Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит экономического союза

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: директор Центрально-азиатского агентства политических исследований Ерлан Карин; корреспондент Радио Свобода в Казахстане Ержан Карабек; сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава:

Президенты четырех центрально-азиатских республик встретились на прошлой неделе в Алма-Ате, в рамках деятельности регионального экономического сообщества. Впрочем, кроме экономических вопросов, на саммите обсуждались проблемы безопасности границ, особенно - таджико-афганской границы, откуда два года подряд вторгались на сопредельные территории исламские боевики. Ряд других вопросов обсуждался на встрече - обсудим это событие и мы. По телефону из Алма-Аты: Ерлан Карин - директор Центрально-азиатского агентства политических исследований и корреспондент Радио Свобода Ержан Карабек. Со мной в студии - мой коллега из Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып. Первый вопрос Ерлану Карину: Центрально-азиатский экономический союз - что это за организация и каковы ее функции?

Ерлан Карин:

Центрально-азиатское экономическое сообщество было создано в 1994-м году, и при создании преследовались такие цели, как налаживание экономических связей между республиками Центральной Азии, с учетом того, что после распада Советского Союза в наследство мы получили разрушенные экономические связи, и надо было все налаживать - то есть, были объективные предпосылки для создания данного сообщества. Еще один немаловажный факт - в какой-то степени "заигрывание" центрально-азиатских республик с Москвой - что если со стороны Москвы им не будет уделяться должное внимание, они могут создать своеобразный противовес - "мусульманский блок". Третий элемент - элемент подражания всему тому, что происходит на Западе. В то время очень модно было приводить в пример происходящее в европейской части - что там процессы интеграции наращиваются, и что нечто подобное можно было бы создать и в Центральной Азии - то есть, была как бы иллюзия создания "общего рынка" на территории Центрально-азиатского региона. И вот с этого момента данное сообщество существует...

На самом деле, это довольно формальная организация, в рамках которой провозглашаются какие-то экономические принципы, лозунги существования в регионе. Сообщество замышлялось как своеобразный механизм согласования экономических интересов. Было подписано очень много соглашений, однако, к сожалению, многие соглашения неэффективны. И проблема в том, что темп интеграционных процессов в Центральной Азии и развития экономических отношений между государствами, входящими в Центрально-азиатское экономическое сообщество, зависит от субъективной воли лидеров данных республик, которые как бы являются заложниками их отношений, симпатий или антипатий. То есть, Центрально-азиатское сообщество еще не доказало свою как бы эффективность, и последняя встреча в Алма-Ате была, скорее всего, желанием как бы еще раз показать, что все не так плохо, и что можно что-то сделать.

Тенгиз Гудава:

Кстати, почему Туркменистан не участвует в этой организации? Каковы причины отсутствия Туркменбаши на саммите?

Ерлан Карин:

Дело в том, что Туркменистан очень осторожно относится ко всяким региональным объединениям и блокам - пусть бы они даже носили чисто экономический характер. Официально это объясняли тем, что Туркменистан занимает позицию нейтралитета, а, конечно, за всеми экономическими объединениями они усматривали какой-то политический подтекст.

Тенгиз Гудава:

Открывая алма-атинский саммит каждый президент выступил с короткой вступительной речью. Нурсултан Назарбаев подчеркнул важность вопросов безопасности:

Нурсултан Назарбаев:

Для всех для нас вопросы безопасности и борьбы с терроризмом являются неделимыми, для всех одинаковыми. И встречаясь в последний раз в Бишкеке, по этой проблеме мы совместно обратились в Совет Безопасности ООН с призывом рассматривать Афганистан как главный источник нестабильности в регионе, откуда исходят эти угрозы для Центрально-азиатского региона. Казахстан, со своей стороны, на сегодняшний день выполнил все свои обязательства, ратифицировал этот договор, получено согласие на участие Республики Казахстан в антитеррористических акциях, вплоть до применения вооруженных сил, если будет такая просьба от наших соседей...

Тенгиз Гудава:

Ержан Карабек, чем был отмечен алма-атинский саммит четырех центрально-азиатских президентов? Вообще, подобные встречи имеют какое-либо прагматическое значение, или это церемония?

Ержан Карабек:

Как было в этот раз заявлено официальными источниками информации, нынешний саммит отмечен первой встречей президентов "без галстуков". Хотя насколько знает общественность, президенты встречались "без галстуков" несколько раз, но, тем не менее, именно в этот раз этот момент был показан очень выпукло. Но, к сожалению, на этой встрече "без галстуков" не было президента Таджикистана Эмомали Рахмонова, хотя он являлся очередным председателем Центрально-азиатского экономического сообщества. Также, на нынешнем саммите сложилось впечатление, что всей встречей - всеми ее закулисными моментами руководит президент Узбекистана Ислам Каримов - этот момент был отмечен многими наблюдателями. Например, Ислам Каримов позволил себе дружеский жест по отношению к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Известно, что Узбекистан ежегодно в начале зимы берет Казахстан в "газовые тиски". Нынешней осенью Узбекистан предупредил, что поднимет цены на газ с 35 долларов до 50 долларов за каждую тысячу кубометров. В то же время, не все знают, что для Кыргызстана Узбекистан снизил цену на газ с 38 долларов до 30. Также на этом саммите Ислам Каримов довольно резко высказался в адрес России, очень прозрачно намекнув, что Россия, 201-я дивизия которой находится в Таджикистане, как и российский погранотряд, способствует проникновению исламских боевиков на территорию Таджикистана, откуда они сеют угрозу для всей Центральной Азии.

Тенгиз Гудава:

Президент Киргизии Аскар Акаев говорил о важности алма-атинского саммита:

Аскар Акаев:

Мы придаем исключительно важное значение нынешней встрече глав государств - участников Центрально-азиатского экономического сообщества. Мы считаем, что сегодня будут приняты очень важные решения. Мы - кыргызстанцы - приветствуем решение о создании экономического Центрально-азиатского форума, экономического сообщества, инициатива которого принадлежит Узбекистану...

Тенгиз Гудава:

Нарын Айып, экономика всех без исключения центрально-азиатских республик находится в критическом состоянии. Но если у Казахстана и Узбекистана имеются богатейшие природные ресурсы, и с этим связаны их надежды на будущее, то у Киргизии нет и этого аргумента. Существуют какие-либо планы развития киргизской экономики? На что идет расчет?

Нарын Айып:

Такие, я бы сказал - поползновения создать какие-то долгосрочные планы постоянно, конечно, декларируются, но, я думаю, серьезных планов нет, и если они даже и есть на бумаге, то в мыслях лидеров Кыргызстана, по крайней мере, это довольно расплывчато. Главное - кто должен создавать такой план. Наверное, премьер-министр, или экономист, или организация какая-то, но нет такой организации, потому что премьеров президент меняет как перчатки - за 10 лет независимости премьер-министр сменился уже в восьмой раз. Причем правительство не отчитывается - иногда отчитывается, но отчеты такие - непонятные, потому что такая странная Конституция в Кыргызстане, что вплоть до районных руководителей назначает президент, а отвечает за деятельность правительства премьер, которого в любой момент тот же самый президент может снять, и ни о каком отчете речи быть не может. Но в последнее время премьер, которого сняли в декабре, говорил о том, что, вот, концептуальная большая комплексная программа развития Кыргызстана до 2010-го года разрабатывается. Ее должны были принять в марте, а в декабре его сняли. Теперь кто это будет делать, куда будет двигаться эта программа, и как она будет готовиться - непонятно...

Или, вот: в Алма-Ате встречаются 5 января президенты 4 стран и обсуждают экономические проблемы. Именно в это время - 5 января в Кыргызстане рабочие группы Казахстана и Кыргызстана готовят программу совместного использования энергетических ресурсов и говорят, что это соглашение будет подписано к концу января. Спрашивается: а зачем тогда встречаться в Алма-Ате и обсуждать, если это соглашение еще не готово? Или: 5 декабря в Кыргызстане вице-премьеры Узбекистана и Кыргызстана подписывают именно такое соглашение, как сейчас готовится между Казахстаном и Кыргызстаном - о совместном использовании энергетических ресурсов. Проходят 2-3 недели, и Узбекистан прекращает поставки газа в Кыргызстан. Спрашивается: какая цена всем этим договоренностям?!..

Тенгиз Гудава:

Отвечая на вопрос о возвращении таджикских беженцев на родину из Афганистана, президент Таджикистана Эмомали Рахмонов был достаточно резок:

Эмомали Рахмонов:

Нет, однозначно. Там не только беженцы. Там несколько сотен вооруженных до зубов людей. И с территории Афганистана находится на территории Пакистана и Ирана более... В каких условиях они живут? И почему не интересуются ими? Не будет допущен на территорию Таджикистана ни один беженец с территории Афганистана...

Тенгиз Гудава:

Сказал Эмомали Рахмонов в Алма-Ате, на экономическом саммите Центрально-азиатских республик... Политических лидеров Центральной Азии роднит одно, довольно печальное качество - их авторитаризм. Ержан Карабек, скажите: существует какая-либо солидарность президентов региона? Помогают они друг другу властвовать? И какие есть антипатии среди президентов Центральной Азии, и что преобладает: солидарность или антипатии?

Ержан Карабек:

Что касается солидарности: да, некоторые президенты весьма солидарны друг с другом. Более того, они обязаны быть солидарными, ведь их связывают родственные узы. Я имею в виду, конечно, президентов Нурсултана Назарбаева и Аскара Акаева. Что касается взаимоотношений Назарбаева и Каримова, то всем известно, что эти два лидера давно исподволь борются за лидерство в Центральной Азии, за лидерство в регионе, в котором нет единства. Ведь эти государства - они очень разные. И по структуре населения, и по социально-экономическому направлению развития, и по идеологическому настрою. То есть, как бы, в одной упряжке связаны - как в известной басне Крылова - и лебедь, и рак, и щука... Тут еще, скажем так, Таджикистан присоединился к этому союзу. Лидерство Таджикистана - его формальное председательство на этом форуме - является формальным и по сути, и по форме. Я уже отмечал, что президента Таджикистана не было на встрече "без галстуков", так широко разрекламированной официальными источниками информации. В то же время, на самом саммите верховодил президент Узбекистана Ислам Каримов. Еще раз подчеркиваю, что в этот раз у наблюдателей сложилось впечатление, что в этот раз вопрос лидерства решается в пользу Каримова. Другое дело, что, может быть, это лидерство весьма мизерное с точки зрения планетарных масштабов, но уже то, что Каримов подкупает свих коллег-президентов, говорит об аморфности этого сообщества.

Тенгиз Гудава:

Доктор Карин, Вам вопрос: Центрально-азиатский регион, и даже шире - Кавказско-центрально-азиатский регион, а иногда сюда добавляют и Монголию - так вот, это - гигантский геополитический материк. Можно ли рассматривать этот пояс, этот материк, как единое геополитическое целое? Или все-таки различий больше, чем единообразия?

Ерлан Карин:

Действительно Центрально-азиатский регион сейчас представляет собой раздробленное геополитическое и геоэкономическое поле, на котором ведут игру активные, уже более крупные, игроки. Даже само вот это Центрально-азиатское экономическое сообщество объединяет 4 республики различной внешнеполитической ориентации. Дело в том, что Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан входят в группировку государств, входящих в Договор о коллективной безопасности, то есть, в группу государств, все время оглядывающихся на Россию. Узбекистан же наоборот представляет другую региональную группировку - ГУАМ, которая известна как бы своей "антироссийской" направленностью. Естественно, все это не может не отражаться на деятельности данного сообщества, поскольку при принятии каких-либо экономически или политически значимых решений они должны будут корректировать собственную внешнеполитическую концепцию. И вот, в геополитическом плане центрально-азиатское поле довольно раздроблено, все республики оглядываются на разные центры силы; на внешнеполитическом уровне часто национальные интересы не совпадают. Даже тот же самый Кыргызстан, с одной стороны, конечно, вместе с Казахстаном и Таджикистаном пытается действовать в фарватере российской внешней политики, но в то же время в каких-то моментах тоже отказывается и проводит иную политику, которая не совпадает с политикой Москвы и Астаны. Вопрос не стоит о том, чтобы усилить процесс интеграции, наращивать интеграционный потенциал, а вопрос совсем в другой плоскости: как нам избежать большого регионального конфликта? Есть комплекс пограничных проблем, территориальных, этнических, религиозных, экономических и вопросов, связанных с энергетикой...

Тенгиз Гудава:

Вот как определил свое отношение к проблеме безопасности региона президент Узбекистана Ислам Каримов:

Ислам Каримов:

Само собой разумеется, что невозможно строить планы на будущее без глубокого и обстоятельного анализа прошлого - его успехов и недостатков, без ясного понимания причин, которые привели к трудностям, проблемам, связанным с реализацией нашего содружества. Представляется наиболее актуальной реализация общего принципа, который должен быть положен в основу нашей общей политики каждой страны, входящей в состав Содружества. Это - реализация на региональном уровне принципа неделимости безопасности во всех его измерениях. Я мог бы более глубоко обосновать эту задачу, но коротко я могу сказать одно: сегодня стабильность Таджикистана - это стабильность Узбекистана, Кыргызстана и Казахстана. В свою очередь, стабильность Казахстана - это стабильность всех остальных государств, входящих в состав этого содружества. Вот так мы понимаем положение дел с принципом неделимости безопасности.

Тенгиз Гудава:

Президент Узбекистана Ислам Каримов говорит, как мы видим, даже не о "единстве", а о "неделимости"... Нарын Айып, война в Афганистане обсуждалась в Алма-Ате, и эта война весьма тревожит лидеров региона. Какие меры по укреплению безопасности были согласованы? Вовсю используется жупел "исламской угрозы! - это точь-в-точь то же, что в Советском Союзе был жупел "империалистической угрозы": Но как в Центральной Азии хотят бороться с исламским экстремизмом? Только пропагандистскими клише, или есть какие-то серьезные реальные шаги?

Нарын Айып:

Серьезных шагов пока не видно, но, по крайней мере, хотя бы на словесном уровне говорят о неделимости безопасности региона, и это, в принципе, конечно, хорошо. В Кыргызстане хотя, например, объявлена религиозная свобода, по солидарности с Узбекистаном преследуются люди, которые например являются членами партии "Хизб-ут-Тахрир". По идее, в Кыргызстане их не должны преследовать, но так как Узбекистан их преследует, то из солидарности или, может быть, по требованию властей Узбекистана, начиная с июля уже 15 человек было осуждено. Они бегут из Ферганы, из Узбекистана, потому что в Кыргызстане ситуация более либеральная... Когда нападают боевики, тоже, в принципе, помогают, но странно помогают. Например, в 1999-м году узбекские самолеты разбомбили село Каратейит в Кыргызстане, и погибли 3 человека, включая пятилетнюю девочку - существенной помощи нет... С другой стороны, в 1999-м году, когда боевики напали на Кыргызстан - они или якобы, или действительно пытались прорваться в Узбекистан, и они прошли всю территорию Кыргызстана, и буквально в нескольких километрах от границы с Узбекистаном ценой многих смертей киргизские военнослужащие их остановили. Получается, что киргизские войска как бы охраняли не свою границу, а границу Узбекистана. Это тоже как бы можно назвать кооперацией...

Тенгиз Гудава:

Несомненно, в таком случае слова о неделимости региона имеют свой особый смысл...

XS
SM
MD
LG