Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политическая война в Казахстане

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Участвуют: по телефону из Алма-Аты - лидер оппозиционной партии "Азамат" и сопредседатель Объединенной Демократической партии Казахстана Петр Своик, и доктор философских наук, заведующий идеологическим отделом президентской партии "ОТАН" ("Родина") Албан Балгимбаев; в пражской студии Радио Свобода - сотрудник Казахской редакции Радио Свобода Ержан Карабек.

Тенгиз Гудава: Казахстан - не самая отсталая, в смысле экономического развития и прав человека, республика Центральной Азии. Но вероятно это - арена самой жесткой политической борьбы в регионе.

Два лидера оппозиции, два влиятельных бизнесмена-"младотюрка", Мухтар Аблязов и Галымжан Жакиянов, попали под пресс кампании "борьбы с коррупцией" и были осуждены на 6 и 7 лет лишения свободы. Мухтар Аблязов -бывший министр энергетики, Галымжан Жакиянов - бывший аким (то есть губернатор) Павлодарской области. Оба - сопредседатели движения "Демократический выбор Казахстана".

Их осуждением власть словно бросила перчатку оппозиции, объявила ей войну. Оппозиция ответила явной активизацией.

Обсудим эту ситуацию в составе: по телефону из Алма-Аты - адвокат Галымжана Жакиянова, лидер оппозиционной партии "Азамат" и сопредседатель Объединенной Демократической партии Казахстана Петр Своик,

Также по телефону из Алма-Аты - доктор философских наук, заведующий идеологическим отделом президентской партии "Отан" ("Родина") Албан Балгимбаев,

Со мной в пражской студии Радио Свобода сотрудник Казахской редакции нашего радио - Ержан Карабек.

Лето в политической жизни Казахстана в самом деле выдалось жарким. Достаточно немилосердное осуждение двух оппозиционных режиму президента Назарбаева людей Аблязова и Жакиянова, закон о политических партиях и целый ряд наступательных действий как власти так и оппозиции. Я попрошу моего коллегу Ержана Карабека описать общую ситуацию в сфере политической борьбы в Казахстане:

Ержан Карабек: Я приведу только некоторые штрихи к сегодняшней политической ситуации в Казахстане. Это даже не штрихи, а сводки с поля боя, вести войны, я применяю здесь терминологию международных правозащитных организаций. Второго апреля во время пикета у посольства Франции, где скрывался Жакиянов, полицейские выкручивали руки депутаты парламента Зауре Батталовой. 3 мая, во Всемирный день свободы прессы, запылала огнем типография Атырауской популярной газеты "Ак Жайык". В это же время закрыта телекомпания "Тан", чье эфирное оборудование несколько раз бандитски разрушалось и даже было расстреляно из снайперской винтовки. 23 мая сожжен офис газеты "Республика". Избиты прямо в редакции журналисты газеты "Солдат" Бахытгуль Макимбай и Кенже Айтпакиев. Мухтар Аблязов 18 июля осужден к 6 годам лишения свободы и штрафу в эквиваленте в тенге 3,6 миллиона долларов. Мухтар Аблязов уже отправлен в места не столь отдаленные от Астаны, в одну из колоний соседнего города Кокшетау. Галымжан Жакиянов 2 августа приговорен к 7 годам пребывания в "казенном доме". В это же время в Казахстане появляется новый закон о политических партиях, согласно которому партии должны пройти перерегистрацию и набрать минимум 50 тысяч голосов, то есть, 50 тысяч человек должны изъявить свое желание быть в этой партии, причем членство должно быть фиксированным. Ну и одна из анекдотических новостей поступила прямо сегодня: музыкально-драматический театр города Туркестана выступил с премьерой спектакля "Сердце президента". Сценарий написала Сая Турбалаева, и этот спектакль посвящен президенту Назарбаеву.

Тенгиз Гудава: Мы видим, что в Центральной Азии президенты склонны к художествам и художественному творчеству, но мой вопрос Петру Владимировичу Своику. Вы защищали Галымжана Жакиянова на суде в Павлодаре. Увы, не защитили от сурового приговора, почему?

Петр Своик: Я должен возразить. Мы вместе с самим Галымжаном просто блестяще защитили его от надуманных уголовных обвинений. От всех инкриминируемых ему эпизодов вообще ничего не осталось. Все развалено в прах в пыль. Судье пришлось выдумывать приговор буквально на ровном месте, и заказанные 7 лет выписаны Галымжану, который именно в суде доказал полную несостоятельность обвинения уголовного и полную политическую инспирированность этого обвинения.

Тенгиз Гудава: Насколько я понимаю, приговор в отношении Жакиянова пока не утвержден, подана апелляция, как долго она будет рассматриваться?

Петр Своик: Это не имеет никакого значения, потому что приговор в отношении Жакиянова сначала был вынесен президентом, именно президент сказал, что его надо осудить и дать ему именно семь лет. Мы уже знаем, что Галымжан будет отправлен по указанию президента не куда-нибудь, а в самую суровую и отдаленную зону заключения в Казахстане, в Атырау, а что там будет смотреть областной суд или потом апелляция в Верховном суде - это уже не важно. Мы, конечно, пройдем все эти инстанции, чтобы лишний раз показать всю инспирированность судебной системы Казахстана. А вообще - вопрос политический, и вытаскивать Галымжана мы будем, конечно, политическими методами.

Тенгиз Гудава: Теперь мой вопрос Албану Султановичу Балгимбаеву. Господин Балгимбаев, вы являетесь заведующим идеологическим отделом президентской партии, или пропрезидентской партии - "Отан" - и в силу этого должны иметь свою оценку нынешней ситуации в Казахстане. Борьба власти и оппозиции - это политическая борьба или идеологическая?

Албан Балгимбаев: Прежде всего, я хотел бы сказать вот о чем. Вопреки мнению некоторых оппозиционных партий, скажем так, партия "Отан" вовсе не против формирования в Казахстане оппозиции. Мы считаем, что для функционирования системы необходим плюрализм, необходимо формирование сильной конструктивной оппозиции, и на этой основе диверсификация политических ролей на строго правовой основе. Если вот говорить принципиально, мы выступаем за то, чтобы в стране была сильная развитая практичная система. Но развитая партийная система предполагает наличие правящей партии и оппозиционной. И мы считаем, что правящую партию нельзя создавать до того, как созрели все необходимые условия, то есть, социальный плюрализм, сильная конструктивная оппозиция. Без этих условия формирования правящей партии может иметь негативные последствия, в том смысле, что правящая партия может трансформироваться в монопольно-правящую партию, и возродится партийная диктатура, это в принципиальном плане. Что касается того вопроса, который здесь затрагивался, не думаю, что дело вот названных лиц имеет дипломатическую подоплеку, что все это проводится по указанию сверху. Мы должно четко различать правовые и политические аспекты жизни любого государства. В данном случае, мне кажется, что никакой политической подоплеки в этих делах нет. Об этом говорили работники правоохранительных органов, И у нас нет никаких оснований не верить им. Дело в том, что они несут определенную ответственность за свои слова, точно так же, как и за свои действия.

Тенгиз Гудава: Вопрос Ержану Карабеку: стороннему наблюдателю довольно трудно разобраться в казахстанской оппозиции. Если власть более-менее монолитна, то оппозиция представляет собой различные группы, которые иногда объединяются, не всегда объединяются, какова общая картина на этом фронте?

Ержан Карабек: Сейчас главные три оппозиционные партии Казахстана - "Республиканская народная партия" под председательством Акежана Кажегельдина, партия "Азамат" под сопредседательством нашего собеседника уважаемого Петра Владимировича Своика, и партия "Народный Конгресс Казахстана" под фактическим руководство Гульжан Ергалиевой - объединяются в единую партию, в "Объединенную демократическую партию Казахстана". В этот же момент, как мы знаем, власти инициировали принятие нового закона о политических партиях Казахстана, по которому вряд ли оппозиция сможет сохранить свою легитимность, скажем так, в рамках того узкого правового поля, которое создало правительство Казахстана. Есть, кроме того, постоянно действующий "Форум демократических сил Казахстана", который стал наиболее удачным союзом оппозиционных сил разного толка. И также совершенно новое явление - движение "Демократический выбор Казахстана", который создали в ноябре прошлого года так называемые "младотюрки" Галымжан Жакиянов, Мухтар Аблязов, есть там еще ряд других лиц. Сейчас в Казахстане назрела такая ситуация, что оппозиция должна объединиться или слиться. Такие теоретические споры идут. Есть некоторый момент ревности - кто наиболее оппозиционнее. Ореол монолитного вождя оппозиции Акежана Кажегельдина немного затемнен с появлением новых лидеров оппозиции Галымжана Жакиянова и Мухтара Аблязова, которые самостоятельно сумели создать такую же информационную и идеологическую инфраструктуру своей оппозиции, и сумели самостоятельно выйти на международный уровень.

Тенгиз Гудава: Петр Своик, вот Амиржан Косанов, заместитель председателя "Республиканской народной партии Казахстана", утверждает на сайте "Евразия", что в Казахстане невозможно цивилизованное существование оппозиционной партии и предрекает скорую революцию. Как вы относитесь к закону о политических партиях, и если не принимаете, то почему?

Петр Своик: Мы этот закон не принимаем в виду его очевидной антиконституционной сущности. То, что гарант Конституции подписал такой закон, то, что Конституционный совет якобы признал его соответствующим Конституции - это проблемы режима, неправового режима. Мы не признаем этот закон и будем существовать дальше, поскольку Конституция, которую не соблюдает власть, все-таки дает нам все правовые основания для политической деятельности, мы будем этим пользоваться. Что касается реальной консолидации, то вы знаете, уважаемый Тенгиз, формула режим консолидирован, а оппозиция раздроблена - она уже устарела. Сейчас уже она вывернута на изнанку. Режим деконсолидирован, и мы в ближайшее время будем свидетелями очень причудливых дополнительных расколов самого режима, что касается оппозиции, то независимо от правового статуса или принимаемых властью законов в целях борьбы с этой самой оппозицией, реальная консолидация происходит. Не без персональной конкуренции, но она даже, пожалуй, положительна. А консолидированны две главные организации сейчас, "Форум демократических сил", о котором Ержан говорил, как, условно говоря, старая оппозиция, и движение "Демвыбор Казахстана" как организация "младотюрков", младодемократов. Вот обе эти организации фактически работают вместе. На этой неделе будет принято очередное совместное заявление этих организаций как раз по поводу происходящих в Казахстане процессов, и об отношении нас всех к закону о политических партиях. То есть, я повторяю, консолидация оппозиции уже произошла, и она наращивается.

Тенгиз Гудава: Господин Балгимбаев, закон о политических партиях, насколько я знаю, был инициирован вашей партией "Отан". В то же время, как вы видите, оппозиция не принимает этот закон и указывает на его антиконституционность. Что бы вы ответили на такой аргумент?

Албан Балгимбаев: Наша партия инициирует вопрос о необходимости реформы политической системы. Политическая система действительно нуждается в реформировании. Так вот, ключевым звеном в реформировании политической системы мы считаем создание развитой партийной системы. Однако, действовавший до сих пор закон не создавал возможности, вернее, не способствовал на этом этапе дальнейшему развитию партий и партийной системы. Необходимо было принять, либо внести поправки, либо принять новый закон о политических партиях. Дело в том, что в любой стране, в том числе в странах развитой демократии, деятельность партий их взаимоотношения, их взаимоотношения с государством регулируются правовыми нормами. И эти нормы должны отвечать уровню развития партий, уровню взаимоотношений партий с государством. Так вот, мне думается, что новый закон вовсе не является антиконституционным. Он не противоречит Конституции. Новый закон не направлен на то, чтобы сократить число участников политического процесса. Он направлен на то, чтобы способствовать созданию полноценных политических партий. А создание полноценных политических партий есть непременное условие создания полноценной развитой партийной системы. Развитая партийная система предполагает известный уровень развития политических партий. И если у той или иной политической ориентации имеется поддержка крупных социальных групп, я думаю, что они всегда имеют возможность в рамках нового закона создать политическую партию, и в организационном отношении это, по-моему, не составляет особой трудности, если, конечно, повторяю, эта партия, ее политические взгляды, политические подходы пользуются широкой поддержкой в обществе.

Тенгиз Гудава: Широкая поддержка - имеется в виду минимум 50 тысяч подписантов, то есть, 50 тысяч человек должны подписать заявление или какой-то документ в поддержку той или иной партии, только тогда она будет зарегистрирована. Но 50 тысяч - это достаточно внушительное число людей, которые, как бы, таким образом, декларируют свою оппозиционность власти. Не кажется вам господин Балгимбаев, что это слишком тяжелое условие для существования партий и, несомненно, сократит число участников политического процесса, как вы говорите?

Албан Балгимбаев: А почему обязательно та или иная создаваемая формируемая партия должна демонстрировать свою оппозиционность существующей власти? Могут... и создаются партии, не только вполне лояльные власти, но и выступающие за поддержку курса, который проводит государство.

Тенгиз Гудава: Ержан Карабек, борьба с коррупцией - это лозунг весьма популярный во всех, пожалуй, странах, начиная от развивающихся, и кончая уже давно развитыми. В чем специфика борьбы с коррупцией в Казахстане?

Ержан Карабек: В Казахстане в очередной раз нынче объявлена война коррупции. Эта война совпала с новым политическим давлением на демократическую оппозицию, но, оказывается, совсем не обязательно быть демократом, чтобы попасть под пресс властей. Например, в темницу заточен бывший министр транспорта Аблай Мырзахметов. Он такой же "младотюрк", как Галымжан Жакиянов, как Мухтар Аблязов. В подчиненной ему железнодорожной компании "Казахстан Темиржолы" вскрыты хищения на сумму примерно 100 миллионов долларов. 20 руководителей этой монопольной компании подались в бега. Но есть основания полагать, что эти господа попали под пресс только из-за того, что где-то Аблай Мырзахметов нарушил неписанные правила клановой жизни. Борьба с коррупцией - очень своеобразное явление в Казахстане. Журналист павлодарского оппозиционного телеканала "Ирбис" Канат Тусупбеков приговорен к двум годам лишения свободы за якобы избиение трех человек, телекомпания "Ирбис" закрыта. А вот сотрудник полиции Южно-Казахстанской области Казакбай Абдуразаков, сбивший насмерть 4 женщин и одну девочку, амнистирован на днях прямо в зале суда. Приведу другой пример - попал под амнистию полицейский-взяточник из Астаны, полковник Ахмеджанов.

Тенгиз Гудава: Да, интересно борьба с коррупцией происходит в Казахстане...

Петр Своик: Я должен подчеркнуть, что за нами будущее. Мы ведем себя очень уверенно. Все что происходит это прямо скажем конвульсии режима. И осуждение лидеров "Демократического выбора Казахстана", и принятие нового закона о партиях имеет одну и ту же подоплеку: режим в очередной раз готовится, я думаю, что это уже можно высказывать как очень реальное предположение, провести внеочередные выборы, скорее всего, Мажилиса, скорее всего, эти выборы пройдут где-нибудь в начале следующего года, в суровые зимние месяцы, в феврале, или в марте, когда уже будет распутица.

Тенгиз Гудава: Два слова в завершение. В Соединенных Штатах должен состояться суд над Джеймсом Гиффеном, бывшим советником президента Казахстана Назарбаева. Разговор идет о миллионах долларов, полученных казахстанским президентом от нефтяных компаний за право пользоваться богатейшими ресурсами Казахстана. Это дело известно как "Казахгейт". Почему-то оно мне вспомнилось в связи с делами Аблязова и Жакиянова:

XS
SM
MD
LG