Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Башизм Туркменбаши. Часть 2

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Участвуют: бывшие вице-премьеры Туркменистана Борис Шихмурадов и Худойберды Оразов, туркменский ученый-этнограф Шохрат Кадыров, туркменский поэт в изгнании Ширали Нурмурадов, директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов и московский журналист Аркадий Дубнов.

Тенгиз Гудава: 8 августа в бывшем Чарджоу, ныне Туркменабад, на 12-м заседании внепарламентской структуры - Халк Маслахаты, что означает "Народный Совет", - президент Туркменистана Сапармурад Ниязов был провозглашен пожизненным президентом.

То есть, туркменский лидер не просто первый на территории бывшего СССР пожизненный, он уже дважды пожизненный президент.

Говорит туркменский ученый-этнограф, автор недавно вышедшего в свет российско-туркменского "Исторического словаря" Шохрат Кадыров:

Шохрат Кадыров: Ниязов чувствует приближение конца, и теперь перед ним стоит задача свести оставшееся время своей жизни на этой грешной земле с остатком времени своего правления в Туркменистане. Внутренние условия для этого у него есть. Народом через институты власти, которые он создал, Ниязов манипулирует, как хочет. Вы можете меня спросить, чем отличается нынешняя ситуация от ситуации 1999-го года, когда впервые было сделано предложение о пожизненном правлении - тогда это был парламент, а теперь - высший совещательный консультативный государственный орган власти - народный совет. В нем представлено все древо власти Туркменистана. То есть, идет процесс по нарастающей и думаю, следующее мероприятие в этом ряду - это референдум. В 1994-м году Ниязов продлил свои полномочия до 2002-го, то есть, нынешнего года именно через референдум. В этом году эти полномочия истекают. В этом году, или, по крайней мере, в следующем, будет проведен референдум по вопросу о пожизненном президентстве. Скорее всего, это произойдет 19 февраля, в день рождения Ниязова. Он уже объявил, что с 19 февраля следующего года ежегодно гражданам Туркменистана будет предоставляться оплачиваемый двухнедельный отпуск. Это аванс на согласие народа утвердить его пожизненным президентом. В этом же ряду стоит его обещание резко, в несколько раз поднять заработную плату всем. Меры беспрецедентные, сравнимые разве что с его бесплатным обеспечением народа солью, светом, водой и газом. Напомню, что именно эти меры были приняты в 1993-м году, накануне проведения референдума о переизбрании Ниязова до 2002-го года без проведения выборов только путем референдума.

Следует честно признать, что у репрессивно-диктаторской политики Ниязова достаточно мощные социальные амортизаторы. Ему повезло, повезло со страной, с ее географией, точнее геологией, и с демографией. При населении менее чем половина Москвы колоссальные запасы нефти и газа. Не будет преувеличением, если я скажу, что потенциально на душу населения Туркменистан - самая богатая страна бывшего СССР. Я не буду подробно объяснять нашим слушателям, как Ниязову удастся повысит в несколько раз зарплату в новом году. Это, в общем-то, очень просто. Печатный денежный станок в городе Бирмингеме в Англии просто-напросто будет работать в несколько раз быстрее, чем прежде. Соответственно будет всплеск инфляции. Это то, что я называю экономикой паразитарного благополучия. Другими словами, все должны жить как в интернате - кушать, пить, одеваться и прочее - все бесплатно. Но при этом все должны помнить, что отец родной у них один - директор этого интерната, он же Туркменбаши Ниязов.

Тенгиз Гудава: Шохрат Кадыров - туркменский ученый, живет в политической эмиграции в Норвегии.

Читаем в словаре Кадырова:

"Ниязов Сапармурад Атаевич - родился 19 февраля 1940-го года в Ашхабаде. С октября 1948-го года круглый сирота. Жил у родственников, затем в Ашхабадском интернате имени Чехова. Окончил Ленинградский политехнический институт, по окончании которого работал на оборонном предприятии Ленинграда штамповщиком. В 1967-м году стал мастером и секретарем парткомитета Безмеинской ГЭС. В 1970-м году - инструктор промышленно-транспортного отдела ЦК компартии Туркмении. В 1973-м году - студент-заочник ташкентской ВПШ. В 1975-м году - зам.зав. отдела промышленности ЦК КПТ, а с 1979-го года - заведующий этого отдела. В 1980-м году - первый секретарь Ашхабадского городского комитета КПТ. В 1984-85-м годах - инструктор отдела оргпартработы ЦК КПСС. С декабря 1985-го года - первый секретарь Коммунистической партии Туркмении. С 1986 года - член ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР. В 1990-м году - член Политбюро ЦК КПСС. В октябре 1990-го года стал президентом Туркменской Советской Социалистической Республики.

На внеочередных, безальтернативных выборах, проведенных в 1992-м году, в связи с новой Конституцией, повторно избран президентом. В 1994-м году путем референдума продлил свои президентские полномочия до конца 2002-го года. В декабре 1999-го года решением Халк Маслахаты стал пожизненным президентом. На Халк Маслахаты 18 февраля 2001-го года обещал добровольно сложить с себя полномочия главы страны в 2010-м году".

Это выдержки из "Исторического словаря" Шохрата Кадырова. Остается добавить только, что в августе 2002-го года Сапармурад Ниязов был вторично назначен пожизненным президентом.

Директор Московского Центра Экстремальной журналистики Олег Панфилов:

Олег Панфилов: На самом деле, когда речь заходит о Туркменистане, то пытаешься всегда выстроить некую логическую цепочку, которая работает обычно при анализе ситуации в какой-либо другой стране. Так вот, по отношению к Туркменистану эта логическая цепочка никогда не работает, прежде всего, потому, что у президента Ниязова довольно странный, непредсказуемый характер. Я бы сказал, он очень напоминает Владимира Жириновского, но в чине президента, и этим он в президентской компании, по крайней мере, центрально-азиатских стран, играет некую роль Жириновского. С другой стороны, место Туркменистана в геополитическом пространстве Центральной Азии до сих пор никем так точно и не определено. С одной стороны, Туркменистан является частью СНГ, но не подписал большинство документов, которые должны работать внутри СНГ. С другой стороны, Туркменистан, и это признано ООН, объявил себя нейтральным государством. Наконец, Туркменистан совершенно спокойно на протяжении нескольких лет имел дипломатические отношения с движением Талибан, и никто этому не противился. Наконец, Туркменистан имеет великолепные отношения с руководством Исламской республики Иран, которое, в свою очередь, противостояло Талибану, и опять-таки никого это особенно не волнует. Вот довольно странная геополитическая ситуация, она и позволяет Туркменбаши делать все, что он хочет.

То, что Туркменистан не является свободной страной - об этом как бы лишний раз и говорить не хочется. Но до каких пор это будет продолжаться - это загадочный вопрос. У Туркменбаши нет наследника. Точнее, у него есть сын Мурат, который живет в Москве и занимается бизнесом, но в качестве престолонаследника он никогда не объявлялся и вряд ли, наверное, будет объявлен, поскольку он был замечен в неких нежелательных поступках. Поэтому у Туркменбаши, скорее всего, будет возможность, или - больше другого выхода нет - искать преемника среди своего окружения. Но опять-таки здесь глупая ситуация. Туркменбаши не любит свое окружение, а точнее, он не может это окружение терпеть больше двух-трех лет, и расстается с большим скандалом. И я думаю, что шутовство Туркменбаши будет продолжаться еще какое-то время. Никто с этим ничего поделать не сможет.

Тенгиз Гудава: В самом переименовании месяцев и дней недели греха большого нет. Вот и в Чехии январь, например, называется "леден": Но представим на секунду, что январь в Чехии стали называть "Вацлавом Гавелом", а апрель - именем его матери: Я долго не мог понять, почему Туркменбаши вдруг взялся за календарь, и почему январь назвал своим именем. Потом понял: ниязовский календарь указывает время вспять, и направление - в сторону от мира. Ну, а январь, понятное дело - первый, начало года, эпохи ухода в прошлое.

В беседе принимают участие два бывших вице-премьера Туркменистана - Борис Шихмурадов и Худойберды Оразов, а также журналист газеты "Время новостей" Аркадий Дубнов.

Обычно власть имущие боятся журналисткой иронии, но вот Туркменбаши, похоже, ее не боится. Во всяком случае, именно к нему применима восточная поговорка - собака лает, а караван идет. Как вам кажется, как нам, журналистам, нужно воспринимать подобную экзотику, какую мы видим сегодня в Туркменистане, как описывать эти события?

Аркадий Дубнов: Я с вами соглашусь, Тенгиз, и возражу вам, одновременно, потому что говорить о том, что он с иронией относится к журналистским изыскам относительно своих действий или персоны, наверное, не будет справедливо, поскольку он наверняка достаточно болезненно это воспринимает, но ведь другая проблема здесь есть. Ладно, ему доставляют вырезки из российской прессы или из иностранной, причем я убежден, что далеко не все вырезки, далеко не все публикации ему кладут на стол. Но ведь он может абсолютно не бояться, что народ так именно воспринимает отца своей нации, потому что он абсолютно в информационном вакууме находится. Ну, где люди могут прочесть российскую прессу? Даже вот в последние месяцы были закрыты пути доставки той мизерной части доставляемых российских газет, которая могла доходить до Туркмении по подписке. Их нет. Есть, да, радио, но знаете, радио, это достаточно специфический продукт, которым пользоваться могут не все, есть телевидение, да, но телевидение - там существует фактически единственный канал с золотым профилем Туркменбаши в правом, или левом углу, я сейчас не помню, который бесконечно передает туркменские пляски и нескончаемые часы выступлений Ниязова по несколько раз в сутки. Так что, это может не беспокоить. Нечего бояться его как бы психического недомогания на этот счет.

Тенгиз Гудава: Оппозиция говорит, что такая экзотически-одиозная авторитарная власть, какую мы видим в лице Сапармурада Ниязова, не продержится долго. Между тем, пока Туркменбаши только "атакует", в смысле своих чудачеств. Каков прогноз, вот кем он себя провозгласит? Вопрос Борису Шихмурадову?

Борис Шихмурадов: Я думаю, что все будет зависеть от степени взаимодействия между демократической оппозицией и народом. Все будет зависеть от этого. Потому что, естественно, издалека швыряя камни в Ниязова можно, во-первых, промахнуться, а во-вторых можно вызвать просто круги на воде, от которых Ниязову не холодно, не жарко. Но вот процесс, который сегодня в Туркменистане имеет место, он действительно его серьезно напрягает, и обостряет его и без того психически ненормальное состояние. По тревоге был поднят весь личный состав ашхабадской полиции, КНБ, вплоть до вооруженных сил, для того, чтобы отыскивать листовки, их было распространено по Ашхабаду несколько тысяч. Нашли, как нам сообщили, 213, и он дал поручение своим правоохранителям найти все до единой, иначе слетят голову руководителей Ашхабадского УВД и КНБ. То есть, он понимает, что чем больше народ будет узнавать правду, чем больше народ будет организовываться и избавляться от страха, тем дни его у власти будут все более и более сокращаться. Туркменский народ находится сегодня в вакууме. Отрублен Интернет, сегодня демонтируются все кабельные системы телевидения, народ пользовался, в основном, при помощи кабелей, потому что не у всех есть деньги для того, чтобы устанавливать для туркмена очень дорогостоящие тарелки, несмотря на это их очень много, но сегодня нам поступают сведения, что Ниязов решает и эту проблему. Для того, чтобы, якобы, облагородить внешний вид города, тарелки будут уничтожаться. То есть, ему нужен вот этот огороженный Туркменистан, отрубленный от всего внешнего мира, чтобы он мог продолжать творить свой произвол. Сколько он будет это делать - конечно, зависит, в первую очередь, от туркменского народа, от граждан Туркменистана всех, и одновременно, нельзя не говорить и об этом, зависит от того, как с ним будут вести дела те, от кого зависит сегодня судьба Земли, судьба планеты. Потому что вот эти вот умилительные восторги, рукопожатия, отношение к Туркменистану, к происходящему в Туркменистане как к какой-то восточной политической экзотике - это просто будет продлевать агонию туркменского народа и удлинять период пребывания у власти Ниязова.

Тенгиз Гудава: Господин Оразов?

Худойберды Оразов: Ну, во-первых, уважаемый Тенгиз, здесь дело в том, что то, что вы говорите, что он не реагирует на прессу - это немножко не так. Он действительно очень болезненно реагирует на все. Но, к сожалению, до последнего периода нельзя было сказать, что очень уж много было прессы, в которой бы правильно отражалось положение дел в Туркменистане. Второе, что я хочу сказать - это то, что действительно были периоды эйфории от независимости, были периоды, когда мы как-то пытались, ну, чтобы не вытаскивать сор из избы, вот то, что у нас происходит, пытались какими-то внутренними способами, работая с ним, пытались как-то направить, чтобы по нормальному пути Туркменистан пошел. В первую очередь, он и сам ведь позорится... Но, к сожалению, все это не принесло должных результатов... Мы как-нибудь свою проблему в Туркменистане решим. Ниязов - он неправильно понял терпение народа, и я надеюсь, что недолго ему осталось этими своими чудачествами заниматься, но вообще вот этот башизм говорит о том, что в система вот этого мироустройства есть серьезные проблемы, которые должны решаться в мировом масштабе. Мы говорим сегодня уже не только о Туркменистане, а о том, что такие же ситуации могут возникнуть и в будущем, и в других местах.

Тенгиз Гудава: Это были бывшие вице-премьеры Туркменистана, ныне живущие в политической эмиграции Худойберды Оразов и Борис Шихмурадов, в беседе принимал участие московский журналист Аркадий Дубнов.

Еще раз хочется повторить: шутовство Туркменбаши, его феерический культ личности, его шаманские потуги вернуть прошлое, когда на дворе XXI век, и все его фантазии были бы хоть как-то приемлемы, если бы не народ Туркменистана, который будучи вероятно самым богатым на Земле по количеству природных ресурсов, влачит жалкое существование.

Господин Оразов, вопрос несколько иного плана: вы были председателем Центробанка Туркменистана, можете вы приоткрыть немножко тайну, брал ли президент из Центробанка деньги для своих нужд?

Худойберды Оразов: Его действия в отношении Центрального банка государства так же циничны, как и в отношении других сфер жизнедеятельности Туркменистана. Так, господин Ниязов создал механизм, путем которого он расплачивается с гражданами за произведенную, добытую продукцию, это хлопок, нефть и газ, и другое, эмиссионными средствами Центрального банка, а произведенную продукцию со своими приспешниками реализует за пределами Туркменистана, а средства присваивает себе. Неоднократные попытки сделать что-то для того, чтобы с производителями рассчитывались за счет реализованной продукции, заканчивались телевизионными спектаклями по сценарию "труженик-народ в поте лице работает, а злые финансисты задерживают расчеты и оплату". Вот такой заботливый "отец нации". Такое циничное воровство денег Центрального банка Туркменистана привело к полному развалу экономики и обнищанию населения.

Тенгиз Гудава: И последнее - туркменский поэт-изгнанник, живущий в Швеции, Ширали Нурмурадов:

Ширали Нурмурадов: Прости меня родина, я тут пару носков да пару носовых платков в стиральную машину кидаю, а ты там одеяла стеганые полощешь в холодной арычной воде. Прости меня родина, я тут попиваю по утрам кофеечек со сливками, а ты все кипятишь грунтовую воду, отравленную пестицидами и гербицидами. Прости меня родина, я тут остатками белого хлеба черных ворон на балконе кормлю, а ты с ночи встаешь в очередь и буханку хлеба добываешь в драке. Прости меня родина, я тут поливаю время от времени по подоконникам разные цветы, а ты орошаешь землю потом и слезами асфальт, который не впитывает влагу и не чует разницу между мочой и слезой. Прости меня родина, я тут, ты там, и у тебя, конечно, болит душа, а у меня болит чуть ниже пояса, куда ты давеча двинула сапогом.

XS
SM
MD
LG