Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Доктор Апас - история киргизской демократии

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с киргизским оппозиционером, доктором медицины Кубанычбеком Апасом.

Тенгиз Гудава: Факт провала демократических иллюзий начала 90-х годов в Центральной Азии разные люди объясняют по-разному. Вот мнение доктора философских наук, заведующего идеологическим отделом казахской президентской партии "Отан" ("Родина") Албана Балгимбаева:

Албан Балгимбаев: Установление демократического общества - это очень трудный процесс. В нем неизбежны издержки, недостатки и даже ошибки. Поэтому те институты, которые у нас созданы, гражданского общества, правового государства - далеки от совершенства. У нас выстроен лишь каркас этого здания, и далеко не со всеми даже несущими опорами.

Тенгиз Гудава: То есть, "трудности роста", или "строительства здания демократии" - таковы аргументы доктора Балгимбаева, аргументы властей. С позицией другого доктора - киргизского доктора медицины и оппозиционера - Кубанычбека Апаса - мы познакомимся в этом выпуске. Кубанычбек Апас закончил медицинский институт во Фрунзе (ныне Бишкек), в 1974-м году, продолжил академическое образование в Ленинграде и Москве. С Россией связан и политический путь господина Апаса, путь который начался с образованием в Киргизии Демократического движения в конце 80-х - начале 90-х годов.

Господин Апас, Демократическое движение Киргизии, знаменитое ДДК, которое фактически привело к власти Аскара Акаева, сгорело в топке истории, подтверждая истину о том, что тот, кто делает революцию, служит этой революции дровами для растопки, увы. Почему исчезло ДДК... И почему вы пришли в это движение?

Кубанычбек Апас: Я бы сказал, что Демократическое движение Киргизстана, образованное в 1989-м году, распалось через несколько лет, дав, как материнская матка, новое потомство демократических по содержанию партий, так же, как это произошло с движением "Демократическая Россия" в России. Причины распада этих партий - мне кажется, в истории это объективный процесс. Сначала создается первое направление, головная партия, которая, выполнив свою задачу, может, как ступень "Шаттла", дает дорогу новым молодым партиям. Это политическая эволюция. Что касается конкретно Демократического движения Киргизстана, то там были разные причины, была финансовая база очень бедная, были амбициозные лидеры, была внутриполитическая борьба в движении.

Тенгиз Гудава: Но все-таки, как вы пришли это движение? Вы были комсомольцем, партийным "западником"? Почему вы примкнули, вошли, стали, можно сказать, одним из лидеров, основателей этого движения?

Кубанычбек Апас: Я - представитель интеллигенции, врач по специальности. В политическом плане, видимо, в крови у меня наследственность. Отец мой когда-то был крупным партийным и советским работником... Я помню, какая была драка за прием в КПСС в городе Ош в Киргизской ССР в 1974-м году, когда по разнарядке давалось одно два место на весь Ош среди медицинских работников, и главный врач горздрава, главный врач областной больницы распределяли эти две путевки среди главных врачей поликлиник. Рядовые врачи даже и не мечтали вступить в партию, потому что вступление в КПСС тогда означало быстрый рост карьеры. Поэтому врачи были обижены на советскую власть. Я помню, я получал всего лишь 110 рублей, вынужден был жить на эти средства, зарабатывать на "Скорой помощи" на полставки. У меня, естественно, было отношение к советской власти, к КПСС достаточно тенденциозное. И в 1975-м году у меня началась настоящая борьба с советской партноменклатурой, с чиновниками.

Тенгиз Гудава: Доктор Апас, вас немало связывает с Москвой, с Россией, вы получили академическое образование в Москве, или продолжили его там. В 1990-м году вас Демократическое движение Киргизстана направило в Москву для координации действий ДДК и российской демократии. Расскажите об этом подробнее?

Кубанычбек Апас: По целевому направлению в 1990-м году правительством республики и Госпланом я был направлен в целевую докторантуру. Руководство ДДК тогда пригласило в Бишкек в 1990-м году руководство демократического движения России, состоялся первый съезд демократических сил Союза, тогда с Аркадием Мурашовым, Львом Пономаревым, Глебом Якунином, на большом банкете была договоренность, что впервые Демократическое движение Киргизстана наделяет полномочиями официального представителя в корпусе движения "Демократическая Россия" в Москве, поскольку он едет учиться. Я одновременно и учился в докторантуре, и активно вел общественно-политическую работу в координационном совете движения "Демократическая Россия", в знаменитой мэрии, центре на Тверской, в 7 часов мы постоянно собирались, тогда было очень интересное обсуждение российских проблем, было очень интересное героическое время, когда сталкивались мнения. Я искренне пытался помочь киргизскому народу, чтобы он не оказался на обочине истории, не упал в феодализм, не опустился в пропасть экономической катастрофы, которая, к сожалению, потом произошла.

Тенгиз Гудава: Вы говорите - чтобы не упал в феодализм, не опустился в пропасть экономической катастрофы - увы, это случилось. Надо сказать, что российское демократическое движение, как и демократическое движение Киргизии, не достигло больших результатов. Хотя вы считаете, что эти движения не сгорели в топке истории, а проросли - то, во что они проросли, не очень наблюдается. Во всяком случае, это моя точка зрения. Да, в начале 90-х годов Киргизия была оазисом демократии в Центральной Азии. Тогда было много иллюзий относительно развития этой страны, да и всего региона. Сегодня мы видим - что мы сегодня видим? Авторитаризм, культ личности, клановость, коррупцию, семейственность, регресс, впадение в этот самый феодализм, о котором вы говорите. Почему в Киргизии демократия не свершилась?

Кубанычбек Апас: Потому что киргизская оппозиция, к глубокому моему сожалению, еще не объединилась, хотя это 30 партий сегодня, ГНПО, правозащитные организации, около 30 депутатов из парламентского корпуса Киргизской республики, киргизская оппозиция пока не объединена, не определилась в избрании авторитетного лидера всей киргизской оппозиции, который взял бы на себя ответственность быть новым главой киргизского государства. А без единого лидера, пользующегося авторитетом в обществе и киргизском народе, садиться за "Круглый стол" и требовать отставки Акаева - бессмысленное занятие. Все равно, что македонское войско легионеров без Александра Македонского.

Тенгиз Гудава: "Независимость и Демократия" - так в свое время назвали диссиденты из СССР, оказавшиеся в политической эмиграции, свою организацию. Эти два слова далеко не синонимы, порой антонимы, и когда смотришь, например, на культ личности Туркменбаши, с переименованием месяцев года в его честь, задумываешься о пользе независимости:Доктор Апас, в свое время диссиденты спорили, нужен ли распад СССР на национальные республики, или сначала надо, чтобы в самом СССР, то есть, на центральном, федеральном, как сейчас говорят, уровне победила демократия, а уже потом республики уходили бы, если захотят. Как вы думаете, нужен ли был для демократии распад Советского Союза 11 лет назад и обретение независимости, или это был ошибочный путь?

Кубанычбек Апас: Я думаю, в целом контексте, брать если весь СССР - то, что намечал Михаил Сергеевич Горбачев - реформировать Советский Союз - он шел, в общем-то, в правильном направлении, и вот разделение, которое в Белоруссии произошло, в общем-то, было сделано тремя президентами славянских государств, оно было действительно неожиданным. И я думаю, наверное, это был распад великой державы, я считаю, это был несвоевременный распад, было, наверное, неправильно, поскольку среднеазиатские республики поначалу просто растерялись, они не были готовы к обретению суверенитета и независимости. Поскольку настолько были завязаны экономические, культурные, политические отношения с Москвой, Россией - головной страной в СССР, что это вызвало громадное напряжение национальной экономики в этих государствах. И, кстати, это привело к постепенному ограничению экономики, и сейчас мы видим, что эти республики просто в развалинах экономической разрухи. Хотел бы сказать в отношении родной Киргизии. Республика очень компактная, неплохо была развита металлургия цветная, это индустриально-аграрное государство, только животноводство было на четвертом месте с СССР, 13 миллионов овец. У нас прекрасная гидроэнергетика у нас замечательные металлургические заводы, которые давали лучшую в мире ртуть и сурьму. Есть, было чего показать и гордиться нашей экономикой. Действительно, это была процветающая республика, советская Киргизия, тогда.

Тенгиз Гудава: В свое время я был достаточно близок к Звиаду Гамсахурдиа и немало сделал для его прихода к власти. Этот человек настолько дискредитировал все наши идеи и наломал столько дров, что Грузия до сих пор не может оправиться: Так вот если, допустим, после Аскара Акаева к власти придет некий киргизский Гамсахурдиа, не будет ли это хуже, чем даже есть? Или хуже ничего быть не может?.. Доктор Апас, во всех странах Центральной Азии оппозиция уверяет, что власть в кризисе и вот-вот падет. Власти этих стран, они все авторитарные, только в разных пропорциях, и все далекие от демократии, так вот власти этих республик или монархий, если угодно, вовсе не собираются уходить. Почему бы Аскару Акаеву не править еще 20 -30 лет?

Кубанычбек Апас: Надо разговаривать и с ветвями власти, с исполнительной властью в лице президента, надо разговаривать с этими радикальными лидерами в лице оппозиции, со всей оппозицией надо находить приемлемый консенсус. как говорил Михаил Сергеевич Горбачев, политический компромисс. Убедить Аскара Акаева, что его превосходство - это ложное чувство, что он одно из творений народа. Он такой же, как и все граждане в Киргизстане. Он бывший преподаватель политехнического института города Фрунзе... Запад действительно хотел использовать Киргизию как полигон для развертывания демократических экономических реформ. Искренне хотел. В 1991-92-м годах такие огромные были предоставлены кредиты этой маленькой Киргизии, потому что Акаев же заявил, что он главный демократ в Центральной Азии, а Киргизия остров демократии. Строуб Тэлботт сказал, что он чуть ли не киргизский Вашингтон, киргизский Авраам Линкольн, и надеялись построить как образец для стран СНГ - Киргизию как экономический подиум, витрину демократии. А что получилось в результате? Полная разруха.

Тенгиз Гудава: Продолжая тему доктора Апаса, скажем, что Киргизия - предпоследняя по уровню экономического благосостояния состояния страна Центральной Азией. Она занимает 102-е место в мире и обгоняет из соседей только Таджикистан, который на 112-м месте. Сегодня Киргизия находится по уровню жизни между Западным Самоа и Гайаной: Тоскливый итог независимости - вы так не считаете? Стоило ли начинать все в тех далеких 90-х годах? Не лучше ли было бы просто заниматься медициной? Этот вопрос я хотел задать доктору Апасу: я ведь по образованию тоже медик и нередко этот вопрос задаю сам себе:, но мой собеседник сделал неожиданное заявление:

Кубанычбек Апас: После того, как оппозиция выберет единого лидера, который явился бы объединительной политической фигурой, только тогда можно говорить о переговорах с властью. Я готов быть объединительной такой фигурой во всей киргизской оппозиции, я готов взять на себя ответственность быть объединительной фигурой. У меня болит сердце за мой киргизский народ, добродушный, гостеприимный, он оказался в очень тяжелом положении сейчас, да и я сам подвергся политическим репрессиям. В 1998-м году и в 1995-м году за критику политического курса господин Акаев бросал меня в тюрьму. Я просто не могу иначе, я должен идти до цели, до конца. Не потому, что мне нужна власть, а потому, что я хочу взять на себя эту ответственность, сделать для народа что-то хорошее. Допустим, я точно знаю, что через три года после того, если народ, меня, конечно, изберет, зарплата будет не 300 сомов, а примерно 3500, 7000, 5000 сомов.

Тенгиз Гудава: Доктор Апас, правильно ли я вас понял, что вы выступаете с официальным заявлением о том, чтобы возглавить киргизскую оппозицию, или, точнее, стать посредником между киргизской оппозицией и властями в лице президента Акаева, и это, может, своего рода начало избирательной кампании? Я вас правильно понял?

Кубанычбек Апас: Абсолютно правильно. Потому что давно надо было это сделать, очень давно, и я хотел бы сказать и нашим уважаемым лидерам оппозиции, и представителям власти, что ничего вечным в этом мире не бывает. Если власть некомпетентна, бездарна - она должна идти на диалог с единым лидером оппозиции. Если я достоин такого уважения, и если действительно оппозиция согласится со мной, и я буду этой объединительной фигурой - я готов взвалить на себя эту ответственность - говорить с властью и убедить господина Акаева, что ничего не вечно под луной. 12 лет - это достаточно. Вы привели страну к разрухе. Экономика в пропасти феодализма, современного феодализма, и дальше находиться вам у власти - бессмысленное занятие. Пожалейте хоть своих детей, родственников от будущих наветов.

Тенгиз Гудава: Доктор Апас, вы с этим заявлением, с подобным предложением обращались к самой оппозиции, или это сейчас прозвучало вообще впервые?

Кубанычбек Апас: Да. Персонально с некоторыми лидерами я говорил, и в своих письмах к народу, открытых письмах, я эту мысль настойчиво, скромно, но предлагал ранее. Однако, все зависит, конечно, от трезвых умов в оппозиции.

Тенгиз Гудава: Доктор Апас, спасибо, наше время подошло к концу. Я вижу, что вы сохранили тот пыл начала 90-х годов, когда образовалось Демократическое движение Киргизстана, и хотя наша радиостанция не приспособлена для того, чтобы служить средством для избирательных кампаний, тем не менее, ваше предложение я рассматриваю как часть нашего интервью, неожиданный поворот в этом интервью, и я надеюсь, что ваша деятельность принесет свои результаты.

Кубанычбек Апас: Спасибо огромное, и всем радиослушателям, которые слушали мой голос. Это голос моей души и сердца.

Тенгиз Гудава: Кубанычбек Апас, доктор Апас, врач-реаниматолог, анестезиолог, изучал воздействие яда кураре на сердечную мышцу, участвовал в открытых операциях на сердце:

XS
SM
MD
LG