Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Легитимное правительство" объявило Абхазии партизанскую войну

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава: Правительство Абхазии в изгнании, фактически грузинская фракция бывшего Верховного Совета Абхазии, называющая себя "легитимным правительством" Абхазии объявило войну. Войну партизанскую.

Говорит председатель Верховного Совета Абхазии в изгнании, лидер грузинских беженцев из Абхазии Тамаз Надареишвили.

Тамаз Надареишвили: Абхазию надо вернуть силовым путем. Я говорю, что партизанское движение нужно поддерживать девять лет, я ничего нового не сказал. Я говорю о том, что вопросы бесконечного мирного урегулирования не могут быть бесконечные. Я что-нибудь новое сказал? Нет, все то же самое. Но первого августа мы сказали - хватит. Провели митинг первый. Нужно все здесь закрыть, парализовать, перекрыть и поставить в тупик. Аслана Абашидзе, которому мы дали полный карт-бланш, как говорится, не надо на нас сваливать, что мы ему помешали, мы его поддержали во многих делах. Я просто не хочу исходить из этих ситуаций, я завтра могу собрать 50 тысяч митинг. У нас мегрелы 114 тысяч беженцев. Я просто не хочу популизмом какую-то угрозу создавать, чтобы какие-то другие силы это не перенесли. И самое главное, важное, если мы собираемся возвращаться, что наши структуры станут настолько мобильные и организованные, чтобы надо просто клавиши нажимать, чтобы перейти в Абхазию. Гальский район, Сухумский район. У нас это все налажено, со своими службами безопасности, военными организациями, экономическими организациями. Все имущество, которое мы здесь приобрели, мы все туда заберем. Мы подготовили массу специалистов, у нас университеты работают, у нас наши больницы работают, школы и так далее. Так что нам не надо искать, кто куда пойдет, на какой автобус сядет, мы придем и в тот же день начнем свое функционирование. И второй момент - это партизанское движение. В Грузии, как можно говорить, кто-то, может быть, и криминалом занимается, кто-то и примазался к партизанскому движению, но говорить, что партизанское движение надо уничтожить, это вызвало массу недовольства среди бойцов, партизан, Союза воинов, раненых, инвалидов, очень много людей. Так что сам себя почему-то Аслан Абашидзе противопоставил, настроил. Я думаю, может быть специально он это сделал? Не знаю.

Тенгиз Гудава: Итак, фабула:

10 месяцев назад президент Шеварднадзе назначает главу Аджарской автономии Аслана Абашидзе своим специальным представителем на грузино-абхазских переговорах.

Тамаз Надареишвили, харизматический лидер грузинских беженцев из Абхазии, предъявляет ультиматум: если до 1 августа сего года миссия Абашидзе не даст результатов, он начинает в Абхазии партизанскую войну.

Миссия Аслана Абашидзе результатов не принесла, потому, что по утверждению Абашидзе ей, этой миссии, мешало так называемое "легитимное правительство", то есть Надареишвили.

1-е августа истекает, Тамаз Надареишвили распускает свой Верховный Совет и одновременно требует отстранения Аслана Абашидзе от должности специального представителя президента Шеварднадзе на грузино-абхазских переговорах. Начало партизанской войны в Абхазии откладывается на несколько дней, до дня Х.

Я беседую с заместителем Парламентского комитета по внешним сношениям Грузии, руководителем постоянного представительства Аджарской автономии в Тбилиси Гамлетом Чипашвили.

Позиция Тамаза Надареишвили предельно проста - абхазскую проблему можно решить только силовым способом. Порукой ему служит фактически провал грузино-абхазских переговоров. Господин Гамлет Чипашвили, ваше мнение на сей счет?

Гамлет Чипашвили: Я не могу сказать, что это провал, наоборот, эти переговоры начались так интенсивно лишь только три-четыре месяца. Были встречи с представителем президента России господином Лощининым, были встречи с министром иностранных дел Российской Федерации Игорем Ивановым. Так что эти встречи продолжаются. Я думаю, что уже появились какие-то результаты. И как раз эти результаты, то, что уже налицо, вот это беспокоит, наверное, представителей "легитимной власти" так называемой, я бы сказал, господина Тамаз Надареишвили. Потому что если этот вопрос решится мирными переговорами и, я думаю, что это так и решается, тогда места не остается для господина Надареишвили. Потому что фактическая власть, которая находится в Сухуми, они неоднократно негативно высказывались в адрес легитимной власти. И говорили о том, что даже неудобно, когда существует так называемая "легитимная власть" в Тбилиси, вести эти переговоры с фактической властью. Вот то, что говорит сейчас Надареишвили, и он говорит, что всякая надежда на то, что путем переговоров можно вернуть Абхазию, исчерпана, я думаю, что это неправильно. Исчерпана, конечно, для Тамаз Надареишвили, потому он призывает только военным путем, милитаристскими какими-то выходками вернуть Абхазтю. Он не готов и Грузия не готова элементарно силовым способом решить этот вопрос.

Тенгиз Гудава: Вы говорите, что фактически единственной или главной преградой на пути грузино-абхазских переговоров и решения грузино-абхазской проблемы это является наличие легитимной власти или легитимного правительства, что на самом деле есть правительство в изгнании, правительство грузинских беженцев из Абхазии. Не будем забывать - это триста тысяч человек, так что это группа достаточно сильная, достаточно влиятельная. Скажите, команда Аслана Абашидзе, как спецпредставителя президента на грузино-абхазских переговорах, она дает президенту Грузии такую картину, она ставит вопрос о том, чтобы каким-то образом был убран с политической арены фактор Тамаза Надареишвили?

Гамлет Чипашвили: Я не говорил о том, что это главный вопрос, это один из нерешенных вопросов с нашей стороны во время переговорного процесса, которые мешают нормально вести диалог. Во-вторых, мы об этом неоднократно говорили, говорили до того, как господин Аслан Абашидзе был назван президентом своим представителем. Так что это не новость с нашей стороны. Элементарно создается такая линия: мы не занимаемся серьезно этим вопросом. Мы никогда не ставили вопросы о политическом устройстве Грузии. Во всяком случае, они говорили, что с 92-го года мы просто ждем от вас каких-то решений, каких-то предложений относительно устройства Грузии. До 99-го года мы ничего нормального не услышали с вашей стороны. Все время был разговор о беженцах и так далее, но выше о глобальных вопросах никто не затрагивал эти вопросы.

Тенгиз Гудава: Аслан Абашидзе был категорически против ввода грузинских войск в Абхазию, спровоцировавших войну и отделение Абхазии от Грузии. В отношениях между Батуми и Тбилиси много густого тумана: Аджария фактически не отделяет в центральный бюджет своей доли и де-факто неподконтрольна Тбилиси. Добавим, что на территории Аджарии расположена российская военная база и что Аслан Абашидзе, бравирующий своей прокремлевской позицией, вовсе не торопит ее уход - и получим картину аджарского лидера, в чем-то похожую на картину лидеров абхазских, что для роли посредника красота!

Вопрос нашему тбилисскому корреспонденту Юрию Вачнадзе.

Аслан Абашидзе казался исключительно удачной фигурой для грузино-абхазских переговоров, но все-таки трудно не согласиться с Тамазом Надареишвили, что чрезвычайно мало или почти ничего, во всяком случае значимого, видимого не сделал на своем посту. Юрий, в чем причина такой дипломатической неудачи опытного политика Абашидзе? И нужен ли пост специального представителя президента Грузии на грузино-абхазских переговорах, когда уже есть министр по особым ситуациям с аналогичными функциями? Не было ли назначение Аслана Абашидзе лишь политическим ходом в игре Тбилиси и Батуми?

Юрий Вачнадзе: Скорее всего так и было. Параллелизм в работе везде вреден, особенно на дипломатическом поприще. В связи с вашим вопросом встает очень интересная проблема. Дело в том, что президент Шеварднадзе недавно заявил, что в качестве его специального представителя в грузино-абхазском переговорном процессе Аслан Абашидзе не должен делать никаких заявлений, подчеркиванию, никаких заявлений без согласования с ним, с президентом. Ну, как вы думаете, подобная позиция Шеварднадзе мешает или нет Абашидзе вести эластично и оперативно переговоры? Естественно мешает. Потому что при такой постановке вопроса Абашидзе становится лишь озвучивателем идей Шеварднадзе. Какой смысл быть просто рупором вместо того, чтобы активно участвовать в переговорах? У меня здесь возникает вопрос к господину Чипашвили. Если о такой постановке дела господин Аслан Абашидзе знал заранее, имело ли смысл с его стороны соглашаться принять активное участие в урегулировании абхазской проблемы? Как бы он урегулировал эту проблему, если практически полномочий у него не было и нет, по всей видимости, до сих пор, чем и вызвано так называемое бездействие в течение пяти или шести месяцев?

Гамлет Чипашвили: Дело в том, что нельзя говорить о провале дипломатической деятельности Аслана Абашидзе относительно решения этого вопроса, потому что лишь только три-четыре месяца, как он начал активную деятельность. Во-первых, президент сперва объявил его своим представителем, но документы подписал он через три месяца. Там ничего не написано кроме того, что назначит Абашидзе своим представителем, личным представителем по урегулированию этого вопроса. Но в каких рамках, какие параметры там предоставляются Аслану Абашидзе, абсолютно ничего не написано. В такой абсолютно непонятной ситуации Аслана Абашидзе начинает дипломатическую деятельность. Знал ли Абашидзе, что именно так это завершится, в смысле пока процесс не завершен, но ставится вопрос со стороны "легитимной власти" заменить Аслана Абашидзе. Естественно, мы это ожидали, потому что и в начале деятельности Абашидзе Тамаз Надареишвили заявил, что он поддерживает Аслана Абашидзе и дает срок шесть месяцев. И если в течение шести месяцев Аслан Абашидзе не урегулирует грузино-абхазский вопрос, то он уже снимает мораторий с партизан и так далее и войной собирается взять Абхазию. То, что не удалось президенту, то, что не удалось госминистру, нескольким госминистрам в течение десяти лет, оказывается это должен был все сделать Аслан Абашидзе, тем более на очень плохом фоне, когда его, после того, как было объявлено со стороны президента, что он назначает Аслана Абашидзе свои представителем, сразу началась критика Аслана Абашидзе. В течение шести месяцев несколько раз выступал господин Надареишвили с призывом решить этот вопрос военным путем.

Тенгиз Гудава: То, что Панкисское ущелье, о котором сегодня много говорят, связано с Кодорским ущельем, это не секрет. Связано в военном смысле - это два возможных коридора или два выхода чеченских боевиков из Грузии в Россию. И связано в политическом смысле. Грузия как бы демонстрирует России идентичность чеченской и абхазской проблем и недвусмысленно намекает на необходимость одновременного, консолидированного их решения. Россия делает вид, что не понимает этого намека.

Скажите, господин Чипашвили, вы согласны с этой точкой зрения, с такой картиной?

Гамлет Чипашвили: Нет. Дело в том, что абхазские и чеченские вопросы они различные. Я никак не могу поставить эти вопросы на одну плоскость, это совершенно разные вопросы. Хотя, как будто, когда посмотришь на эти вопросы, как будто они похожи друг на друга. Но если посмотреть в глубину, они отличаются друг от друга. Что касается панкисской проблемы. Естественно, здесь это взаимосвязанный вопрос чеченской войны, появление беженцев, в том числе боевиков в Панкисском ущелье и так далее. Но дело в том, что здесь как раз и выясняются наши отношения с боевиками. К сожалению, грузинская власть, которая объявила, что она будет вести борьбу против терроризма и так далее, к сожалению, это все остается на бумаге. Я бы желал, чтобы наши власти, центральная власть и президент обратили на это серьезное внимание. Мы всегда говорили о том, что в Панкисском ущелье находятся боевики, находятся те люди, которые воюют в Чечне. Но, к сожалению, власть и сам президент не обращал на такие заявления с нашей стороны серьезного внимания. И факт налицо сейчас. Не только в Панкисском ущелье, но и целиком в Кахетии довольно неприятная ситуация.

Тенгиз Гудава: Говорил Гамлет Чипашвили - заместитель Парламентского комитета по внешним сношениям Грузии, представитель Аджарии в Тбилиси. Пока суть да дело, грузинские беженцы во главе с Тамазом Надареишвили, судя по его же словам, готовятся к партизанской войне. Впрочем, в решении абхазской проблемы господин Надареишвили переоценивать ее роль не склонен.

Тамаз Надареишвили: Этот конфликт абхазский можно разрешить только лишь в плане какого-то компромисса Соединенных Штатов Америки, России, Грузии, естественно. Поэтому если Аслан Абашидзе ездит в Москву и собирается разрешить конфликт с русскими, ничего не получится. Потому что русские будут разрешать конфликт в том случае, когда они что-то получат из этого передела. То есть сегодня, когда территория Грузии бомбится российскими вооруженными силами, тогда, когда сегодня территории Грузии оккупированы со стороны России, когда Грузия сегодня ведет себя очень непокладисто по отношению к России, с какой стати Россия будет разрешать абхазский конфликт, когда, еще раз повторяю, что абхазы это рычаг давления на Грузию. Это нужны гарантии России, что российские базы останутся в Грузии навсегда, что пограничные войска российские будут введены на территорию Грузии, совместно с грузинскими пограничниками будут охранять границу Грузии и особенно в турецком направлении и в последнее время насчет Панкиси, Северного Кавказа там идет речь. То есть речь идет о том, что Грузия должна дать гарантии России в том, что Грузия никогда не вступит в НАТО, что на территории Грузии никогда не будут расквартированы натовские войска, и что НАТО не подойдет к границы России по реке Псоу. Вот эти гарантии. Аслан Абашидзе будет, Тамаз Надареишвили будет, кто бы ни будет, он эти гарантии никогда не сможет выполнить, потому что курс и ориентация грузинского государства уже совсем другая. Во мне тоже есть абхазская кровь, у меня очень много родственников, с которыми я общаюсь, мне не хотелось бы видеть Абхазию без абхазов, но мне хотелось бы Абхазию видеть с абхазами, которые прекрасно понимают, кто может спасти абхазский этнос, культуру, их будущее, язык, литературу. Только в составе Грузии это возможно. Такие процессы сегодня, которые протекают во многих регионах России, я не говорю Коми и так далее, какой язык? Там же все Ивановы Иваны Петровичи стали уже в течение сто-двести лет, они потеряли свои фамилии и свои отчества, у них у всех русские фамилии, русские имена и отчества, а глаза узкие. Центральные структуры в первую очередь должны разговаривать с нами, потому что мы должны туда возвращаться, и мы должны знать, куда мы возвращаемся, какая это будет Абхазия, какие будут гарантии безопасности, кто какую программу разрабатывает, каким путем будем возвращаться. Вот мы перешли реку Ингури, что там будет? Абхазский флаг будет? Российский миротворец будет стоять? Абхазский солдат будет стоять? Так что с нами должны вести в первую очередь переговоры.

Тенгиз Гудава: Тамаз Надареишвили не абрек, и далеко не одиночка. За ним 300 тысяч обездоленных и доведенных до отчаяния беженцев, за ним уже как минимум один, но очень влиятельный имеретинский губернатор Темур Шашиашвили: и если завтра за ним пойдут другие губернаторы, а вместе с ними и часть или весь грузинский народ, увы, тоже обездоленный и доведенный до ручки - будет партизанская война в Абхазии? Насколько возможен такой трагический сценарий? И как его избежать?

XS
SM
MD
LG