Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восстановление Чечни

  • Тенгиз Гудава

Программу ведут Тенгиз Гудава и Амина Ибрагимова. Они беседуют с Владимиром Елагиным - министром Российской Федерации по восстановлению социально-экономической сферы Чеченской Республики.

Тенгиз Гудава:

На днях на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы в Страсбурге было принято одно из самых двусмысленных решений. Несмотря на нарушения прав человека в Чечне, но, учитывая некий прогресс в этой сфере, права самой России в ПАСЕ восстановлены в полном объеме, то есть, Россия может голосовать по всем вопросам, включая касающиеся ее. Казуистический успех российской дипломатии, тем не менее, имел в своей основе ряд политических шагов Кремля, в частности приуроченные к Страсбургской сессии декларации о выводе части войск из Чечни, о передаче ответственности за военную операцию в Чечне на ФСБ, и, пожалуй, главное: российское руководство декларировало программу по восстановлению социально-экономической сферы Чеченской республики и даже назначило министра по этому вопросу - Владимира Елагина. Говорится и о выделении бюджетных средств - где-то порядка 14-16 миллиардов рублей.

Амина Ибрагимова:

14 миллиардов рублей - деньги немалые, если их действительно использовать в той сфере, на которую они, собственно, выделяются. Но крайне мало, чтобы были сыты волки и овцы целы. По дороге в Чечню сумма может значительно уменьшиться и осесть в карманах как гражданских, так и военных чиновников. Так однажды уже было. После Первой войны на Чечню выделили деньги, которые загадочно исчезли. Как говорят в народе, их хватило на то, чтобы разобрать разбомбленный президентский дворец, здание Совмина, прилегающую к нему гостиницу "Кавказ" и несколько многоквартирных домов. А бывший президент России Борис Ельцин на вопрос о том, где же эти деньги, ответил так: "Черт его знает, куда ушли эти деньги"!

Тенгиз Гудава:

Тему восстановления Чечни мы обсуждаем с министром Российской Федерации по восстановлению социально-экономической сферы Чеченской республики Владимиром Елагиным.

Амина Ибрагимова:

В "Российской газете" за 29 января опубликовано интервью вице-премьера Российского правительства Николая Кошмана, в котором он сравнивает восстановительные программы 1995-го-1996-го годов и нынешнюю. "Разница принципиальная, - пишет Кошман. - Во-первых, сегодняшняя восстановительная кампания гораздо меньше по размаху, потому что в ней нет Грозного. Во-вторых, планируется восстанавливать, в первую очередь, то, что может дать наглядный эффект, и дать заработать республике и жителям. В-третьих, сейчас никто извне в Чечню не приедет - все должна делать сама Чечня".
Господин Елагин, скажите, почему исключен Грозный из плана восстановления, и какая судьба ждет этот город?

Владимир Елагин:

Грозный не исключен из планов восстановления, наоборот, определена для Грозного конкретная сумма средств - для восстановления коммунальной системы, энергетики и жилья - заложена сумма. Более того, в решении пока этого нет, но мы обсуждаем вопрос, связанный с созданием там блока правительственного, чтобы система управления и органы власти находились в одном месте.

Тенгиз Гудава:

То есть, Грозный планируется все-таки оставить столицей Чеченской Республики.

Владимир Елагин:

Конечно. Таких решений, чтобы сказать, что "Грозного как столицы больше нет", - таких решений не было. В программе, повторяю, есть специальная статья расходов на восстановительные работы по Грозному.

Тенгиз Гудава:

Первая восстановительная программа (1995-96-го годов) провалилась с треском. Тот же Николай Кошман обвиняет в этом самих чеченцев, точнее Дудаева, который, мол, зародил "эмбрион" разнузданной преступности: Гигантская сумма бюджетных денег, отпущенная на восстановление Чечни, была разграблена. О какой сумме идет речь? Куда ушли деньги? И где гарантии, что они и на этот раз не уйдут туда же?

Владимир Елагин:

Честно говоря, суммы я не знаю, у меня даже документов по прошлой восстановительной компании нет, и я тогда в этих работах не участвовал. Сейчас ясно одно: Счетная палата пытается установить как бы истину - что тогда было. Я даже не могу сказать - 5 миллиардов долларов, 2 миллиарда...

Амина Ибрагимова:

В начале этого года Государственная Дума России приняла законопроект, который разрешает ввоз в Россию и хранение на ее территории отработанного ядерного топлива. Главным аргументом явились деньги, которые Россия на этом зарабатывает. Вы допускаете, что на территории Чечни могут захоронить это самое отработанное ядерное топливо?

Владимир Елагин:

Я не знаю, это как бы не моя тема, ядерное топливо, я этим вопросом не занимаюсь. Но если вам интересно мое мнение знать, то такого вообще нельзя, и вряд ли даже у кого-нибудь возникнет идея сделать там захоронение.

Тенгиз Гудава:

Какие отрасли экономики Чечни планируется развивать в первую очередь? (Нефтяную? Сельское хозяйство?)

Владимир Елагин:

Нет такого, чтобы "первая, вторая, третья, пятая очереди". Параллельно будет развиваться, и уже сейчас ведется работа по восстановлению легальной добычи нефти, и средства, вырученные от этой добычи, строго подконтрольно будут направляться опять же на восстановительные работы. Идет сейчас работа по сельскому хозяйству. Это очень важный сектор. Мы планируем 116 тысяч гектаров посевных работ провести там уже весной вместе с руководством республики. Восстановление ряда перерабатывающих предприятий - средних пока. На крупные сейчас не идем, потому что это и большие инвестиции, и надо еще оценить, в каком направлении развивать, потому что в Чечне было в свое время много предприятий, унаследованных от централизованной распределительной системы. Машиностроительные предприятия были большие и работали чисто на государственную распределительную систему. Нефтеперерабатывающие предприятия - 20 процентов перерабатываемой нефти было своей, а остальное поставляли из Сибири, с Поволжья. И здесь тоже нужно будет пересмотреть концепцию развития. Энергетика и газификация то же самое - это очень важно. И работа сейчас ведется. Есть сложности чисто с точки зрения безопасности этих работ, связанные с тем, что энергетика восстанавливается, и снова идут подрывы столбов или хищение проводов и опор линий электропередач. Но вот эти перечисленные отрасли - одни из базовых. Хотя нужно восстанавливать строительную индустрию, фактически никаких реформ в Чечне не было с 1990-го года. Там сегодня все, в основном, является федеральной государственной собственностью, в основном. Там не было ваучеров, не делили землю на паи, не было как такового акционирования, то есть, там сегодня нужно фактически заново начинать формировать структуры собственности и структуры экономики, и это очень серьезная и большая работа.

Амина Ибрагимова:

Кстати, о сельском хозяйстве: Выделяются ли суммы на разминирование полей? (Говорят о том, что для этого нужно много высококвалифицированных профессионалов и потребуется приглашение иностранных специалистов:)

Владимир Елагин:

Насчет иностранных - я не знаю. Вряд ли, у нас есть и свои. Эта тема - она присутствует и у самих военных, и каждый объект, или какая-то отрасль, которая будет работать - в их проектах, в их сметах и документации -там будет обязательно заложена система разминирования.

Тенгиз Гудава:

Господин Елагин, расскажите пожалуйста чуть-чуть поподробнее о восстановлении или развитии нефтяной промышленности Чечни. В 1995-м-96-м годах для развития нефтяного сектора Чечни была создана компания ЮНКО. Планируется ли создание особой нефтяной компании на сей раз?

Владимир Елагин:

Не планируется, а там уже образована нефтяная компания "Грознефтегаз". На сегодняшний день стартовая позиция - будем так говорить - 51 процент "Грознефтегаза" принадлежит "Роснефти", и 49 процентов - Чеченской Республике. Дело в том, что там стоит непростая задача освоения месторождений. Задача стоит восстановления скважин, экологические проблемы в связи с нефтяным комплексом, в связи с тем, что много нефти изливалось и горело, задачи по восстановлению нефтяного комплекса ложатся на эту компанию, а дальше, когда она уже будет нормально работать, будет особый план ее дальнейшей приватизации.

Тенгиз Гудава:

Что планируется в области образования и здравоохранения? Сегодня Чечня, вероятно, самая неблагополучная область в мире по этим вопросам:

Владимир Елагин:

В мире - не знаю, может, есть и другие примеры... На сегодняшний день функционирует часть образования и, конечно, совсем недостаточная часть здравоохранения. Поэтому в программе есть средства на восстановление школ и больниц, причем это будет прописано по каждому объекту отдельно. Не обезличенная программа, а конкретные названия - в каком селе, какая школа, и какие работы там должны будут проводиться. Текущее содержание сегодня здравоохранения я считаю, прописано достаточно нормально, единственное, что сейчас нужно там полностью обеспечить контроль над средствами, которые поступают на эту систему, на то, чтобы они доходили до конечной цели. Создается целая система, которая не позволит нецелевого расходования средств, и более того - их хищения.

Амина Ибрагимова:

В Чечне всегда был огромный процент безработных среди трудоспособного населения. Как будет решаться проблема безработицы?

Владимир Елагин:

Вот то, что я говорил - это как раз касается проблемы создания рабочих мест. Нефтяной комплекс берет в себя большую часть работающих людей, сельское хозяйство - сейчас 80 процентов, ориентировочно, населения Чечни находится на селе, и они будут заняты на сельхозработах. Более того, к восстановлению жилья мы хотим максимально привлечь местных жителей и хотим, чтобы жильцы, если они пожелают того, осуществляли это сами. Им даже будут выделять заработную плату, чтобы они как бы занимались строительными работами на своем доме. Отдельно пока формируется программа развития малого и среднего бизнеса. По этому вопросу специальная работает группа, и здесь мы будем привлекать и государственные инвестиции, и частный капитал. Частный капитал пока очень осторожно идет на это, но я думаю, что если они увидят, что там развиваются уже более-менее стабильные системы государственного управления, будут ясные правила ведения экономики в Чечне и какие-то меры по обеспечению безопасности, то я думаю, что и эта часть уже начнет постепенно развиваться.

Тенгиз Гудава:

Существуют ли специальные программы возвращения беженцев? Их дома разрушены, работы нет: как их можно вовлечь в нормальную жизнь? Вообще, планируется ли ликвидировать эту проблему в ближайшем будущем?

Владимир Елагин:

Конечно, это одна из первых задач, которые сегодня надо решать. Здесь у нас есть отдельный блок. Во-первых, мы сейчас создаем условия, чтобы многие могли переселиться уже в стационарные здания на территории Чечни, поближе к своему дому. Во-вторых, большая часть людей сможет вернуться, когда пойдет восстановительная программа по жилью конкретно. То есть, человек начнет уже возвращаться к своему дому, когда увидит, что у него есть возможность восстанавливать свой дом. Вообще, задача, конечно, в том, чтобы вернулись люди из Ингушетии, те, которые пожелают и с других территорий, куда они уехали, и постепенно...Я думаю, что в этом году, может, мы до конца проблему беженцев и временно покинувших свои дома не решим, но думаю, что в будущем году мы должны ее завершить.

Тенгиз Гудава:

Имеется ли в виду и Грозный? Люди, у которых сейчас разрушенные дома в Грозном - они могут возвратиться туда, и российское правительство будет им помогать восстанавливать эти дома в Грозном - так?

Владимир Елагин:

Да, я не скажу, что вот за один год за счет этой программы одного года мы все решим. Но уже большая часть - 732 миллиона рублей - сейчас идет уже чисто на Грозный, на жилье. И мы решили так: вот, будут образовываться дополнительные доходы за счет различной деятельности - по нефти, по энергетике, по газу - все эти дополнительные средства будут тоже направляться на восстановление жилья.

Амина Ибрагимова:

Не могу не задать очень важный, с моей точки зрения, вопрос: какой статус у людей переживших, вернее - выживших в этой безумной войне? У людей, которые потеряли здоровье, близких, имущество, прошли через фильтрационные лагеря, испытавших на себе все виды "зачисток"?

Владимир Елагин:

Вообще, к этому вопросу, я думаю, что в ближайшее время правительство будет вынуждено вернуться. Потому что есть указ по этому поводу, но нет закона, чтобы определить действительный их статус, определить полномочия этих людей. Сегодня все происходит по закону об антитеррористической деятельности, а он не совсем стыкуется с той ситуацией, которая там есть. Поэтому я думаю, что в ближайшее время - мы уже обсуждали - к этому нужно будет основательно вернуться. И в Государственной Думе это обсуждается. И я думаю, что мы придем к пониманию всего этого, и от временных решений - указов и постановлений правительства, нужно перейти к тому, чтобы закрепить права этих людей.

Тенгиз Гудава:

Предусмотрены ли программы психической реабилитации детей, перенесших ужасы войны, потерявших родных и близких?

Владимир Елагин:

Мы планируем сейчас большую очень часть детей и молодежи вывезти в регионы России, чтобы провести их и психологическую, и образовательную реабилитацию. Я уже разговаривал с рядом губернаторов, и они как раз очень это поддержали. Программа имеет пока предварительное название "Будущее Чечни". Мы хотим реабилитировать детей в нормальной мирной обстановке и вернуть туда их уже как подготовленных специалистов. Потому что там им сейчас, конечно, сложно. У них много психологических травм чисто из-за того, что они там увидели, и что с ними произошло... Там в Чечне, наверное, сейчас их реабилитировать, наверное, будет сложнее, чем вот под хорошей доброй опекой в регионах России.

Амина Ибрагимова:

Почти полмиллиарда долларов планируется выделить из бюджета России на восстановление Чечни. Все-таки я возвращаюсь к вопросу о гарантиях целевого использования этих средств. Как будет контролироваться расходование этих денег? Будет ли позволено средствам массовой информации заниматься этим? Или опять это будет "государственной тайной"?

Владимир Елагин:

Мы обращаемся и просим вас - это раз...
Во-вторых: программа, которая есть - мы из нее никакого секрета не делаем, а, наоборот, хотим, чтобы она была прозрачная, то есть, она ни под каким шифром секретности не проходит, и мы хотим даже как-то размножить ее, раздать всем, чтобы все знали, что это за программа, и какие средства куда направляются. И потом, конечно, сегодня нужен механизм, вплоть до общественного контроля за использованием материальных и денежных ресурсов. Мы договорились со Счетной Палатой, что будет организована такая группа постоянного контроля и плюс, конечно же, здесь очень важны сегодня те фигуры, которые придут в правительство. Реализация программы будет зависеть от того, насколько эффективно будет срабатывать весь механизм контроля за ее осуществлением.

Тенгиз Гудава:

Конечно, разговоры о восстановлении Чечни хороши, но не надо забывать, что война в Чечне все-таки не окончена - я говорю о партизанской войне. Не является ли весь этот проект восстановления социально-экономической сферы Чечни утопическим, как, например, коммунизм, преждевременным?

Владимир Елагин:

Если вот сейчас мы людям не дадим возможность чем-то как-то зарабатывать на жизнь, тогда у людей просто не остается ничего другого кроме как... Вот молодежь там сейчас очень много начинает заниматься тем, что им платят деньги за то, что молодой человек поставил фугас. Есть уже прямо расценки за убийство какого-то солдата... Пока мы не дадим людям возможность зарабатывать, так и будет большое напряжение, и будет этот конфликт. Нельзя вот так: "Вот, сейчас мы закончим, а потом начнем жить". А как жить, если человек не может себе заработать, не может накормить семью?! Невозможно жить, и многие уже из отчаяния просто идут на какие-то противоправные действия. Это сложно. Действительно сейчас энергетику восстанавливаем. Идут подрывы или воруют эти провода - все равно будем восстанавливать! Электричество мы должны довести до людей. Без электричества же нельзя жить, и электричество же нужно сейчас, сегодня. То же самое - коммунальные системы, отопление, и все это -жизнеобеспечивающие системы. И мы вынуждены этим заниматься, и будем этим заниматься.

Тенгиз Гудава:

То есть идея - миром вытеснить войну?

Владимир Елагин:

Да, конечно.

Тенгиз Гудава:

Спасибо и желаем вам успеха в ваших начинаниях.

XS
SM
MD
LG