало разоблачению этих выборов как нечестных, абсолютно не отвечающих требованиям и стандартам международным, и договорам, в которых Казахстан состоит уже много лет. Объединяться оппозиции в любом случае надо. И для того, чтобы не столкнуться лбами в одних и тех же округах, и чтобы объединить материальные ресурсы, организационные ресурсы, которых не так много в условиях несвободы.

Тенгиз Гудава: Господин Кажегельдин, после 11 сентября президент США Джордж Буш, может быть, несколько прямолинейно, но достаточно продуктивно определил главную ось американских предпочтений сегодня в мире. Он сказал: "Кто не с нами в борьбе с терроризмом, тот против нас". Вот Казахстан, точнее, власти Казахстана, похоже, хотят занять место как раз посередине этой дилеммы. Могла бы эта республика, эта огромная республика с большими природными богатствами и возможностями - играть более заметную роль в борьбе с терроризмом?

Акежан Кажегельдин: Любая страна может сыграть достаточно весомую роль в борьбе с терроризмом. Во-первых, если она действительно хочет с терроризмом бороться и терроризм как инструмент борьбы для нее представляет угрозу, во-вторых, нужно быть последовательным и очень обязательным в своих внешнеполитических обязательствах - в последние годы Казахстан никогда не демонстрировал свою обязательность, последовательность и, даже скажу, политическую порядочность. Находясь во всевозможных альянсах, он, тем не менее, нарушал эмбарго, нарушал свои обязательства, подписанные главой государства, занимался продажей оружия в страны, которые вызывали наибольшую опасность с точки зрения терроризма, включая Судан. Поэтому я бы очень поприветствовал, чтобы нынешний политический режим Казахстана господин Назарбаев однажды бы взял, утром проснулся и стал бы делать ровно все, что он обещал. Например, я бы хотел, пользуясь случаем, напомнить, что он по настоянию администрации США во время поездки в конце декабря прошлого года подписал протокол с господином Бушем, где обязуется сделать все, чтобы Казахстан вернулся на путь демократии. Прошло 6 месяцев. Самое время что-нибудь такое продемонстрировать. И тогда, может быть, ему будут больше доверять. А в связи с тем, что он сегодня подписывает от лица государства документы, может быть, будут больше доверять самой стране. Хотя, я должен отметить, что, несмотря на свою территорию, Казахстан относится к числу государств, которые полюсы практически не образуют, он относится к числу государств, которые в эти полюсы входят. Мы должны всегда понимать свои возможности. Не надо забывать иногда глядеть в зеркало, хотя бы для того, чтобы помнить о своих размерах.

Тенгиз Гудава: Вы уже много лет живете на Западе. Каков главный опыт этой западной жизни, который вы бы хотели внедрить у себя на родине?

Акежан Кажегельдин: Первое, что хотелось бы внедрить у себя на родине - свободу. Мы настолько за последние 10-12 лет много произносили это слово, люди начинают теряться, что это такое, вернуть свободу свободно жить, чтобы вернуть людям шанс на равные возможности, чтобы бизнесмены становились таковыми в силу своего старания и прилежания, и своих способностей, а не только в силу того, что они являются членами семьи главы государства или членов правительства. Чтобы люди, которые сегодня работают, работали и знали, что это надолго, и могли планировать свою семейную жизнь, чтобы они были уверены, что дети, которых они родят, выучатся в правильной, хорошей школе, если они будут хорошо учиться - поступят в правильный по душе институт, как только они закончат институт, они будут заниматься любимым своему сердцу и душе делом, вот такой надежды не стало. Вот этого хотелось бы, того, что есть в Европе. Мне нравятся европейские стандарты образования, мне нравятся европейские стандарты здравоохранения, мне нравятся европейские стандарты жизни пожилых людей и мне нравятся европейские стандарты социальных гарантий, они за это борются. Вы знаете, это регион, который дал нам всем две мировые войны, здесь никто больше не хочет воевать, абсолютно никто слышать не хочет об этом. Это особенно чувствуется в Страсбурге, который был долгие годы яблоком раздора между большими, ведущими странами Европы и мира. Я бы хотел, чтобы в Центральной Азии тоже был мир и у всех были надежды, и я хотел бы, чтобы странам, гражданам простым вернули простую надежду на равные возможности. У нас ведь достаточно талантливый народ.

Тенгиз Гудава: Говорил Акежан Кажегельдин, живущий в политическом изгнании на Западе, лидер казахской демократической оппозиции. 11 июня он получил в Европейском парламенте в Страсбурге Паспорт Свободы.

Надо сказать, что 11 июня произошло событие не меньшей важности для Акежана Кажегельдина и всех политических эмигрантов из Центральной Азии. Штаб-квартира Интерпола в Лионе приняла решение не принимать запросов казахстанских властей на задержание и экстрадицию Кажегельдина, а считать его "преследуемым по политическим мотивам". Это беспрецедентное решение Интерпола кладет конец попыткам авторитарных режимов Центральной Азии использовать Интерпол как инструмент для преследования политических беженцев. Такие попытки оборачивались казусами, когда, например, Акежана Кажегельдина задерживали в Москве и Риме, известного таджикского журналиста Дододжона Атовулло задерживали в Москве, или одного из лидеров узбекской оппозиции Мухаммада Солиха арестовывали в Праге:

Похоже, мировое сообщество решило покончить с подобными казусами и укрепить статус центрально-азиатских диссидентов. И это немалая победа свободы!

XS
SM
MD
LG