Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Откровения Туркменбаши

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с руководителем Центра по правам человека в Центральной Азии Виталием Пономаревым. Приводятся отрывки из выступления президента Туркменистана Сапармурада Ниязова (Туркменбаши) перед Комитетом Национальной Безопасности страны.

Тенгиз Гудава:

26 января сего года Пожизненный Президент Туркменистана Сапармурад Ниязов, самоназвание - Туркменбаши, произнес две знаменательные речи перед сотрудниками двух знаменательных ведомств: Комитета Национальной Безопасности (бывший КГБ) и Академии Полиции Туркменистана имени генерала Сапармурада Атаевича Ниязова.

Обе речи были приурочены к открытию новых зданий КНБ и Полицейской Академии, обе изобиловали откровениями властелина, давно и уверенно перешагнувшего через предрассудки политкорректности и игры в демократию.

В 9 часов вечера государственный канал Туркменского телевидения показывает церемонию встречи в здании КНБ, где несколько ансамблей народных инструментов исполняют песни в честь президента, выступает детская фольклорно-хореографическая группа. В ответ Пожизненный Президент дарит этим группам по 5-10 тысяч долларов. Затем приемы восточных единоборств демонстрирует группа военнослужащих Пограничной службы Туркменистана; исполняются также государственная клятва и государственный гимн. Молитва о здравии Президента. Собравшиеся постоянно скандируют слова: "Халк, Ватан, Туркменбаши!" (Народ! Родина! Туркменбаши!). Наконец, Туркменбаши обращается к сотрудникам КНБ. И сразу дает свое понимание открытости общества и роли в нем спецслужб...

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности: Если все население Туркменистана составляет чуть более 5 миллионов человек, то численность иностранцев составила одну пятую часть от этого. Есть среди них и приехавшие с добрыми намерениями, есть и те, намерения которых были плохими. Присматривать за ними, следить за тем, чтобы они вовремя въезжали и вовремя уезжали, не совершали правонарушений - это очень большое дело. И в этом направлении вашу группу надо усилить...

Тенгиз Гудава:

Я разговариваю по телефону с руководителем Центра по правам человека в Центральной Азии Виталием Пономаревым: Виталий, столь откровенное подозрение со стороны Туркменбаши к иностранцам, туристам и всем въезжающим в Туркменистан - чем оно вызвано?

Виталий Пономарев:

Прежде всего, надо напомнить, что Туркменистан - это страна, где запрещена внутренняя оппозиция, запрещены религиозные конфессии, кроме православных и мусульман. Понятно, что в этой ситуации идеологическое влияние из-за рубежа, связанное как с поездками иностранных граждан, так и с ввозом разного рода печатных изданий может, по мысли властей, стимулировать образование соответствующих религиозных и диссидентских групп. Так же, в общем, власти боятся журналистов. Как это ни странно, существуют специальные списки журналистов, которым запрещен въезд в страну, и отставка министра иностранных дел Бориса Шихмурадова в прошлом году - одной из ее причин было то, что в обход соответствующих ведомств - КНБ - он санкционировал въезд в страну Александра Бушева - бывшего корреспондента "Комсомольской Правды", который ранее был замечен в критических публикациях о Туркменистане.

Тенгиз Гудава:

Скажите, а что нужно сделать, чтобы попасть в "черный список" журналистов, которых не допускают в Туркменистан - только критические отзывы о реалиях современного Туркменистана, или встречи с диссидентами, если таковые имеются - какая деятельность считается недопустимой с точки зрения Туркменбаши?

Виталий Пономарев:

Ну, насколько я знаю, в этом списке находятся и те журналисты, которые никогда не контактировали непосредственно с оппозицией, а просто писали какие-то статьи с критической оценкой ситуации.

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности:

Туркменистан волнуют 2 вопроса, которые влияют на нас извне: это ввоз наркотиков, преступность, и религиозная литература, расходящаяся с нашим вероисповеданием - сами знаете, что в прошлом году было ввезено 350 тысяч религиозных книг, несовместимых с нашим вероисповеданием. Ввезли это те, кто находится среди упомянутого миллиона гостей. 10 тысяч из них вы арестовали и выслали из страны за нарушение порядка. Это хорошо. Вы подумайте сами, вас всего-то полторы тысячи, а вы выслали обратно 10 тысяч.

Тенгиз Гудава:

10 тысяч иностранных туристов были высланы из Туркменистана. Кто это? Что имеется в виду под "религиозной литературой, несовместимой с нашим вероисповеданием"?

Виталий Пономарев:

Прежде всего, я думаю, что это не только туристы, но и те иностранные граждане, которые постоянно, или в течение нескольких лет, проживали на территории Туркменистана. Цифра в 10 тысяч очень большая - я, в общем-то, не исключаю того, что она является несколько завышенной, но вот из того, что нам известно, можно сказать, что по крайней мере несколько сот человек были депортированы из Туркменистана по религиозным мотивам. В основном, это были активисты мусульманских общин из числа иранско-турецких граждан, и также было несколько десятков активистов протестантских общин, представителей нетрадиционных для Туркменистана конфессий. Я бы привел такое сравнение: в 1997-м году я и мой коллега Николай Митрохин - мы очень много контактировали с руководителями вот этих протестантских и нетрадиционных общин Туркменистана, многие из которых были гражданами других государств СНГ. Так вот, к настоящему времени лишь один из наших собеседников находится внутри страны, а все остальные были депортированы или уехали под давлением властей.

Тенгиз Гудава:

Виталий, а чем можно объяснить такой страх перед протестантами, допустим... Понятно, что Туркменистан - мусульманская страна, и понятно, что диктатора может напугать активная проповедь, скажем, мусульманского фундаментализма. Но причем тут христианские секты, достаточно маленькие - почему они под запретом?

Виталий Пономарев:

Дело в том, что Туркменбаши провозгласил курс на создание монолитного общества, общества, в котором должна быть одна партия и одна идеология. И с этой точки зрения даже неопасные в политическом смысле кришнаиты или протестанты, или свидетели Иеговы - они подрывают монополию одной идеологии. Большую часть конфискованной литературы, упомянутой в выступлении туркменского президента, как раз и составляет литература этих религиозных групп, и мне известно, что сжигались даже тысячи экземпляров Библии на туркменском языке, после того, как православные священники давали заключение, что эта литература издана не РПЦ, а представителями других христианских церквей.

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности:

Быть на страже - ваша задача. Не надо паниковать, но и надо быть настороже, вы отвечаете за безопасность государства. Вам обязательно надо знать, кто приходит, кто уходит, кто находится в мечети. Я огорчен тем, что вы не знаете, что собой представляют большинство приезжающих. Самый лучший путь - не применять силу, не устраивать расследования, склонить к раскаянию, поговорить с такими, убедить исправить ошибки, направить на правильный путь. Есть такие, которые на все закрывают глаза, видя на нашей священной земле лишь плохое, делают это плохое своим флагом, прикидываются поборниками справедливости... и на этом зарабатывают себе имя. Вы должны приглядывать за ними...

Тенгиз Гудава:

Сколько политзаключенных в Туркменистане сегодня, какой процент их властям удается сломить и принудить к раскаянию?

Виталий Пономарев:

Дело в том, что в отличие от соседнего Узбекистана туркменские власти всегда проводили политику, направленную на то, чтобы число людей, непосредственно осужденных за политическую активность, было не очень большим. И в различные годы оно никогда не превышало, скажем так, нескольких десятков человек. За границей известно около 10 фамилий людей, осужденных за их религиозную или политическую деятельность, и в последние году туркменские власти, освобождая отдельных политзаключенных, требуют от них раскаяния, произнесения клятвы верности президенту, и в ряде случае идут даже на пытки, на шантаж, угрозу арестом родственников только, чтобы добиться такого покаяния, которое потом публично демонстрируется по телевидению. Наиболее известный случай такого рода - декабрьское освобождение двух известных политзаключенных - Нурберды Нурмамедова - основателя движения "Агзыбирлик" и Пиримкули Тангрыкулиева - это известный медик, пытавшийся создать свою оппозиционную политическую партию - они были осуждены год - полтора назад и выпущены в декабре, после того как согласились раскаяться...

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности:

Совсем недавно созданное туркменское государство встает на ноги. Мы говорим о золотом веке, о необходимости изменить дух людей, их мышление и понятия. Мало кто умер от голода, но много погибающих от дурных дел. В стране царят мир и свобода...

Тенгиз Гудава:

Выражение "мало кто умер от голода, но много погибающих от дурных дел" украсило бы сборник изречений Козьмы Пруткова. Есть в нем и что-то библейское: Однако, как мало умирает сегодня людей от голода в Туркменистане? И как много умирает "от дурных дел"?

Виталий Пономарев:

Что касается смерти от голода, то такие случаи нам неизвестны. И я думаю, что они маловероятны в условиях той помощи со стороны родственников, которая существует в туркменском обществе. Но ситуация с продовольственным снабжением действительно сложная, особенно в условиях засухи. Известно, что Узбекистан и Таджикистан обратились к международным организациям с просьбой о продовольственной помощи, в то время как Туркменистан заявил о совершенно фантастическом, неправдоподобном урожае, и думаю, что ситуация в этом плане, особенно - на севере страны, довольно сложная. А что касается того, что Ниязов назвал "дурными делами", то я думаю, что, прежде всего, речь идет о смертности от употребления наркотиков. Это действительно очень серьезная проблема. Достаточно много случаев, когда люди умирают от передозировки героина, который получил очень широкое распространение в южных районах страны.

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности:

Наши туркмены доверчивы. Достаточно нескольких провокационных газетных публикаций, нескольких передач по телевизору, и это станет началом раздоров. Вы должны контролировать и это. Извне беда к нам не придет, знайте это. Опасность извне придет только тогда, когда будут разногласия внутри. Сейчас никто не будет с пушками, с оружием завоевывать нашу землю. Нас будут потихоньку пощипывать, искать повод для ссоры. Заранее узнавать об этом, предотвращать - это тоже ваша работа. Трудное ваше дело! Вроде бы вы за все отвечаете, а если посмотреть внимательно - ни за что не отвечаете. Вы ответственны за государственную безопасность, но неизвестно, откуда придет угроза безопасности, изнутри или извне. Если что и будет, то только изнутри. Чтобы этого не было, мы, даст Бог, поговорим об этом после празднования 10-летия независимости.

Виталий Пономарев:

В этой цитате следует обратить внимание на фразу, что "если что и будет, то только изнутри". Многие наблюдатели усматривают здесь намек президента на недавние события в Казанджике, когда в этом городе, пострадавшем от землетрясения и не получившем помощи со стороны властей, прошли крупные антиправительственные манифестации, участники которых сжигали портреты президента, топтали их, и есть информация об усилении антиправительственных настроений в других городах на западе Туркменистана.

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности:

Так что работайте мужественно. Надо благополучно провести Праздник Флага, затем сплоченно проведем 10-летие независимости. Любого, кто против народа, государства совершит незаконные действия, обязательно вовремя остановите и вовремя примите меры. В этом не может быть терпимости. Первыми не поднимайте руку, а если подняли, не проигрывайте! Если можете проиграть - не поднимайте руку! Еще раз посмотрите свою структуру. Если не хватает вам зарплаты, мы ее сейчас поднимем, с марта, это не проблема. Поднимем зарплату во всем Туркменистане. Я поднимаю ее для того, чтобы народ не ощущал нужды. Никто от нас не требует поднимать зарплаты.

Тенгиз Гудава:

Если бы везде на Земле вопрос с зарплатой решался так просто и буднично!.. Какова сегодня средняя зарплата в Туркменистане? И что значит эта загадочная фраза: "Никто от нас не требует поднимать зарплаты"? В самом деле, в Туркменистане никто не требует поднимать зарплату?

Виталий Пономарев:

Сейчас средняя зарплата составляет в Туркменистане порядка 20 долларов. Это больше, чем в середине 90-х годов, когда зарплата была настолько низка, что начались бунты, хлебные бунты, и власти были вынуждены пойти на такого рода уступку. Но надо сказать, что в Туркменистане господствует уравнительная система, и дифференциация зарплат для занятых в разных секторах экономики - и в частном, и в государственном - не очень велика, и она ограничивается туркменским законодательством - здесь мы имеем рецидив советской системы. Зарплата - ее достаточно, чтобы обеспечивать какое-то относительно бедное существование, но, скажем, уже о поездках к родственникам, например, в Россию с такой зарплатой подавляющее большинство граждан может только мечтать. Здесь примечательно еще другое: Ниязов говорит, что не будет никаких проблем с повышением зарплат сотрудникам силовых органов, в то же время, в конце прошлого года более 20 тысяч врачей и учителей были уволены именно из соображений экономии государственного бюджета. Но с другой стороны надо сказать, что в экономическом плане ситуация, когда личное состояние президента намного превышает годовой бюджет страны, является совершенно ненормальной... Если состоятся предварительно намеченные на конец февраля коронация и провозглашение монархии - тогда вообще не будет большой разницы между личной казной монарха и государственным бюджетом, и в этой ситуации, конечно, могут быть и двукратные повышения зарплаты, и так далее, потому что лишь незначительная доходов, получаемых сейчас от экспорта газа и нефтепродуктов, направляется на нужды населения.

Тенгиз Гудава:

Вы упомянули о коронации - можете рассказать чуть-чуть поподробнее - что это за приготовления, что за планы?

Виталий Пономарев:

Окончательное решение, как я понимаю, еще не принято, точнее, есть предварительное решение, которое может быть отменено в последний момент. Но есть много отрывочной косвенной информации, поступающей из Туркменистана, о том, что 19 февраля - в день рождения Ниязова, отмечаемый одновременно в Туркменистане как День государственного флага, будет провозглашена монархия. По телевидению уже транслируются песни, где Ниязова называют "падишахом", уже есть корона, и в этот же день предполагается принятие новой духовной книги "Рухнаме", авторство которой приписывают Ниязову и которая, по заявлениям властей, должна стать второй настольной книгой каждого туркмена после Корана... Основной фактор, который вызывает колебания у президента - возможная негативная международная реакция. Также есть и письма из Туркменистана, в том числе и коллективные, где люди протестуют против такого развития событий... Так что, я думаю, решение будет приниматься буквально в течение ближайших двух недель.

Из выступления Туркменбаши перед Комитетом Национальной Безопасности:

Когда речь идет о Родине, о туркменском народе, не жалейте своей жизни. Никто не приходит в этот мир дважды. Нельзя позорно трусить и предоставлять другим жертвовать жизнью. Вы с этим согласны? (Голоса в ответ: "Согласны!")... Я кое-кому из вас вручу награды. Первому - вашему руководителю, Мухаммеду Назарову.

Подойди, Мухаммед! (Вручает орден председателю КНБ М.Назарову)

Тиркиш Тырмыев, иди сюда! (Обращается к руководителю Пограничной службы Туркменистана, вручает ему награду. Затем вручает награды еще шести людям, в репортаже их имена не называются)

XS
SM
MD
LG