Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия глазами Художника - Маквала Касрашвили

  • Тенгиз Гудава

С оперной певицей Маквалой Касрашвили в Тбилиси беседовал Юрий Вачнадзе.

Тенгиз Гудава: Удивительно, но грузины в последнее время стали едва не диаспорическим народом. И вот, в то время, как сама Грузия терпит нечто похожее на национальное бедствие, грузины вспыхивают звездами на артистическом небосклоне других стран. Эстрадный певец Валерий Меладзе, политический комментатор Николай Сванидзе и даже любимый российский писатель Акунин - сыны грузинского народа. В этом же блистательном ряду - Маквала Касрашвили - оперная певица, сопрано, краса и гордость Большого Театра.

С ней беседует Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе: Маквала Филимоновна, ваша судьба сложилась так, что ваша творческая деятельность протекала, в основном, в России, протекает по сей день, я уж не говорю о зарубежных гастролях. Но 36 лет, как вы мне сказали, вне родины, это не совсем вне родины, вы приезжаете очень часто и поете здесь, но все-таки хотелось бы узнать ваше отношение у сегодняшней Грузии, к сегодняшнему положению грузинского народа?

Маквала Касрашвили: Я как грузинка, я, естественно, большая патриотка своей родины, и я с детства воспитывалась так, что грузинский народ очень богат духовно и имеет многовековую культуру, и то, что христианство очень давно, это о чем то говорит, в течение многих веков грузин считался человеком высокого понимания человеческого и культурного, мы богаты представителями литературы, искусства. начиная с Шота Руставели, я не буду сейчас перечислять всех имен. Просто ближайшие, прошлый век, наши композиторы, наши художники - Гудиашвили, композиторы - Палиашвили, Аракишвили, Баланчивадзе, Мачавариани, наши певцы, музыканты, писатели знаменитые. Я хочу с этой точки зрения посмотреть на сегодняшнюю Грузию. Мне не хотелось бы видеть Грузию упадшей в этом отношении культуры духовности. Мне бы хотелось, чтобы это еще росло, и мы шли вперед в этом отношении, не превращались в простых, бездарных, безжалостных и не понимающих родства людей, потому что это не присуще грузинскому народу. Поэтому меня очень волнует сегодняшний день.

Я не хочу говорить о политике, я не знаток, но мне кажется что как никогда после развала СССР, который все-таки нас как-то держал, потому что было много хорошего, кстати, несмотря на то, что было много негативного, было много хорошего в отношениях друг к другу. Не было понятия, кто такой грузин, или русский, или узбек, или кто-то. И я бы не хотела, это все почему-то сходит на нет, эти отношения и понимание человеческое, и мне бы не хотелось, чтобы это терялось, потому что это как разрубленный организм - Советский Союз... Все хотят самостоятельности, независимости, но от кого независимости? Понимаете, в этом тоже есть смысл, высокий, независимость - но в Европе люди объединяются, везде люди объединяются для высоких целей, а мы как-то превращаемся в какую-то мелкую страну, и боюсь, что мы можем докатиться до третьего сорта стран, страна, которая очень высоко стояла всегда в течение веков по всем показателям высочайшим, человечности, культуры и духовности. Я повторяюсь, но это меня очень волнует. Поэтому мы должны как-то призывать разум и подумать, куда мы катимся. И люди искусства тоже, которые могут очень много сделать в этом отношении, мы не должны деградировать, народ не должен деградировать. И это - обязанность интеллигенции хорошей настоящей, которая еще сохранилась.

Юрий Вачнадзе: А вы уверены, что она сохранилась?

Маквала Касрашвили: Я надеюсь, потому что если не надеяться, тогда вообще можно потерять все надежды. Я думаю, это еще существует, даже если несколько человек, представителей интеллигенции, которых можно на пальцах одной руки посчитать - и то смогут сделать большое дело. И очень большая на них ответственность лежит за грузинскую нацию. И я думаю, что надо, чтобы все мы объединились. Необязательно находиться в Грузии. Мы, находясь в Москве, грузины, наша интеллигенция, которая в курсе всех событий, которые происходят в Грузии, которые происходят в отношениях России и Грузии... Какие-то политики хотят поссорить эти народы и вызвать у них ненависть друг к другу - этого не должно быть, этого не может быть. И мы всячески стараемся, чтобы этого не было. Потому что я знаю, что настроение народа в высшем понимании этого слова в России - народ в России прекрасно относится к Грузии, я думаю, что в Грузии не должно быть отрицательного отношения к России, потому что очень многого мы достигли и постигли, можно сказать, в союзе с Россией. Поэтому мы не должны друг друга терять. И мы должны всячески и в Грузии, и в России, где бы грузины ни находились, стремиться к этому, чтобы не было никаких отрицательных явлений между нашими народами.

Юрий Вачнадзе: Калбатон Маквала, вы - руководитель оперной труппы Большого театра некоторое негативное отношение со стороны каких-либо кругов вы испытывали?

Маквала Касрашвили: Никогда. Я 36 лет на сцене Большого театра. С первых дней работы на сцене Большого театра я ощущала только внимание и заботу со стороны русских коллег и руководства театра, русских режиссеров, русских дирижеров. Не было различия, грузинка я или русская. Можно было вот сказать - грузинка, а как она может, допустим, петь Татьяну, такой истинно русский образ, или Наташу Ростову? Но такого не было. Меня уговорили, я была молодая певица, Мстислав Ростропович, великий музыкант и дирижер, и великий оперный дирижер, с которым я встретилась на сцене Большого Театра, и Борис Покровский - они меня уговорили спеть Татьяну в постановке "Евгения Онегина" и Наташу в "Войне и мире", уговорили меня, молодую грузинскую певицу, у которой могли быть интонация не та, или произношение по-русски не такое чистое, но для них это не имело значения. Для них имело значение, если есть человек, есть талант, и человек может справиться с этим, певица в данном случае - вызывает в них интерес как хороший исполнитель, и в нем они видят олицетворение того, как они представляют эти образы. Для них не существовало - грузинка или русская.

Юрий Вачнадзе: Простите, спев Татьяну, вы почувствовали себя внутри русской ментальности - на сцене?

Маквала Касрашвили: Да, конечно.

Юрий Вачнадзе: Маквала Филимоновна, как вы думаете, есть ли перспектива улаживания нынешнего российско-грузинского конфликта? ( Политического конфликта, конечно, не конфликта между народами).

Маквала Касрашвили: Я думаю, что в этом конфликте нельзя винить одну или другую сторону отдельно. Я думаю, что виноваты обе стороны. Потому что я думаю, что все-таки, несмотря на то, что я живу в России, я гражданка России, и я считаю, что Россия очень неправильно повела в отношении с Грузией - с Абхазией и Южной Осетией. И вот это присутствует, то, что есть озлобленность и такое отношение к России - у большинства в Грузии вызвано этими событиями. И я думаю, что все-таки должна первый шаг сделать Россия. Я думаю, что они должны все-таки осознать, что нельзя целостность нарушать. Если они борются за свою целостность России, в Чечне столько лет идет война, это же их территория, российская территория - потом обвинять Грузию из-за того, что мы держим каких-то террористов. Почему они должны нас, Грузию, винить в этом? Все-таки политики должны взяться за ум и объективно как-то решить эти вопросы, и не обвинять друга просто так безапелляционно.

Тенгиз Гудава: Маквала Касрашвили - поет в Московском Большом Театре. Она Народная артистка СССР, лауреат государственной премии России, управляющая Творческим коллективом Оперы в Большом Театре. Закончила Тбилисскую Консерваторию, где была ученицей знаменитой Веры Давыдовой - любимицы Сталина.

Интересно, что муж Веры Давыдовой - Дмитрий Мчедлидзе - известный бас, в свое время заведовал Труппой Большого Театра, а позднее переехал с супругой в Тбилиси.

Пела Маквала Касрашвили в Метрополитен Опера, в Ковент Гардене, в Венской, Мюнхенской, Вашингтонской, Хьюстонской операх, в Чикаго Лирик Опера, в Сиетле, в Осло, в Финской опере... Исполняла и исполняет по сей день в операх "Тоска", "Бал-маскарад", "Аида", "Дон Карлос", "Андре Шенье", "Дон Жуан"...

Маквала Касрашвили: То что, сейчас бедственное положение народа, меня это очень волнует, так как мне приходится по возможности помогать своим близким и друзьям, и когда я приезжаю сюда, и встречаюсь со своими коллегами, я знаю в каком они бедственном положении, и преподаватели консерватории, и артисты. Все это ужасно. Я не знаю, есть ли выход, но я думаю, что об этом думают наши руководители. Но это так быстро не происходит, потому что слишком много было разрушено. И за такой короткий срок - для истории это очень мало... Я думаю, что все-таки у нас есть в Грузии умные политики, которые будут стараться, они видят, как все тяжело, и я думаю, что будут стараться всячески, чтобы улучшать благосостояние народа. Это обязательно. От этого зависит культура, от этого зависит искусство, потому что все если это валится рушиться, то народ уже перестает существовать.

Юрий Вачнадзе: Каким бы одним словом вы могли бы охарактеризовать то, что у нас иногда здесь происходит в области искусства? Вот вы пели "Реквием" Верди в оперном театре, играл большой симфонический оркестр, дирижировал Вахтанг Мачавариани, пела капелла Аджарской автономной республики хоровая, а мы ведь мы знаем, что все они живут на нищенскую зарплату, и эти музыканты живут впроголодь, наверное, и солисты хора. Все-таки, за счет чего директор тбилисского оперного театра Зураб Ломидзе сумел сохранить театр. Одним словом вы бы не могли охарактеризовать, что это такое?

Маквала Касрашвили: Это - энтузиазм, или любовь к искусству.

Юрий Вачнадзе: И, наверное, все-таки любовь к родине.

Маквала Касрашвили: Конечно, любовь к родине, прежде всего!

Юрий Вачнадзе: Меня иногда, честно вам скажу, поражает энтузиазм этих людей.

Маквала Касрашвили: Музыканты, люди искусства находятся в полуголодном состоянии, но настолько сильно в них чувство любви к родине, к искусству, потому что искусство все-таки питает, так что очень важный фактор.

Юрий Вачнадзе: Как только появляется талантливый человек, в том же искусстве, скажем, певческом, и видны сдвиги в его творческом состоянии - он тут же выезжает. В основном выезжает понятно, потому что надо жить, надо зарабатывать деньги. С одной стороны, это хорошо, мы выходим каким-то образом на мировую арену, но с другой стороны, мы же остаемся без своих собственных творческих источников.

Маквала Касрашвили: Вы правы, но я считаю, что пусть эти молодые дарования выезжают, познают самое лучшее, учатся у самых лучших музыкантов и постигают вершины мастерства в своей профессии. И они же, как вы видели вчера - мы же вернулись, мы же бесплатно пели, и никто, я надеюсь, я уверена в этом, что ни один грузин, который живет за границей, когда позовет родина - они в любую секунду вернутся служить родине искусством, талантом, если есть нужда в нем.

Юрий Вачнадзе: Я могу удостовериться в ваших словах, потому что вы прилетели, конечно, не надеясь ни на какой гонорар, прилетели страшно больной, и все-таки пели для нашего слушателя. Это, конечно, очень ценно, и я думаю, что благодарные слушатели не только аплодисментами, но и каким-то откликом в душе приветствуют такие шаги больших деятелей грузинского искусства. Скажите, калботон Маквала, вы не занимаетесь педагогической деятельностью, и нет ли у вас каких-то наших студентов?

Маквала Касрашвили: Вы знаете, нет, пока я еще пою на сцене, очень занята, и еще занимаю это должность директора оперной труппы Большого театра, и поэтому у меня нет времени для занятия педагогикой. Но надеюсь, это время настанет все-таки, неминуемо. И с удовольствием, если я смогу передать свое умение и знание молодым певцам, грузинским особенно - я это сделаю с удовольствием.

Юрий Вачнадзе: И под конец я хотел задать вам один провокационный вопрос, немножко из области политики: как вам думается, два таких различных человека, две такие различные личности, как президент Шеварднадзе и президент Путин - вы играли на сцене, всегда входите в образ, в психологию своего персонажа, как вы думаете, они могут договориться между собой?

Маквала Касрашвили: Вы знаете, я думаю, что да. Потому что мне приходилось общаться с Путиным близко, когда он еще не был президентом. Был один такой случай, после одного концерта "Виртуозов Москвы" мы были дома у известного скрипача и дирижера Владимира Спивакова с Нани Брегвадзе, там были друзья, и вдруг сказали, что на концерт к сожалению не успел прийти Путин, который хотел прийти, но он пришел к нему в гости после концерта, и мы с ним тогда с Нани в первый раз встретились. И мы с Нани спели грузинскую песню. И был такой случай - он даже на колени встал, ручку поцеловал Нани Брегвадзе. И потом была встреча нового тысячелетия в Кремле, и мы с Зурабом Соткилава были приглашены, мы к нему подошли. Он, естественно, нас узнал, говорил вообще о Грузии, о народе Грузии о культуре Грузии, и я знаю какое у него отношение к Грузии. Поэтому я даже не сомневаюсь, что Шеварднадзе и Путин найдут общий язык.

Юрий Вачнадзе: Вы знаете, вы просто обнадеживаете нас, постольку поскольку в политике, как известно, личности решают многое. Да, играют роль обстоятельства, всякие преходящие обстоятельства, конечно, играет роль окружение, но все-таки руководители наделены самими большими полномочиями, которые помогут им, должны помочь разрешить противоречия. И, наконец, самый последний вопрос: как вы думаете, грузины, живущие в России, не только люди искусства, а вообще грузины, просто их очень много, около миллиона - они могут как-то повлиять на процесс нового сближения между Россией и Грузией, и что они должны для этого делать?

Маквала Касрашвили: Я думаю, что могут повлиять, потому что, во-первых, очень много грузин занимают большие посты, как в науке, так и в искусстве, так и в других сферах. Они известные по всей России, не только в Москве, и Петербурге, но и в других городах и районах России. Они уважаемы. И я не сомневаюсь, что эти грузины, которые представляют цвет грузинского народа в России, будут выступать за восстановление дружбы между нашими народами, и думаю, что руководство прислушается к нашему мнению. Мне кажется, что, в конце концов, я надеюсь, не приведет к конфликту - чуть ли не войну хотели объявить Грузии, это вообще все, не только грузины, живущие здесь, были возмущены этим, но даже и русские, с которыми я дружу, интеллигенция - были возмущены такими заявлениями со стороны русских политиков. Я думаю, все-таки они должны найти общий язык и не дойдет до такого конфликта. Надеюсь.

XS
SM
MD
LG