Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Союз Независимых Журналистов Узбекистана

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: президент Союза Независимых Журналистов Узбекистана Руслан Шарипов, вице-президент СНЖ Узбекистана Инера Сафар, директор Центра Экстремальной Журналистики Олег Панфилов.

Тенгиз Гудава:

На днях в Бишкеке прошла международная конференция с красноречивым названием: "Средства массовой информации Центральной Азии под перекрестным огнем". В самом деле, чутко улавливая тенденции сворачивания свободы слова, имеющие место в России, центральноазиатские режимы усилили гонения на остатки независимых СМИ в своих республиках. Как и в России это называется обеспечением "информационной безопасности", термин полный абсурда и гебистских перверсий. В пресс-релизе Московского Центра Экстремальной журналистики о Бишкекском форуме сказано следующее: "Журналисты региона вновь собираются вместе, чтобы выразить не только свою корпоративную солидарность, но и обеспокоенность усиливающимися тенденциями зажима и преследования прессы, свидетельствующими о начале свертывания демократических реформ и усиления авторитаризма. Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан, Таджикистан и Казахстан сейчас все больше напоминают те страны, которые стараются вновь вернуться к советским временам, когда все стороны человеческой и общественной жизни были под контролем государства, а всякое инакомыслие преследовалось".

На этом фоне поистине удивительным явилось сообщение из Ташкента о создании 15 апреля Союза Независимых Журналистов Узбекистана. Президент этой организации Руслан Шарипов и вице-президент Инера Сафар - участники нашей беседы, по телефону из Ташкента. По телефону из Москвы - директор Центра Экстремальной Журналистики Олег Панфилов, кстати, принимавший активное участие в Бишкекской конференции.

Не скрою, создание Союза Независимых Журналистов Узбекистана меня удивило, скажем, приятно удивило. В стране, где за мельчайшую оппозиционность сурово преследуют, вдруг такой вызов властям. В уставе вашей организации сказано, что "Союз Независимых Журналистов Узбекистана - общественная организация журналистов, которая ставит своей целью объединить журналистов, разделяющих принципы Международной Федерации Журналистов, выполнять роль, отведенную СМИ в свободно-демократических обществах, использовать в своей работе опыт зарубежных СМИ, помочь независимым журналистам Узбекистана наладить контакты с зарубежными средствами массовой информации", - и так далее... Возможно ли осуществление этих задач в условиях сегодняшнего Узбекистана?

Руслан Шарипов:

Я думаю, что в конце ХХ - начале XXI веков на земле нет непроблемных стран. Ведь наши законы писались с помощью западных демократических институтов. Другое дело, что они не всегда работают. В стране с законами по стандартам международных норм уже созрела необходимость такого союза, как наш. Я думаю, что союз будет осуществлять общественный мониторинг ситуации в стране в различных ее областях.

Тенгиз Гудава:

В качестве задач своей деятельности вы также декларируете издание "газет, журналов, бюллетеней, книг, брошюр и другой продукции по всем направлениям деятельности Союза, сбор переработка и распространение информации в системе Интернет". Издание независимых от режима Каримова газет и журналов - это имеет место сегодня в Узбекистане, есть ли сегодня в Узбекистане независимая пресса?

Руслан Шарипов:

Сама идея у нас такая: мы собираемся, в первую очередь, зарегистрироваться. Я считаю, что существующая в стране ситуация, законы сами по себе нам позволят зарегистрироваться. Другое дело - мы хотим создать собственный Веб-сайт и печатное издание, и мы не собираемся делать, чтобы они были подцензурны. Условия собираемся диктовать мы.

Тенгиз Гудава:

Инера Сафар - издание газет и журналов - как вы планируете это осуществить?

Инера Сафар:

В первую очередь, Руслан правильно сказал, мы вначале хотим зарегистрироваться. И мы, наверное, будем исходить после этого будет ли нам дана регистрация. Финансовая сторона этого вопроса пока решается, но все зависит от регистрации. Если не удастся зарегистрироваться, то уже будет видно дальше. Но я думаю, что издание газет и журналов, в принципе, тоже возможно.

Тенгиз Гудава:

Олег Панфилов, глядя из Москвы: как функционирует система СМИ в Узбекистане? Нашему слушателю почти ничего неизвестно об этом - могли бы вы дать общую картину узбекских средств массовой информации на сегодня?

Олег Панфилов:

Картина довольно печальная. В Узбекистане, во-первых, что очень интересно и довольно парадоксально, существуют весьма демократичные законы, регламентирующие деятельность СМИ, и я должен сказать, что это законы во многом лучше многих существующих на территории бывшего СССР. С другой стороны, в Узбекистане практически нет частных газет, и есть несколько десятков маленьких телестудий, объединенных отчасти вокруг "Интерньюс Узбекистана". Но и те газеты, которые пытаются называть себя отчасти независимыми, и эти маленькие телестудии, как правило, практически не освещают политическую жизнь и не могут критиковать ни внутриполитическую ситуацию в стране, ни экономическую политику руководства. Но я должен сказать что инициатива весьма любопытная, потому что действительно при отсутствии в нашем понимании независимых СМИ, инициатива появилась еще и потому, что практически бездействует существующий Союз журналистов Узбекистана, возглавляемый Лутфуллой Кабировым, который, как я знаю, практически не оказывает никакой помощи журналистам, работающим, в том числе, и в государственных СМИ. Начинание очень интересное, но я не могу пока предположить, насколько реальна будет работа нового журналистского объединения.

Тенгиз Гудава:

В Узбекистане сегодня нет политической оппозиции, скажем, открытой политической оппозиции. Есть религиозная оппозиция - в подполье, в основном, и есть демократическая оппозиция - в эмиграции. Господин Шарипов, собираетесь ли вы сотрудничать с оппозиционными политическими силами?

Руслан Шарипов:

Мы не собираемся выступать на чьей-либо стороне. Другое дело, что мы собираемся предоставить нашу трибуну абсолютно всем, играть роль форум , на котором смогут выступить все. То есть, и демократическая оппозиция, и все другие заинтересованные лица будут иметь возможность выступить на нашем форуме.

Тенгиз Гудава:

У вас сказано в пресс-релизе: "Члены Союза едины во мнении, что Союз должен поддерживать усилия властей по построению демократического общества. В своей работе Союз намерен реализовывать те требования, которые президент Узбекистана Ислам Каримов выдвигает к узбекистанской прессе". Вы хотите сотрудничать с властями?

Руслан Шарипов:

Я считаю, что в наших условиях мы должны сотрудничать с ними, вести активный диалог с политиками всех уровней. Ведь власти, в общем-то, формально предлагают работать нам так, как мы хотим. И президент сам неоднократно заявлял, что пресса должна быть "зубастой". Другое дело, что все наши законы, принятые по поводу средств массовой информации, не всегда работают. И думаю, что, объединившись в этот Союз Независимых Журналистов независимые журналисты получат возможность не только активного диалога с властями, но и активно участвовать в построении гражданского общества.

Тенгиз Гудава:

Вы сказали, что президент не раз говорил, что пресса должны быть "зубастой" - эта инициатива создания Союза Независимых Журналистов Узбекистана - она исходит сверху, или снизу, скажем так?

Руслан Шарипов:

Я хочу очень четко подчеркнуть, что идея вообще, честно говоря, моя. Я написал этот проект. Инейра была первым журналистом, с которой я поделился этой идеей. Было очень отрадно, что она полностью меня поддержала, и мы двое начали активно работать над этим проектом. Сейчас проект готов. Он проходит рассмотрение в определенных организациях, и я думаю, что у нас все получится.

Тенгиз Гудава:

Инера Сафар, честно говоря, осуществление тех задач, которые Союз Независимых Журналистов поставил целью в своих первых документах, мне кажется, невозможно или крайне сложно без поддержки властей или, по крайней мере, при их сопротивлении. Как вы, например, мыслите "реализацию проекта обучения журналистов Узбекистана иностранным языкам и компьютерной технике"... Вот как власти Узбекистана относятся к созданию Союза Независимых Журналистов? Предлагались ли вам со стороны властей помощь, сотрудничество?

Инера Сафар:

Я думаю, что власти настороженно относятся и будут относиться к такому Союзу. Помощи пока никто никакой не предлагал, во всяком случае, со стороны властей. С одной стороны, мы думаем, что мы будем работать в условиях цензуры, с другой стороны мы не собираемся быть подцензурными. Мы хотим влиять на правовую ситуацию в стране, воздействовать на общественное мнение, которое иногда может обгонять какие-то государственные правительственные заказы и законы. Главное нам - все-таки зарегистрироваться и начать работу, а способы работы, контуры - они со временем будут лучше вырисовываться.

Тенгиз Гудава:

Вы говорите главное зарегистрироваться - да, видимо, это главное с административной точки зрения, однако, мне кажется, что власти авторитарной страны с удовольствием зарегистрируют организацию, если она не будет достаточно независимой, если она будет подвластной этим властям. Нет ли опасности, что это будет просто очередной инструмент в руках режима Каримова?

Инера Сафар:

Я думаю, что такой опасности не будет, потому что мы на самом деле не хотим быть подотчетными никому, и в первую очередь - властям, я думаю, такой опасности не будет, потому что на самом деле Союз создается снизу, и здесь нет никакой доли участия сверху.

Тенгиз Гудава:

Узбекистан по состоянию прав человека, в частности, свободы слова находится в самом конце мирового списка стран сегодня. На всей территории бывшего СССР только в Туркменистане ситуация с правами человека хуже, а Узбекистан прочно занимает предпоследнее место, но по количеству политзаключенных и узников совести Узбекистан несомненно лидер. Как Союз Независимых Журналистов Узбекистана собирается освещать ситуацию с правами человека в республике, в частности, судьбы политических узников? (Вопрос господину Шарипову).

Руслан Шарипов:

Я думаю, для этого необходимо будет наладить контакт не только с государственными организациями по правам человека и институтом омбудсмана, которые, я хотел бы сказать, не работают так, как от них ожидают, но и с неправительственными организациями. В стране есть ряд обществ прав человека и правовых организаций. Я думаю, путем сотрудничества с ними и активного диалога мы будем освещать данные события.

Тенгиз Гудава:

Общеизвестно, что для партократических лидеров Центральной Азии, "Старший Брат", то есть, Кремль не только историческая догма, но и руководство к действию. В частности таким руководством явилась доктрина "информационной безопасности", ярко осуществленная российскими властями в отношении телеканала НТВ. Вопрос Олегу Панфилову: с разгромом единственного независимого телеканала России НТВ ситуация со свободой слова в России изменилась к худшему - в двух словах, Олег, как бы вы определили эту ситуацию, и не повлияет ли российская драма с НТВ на и без того аховое положение независимой журналистики в Центральной Азии?

Олег Панфилов:

Я бы хотел сказать несколько о другом, имея в виду и разговоры, состоявшиеся в Бишкеке, и вообще ситуацию в тех странах Центральной Азии, где существует пока еще независимая пресса. Я имею в виду огромную степень разобщенности журналистов. Поэтому мне кажется, что новое журналистское объединение Узбекистана должно поставить перед собой задачи не только правового воспитания журналистов, не только освещения правозащитной части деятельности журналистского сообщества, не только изучения компьютерной техники и так далее... Прежде всего, надо задуматься об одной большой проблеме, с которой сталкиваются практически все журналисты на постсоветском пространстве - это отсутствие солидарности. И отсутствие солидарности очень сильно влияет на взаимоотношения между журналистами и властью. И власть использует отсутствие солидарности в своей расправе над остатками независимой прессы.

Тенгиз Гудава:

Как в Узбекистане отнеслись к делу НТВ и прореагировало ли общество вообще - Инера Сафар?

Инера Сафар:

В кругах журналистов, безусловно, заинтересованность была большая, и отслеживалась ситуация достаточно пристально. Я сама не раз смотрела НТВ и переживала за журналистов. Но вот в обществе - на телевидении, в СМИ, реакции не было практически никакой - я имею в виду общество не журналистское. Это связано, видимо, с тем, что у нас трансляция российского телевидения несколько затруднена, не каждый человек может смотреть российское телевидение. Во всяком случае, я скажу, что наши местные СМИ совершенно не освещали эту проблему. А журналисты - конечно, они в курсе. Я думаю, может быть, они и завидуют тому, что в России, во всяком случае, идет такая борьба за свободу слова, за отстаивание права говорить свободно. И в этом смысле, наверное, многие журналисты завидовали этому, в частности и я лично.

Тенгиз Гудава:

Завидовали тому, что идет борьба, хотя эта борьба идет, увы, с поражением независимой прессы... Господин Руслан Шарипов, вот вы президент новообразованной организации - Союза Независимых Журналистов Узбекистана - кто входит в этот союз? И расскажите пожалуйста о себе?

Руслан Шарипов:

На данный момент Союз Независимых Журналистов Узбекистана насчитывает 16 членов, включая членов правления. В члены правления у нас входит журналист "Ташкентской Правды", а также корреспондент российской газеты "Коммерсантъ" - это Юрий Черногаев - он является нашим секретарем. Инейра Сафар - вице-президент, советник по международным делам - Алексей Волосевич. Также мы пригласили в наш союз - уже вступили независимые журналисты, не только из Ташкента, но со всего Узбекистана - это Тулкин Гораев, Асадулло Артыков и множество других журналистов.

Тенгиз Гудава:

Все-таки, что сегодня известно о политзаключенных Узбекистана - есть ли среди них журналисты?

Руслан Шарипов:

По данным Общества прав человека Узбекистана, в тюрьмах продолжают сидеть журналисты, такие, как Шади Мардиев и многие другие. Определенные сообщения мы посылали в наши государственные правовые организации, но пока, к сожалению, никаких ответов не получили.

Олег Панфилов:

Я хочу добавить только то, что действительно есть журналисты в тюрьмах, и, кстати, Узбекистан сейчас - единственная на всем постсовестком пространстве страна, где журналисты сидят в тюрьмах.

Тенгиз Гудава:

По сообщению американского Комитета защиты журналистов, за прошедший 2000-й год убито 24 журналиста, 81 работник пера находится в тюрьмах. Солидный процент таких узников приходится на Узбекистан. Не менее опасен для нового журналистского объединения Узбекистана, я думаю, психологический аспект: самоцензура и подыгрывание властям, в обмен на комфортность. Компромисс, хороший в дипломатии, увы, смертелен для журналистики, ставящей целью соблюдение кодекса международных журналистских этических норм. По данным Международной организации "Репортеры без границ", на март 2001-го года из 189 членов Организации Объединенных Наций лишь в 96 были сформированы нормальные условия для работы прессы, в то время как в 65 - трудные, а в 28 странах - чрезвычайно трудные. Именно к последним относятся пять центрально-азиатских государств. И в первую очередь - Узбекистан... Да, Союз Независимых Журналистов Узбекистана начинает работу в чрезвычайно трудных условиях. Это как совместить огонь и лед.

XS
SM
MD
LG