Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суды над "СолДатом" и "РесПубликой"

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: главный редактор казахстанской газеты "СолДат" Ермурад Бапи; главный редактор киргизской газеты "РесПублика", лауреат международной журналистской премии Замира Сыдыкова; директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов; сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава:

Две оппозиционные газеты двух соседних стран - Казахстана и Киргизии. Два судебных дела. Две попытки заткнуть рот независимым средствам массовой информации. Эка невидаль! - скажет искушенный слушатель - в демократической России независимым СМИ угрожают уголовными делами, в соседних Туркменистане и Узбекистане вообще некого судить, ибо не осталось никаких независимых СМИ, а тут лишь "попытки заткнуть рот"...

Но судебные дела против казахстанской газеты "СолДат" и киргизской газеты "РесПублика" имеют целый ряд особенностей, делающих эти дела поистине трагикомическими. Наши собеседники сегодня: главный редактор газеты "СолДат" - Ермурад Бапи - он по телефону из Алма-Аты; по телефону из Бишкека - главный редактор газеты "РесПублика", лауреат международной журналистской премии Замира Сыдыкова; из Москвы - Олег Панфилов - директор Центра экстремальной журналистики.

Со мной в Пражской студии Радио Свобода сотрудник Киргизской Редакции - Нарын Айып.

Я приветствую всех участников нашего "Круглого стола". Начнем с "Солдата". Вкратце дело таково: прошлым летом газета поместила в номер критическую статью известного казахского диссидента Карешала Ассанова о президенте Нурсултане Назарбаеве. Номер был напечатан в Рубцовске, в Российской Федерации, а при ввозе его в Казахстан, был конфискован казахстанской таможней и уничтожен. Тем не менее, газета привлечена к судебной ответственности за "оскорбление чести и достоинства президента". 27 февраля было первое заседание. Господин Бапи, в каком состоянии это судебное разбирательство, какие санкции грозят газете?

Ермурад Бапи:

Сейчас то уголовное дело, которое было возбуждено летом прошлого года, подходит к концу. На прошлой неделе закончились судебные следственные действия, на этой неделе, скорее всего - к ее концу, будет приговор - по статье 318-й, часть 2-я - "посягательство на честь и достоинство президента" - было возбуждено уголовное дело Комитетом Национальной Безопасности Департамента Национальной Безопасности города Семипалатинска.

Тенгиз Гудава:

Господин Бапи, а все-таки, что грозит газете, какие могут быть санкции?

Ермурад Бапи:

По данной статье - лишение свободы на срок до 3 лет. А их - властей - стремление - закрыть нашу газету СолДат, таким образом. Мне совершенно непонятно, почему именно пользуясь именем Назарбаева стараются закрывать эту газету - могли бы придумать тысячу причин. Тем более, как вы уже отметили, тираж номера был арестован, о той статье никто - не только, скажем ,в Казахстане... Даже в редакции уже начали забывать, но по ходу следствия, по ходу судебного разбирательства столько свидетелей было, столько людей участвовало в судебном разбирательстве - получается, они сами вынудили об этом говорить, и в данный момент вся Алма-Ата, половина Казахстана знает, что была статья Карешала Ассанова, называется "ФЗУшник планетарного масштаба", (конечно, мы его так немного переделали, а называется - вообще громко называлась: "Нурсултан Назарбаев - не только вор и коррупционер, но и ГКЧПист".)

Тенгиз Гудава:

И все-таки, если тираж газеты, как вы говорите, был полностью арестован и уничтожен - где и как произошло оскорбление президентской чести?

Ермурад Бапи:

Все обвинение базируется на решении экспертной комиссии. Эта комиссия - мне тоже непонятно - она является составной частью или подразделением Министерства юстиции.

Тенгиз Гудава:

Вопрос Олегу Панфилову: Олег, вот вам приходиться иметь дело со многими подобными случаями, когда защищается в суде честь и достоинство президента или представителя власти; с другой стороны, конечно, коробит несколько слух такой заголовок статьи - "Президент - не только вор, но и еще что-то..." Как вы могли бы прокомментировать этот случай с газетой "СолДат"?

Олег Панфилов:

Во-первых, я могу перечислить несколько стран СНГ, где возбуждались подобные уголовные дела, и все эти страны, мягко говоря, можно назвать достаточно авторитарными режимами. В первую очередь, это, конечно, Беларусь, где недавно было роздано несколько предупреждений газетам, где было опубликовано так называемое медицинское заключение известного белорусского психиатра. Это, конечно, первая газета, которая пострадала в свое время - она из Центральной Азии, Замира Сыдыкова, я думаю, расскажет еще об этом. И, наконец, в Казахстане это уже вторая газета, которая подвергается преследованию именно по этой причине. Я должен, наверное, в первую очередь, сказать о нашей позиции и позиции международных правозащитных организаций, занимающихся проблемами журналистов: мы считаем, что ни президенты, ни премьер-министры, ни члены правительств не являются священными коровами, которых нельзя критиковать. Другое дело, что критика должна быть достаточно объективной и, конечно же, без оскорбительных интонаций. Я думаю, что в данном случае история с газетой "СолДат", так же, как и история с газетой "XXI век" связана, скорее всего, с желанием властей как можно быстрее избавиться от остатков независимой прессы Казахстана. И если газета "СолДат" будет окончательно закрыта, так же, как закрыты остатки независимой прессы, то Казахстан превратится в страну, где журналисты уже ничего не смогут сказать.

Тенгиз Гудава:

Переместимся в Кыргызстан, где под судом была газета "РесПублика". Два гражданина подали в свое время судебные иски на газету по обвинению в клевете на них и выиграли эти судебные дела, но "РесПублика" не смогла выплатить иск. Из-за этого ее чуть было не закрыли. Замира Сыдыкова, меня в этом деле удивили суммы, которые ваша газета не могла выплатить - около 1000 долларов одному гражданину и около 400 другому. Неужели у газеты не было таких сумм?

Замира Сыдыкова:

На самом деле, вы говорите о совершенно последних двух решениях, которые прошли все инстанции и остались без изменения. Мы их выплатили на прошлой неделе Первомайскому суду, судебные исполнители приняли эти деньги; мы выплатили их не потому, что у редакции есть такие деньги - действительно, их у нас нет, поскольку газета "РесПублика" убыточная, как, впрочем, я думаю и многие газеты на территории бывшего СНГ. Независимая позиция, которую мы занимаем, не дает возможности нам получать рекламу от рекламодателей и сбалансировать бюджет газеты, и мы все время находимся в состоянии убытка. Продаем мы газету не по той стоимости, в которую нам обходится ее производство - мы на выпуск одного номера затрачиваем примерно около семи сомов, а продаем ее по три сома. Мы смогли найти эти деньги благодаря простым гражданам, которые приносили в редакцию все эти дни и по сто сомов, и по пятьдесят, что называется, "с миру по нитке". Нам помог ряд политических партий, поддержала депутатская фракция "Кыргызстан", здесь был исполнительный директор Фонда Сахарова Алексей Семенов, и он тоже от фонда передал нам часть недостающих средств. Таким образом, мы сумели рассчитаться с Первомайскми судом, выплатили эту сумму штрафа, и в среду наша газета выйдет. Вы знаете, что в прошлом году сумма штрафа была значительно больше - 200 тысяч сомов - это около 5 тысяч долларов. Мы вынуждены были провести благотворительный аукцион в редакции, мы продавали мебель, картины, книги, компьютеры, я внесла свою международную премию в размере 2 тысяч долларов, таким образом мы погасили, стали выходить, газета не закрылась.

Тенгиз Гудава:

Нарын Айып, киргизские власти достаточно прославились неким, если использовать музыкальный, джазовый термин "свингом" в отношениях с инакомыслящими - они сурово карают, потом милуют, смягчают эти приговоры и в итоге достигают эффекта запугивания, наверное, и в то же время остаются относительно "либеральными". В Киргизии кроме "РесПублики" есть еще две оппозиционные, или независимые газеты, насколько я знаю - "Асаба" и "Дело №" - какова судьба этих газет?

Нарын Айып:

Газета "Асаба" вот-вот перед закрытием, против нее приняли такие экономические санкции, что она просто, наверное, больше не сможет выдержать. Бывший первый секретарь компартии Кыргызстана Турдакун Усубалиев подал в суд и выиграл дело - примерно 5 миллионов сомов - это около 100 тысяч долларов, плюс налоговая инспекция за прошлые грехи - где-то, наверное, 1993-го - 1994-го годов - около 2 миллионов сомов, и плюс еще канадская компания "Cameco", ее дочерняя организация "Кунтер оперейтинг компани" требует взыскать с газеты около миллиона сомов, требует, чтобы она выплатила эти деньги, в общей сложности, получается, наверное, где-то около 160 тысяч долларов - для киргизской газеты в условиях нищеты это большая сумма.

Тенгиз Гудава:

Директор редакции газеты "СолДат" господин Мадиянов недавно побывал в США и опубликовал в электронной почте интернетовского сайта "Евразия" статью об этом визите. Я хочу привести выдержку из этой статьи: "В Америке нет цензуры, нет и Закона "О печати". И вообще нет никакого надзорного органа за деятельностью СМИ. Там все решает суд. В Америке нет противостояния властей и неугодных им СМИ. Любой "герой" публикации, включая президента страны, семьдесят семь раз подумает, прежде чем вступить в судебную тяжбу с прессой. Объясняется все просто. "Трудно спорить с бочкой чернил" - уважительно говорят в Америке о весомости "четвертой власти". И этот разумный принцип в совокупности с независимостью судов и судей надежно ограждает любое СМИ от необоснованных претензий и незаконных закрытий неугодных изданий".

Вопрос в Алма-Ату, главному редактору газеты "СолДат" господину Ермурату Бапи: Вы согласны с господином Мадияновым в том, что "Свободы слова не может быть много или мало". Свобода слова либо есть, либо ее нет - как беременность?

Ермурат Бапи:

Абсолютно согласен с Мадияновым. У нас получается так - право сильного - самое большое бесправие. Казахи говорят - в топорном переводе на русский это звучит так: "Хоть кривой у него рот, пусть говорит сын богача". У нас так и получается, тем, кто хочет сказать свободное, независимое слово, затыкают рот таким же способом - судебным, и другие тоже находят, замуровывают двери, избивают, находятся разные приемы. А те, кто хотя и кривой рот - они пишут, что хотят, показывают по телевизору то же самое. Недавно в газетах опять пошла волна компромата против Акежана Кажегельдина, против сайта "Евразия". Получается свобода слова как бы через, якобы, независимые средства массовой информации, но они, на самом деле подконтрольны, и народу это подается под таким соусом - якобы, независимая газета пишет, а на самом деле за ней стоит зять Нурсултана Назарбаева, за другой дочь, допустим, стоит. И, на самом деле, народ иногда думает: "Вот, независимая газета пишет..."

Тенгиз Гудава:

То есть, такая игрушечная, карманная оппозиция... Олег Панфилов, вот вы ведете на Радио Свобода программу, которая называется "Власть против прессы". А может быть пресса против власти? Все постсоветские президенты жалуются, что их чернят, унижают, обижают и так далее. Разве власть не может защищаться в суде от необоснованных нападок прессы?

Олег Панфилов:

Власть, конечно, может, но только аргументированными доводами - это, во-первых... Но только если сравнивать количество независимых и государственных средств массовой информации, то их чуть больше в Кыргызстане, чуть меньше в Казахстане, но у представителей власти всегда есть возможность ответить через государственную прессу на те обвинения, которые предъявляют в своих публикациях авторы независимых изданий. Это во-первых. Во-вторых, я еще раз повторю, что представители власти - это публичные политики. Они пришли во власть во время всенародных выборов. Или выборов премьера, назначаемого, как правило, депутатами, то есть, избранниками народа. Таким образом они ответственны перед народом, или хотя бы перед той частью народа, которая представляет из себя независимые средства массовой информации...

Но, на самом деле, я ждал вопрос несколько другой. Вопрос о том, как могут в такой ситуации журналисты защитить себя. И я хотел бы ответить на самим собой поставленный вопрос тем, что, к сожалению, ни в Кыргызстане, ни в Казахстане, к сожалению, журналисты так и не научились правильно защищать свои права. Я в данном случае хотел бы привести в пример одну из форм таких акций протеста: мы в течение двух лет очень тщательно собирали информацию обо всех публичных акциях протеста, то есть, пикетах, митингах, демонстрациях, тех публичных акциях протеста, которые законно разрешены в каждой, по крайней мере, из этих двух стран. Так вот, я должен сказать, что только в Кыргызстане прошла одна акция в прошлом году во время суда над джелалабадским журналистом Молдосалы Ибраимовым, и только одна акция прошла в этом году в Казахстане, которую инициировал "Internews", когда в знак протеста против поправок к закону о массовой информации несколько десятков независимых телекомпаний провели акцию таким образом, что прекратили вещание на какое-то короткое время. К сожалению, других примеров я привести не могу, и мне кажется, что эта ситуация довольно печальна для журналистов, потому что она, в первую очередь, свидетельствует об отсутствии солидарности журналистов в этих двух странах, и если такой солидарности не будет в дальнейшем, то ни о каком изменении ситуации и речи быть не может.

Тенгиз Гудава:

Я, собственно говоря, хочу этот вопрос переадресовать Замире Сыдыковой. Замира, вы согласны с Олегом Панфиловым в том, что касается выбора журналистами средств защиты против нападок властей?

Замира Сыдыкова:

У нас такой большой накоплен горький опыт в плане защиты самих себя, и речь не идет только о газетах - весь прошлый год, сразу после парламентских выборов, в республике проходило огромное количество всевозможных пикетов, почти забастовок, нам не дали возможности проводить митинги, мы проводили шествия по городу, и не однажды, когда посадили в тюрьму Кулова в первый раз... И на плакатах, которые мы несли, или с которыми стояли в пикетах - там были записаны слова, требующие и свободы слова, и прекращения судебных процессов над газетой "РесПублика" и другими газетами. То есть, люди, граждане, выходили с подобными требованиями, и подобные акции проводились. Но вы знаете, обо что мы все споткнулись, вы знаете, что пикеты загнали вообще на задворки столицы, митингующих всех пересажали, в милиции их держали, потом проходили ночные суды с административным взысканием по тысяче, по две тысячи сомов - с участников и активистов этих пикетов. Разгоняли людей буквально с дубинками, переворачивали палатки - все это было у нас. Но, к сожалению, кроме репрессий мы ничего не получили.

Тенгиз Гудава:

Вопрос Нарыну Айыпу: Нарын, как вам кажется, есть ли будущее у независимой прессы Центральной Азии?

Нарын Айып:

Будущее, наверное, есть, если рассматривать будущее совсем далекое... Но в ближайшем будущем, наверное, репрессии будут усиливаться. Тем более, что в январе, например, президент Акаев заявил, что нужно установить сталинскую дисциплину в Кыргызстане, а 17 февраля на встрече с общественными организациями он стал говорить о том, что средства массовой информации Кыргызстана открыли безнаказанный террор против него и против его семьи, - что можно вообще ожидать? Если то, что пишут о семье Акаева газеты - это террор, то, что власть устраивает против прессы - это супертеррор в квадрате!..

XS
SM
MD
LG