Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия глазами Художника - Вахтанг Кахидзе. Часть 1

  • Тенгиз Гудава

С грузинским композитором Вахтангом Кахидзе в Тбилиси беседовал Юрий Вачнадзе.

Звучат позывные грузинской службы Радио Свобода. Их для нашей радиостанции написал Вахтанг Кахидзе.

Тенгиз Гудава: Композитор, пианист и дирижер Вахтанг Кахидзе, сын легенды грузинской музыки Джансуга Кахидзе, ушедшего из жизни в 2002 году. Сын и наследник в высшем и прямом смысле этого слова: он продолжает дело отца. В сегодняшней Грузии, где кажется все плохо, он продолжает дело Джансуга Кахидзе: продолжает и развивает музыкальную культуру, которой Грузия даже в это историческое ненастье продолжает быть богатой.

С Вахтангом Кахидзе беседует Юрий Вачнадзе:

Юрий Вачнадзе: Батоно Вахтанг, вы в первый раз встречаете Новый год и Рождество без отца, а Грузия - без большого маэстро, или, маэстро, впрочем, переводится и как великий маэстро. Так все звали у нас Джансуга Кахидзе... Что изменилось для вас, и что изменилось в стране за год?

Вахтанг Кахидзе: В первую очередь, я хотел вас поблагодарить за то, что вы меня пригласили в вашу передачу, и поприветствовать всех слушателей, которые нас сейчас слушают. Это очень сложный вопрос, что изменилось для меня - для меня лично, для моей семьи изменилось очень многое, потому что это огромная утрата, я не говорю сейчас о грузинской музыкальной культуре и о грузинской культуре вообще, это не мне судить, но для семьи изменилось очень много, потому что, когда глава семьи уходит, независимо от того, в каком возрасте, болен он, здоров, все-таки это огромная опора, огромная надежда, и уход этого человека в мир иной всегда связан с большими, с большими переменами в семье. Лично для меня это новая ответственность, поскольку много ответственности, очень много забот семейных, это все возложилось на меня, как, можно сказать, на старшего мужчину в семье, и я в этом качестве себя чувствую немножко необычно, все время думаю, что это неправда. И вообще, у меня нет такого ощущения, что его нет, потому что он настолько часто ездил в последние годы, и мы настолько привыкли, что он уезжал, на месяц, на два, на три, потом заезжал в Тбилиси на неделю, потом опять уезжал, что у меня все время такое ощущение, что он сейчас где-то на гастролях и вернется через неделю, через месяц, и уже практически прошло 9 месяцев, а то и больше, и я не могу отделаться от этого ощущения. Может быть, это и хорошо, потому что это мне помогает переносить как-то вот ту боль и ту скорбь, это мне помогает все это пережить.

Тенгиз Гудава: Вахтанг Кахидзе родился в 1959-м году в Тбилиси в семье музыкантов. Музыкой занимается с 6 лет, играет на фортепьяно. В 1981-м году окончил Московскую консерваторию по классу композиции. В 1983-м году там же - аспирантуру. Его педагогами были выдающиеся музыканты: Николай Сидельников (композиция), Эдисон Денисов (искусство аранжировки)...

Вахтанг Кахидзе: Что касается в творческом плане - на меня упал огромный груз, вот вдруг, за одну секунду, за одну минуту, потому что его заменить на своем месте, если так сказать, и это не только дирижерского подиума касается, а вообще, личности, которая занималась не только дирижированием, а занималась практически планированием всей музыкальной деятельности в классической музыке, и не только в классической музыке в Грузии - вдруг это все свалилось на мои плечи.

Юрий Вачнадзе: Разрешите, я просто добавлю: и благодаря Джансугу Кахидзе музыкальная планка держалась все время на большой высоте. Это примечательно, он как бы определял вот высоту этой планки в Грузии.

Вахтанг Кахидзе: Да, это, на самом деле, было так. И вдруг это все свалилось на меня. Тут и музыкальный культурный центр, тут и Тбилисский симфонический оркестр, оперный театр, я перечислю просто те заведения, те направления, которыми он занимался. Хор мальчиков, который он буквально за год до своей смерти организовал при музыкальном центре, ну, я уже не говорю о том, что театры, кино и так далее, он всю жизнь занимался этим, писал музыку и очень много еще так называемой общественной музыкальной деятельности, которой он занимался на протяжении всей своей жизни. Естественно, я не смог бы и не смогу как-то заменить его во всех этих направлениях, и не буду стараться, вообще, я считаю, что заменить я его не смогу. Тут вы правильно отметили про планку - я постараюсь эту планку не уронить, не опустить, чтобы она была на той же высоте, и если я смогу к этому что-то добавить, я буду считать, что моя функция выполнена, потому что это самое важное для меня.

Я отказался от сотрудничества с оперным театром. От сотрудничества какого рода - чтобы я работал и занимался, так сказать, оперными спектаклями, потому что я считаю, что это просто нереально - заниматься оперным театром и музыкальным центром. Поэтому я на себя взял ответственность заниматься музыкальным центром и Тбилисским симфоническим оркестром. И то, здесь уже две функции, одна - организаторская, а другая - чисто творческая, дирижерская функция, причем это не только то, что дирижировать концерты, а просто - вести музыкальную политику оркестра, кадровую политику, чисто профессионально заниматься оркестром, перспективой оркестра, потому что люди меняются, поколения меняются, и, чтобы сохранить эту планку, вот, конечно, надо это все делать очень внимательно, очень осторожно, и очень много проблем, и социальных, и творческих, и поэтому на это уходит очень много времени. Это то, в чем я счел себя как бы обязанным, мост рушится - подставить свое плечо, чтобы он не разрушился, временно поддержать для того, чтобы потом построить что-то новое.

Тенгиз Гудава: Музыка Вахтанга Кахидзе звучит в очень многих странах мира, его исполняют такие известные музыканты как Юрий Башмет, Гидон Кремер, Александр Князев, Николай Петров и другие.

Композицию Вахтанга Кахидзе "Брудершафт для альта, фортепьяно и струнного оркестра" исполняют Вахтанг Кахидзе, Юрий Башмет и "Солисты Москвы"

Вахтанг Кахидзе: Сейчас - что касается страны, что изменилось в стране - я просто не ожидал, что мой отец был настолько любимым человеком для Грузии, для Тбилиси, и в те дни, ужасные дни, когда мы скорбели о нем, и была панихида, потом похороны, я просто не представлял себе, что такое количество людей сможет его проводить в последний путь. В этом смысле он, наверное, на протяжении всей своей жизни заслужил эту любовь, и он обожал свою страну, был большим патриотом своей страны, доказательство этому то, что он всю жизнь хотел жить здесь, хотя имел очень много раз возможность жить за границей, но он предпочитал ездить на гастроли, но жить здесь.

А так - в нашей стране очень сложная ситуация, это не секрет, и политически, и экономически, и в социальном плане. Я не знаю - в последние 10 лет очень много стараний, я не могу сказать, что вот наши руководители или, допустим, политические партии не стараются что-то исправить, но первые 5-6 лет мне казалось, что маленький, но прогресс есть, а последние 3-4 года мне кажется, что не то, что это замерзло на одной точке, я вижу некоторые негативные какие-то движения, больше к регрессу, потому что невозможно в конце ХХ и начале XXI века говорить опять о тех же проблемах, как свет, как газ, как какие-то просто смехотворные пенсии, несуразные зарплаты, и просто ничего не делать для того, чтобы это все - хотя бы почувствовать, что все идет к улучшению. Вот у меня это ощущение потерялось. Но все равно, я надеюсь, и мое поколение надеется, которое уже нельзя считать молодежью или будущим поколением, мы довольно много уже повидали, к сожалению, плохого на своем веку, и мы тоже хотим надеяться, что все-таки мы успеем дожить до того, что Грузия будет нормальной страной, ориентированной, как политически видно в последнее время, на европейское мышление, на европейский образ жизни и на элементарный европейский стандарт этой жизни. Я очень хочу в это верить.

В будущем году у нас выборы в парламент, через два года - выборы нового президента. Я думаю, что это будет очень горячий период для Грузии, на том фоне, что мы видим ежедневно в парламенте и вообще в политической жизни Грузии, но я надеюсь, что население стало мудрым, оно за эти 10 лет имело возможность просто познать всех, абсолютно все партии, всех лидеров и так далее, я надеюсь, что население наконец-то сделает очень правильный, мудрый и справедливый выбор, потому что это алогично, чтобы себе же подложить свинью просто - потом эти люди занимаются твоими вопросами.

Юрий Вачнадзе: Батоно Вахтанг, вы всегда выступали в трех ипостасях: композитора, пианиста и дирижера. Теперь прибавилась и политическая деятельность, вас избрали членом Тбилисской Думы - Сакребуло - вот здесь какова ваша задача в качестве политика? Как вам видится эта задача?

Вахтанг Кахидзе: Я вам скажу честно, я сделаю маленькое такое лирическое отклонение: я болел буквально накануне выборов в городскую Думу, и по телевидению шли рекламные клипы или рекламные выступления всех политических партий, которые баллотировались в городскую Думу, их было более 40. Я специально прослушал все, абсолютно все рекламные выступления лидеров, и практически, кроме двух партий, я ни у кого не услышал элементарно слова "культура". Не то, что, допустим, что они собираются делать в этом направлении, а вообще вот слова "культура". Раньше это слово употребляли хотя бы для того, что это было положено. Где- то 38-й вопрос в их программе - все-таки звучало слово "культура". Сейчас даже этого не произошло. У меня большие опасения, что на фоне таких горячих политических дебатов, борьбы и так далее, не только слово "культура", но и сама культура может перейти на последний план, или вообще исчезнуть из поля зрения и поля внимания политических партий парламента, правительства, городской Думы, и так далее. Своей основной задачей я считаю лоббирование, если хотите, именно этого вопроса. Тут очень много вопросов. Тот же самый Тбилисский музыкальный культурный центр - это муниципальное заведение, оно находится на бюджете тбилисской мэрии, и благосостояние этой организации очень во многом зависит от той политики, которую будут проводить мэрия и городская Дума по отношению к культуре вообще, а в том числе и Тбилисскому музыкальному центру, потому что это одно из основных музыкальных заведений города Тбилиси.

Тенгиз Гудава: Приблизительно за год до своей кончины отец Вахтанга - Джансуг Кахидзе - организовал Хор мальчиков, разучивал с ним классику, что для Грузии нечастый феномен, особенно сегодня. После смерти отца, Вахтанг Кахидзе возглавил руководство детским хором, который теперь называется Хор мальчиков музыкального центра имени Джансуга Кахидзе. Так продолжается нить жизни.

XS
SM
MD
LG