Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О мужской "халтуре". Заказной, кровавой и скучной


Чеченская война дает новые сюжеты для российских кинематографистов. По всей видимости, Кремлю в его кавказской пропагандистской кампании стало недостаточным общение с электоратом через прессу и телевизионные новостные программы, доверие к которым в последние годы падает, и российские власти вспомнили большевистский лозунг о том, что важнейшим искусством для нас является кино, поскольку его смотрят сегодня и стар и млад. Одним из первых фильмов, снятых по заказу ведомства, взявшего на себя функции государственного идеологического надзирателя - Министерства печати России, стал фильм о Чечне "Мужская работа".

Министерство Российской Федерации по делам телерадиовещания и средств массовой телекоммуникаций, студия "2В" представляют многосерийный художественный фильм "Мужская работа". В главных ролях: Федор Бондарчук, Александр Мохов, Сергей Векслер. Сценарий Андрея Максимкова и Михаила Красавицкого. Режиссер-постановщик Тигран Кеосаян.

Однако если судить по титрам и статьям в российской прессе, помимо этих людей в создании фильма принимали непосредственное участие помощник президента России Сергей Ястржембский, а также группа генералов из Министерства обороны, Генерального штаба и ФСБ. По признанию самих авторов, любые изменения в сценарии они согласовывали с Министерством печати.

Для тех, кто не знает или подзабыл сюжет. На чеченской войне неожиданно встречаются три друга, три спецназовца-супермена: Леший, Пасечник и Гюрза, он же Руслан, чеченец по национальности, вместе прошли Афганистан. Затем были обижены дома начальниками и уехали в одну из африканских стран. Здесь профессионалы войны зарабатывали на жизнь деньги, до того момента, пока родина не поманила их обратно. Но возвращались домой они, видимо, разными путями. Вышло так, что Леший и Пасечник влились в ряды российских спецназовцев, а чеченец Гюрза, естественно, вновь клюнул на деньги и подался в боевики. Честно говоря, поступок Руслана можно было бы объяснить и тем, что он вернулся защищать свою родину, близких и соплеменников, против которых развязала войну одна из сильнейших армий в мире, однако эту сюжетную линию авторы киносериала предпочли не развивать. Слово режиссеру-постановщику киносериала "Мужская работа" Тиграну Кеосаяну.

Тигран Кеосаян: Сценарий появился в недрах ума Андрюши Максимкова, на него вышло Министерство печати и информации. После того как был написан сценарий, встал вопрос о нахождении режиссера. Идея мне очень понравилась. И если говорить о серьезной причине, по которой я согласился делать эту работу, она как раз находится где-то в плоскости гражданской.

Олег Кусов: Режиссер Кеосаяна дополняет исполнитель роли Пасечника Федор Бондарчук.

Федор Бондарчук: Сыграть эту роль, роль человека военного, мне всегда хотелось, я очень обрадовался этому предложению. Вот уже несколько лет меня волнует тема войны. Если говорить о герое нашего времени, то меня волнует и интересует герой нашего времени как защитник родины и человек военный. Что касается того, знаю, я этих людей или не знаю. Знаю. Я знаю людей, которые воевали, я знаю людей военных, которые воюют сейчас. Вторая чеченская кампания кардинально не похожа на первую, но провал и позор, который перенесла Россия в первую чеченскую кампанию, в первую очередь, те потери молодых, совершенно неопытных солдат, которые мы понесли, забыть трудно. Поэтому мое стопроцентное убеждение, что в Чечне должны воевать профессионалы.

Олег Кусов: Режиссер-постановщик фильма Тигран Кеосаян считает, что чеченцам в большинстве своем "Мужская работа" понравилась.

Тигран Кеосаян: Мне кажется, что я прошел по бровке, может быть, я не прав, тут виднее со стороны. В абсолютном большинстве, встречаясь с чеченцами, наверное, мне попадаются все-таки цивилизованные чеченцы, не сепаратисты, не конформисты, а просто люди, которые теряют там людей. Притом что все отмечают, что российские войска допускают огрехи, бывают страшные огрехи, но в принципе все говорят, что эту войну можно закончить, они сами устали. Ситуация двойного стандарта очень не нравится. Не думаю, что нравится простым людям, когда все знают о местонахождении Масхадова и всех остальных. Тут уже разговор другой, об эффективности спецслужб. Мой фильм был совершенно о другом, об отдельно взятом предотвращенном террористическом акте.

Олег Кусов: Однако тон руководителя аналитического отдела спецпредставительства Чеченской республики при президенте России Эди Исаева во время интервью нашему корреспонденту был несколько обиженным.

Эди Исаев: В данном случае фильм сделан по заказу Министерства печати Российской Федерации, и сразу чувствуется, что известный актер Федор Бондарчук и известный режиссер Тигран Кеосаян действительно сделали заказной фильм. А то, что сделал раньше этот же режиссер, прекрасные фильмы: "Ландыш серебристы", "Президент и его внучка", они действительно очень интересные, развлекательные, комедийные фильмы. А этот фильм не выдержал ту публицистику, которую хотели бы от этого фильма. И поэтому разные по возрасту и по национальности люди этот фильм принимают по-разному. Есть закон, принятый Государственной думой, где запрещается категорически разжигание межнациональной розни - "Закон об экстремизме". Подобные фильмы или другие передачи наносят очень серьезный вред в разжигании межнациональной розни, или ненависти к другой национальности. Поэтому сегодня, когда нам нужно показывать созидательный труд, когда нам нужно показывать о том, что делается в Чеченской республике, как собираются камушки возрождения, то мы на экранах когда показываем кровь, убийства, бомбы, стрельба, народу все это надоело. Я разговаривал (до нашей с вами встречи) с нашими соотечественниками, спрашивал их мнение, я вам скажу, просто нехорошее отношение. Начиная от президента, кончая главой нашей администрации. Мы хотим найти решение вопроса чеченского кризиса, когда идут такие фильмы на экранах телевидения российского, это очень не способствует укреплению дружбы и решению данного кризиса.

Олег Кусов: Телесериал "Мужская работа" полностью снят на чеченском материале, это значит, вольно или невольно, но тема межнациональных отношений прошла через фильм красной нитью. Вот точка зрения на эту тему создателей фильма. Действие происходит в пригороде Петербурга в поселке Челюскин. По дороге идут две русские пожилые женщины:

"- Опять к чечену гости приехали.

- Почему чечены? Они, может быть, и не чечены.

- А по мне один черт: черные. Зря им Катька дом продала. Правильно говорят: "Плохой сосед - семь бед"".

Чуть позже авторы показывают нам настроения в Чечне, которые, по всей видимости, и породили среди русских враждебное к кавказцам отношение. В кадре - улица чеченского поселка. Разговаривают седой старец Муса и девушка Аминат.

"- Этот русский вам приносит?

- Вы только ничего не подумайте, дядя Мусса. Он просто говорит, что я... ну, что мы ему его семью напоминаем.

- Другой, может, тебе и не поверил бы, а я верю. В России, как и у нас, и плохие люди есть, и хорошие. Только сейчас не время с русскими дружбу водить. Соседи косятся, никто не забыл то, что с твоей матерью случилось".

Начальник аналитического отдела спецпредставительства Чеченской республики при президенте России Эди Исаев обращает внимание на слабое знание авторов кавказского материала.

Эди Исаев: Еще одна такая проблема, что авторы, к сожалению, не знают традиций, обычаев, особенно в одежде наших горских народов. Даже косынка, как показано в фильме, так косынку никогда чеченка или ингушка не одевают. Такие мелочи, когда они присутствуют в хорошем фильме, который мы ожидали, то, конечно, будет обидно за режиссера, за тех, кто его делал. Поэтому, мне кажется, кому-то хотелось показать, как мы подавляем непокорных, получилось все наоборот.

Олег Кусов: По версии создателей "Мужской работы", руководство действий политиков и полевых командиров Ичкерии осуществляется непосредственно из Афганистана, из резиденции некоего шейха Али-Саида, в котором при желании кое-кто может угадать бин Ладена, даже несмотря на то, что внешне этот киноперсонаж больше напоминает Ахмада Кадырова. Авторы, безусловно, имеют право на художественный вымысел, но в данном случае он несет на себе явную идеологическую начинку, которую вряд ли могут раскусить все зрители. В кадре - всесильный шах Али-Саид учит уму-разуму посланника президента Ичкерии.

"- Ваш президент в прессе делает вид, что не хочет меня знать, а тайком шлет эмиссаров с просьбой о помощи. Я не гоню их, хотя он враг истинной веры. Из советского полковника никогда не получится настоящий лидер правоверных. Я готов оказать вам помощь, но я хочу видеть реальные дела. Ваш президент хвастается, что у него четыре тысячи человек в городах и четыре - в горах. Где они? За последнее время вы не провели ни одной серьезной операции.

- Мы находимся в сложном положении. Люди говорят: не можете победить русских - сложите оружие. Если сейчас возобновить войну в широком масштабе, мы потеряем последнюю поддержку.

- Истинный мусульманин не может бездействовать, у него нет другого закона, кроме шариата и другой цели кроме рая. Я знаю много молодых воинов, которые поклялись отдать жизнь за истинную веру. Их родители ненастоящие мусульмане".

В мужской работе допущена и другая ассоциация: в образе журналиста Новицкого якобы можно узнать корреспондента Радио Свобода Андрея Бабицкого. Зимой 2000-го года наш корреспондент под бомбежками пробрался в осажденный Грозный, откуда несколько недель вел прямые репортажи о фактическом уничтожении этого города. Затем Андрей Бабицкий был задержан сотрудниками российских спецслужб и насильно передан неким чеченцам, а те в свою очередь насильно попытались вывезти журналиста в Азербайджан. Все это зрители, очевидно, в деталях и не вспомнят, но авторы "Мужской работы" предложили свою версию похождения журналиста. Слово члену Совета правозащитного Центра "Мемориал" Александру Черкасову.

Александр Черкасов: Даже невнимательный зритель угадывает Андрея Бабицкого. Работает он на деньги, поступающие не откуда-нибудь, а из Афганистана. Это в титрах есть, и неоднократно он, кажется, оговаривает условия оплаты, скорость перечисления грязных талибских денег на свой счет, а потом попадает в руки доблестных федеральных войск. Как попадает? Чеченцы сдают. Два раза медленно объяснили, что чеченцы его специально на фильтрапункт отправили, чтобы он еще раз сказал про ужасы войны не только за деньги, но и с чувством, с толком, с расстановкой, сам испытав. Там со всеми обращаются очень хорошо, разве что всем чай наливают, а сахара не кладут. Нужно же засвидетельствовать следы федеральных зверств. И сами чеченцы, агенты афганских талибов, договариваются с Бабицким, то бишь Новицким, что они ему морду бьют в камере, а после этого он им засвидетельствует травму на своем лице как зверства федералов.

Олег Кусов: Безусловно, Новицкий введен в фильм неслучайно. Российским властям, как мне кажется, так и не удалось окончательно убедить общественность в связях Андрея Бабицкого с чеченскими вооруженными отрядами, вот и пришлось выливать грязь на журналиста посредством художественного приема. Исполнитель одной из ключевых ролей фильма Федор Бондарчук видит главную идею фильма в показе образа героя нашего времени. Такой, судя по всему, ему представляется роль русского супермена Пасечника.

Федор Бондарчук: Для меня важно то, что этот фильм смотрят дети и молодежь. Дружба, предательство и так далее. Для меня там интересен образ героя нашего времени, сегодняшней России, поэтому мне важно, что его смотрят молодые люди и дети. Поддерживаю позицию нашего президента и людей, которые ведут войну, и тех же самых чеченцев. Есть федеральные войска, а есть боевики, я называю их бандитами, и есть мирное чеченское население, есть люди, сами чеченцы, которые воюют с бандитами. Четкое разделение в этом ильме есть, это позиция Кеосаяна. Если в этом прослеживается государственный заказ, скажем так, что позиция Кеосаяна схожа с позицией нашего государства. Скрывать это бессмысленно, потому что в шапке перед этим фильмом идет Министерство печати и информации Российской Федерации. Это государственные деньги. Если вопрос стоит так: разделяю ли я позицию, которая прослеживается в этой картине, то мой ответ будет такой: да, я ее разделяю.

Олег Кусов: В "Мужской работе" дружбу, естественно, рушит чеченец. Мысль, судя по всему, была такой: чеченец на дружбу не способен. На эту темы - диалог Пасечника и Гюрзы в пассажирском автобусе.

" - Здравствуй, Руслан.

- Здорово, Пасечник.

- Руки не подаю, вижу, что она у тебя занята.

- Правильно видишь.

- Как живешь, Гюрза?

- Живу, Пасечник. А как ты догадался про площадь?

- Не знаю, наверное, просто умею слушать.

- А я ведь мог убить тебя на площади.

- А чего не убил?

- Не знаю.

- Мы же договаривались с тобой не воевать друг против друга.

- Так случилось... Обещаний на всю жизнь не бывает, и друзей на всю жизнь не бывает.

- Бывает.

- Как Леший? Не женился еще?

- Нет.

- А я вот тоже не женился. Лешке привет.

- Сам передай.

- Нет, я не передам, ты передашь".

Правозащитник Александр Черкасов неоднократно посещал Чечню во время второй чеченской кампании. У него есть возможность сравнить правду и вымысел.

Александр Черкасов: Мы живем в воюющей стране, очень тяжело ощущать причастным себя к войне неправедной, тем более, что на этой войне творятся большие зверства. По ту сторону фронта враг, зло, а все добро здесь. Очень просто сыграть это. Но будет ли это правдой? Бондарчук играл положительный образ спецназовца. Но какое это имеет отношение к действительности? Вероятно, очень многим хочется быть похожим на Бондарчука, вероятно, Бондарчуку очень бы хотелось жить в том мире, который он нарисовал. Но, боюсь, за пределами экрана этот мир кончается.

Олег Кусов: Запомнился ли сериал "Мужская работа" зрителям? Приближают ли такие киноработы к миру в Чечне? Такие вопросы задали на улицах Москвы прохожим наши корреспонденты Никита Татарский и Анна Чертова.

- Скажите, пожалуйста, вы смотрели телесериал "Мужская работа" о событиях в Чечне?

- Нет.

- Раз такая проблема есть, значит, она должна иметь отражение в кино, в телевидении, в прессе и так далее. Тема, она, она конечно, острая стоит, она злободневная.

- Это там, где играет Бондарчук? Нет, кажется, нет".

- Какие материалы или фильмы о Чечне смотрели?

- Я смотрела про Чечню сериал, где играли много наших актеров, в том числе Влад Галкин.

- Они приближают ситуацию к миру или наоборот, как вы считаете?

- Я думаю, что они вообще не с этой целью сняты, а потому что это удачный кинематографический материал, который дает массу разных сюжетов, и никакой разницы между этими сериалами и сообщениями в новостях об очередных "зачистках" не вижу, по крайней мере, в картинке визуально.

- Смутно, но помню. Хорошая работа, мужская.

- Может быть, вы вспомните - режиссер Кеосаян, Федор Бондарчук?

- Нет, я лично не смотрела. Я слышала такие фамилии, но фильм точно не смотрела.

- Сериал "Мужская работа" мне очень понравился. Фильм народный, и я думаю, что народ с удовольствием его посмотрел. Потому что тема поднята злободневная, так или иначе любого человека все равно волнует вопрос чеченской войны, который один из важнейших на данный момент для нашей страны.

- Фильм действительно о настоящей мужской работе. Особенно мне понравилась концовка фильма, настоящий хеппи-энд. Несмотря на то, что весь фильм очень я переживал, почему же один из трех друзей оказался по другую сторону баррикад. В конце концов, все стало так, как должно быть.

Олег Кусов: Таково мнение простого зрителя. А сейчас предлагаю послушать комментарии обозревателя Радио Свобода, писателя Петра Вайля.

Петр Вайль: В начале Великой Отечественной войны были сняты и показаны несколько фильмов, которые шли недолго, потом и вовсе забылись. Я видел несколько таких лент из архивов Госфильмофонда, вроде картин про Антошу Рыбкина, который одним прикладом играючи побивал целый немецкий взвод. Немцы там были патологические трусы, патологические негодяи и патологические дураки. Потом наверху спохватились: если воюем с дебилами, то почему отступаем до Волги? Враг приобрел некоторое достоинство, хотя метастазы Антоши Рыбкина видны, например, в "Подвиге разведчика" или в послевоенной "Встрече на Эльбе", где отчаянно карикатурны уже американцы. Года не прошло после войны, как началась война холодная. Но в целом враги сделались хоть как-то сопоставимы. Хитрости и коварству противопоставлялись мастерство и мужество. Враг пересекал пограничную полосу на коровьих копытах задом наперед, но пограничники изучали глубину следов и ширину шага и ловили шпиона в колхозе, где он уже работал учителем физкультуры и готовился извести весь рогатый скот. Книжки серии "Библиотечка военных приключений" и снятые по ним фильмы породили анекдоты про майора Пронина и других героев, пародии вроде "Рассказа старого колхозника". "Приходит ко мне корова и спрашивает, как, дескать, на станцию пройти. Я и смекнул: если корова дороги не знает - не наша это корова. Свел ее на заставу, а там ее уже ждут. Здравствуйте, говорят, мистер Бобкинс, граница на замке". Позже в русском искусстве возникло целое направление пародийно эксплуатирующее приемы соцреализма, соцарт. В живописи Комар и Миломит, в поэзии Пригов, с перестройкой - Сорокин, Кибиров, целый выводок фильмов вроде "Путешествие товарища Сталина в Африку". На соцреалистические делянки сошла такая лавина, что, казалось, там ничего вырасти не может. Выросло. По незатейливой форме "Мужская работа" восходит к поэтике Антоши Рыбкина, по крепкому идейному содержанию к "Библиотечке военных приключений". Тут враг дошел на коровьих копытах до Государственной думы и Кремля, и если бы не Карацупа из спецназа в исполнении Федора Бондарчука, извел бы весь народ. Чеченцы все беспросветно коварны и кровавы. Даже странно, что автор фильма - сын того режиссера, который вывел на экран "Неуловимых мстителей", лихо, увлекательно, легко. Здесь все уныло, скучно, тяжеловесно. "Мужская работа" проделана так топорно, что никакого более тонкого инструмента не понадобилось. Можно сказать, что российская публика и без того смотрит массу примитивных третьеразрядных фильмов американского производства. Верно. В стране много лет идут халтурные картины, которые в самих Штатах в кинотеатрах увидеть нельзя, затраты на прокат заведомо не оправдаются и они выходят только на видео. Но российский зритель смотрит эти ленты вполне отстраненно, ему нет никакого дела до того, кто кого рвет на части где-нибудь в пригороде Лос-Анджелеса. И совсем иное, когда речь идет о всенародной беде, войне на собственной территории, против своих граждан, войне, которая началась уже восемь лет назад - первая, а сейчас уже три с лишним года вторая и конца не видно. И вся страна играет в зловещие прятки с воинским призывом. Тут не переключиться, не отрешиться. Халтура "Мужской работы" выглядит оскорбительной для человеческого горя, которое обрушилось на Чечню и Россию.

XS
SM
MD
LG