Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ислам и Христианство

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют Валерия Порохова - русская женщина, принявшая ислам, автор самого современного, признанного каноническим перевода Корана на русский язык, и корреспондент Радио Свобода в Ташкенте Инера Сафар, беседовавшая с новообращенными узбекскими христианами.

Тенгиз Гудава:

Ислам - самая молодая из мировых религий, ему сейчас примерно столько же, сколько было христианству времен Инквизиции и Крестовых походов. Представляете, какой христианский "фундаментализм" и "экстремизм" царили, когда Христианство было ровесником сегодняшнего Ислама, какие "талибаны" правили в Европе! Так или иначе, в XXI век человечество вошло с проблемой "исламского экстремизма", как в ХХ входило с проблемой экстремизма социалистического.

От культурного барьера никуда не денешься, и стоит ли? Христианский мир был шокирован взрывами каменных статуй Будды в Афганистане, которых Талибан решил уничтожить как класс. "При этом представители "прогрессивного человечества" спокойно взирают на то, как убивают чеченских детей, женщин, стариков, подвергая их нечеловеческим пыткам", - пишет корреспондент небезызвестного сайта kavkaz.org - и в данном случае слова эти заставляют задуматься. У меня перед глазами встает облик нынешнего Грозного, который долго уничтожали из артиллерийских орудий, а виновных в этом варварстве никто не стал подвергать изоляции и называть "страной-изгоем".

Проблема двух миров - христианского и исламского - или, если шире - Запада и Востока - насколько эта проблема серьезна? В данном выпуске мы, конечно, не собираемся решить эту проблему или даже поднять ее. Сформулируем тему так: диалог двух крупнейших мировых религий.

Кстати, именно этой теме была посвящена международная конференция, которая состоялась 18-го и 19-го марта в Бишкеке. В конференции принимала активное участие Валерия Порохова - русская женщина, принявшая ислам, автор самого современного, признанного каноническим перевода Корана на русский язык. Она связана с нами по телефону из Москвы.

Валерия Михайловна, расскажите пожалуйста о бишкекском форуме.

Валерия Порохова:

Это был "Круглый Стол", заголовок такой: "Роль христианско-мусульманских взаимоотношений в утверждении глобальной толерантности".

Тенгиз Гудава:

И кто участвовал в форуме?

Валерия Порохова:

Вы знаете, мне понравились участники: архиепископ Бишкекский отец Георгий, муфтий Кыргызстана, сам муфтий, и, что важно - это было под таким государственным патронажем - мне это понравилось, потому что участвовал председатель комиссии по делам религий при правительстве Кыргызстана Жерабеков. Кроме этого участвовали посольства, аккредитованные в Кыргызстане, участвовало посольство Ватикана - доктор Янис, участвовали ЮНЕСКО, ОБСЕ, "Корпус мира"... и директор Киргизтелефильма, поэтому имелась возможность все отснять. Было и посольство России в виде посла - Рудова, посольства Белоруссии, Турции, Ирана, Индии; Университет Ататюрка из Турции был представлен, были депутаты парламента, Институт мировых религий тоже был представлен генеральным директором Плоских. Были ученые - исламоведы, был Чингиз Айтматов - гордость, в общем-то, Киргизии, и не только Киргизии, но гордость и России в свое время...

Тенгиз Гудава:

Насколько я понимаю, тема - диалог Ислама и Христианства?..

Валерия Порохова:

Это диалог - христиано-мусульманские взаимоотношения в утверждении глобальной толерантности...

Тенгиз Гудава:

Ну и каковы были эти выводы, решения "Круглого Стола" - вот диалог Ислама и Христианства - на каком уровне он сегодня находится?

Валерия Порохова:

Вы знаете, диалог, я считаю, в России все на лучшем и лучшем уровне. Во-первых, в этом году, как вы знаете, Путин отправил 300 паломников в Хадж - из президентского фонда - этим было показано очень большое уважительное отношение к паломничеству. Путин понимает, что у нас есть 25-ти миллионная мусульманская община, что с ней надо сотрудничать, и ее интересы должны быть уважительно обеспечены, и это было очень приятно, потому что вот это увязывание, страшное и очень безграмотное увязывание каких-то политических интересов с конфессиональной принадлежностью - абсурдно. У нас существует Хадис Пророка, очень достоверный Хадис нашего Пророка Мухаммеда, Салла-Аллаху-алайхи ва-с-салам, который гласит следующим образом: что человек, совершивший преступление, перестает быть мусульманином - то, что сейчас произошло с талибами при разрушении Будды. Это делали не мусульмане, например, это делали вандалы. Это делали вандалы, которые никакого отношения к Исламу не имеют! Об этом заявила и Саудовская Аравия, об этом заявили Эмираты, об этом заявили все.

Тенгиз Гудава:

Валерия Михайловна, какие постулаты существуют в Исламе относительно неисламского мира, скажем, христиан, иудеев или тех же несчастных буддистов?

Валерия Порохова:

Вы представляете, там же написано все в Коране. Для меня, откровенно говоря, как человека, который занимается исключительно коранистикой - для меня существует только один авторитет - это Писание. И в Писании, именно в Писании идет коранический текст, что если бы Господь желал того, он сделал бы вас всех одной единой веры, но своим желанием он оставляет и монастыри, и синагоги... И более того, и более того - он именует и христиан, и иудеев, и мусульман одним словом Ахл-ул-китаб - "люди Писания", "люди Книги". И по Корану идет необычайно глубоко уважительное отношение к людям Книги, которые соблюдают постулаты этой Книги

Тенгиз Гудава:

"Книги" - вы имеете в виду?..

Валерия Порохова:

Те, которые были посланы. Ведь у нас же написано в Коране: "Мы посылаем книгу истины тебе в знак подтверждения тому, что прежде из Писания пришло". Поэтому ни одна религия не дозволяет убийства, ни одна религия не дозволяет враждебности по отношению к другой религии и так далее. Это же очень важно. А Ислам настаивает на веротерпимости.

Тенгиз Гудава:

Скажите: есть такое понятие "исламское государство" - "исламское общество" - можно ли сказать, что это общество религиозного плюрализма?

Валерия Порохова:

Не только можно, но и нужно так сказать. Потому что я, например - у меня муж из Сирии, и когда я приезжаю в Сирию, меня всегда и поражает, и радует большое количество христианских храмов, причем разной направленности - православные соборы, протестантские, католические; там существует свободная армянская церковь, сама по себе, в которой собирается огромное количество прихожан, потому что большая армянская диаспора, и ко всем храмам необычайно высокоуважительное отношение. Более того, когда идет празднование христианских праздников, то мне безумно нравится, что это государственные праздники. Объявляются на Пасху, положим, христианскую, объявляются каникулы, на государственном уровне, в государстве, которое официально считается мусульманским.

Тенгиз Гудава:

Но Сирия - это все-таки не "исламское государство" в том понимании...

Валерия Порохова:

В том традиционном понимании - безусловно, нет. Но вы знаете, что значит чистое исламское государство - чистое исламское государство - это то государство, которое принимает все религии.

Тенгиз Гудава:

Ну, Иран, к примеру...

Валерия Порохова:

Иран - вы знаете, я не могу сказать, что там неуважительное отношение к христианам. Там другое: там нет христианской диаспоры...

Тенгиз Гудава:

Но там есть иудеи, которых вот недавно судили...

Валерия Порохова:

Там есть иудеи... Но, вы понимаете, я бы очень не хотела увязывать существующие режимы, которые, предположим, именуют себя "капиталистическими", "социалистическими", там, например, "христианскими"... с тем, как это должно быть, то, как это претворяется в жизнь.

Тенгиз Гудава:

Валерия Михайловна, вот как в исламских обществах относятся к вероотступникам - когда человек из мусульманина превращается в христианина, или переходит в другую веру?

Валерия Порохова:

Вы понимаете, вот, как вам сказать, коранически это карается очень жестко, коранически это карается чуть ли ни лишением жизни, это, между прочим, именно коранический текст - карать вероотступников очень жестко, он приравнивает их к предателям, он приравнивает их именно к предателям, а предательство, по-моему, во всех странах всегда каралось очень жестко... Вероотступников в мусульманских странах нет. Есть вероотступники в странах немусульманских режимов. В Московской области проживает 2 миллиона мусульман - это очень большая цифра - 2 миллиона. И сейчас создана община по работе с этническими мусульманами, причем эта община - она прибегает даже и к немножко некрасивым методам, как материальная помощь людям, которые особо нуждаются, это же очень сильно влияет на человека, который думает о хлебе насущном и ни о чем другом он пока думать не может, потому что не может себя прокормить... Вы знаете, сейчас идут очень мощно такие недобросовестные методы работы с человеком, который, в общем-то, испытывает лишения...

Тенгиз Гудава:

Вы говорите, что в исламских обществах нет вероотступников, то есть, тех людей, которые перешли в христианство, но вот, в нашем выпуске чуть дальше будет репортаж из Узбекистана...

Валерия Порохова:

Я не говорю об Узбекистане. Среднеазиатские республики, в которых, я сейчас была - я вам говорю совершенно откровенно, церковь посылает туда огромное количество Библий. Коранов там нет! Люди имеют односторонний доступ, я вам клянусь, что если бы вы послали туда сейчас Тору Моисея, то люди принимали бы жестко иудаизм. Там такой принцип: кто быстрее прокрутит все эти пропагандистские и просвещенческие дела - тот и выиграет. Потому что люди там, которые не знают, ни что такое Ислам, ни что такое Христианство, ни что такое Иудаизм. Они берут то, что приходит быстрее и покрасивее, и покомфортнее, и посытнее, и посытнее! Вот те, которые предложат лучшую форму проповеди - "лучшую", в смысле материально обеспеченную лучше - те и выиграют.

Тенгиз Гудава:

Как может быть, чтобы в исламском обществе, где большинство мусульман, не было Корана, а если эти люди приходят в мечеть - они там что, тоже не могут его получить?

Валерия Порохова:

Нет, они не могут там найти Коранов, их просто нет. Их просто нет! Вы понимаете, Саудовская Аравия прислала миллион экземпляров Корана на арабском языке, который никто не читает. Русских переводов Корана, я вам скажу откровенно, выполненных в мусульманской традиции и одобренных мусульманским миром, тоже не было. Первый перевод, который они одобрили - это мой. Простите меня, ради Бога, это ни в коем случае не бахвальство. Вот первый перевод, который они одобрили - это мой, и опять-таки, вы представляете, напечатано только тиражом в районе ста тысяч. Это никак не устраивает, предположим, сорокамиллионную общину Средней Азии, потому что вот эти 100 тысяч разошлись по России - у нас 20 миллионов татар, с Северного Кавказа люди, Дагестан...

Тенгиз Гудава:

А нет перевода Корана на узбекский язык, на казахский?..

Валерия Порохова:

Вы знаете, он не выполнен... не канонизирован, не одобрен. Почему? Потому что, вы знаете, кораническое писание - оно должно быть обязательно прочтено Алимами - учеными, которые скажут: "Да, перевод правильный, выдержан в мусульманской традиции и благожелателен, доброжелателен". А, предположим, тот перевод, который выполнен на узбекский язык, он даже не был представлен на утверждение, а раз он не был представлен на утверждение - мы не знаем, что там написано, вот в чем дело, вот где все загвоздки...

Тенгиз Гудава:

Если Валерия Порохова из Христианства перешла в Ислам, то в современном Узбекистане нередки случаи, когда проделывают прямо противоположное действие. Предлагаю репортаж из Ташкента нашего корреспондента Инеры Сафар.

Инера Сафар:

Среди коренного, традиционно мусульманского, населения Узбекистана наблюдается рост численности активно исповедующих христианство. Эти люди называют себя Пятидесятниками Церкви полного Евангелия. Церковь имеет подразделения по всему Узбекистану. Она уникальна тем, что служение в ней проходит, в том числе, и на узбекском языке... Представители коренного населения Узбекистана так отвечали на вопрос, почему они приняли христианство:

Шакад:

Получилось так, что мой братишка Шакир стал ходить в какой-то молитвенный дом, к христианам, к Иисусу Христу, я стал над ним издеваться, сказал, что "Шакир, ты кафир, ты неверный, наш Аллах - это Мухаммед, наш Аллах - это Коран". Он говорил, что "тебя Бог любит, тебя когда-нибудь спасет". Я над ним издевался, я ему говорил: "Ты Мухаммеда Пророка сын, ты в Исламе должен быть"... В течение 5 лет я над ним издевался, и в результате моих грехов меня оставила жена, взяла двоих детей, прокляла меня и сказала, что не будет жить с таким бандитом как я, взяла у меня развод. Я стал пить, с работы меня выгнали, в результате запоев у меня кончились деньги. Вся махалля стала меня ненавидеть, говорить, что я пьяница, бандит, хулиган... Я приготовил веревку, хотел повеситься, но пришел братишка Шакир и сказал: "Шакад-акя, в петлю ты всегда успеешь повеситься"... "Но почему так получается, - говорю я, - что я делаю курбанлик, режу барана, почему я муллу домой зову, читаю Коран, я читаю Коран, одеваю тюбетейку и хожу в мечеть - почему я проклятый"? Но Шакир мне сказал: "Испытай моего Бога". Ну, и я пришел в этот дом молитвы, как сказал Шакир, рано утром, чтобы никто не видел, в темноте, там была аудитория - человек 500, это было 4 года назад... И я верю, что мой народ освободит только Иисус Христос - от грехов и от проклятия, и от болезней, потому что Иисус пришел для этого на эту землю. И я благодарю Аллаха, что он мне открыл эту правду об Иисусе Христе, всему миру, нашему народу...

Инера Сафар:

Какие у вас сейчас отношения с мусульманами, как вы общаетесь с теми же узбеками - мусульманами?

Шакад:

Они видят во мне что-то хорошее, что-то доброе, я хочу сказать, что мой народ - узбекский, к которому я иду с любовью - они от меня не отвращаются. Но есть, которые ненавидят - такие же фанаты, каким я был когда-то. Я смотрю на тех, которые меня ненавидят, и вспоминаю свое прошлое. Что посеешь, то и пожнешь - я всю жизнь сеял ненависть...

Инера Сафар:

За что они вас ненавидят?

Шакад:

За то, что я поменял религию...

Инера Сафар:

Как вы пришли к Христу и почему?

Камиля:

Меня Камиля звать. Я сама из Сырдарьи, из узбекской семьи, мусульманской. У мусульман, если у человека появится какая-то проблема - они сразу бегут к колдунам, чтобы "отчитали", или еще чего-то делали, никакой ответ тебе не дают на эти вопросы. Я уже так устала от этой жизни... Поэтому мне говорили: вот там есть Церковь христиан полного Евангелия. Я пришла туда - ходят узбеки, не смотрят, какой нации, какой веры...

Инера Сафар:

Как в вашей семье относятся к тому, что вы стали христианкой, и как относятся к этому окружающие узбеки?

Камиля:

Сейчас они тоже уверовали... Ну, родственники есть - сопротивление тоже идет со стороны родственников...

Махера:

Я хорезмская узбечка, меня зовут Махера, я пришла к Иисусу, я раньше - до Иисуса я молилась, я намаз читала, но Господь мне не помог, он не слышал, оказывается, меня. У меня жизнь была плохая, у меня муж очень пил и дома не было спокойствия. Я пришла в церковь в Хорезм, смотрю - там пастыри - узбеки, они говорят только об Иисусе. Ну, я покаялась, приняла живого Бога, Иисуса Христа. Моя жизнь изменилась на 360 градусов...

Женский голос:

Я приехала из Каракалпакии в Ташкент учиться, потом я здесь услышала об Иисусе Христе, потом я пришла в дом молитвы и покаялась, там начала у меня меняться жизнь...

Инера Сафар:

А в Каракалпакии есть дом молитвы, как здесь в Ташкенте, много ли там каракалпаков, которые считают себя христианами и посещают дом молитвы?

Женский голос:

В основном, каракалпаки там собираются, молятся, за всех молятся...

Инера Сафар:

Значит, есть дом молитвы?

Женский голос:

Пока есть, пока не зарегистрированная, но есть церковь...

Джасур:

Меня зовут Джасур, я узбек, раньше я жил в исламской вере, точнее, я считал себя мусульманином. Хотя я был мусульманином, я жил очень плохо. Я любил курить анашу, я любил очень много выпить, у меня все друзья - многие из них наркоманы. Дух Иисуса Христа меня потом освободил от всяких наркотиков легких, от всякого алкоголизма, от вредных привычек, от всего-всего грязного...

Инера Сафар:

Джасур, как много людей вообще среди узбеков приходит в вашу церковь?

Джасур:

Узбеков сейчас приходит очень много. Если вам честно сказать, то со дня на день все больше и больше - это факт.

Инера Сафар:

По словам пастыря узбекского отделения Церкви полного Евангелия в Ташкенте Урумбая Юсуфова в их доме молитвы зарегистрировано около 12 тысяч христиан, из них представителей коренного населения - более 2 тысяч.

Урумбай Юсуфов:

Да, я сейчас могу уверенно сказать, что 20 лет тому назад можно было насчитать двоих или троих узбеков, которые верят в Иисуса Христа, а сегодня увеличилось, в 100 раз больше...

Инера Сафар:

Кто обеспечивает вас литературой на узбекском языке - "Инджил" - Библия - кто обеспечивает этой литературой?

Урумбай Юсуфов:

Мы эту литературу сейчас покупаем, до разрушения Союза она поступала свободно, но сейчас это прикрыто, и сейчас которые есть у нас в запасе - мы используем, и есть Библейское общество - мы покупаем...

Тенгиз Гудава:

Выпуск программы "Центральная Азия" завершен. Его составил и вел Тенгиз Гудава. Я поздравляю мусульман с праздником Навруз. Всего доброго!

XS
SM
MD
LG