Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузино-абхазский переговорный процесс через 10 лет после начала конфликта

  • Тенгиз Гудава

Программу из Тбилиси ведет Юрий Вачнадзе. Он беседует с вице-спикером парламента Грузии Вахтангом Колбая.

Юрий Вачнадзе: Тема сегодняшней передачи - очередное осложнение переговорного процесса по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта. Осложнение это являет собой некую печальную символику. В нынешнем году исполняется 10 лет с начала конфликта. За прошедшие годы, кажется, были испробованы все мыслимые варианты проведения переговоров: прямые двухсторонние, многосторонние в самом разном формате, включая участие стран-друзей и генсека ООН, сама ООН приняла свыше 20 резолюций по абхазскому вопросу, неоднократно происходила ротация в российском миротворческом воинском контингенте, расположившемся на так называемой границей вдоль реки Ингури, менялись личные представители генсека ООН в зоне конфликта, ооновские военные наблюдатели. Однако, де-факто в плане урегулирования конфликта ровным счетом ничего не изменилось. Не урегулирована проблема грузинских беженцев, ни на йоту не продвинулись вперед переговоры относительно будущего статуса Абхазии. Кажется, имеет место определенный юридический казус. Грузинская сторона апеллирует к основополагающему принципу международного права, определяющему незыблемость территориальной целостности страны. Абхазская, соответственно, к принципу, провозглашающему право нации на самоопределения. Об особой роли России в деле урегулирования абхазского конфликта сказано столько, что все это не уместить в тысячестраничные тома. Если отставить в сторону постоянно звучащие в Грузии обвинения в адрес российской стороны в поддержке действий абхазских сепаратистов, как и во время военного конфликта, так и за 10 лет, прошедшие после него, одно несомненно: в российских властных структурах нет единой политики в отношении урегулирования абхазской проблемы. Нынешнее усложнение ситуации в грузино-абхазском переговорном процессе - лишнее тому подтверждение. Как бы в противовес заявлению президента Путина о безоговорочной поддержке им принципа территориальной целостности Грузии, властные структуры России, в нарушение всех международных норм, в спешном порядке, по упрощенной схеме, предоставили российское гражданство десяткам тысяч жителей Абхазии. Даже если отставить в сторону международное право, подобные действия являют собой прямое нарушение решений саммита СНГ от 19 января 1996-го года. Вопрос о неправомочности действий российской стороны поставлен грузинской делегацией на прошедшем с 6 по 10 июля в Берлине 11-м заседании Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Делегации 55 стран, за исключением России, поддержали позицию грузинской делегации. Несмотря на возражения Геннадия Селезнева, президент Генеральной Ассамблеи поручил специальной комиссии по Абхазии изучить вопрос и доложить его на заседании постоянного комитета Ассамблеи по политическим вопросам и безопасности. Вице-спикер парламента Грузии Вахтанг Колбая, между прочим, сам беженец из Абхазии, был членом грузинской делегации и несколько дней назад вернулся из Берлина.

Батоно Вахтанг, в последнее время вновь осложнился, в который уже раз, переговорный процесс между Грузией и Абхазией, и последние затруднения, как известно, связаны с действиями российской стороны, предоставившей российское гражданство большому количеству, называются разные цифры, граждан Абхазии, в упрощенном порядке, до 1 июля, до вступления в силу нового сила Закона о гражданстве РФ, утвержденного Госдумой. Российская сторона это сделала в спешном порядке. Причем есть сведения, что представители официальных органов России приехали в Абхазию и там, на месте, оформляли российское гражданство многим жителям Абхазии, как сказано, выразившим пожелание стать российским гражданами. Естественно, это не могло не вызвать огромного беспокойства грузинской стороны. На 11-й сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Берлине, откуда вы несколько дней назад вернулись, этот вопрос был поставлен грузинской делегацией.

Вахтанг Колбая: Год с лишним тому назад Россия без предварительной договоренности с Грузией ввела облегченный визовый режим с Абхазией и Южной Осетией. То есть, жители Абхазии и так называемой Южной Осетии имеют свободный доступ через границу с Россией, фактически они свободно передвигаются по территории России без всяких ограничений. Проходит некоторое время, в Сухуми несколько месяцев тому назад принимается решение о приватизации всех курортных объектов Абхазии, крупнейших объектов инфраструктуры в Сухуми и в целом по Абхазии. То есть, фактически юрисдикция России на территории Абхазии - она распространяется и она очевидна. Теперь надо было этому придать совершенно оформленный юридический, правовой характер, для чего нужно было ввести как раз представление гражданства России гражданам Грузии, проживающим на территории Абхазии. И надо было делать это в срочном порядке, до 1 июля, так как с 1 июля вступал в силу так называемый новый закон о гражданстве. Поэтому 40 человек из МИД России выехали в Сочи за неделю до окончания этого срока, чтобы в срочном порядке завершить процесс предоставления гражданам Абхазии гражданства России. По Конституции Грузии двойное гражданство не предусмотрено. Гражданин Грузии, чтобы получить гражданство другой страны, должен пройти в соответствующих структурах Грузии процедуру отказа от гражданства этой страны. Поэтому мы говорим, что попирается Конституция Грузии, и, исходя из этого, нарушаются нормы международного права. И позвольте спросить вас, как этот процесс называть?

Юрий Вачнадзе: Ну вот, кто-то, не знаю точно кто, из грузинской делегации в Берлине назвал это аннексией, что вызвало раздражение Бориса Пастухова. Что бы вы могли сказать по этому поводу?

Вахтанг Колбая: Раздражение не только Бориса Пастухова, раздражение и господина Селезнева все это вызвало, и он сказал, что надо понимать суть вопроса, и так далее... Аннексия как раз и предусматривает отчуждение территории. Необязательно с оружием в руках, необязательно под бомбовыми ударами. Сказано в заявлении, что надо иметь в виду, что весь этот процесс представляет собой скрытую попытку аннексии...

Юрий Вачнадзе: В каком заявлении?

Вахтанг Колбая: В заявлении, которое сделала парламентская делегация Грузии в Парламентской ассамблее ОБСЕ, это заявление поддержали 38 парламентариев из 18 стран. Когда шел процесс внесения нашего заявления в повестку дня, против него проголосовала только российская делегация.

Юрий Вачнадзе: Может быть, имело смысл предварительно переговорить с российской стороной, а потом уже выносить этот вопрос на Ассамблею?

Вахтанг Колбая: Председатель парламента Грузии имела беседу в Межпарламентской ассамблее СНГ, это было в Санкт-Петербурге, с господином Селезневым. Плюс к этому наш МИД сделал официальное заявление месяц с лишним тому назад, когда начался этот скрытый процесс, где четко обосновал свои претензии. Перед отъездом в Берлин госпожа Бурджанадзе беседовала с послом Российской Федерации в Грузии господином Гудевым и поставила его в известность, что грузинская сторона, вероятно, там этот вопрос будет поднимать и надо принять соответствующие меры. Одним словом, я хочу сказать, что наши попытки предварительно обсудить этот вопрос не увенчались успехом, и мы были вынуждены уже обратиться публично к этой парламентской ассамблее.

Юрий Вачнадзе: Многие жители Абхазии стали гражданами России. Как вам видится дальше переговорный процесс, что надо делать?

Вахтанг Колбая: Есть соображения, что ключ разрешения абхазской проблемы лежит в Москве.

Юрий Вачнадзе: Есть и другое соображение - что переговоры надо вести напрямую с абхазами, без медиаторов. Вы какой точки зрения придерживаетесь?

Вахтанг Колбая: Этот ключ, в том числе, и в Тбилиси лежит. В Тбилиси лежит ключ, в Москве лежит, в Европе лежит, в международных организациях, в Америке лежит. Если мы вернемся к той декларации, которую подписали президенты США - Буш, и России - Путин, в которой сказано, что конфликт в Абхазии две большие страны будут решать вместе, совместными усилиями, это значит, что американцы свой интерес, если это не грубо звучит, застолбили - на Южном Кавказе. И, естественно, без России этот конфликт очень сложно будет решать, так же, как без активного подключения Америки. В любом случае обозначились контуры интересов, которые как раз перекрещиваются с интересами Грузии.

Юрий Вачнадзе: Говорил Вахтанг Колбая. Сегодняшняя передача посвящена состоянию грузино-абхазского переговорного процесса спустя 10 лет со времени начала конфликта в Абхазии. Очередные сложности в связи с урегулированием конфликта возникли в связи с действиями российских властей, в срочном порядке предоставивших российское гражданство десяткам тысяч жителей Абхазии. В традиционном понедельничном радио-интервью президент Шеварднадзе определил произошедшее, как скрытую аннексию. Свое мнение об акции российской стороны и нынешнем состоянии грузино-абхазских переговоров излагает вице-спикер парламента Грузии Вахтанг Колбая.

Батоно Вахтанг, вот такой вопрос в свете того, каковы перспективы переговоров. Президент Шеварднадзе назначил своим специальным представителем на переговорах по Абхазии руководителя Аджарии господина Аслана Абашидзе. Прошел какой-то период, и никаких сдвигов практически не было, хотя однажды Абашидзе посетил Москву и вел какие-то переговоры, результаты которых в общем-то остались неизвестными. Сейчас господин Абашидзе сделал заявление, в котором он сказал, что трудно рассчитывать на успехи грузино-абхазских переговоров до тех пор, пока параллельно правительству де-факто в Сухуми существует и так называемое легитимное правительство, то бишь, правительство в изгнании, которое функционирует вот уже десятый год в Тбилиси. Абашидзе сейчас же приписали фразу, в которой он якобы требует упразднения этого правительства. Сам Абашидзе утверждает, что такой фразы он не говорил. Президент Шеварднадзе по этому поводу сделал заявление, что как специальный представитель президента Абашидзе не может делать никаких заявлений, не согласовав их с ним, с президентом. Таким образом, становится совершенно непонятным, кто должен вести переговоры, то ли министр по особым поручениям или особым ситуациям, как ни назовите этот пост, господин Какабадзе, то ли Аслан Абашидзе, специальный представитель президента Грузии, то ли еще кто-то, потому что сейчас полная неразбериха.

Вахтанг Колбая: Господин Абашидзе считает, что не полностью используются его ресурсы, его возможности в этом переговорном процессе, и полномочия могут быть шире. Но это зависит от президента. Вы упомянули господина Какабадзе. Он занимается многими вопросами в связи с Абхазией, это и связь, и выход на международные организации, только одно общение с ООН, число резолюций которой достигло 24 или 25, плюс кулуарная работа, плюс ОБСЕ, плюс Совет Европы, плюс Европарламент, другие международные институты, неправительственные международные организации, внутри страны, это связь парламента, связь с легитимными структурами, связь с местными неправительственными организациями, связь со всеми ведомствами, на которые надо прямо выходить. Естественно, тут нельзя говорить, что у кого-то не хватает полномочий. Каждый может найти свое конкретное место. МИД не должно быть подключено к этому процессу, поскольку у нас внутритерриториальный конфликт, но вместе с тем МИД вкупе с господином Какабадзе выходит на международные организации. Все это, как сказал президент, должно идти от него и через него. А что касается заявления Абашидзе, я так думаю, что свое отношение к легитимным структурам власти господин Абашидзе озвучил не впервые, и последнее его выступление просто указывает, как на фактор, который абхазцы считают камнем преткновения в переговорном процессе. В этом можно какую-то логику найти, хотя это не значит, что этой легитимной власти не должно быть. И чего стоит та координация, которую делают наши коллеги из правительства Абхазии по социальным и экономическим проблемам...

Юрий Вачнадзе: Вы имеете в виду беженцев?

Вахтанг Колбая: Совершенно верно. Тут можно найти недостатки в работе, но это не значит, чтобы мы с водой выплескивали ребенка.

Юрий Вачнадзе: Я бы хотел спросить не вице-спикера Вахтанга Колбая, я бы хотел спросить беженца Вахтанга Колбая, вот если вы на минуту забудете о ваших политических представлениях, понятиях, размышлениях и так далее, вы, беженец Колбая, надеетесь на то, что Абхазия будет единой с Грузией страной, и вы, беженец Вахтанг Колбая, вернетесь в родной дом?

Вахтанг Колбая: Мы часто говорим, что вот нам надо сесть за стол переговоров, абхазы и грузины найдут общий язык между собой. Это правда в том плане, что нас должны допустить к разговору, нам не должны мешать. И третья сторона - в этом случае она должна почувствовать себе действительно медиатором, я имею в виду Россию. Я уже открыто это говорю, поскольку то, о чем мы говорили, мы с самого начала по гражданству, по приватизации, по визовому режиму - все это говорит о нездоровом интересе России к Абхазии, как говорится, неровно дышит Россия в отношении Абхазии. Должны понять в России, что только допустив чистосердечно, совершенно искренне друг к другу две стороны - она от этого больше выиграет. Только в этом случае возможно возвращение в наши дома.

Юрий Вачнадзе: Не думаете ли вы, что политик Вахтанг Колбая может в какие-то моменты мешать беженцу Вахтангу Колбая?

Вахтанг Колбая: Вы знаете, очень много таких моментов было во время войны в Абхазии, в которых я не принимал участие, но за которые я мог бы извиниться. Это и уничтожение музея, и института языка и литературы, это то, что там было сделано, это, конечно, не вписывается ни в какие нормальные отношения, причем отношения, которые должны и впредь продолжаться. И я понимаю обиду, которая существует годами, но все более обостряется, это запрещение обучения абхазскому языку на территории Абхазии в 30-х -40-х годах, я понимаю, насколько это больно уже на примере сегодняшнего дня, когда запрещается уже изучение грузинского языка. Поэтому я представляю, насколько сильна эта боль, и, как я уже сказал, я могу извиниться за это, и за другое. Но вместе с тем я не могу сейчас не сказать и о том, что если это чувство мести, то оно совершенно не к месту, не к лицу, и те, кто это делает, должны вспомнить, от чего они страдали в свое время. И если это - "проучить" грузин, чтобы они знали, чтобы им неповадно было, так сказать, это делать - можно сказать, что это уже сделано... Все равно Богом суждено вместе жить. Я не представляю, как я буду жить вне Абхазии, я не представляю, как мои дети, внуки не будет знать, как живут в Абхазии, как мы жили в Абхазии, все это надо восстанавливать. И поэтому в сегодняшней ситуации политик Колбая совершенно идентичен с беженцем Колбая, я это совершенно искренне хочу сказать, эти две личности - они, в любом случае, превращаются в одного человека, который очень любит свою Абхазию, свой дом там, и хочет вернуться к истокам своим.

Юрий Вачнадзе: За 10 прошедших со времени начала абхазского конфликта лет проводились переговоры по урегулированию проблемы в разных форматах, на разных уровнях, звучали различные рекомендации по активизации зашедшего в тупик процесса. Между тем, последние фразы, сказанные Вахтангом Колбая, невольно наводят на простую, как все истины, мысль: может быть, стоит обеим сторонам, и абхазской, и грузинской, отказаться от взаимных обвинений, покаяться в собственных проступках и ошибках, и начать все с чистого листа.

XS
SM
MD
LG