Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евроислам. Часть 1

  • Тенгиз Гудава

См. также Евроислам. Часть 2


Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с Вячеславом Полосиным - доктором философии, сопредседателем мусульманского общественно-политического движения "Рефах" ("Благоденствие").

Тенгиз Гудава:

"Пространство бывшего Советского Союза:" - этот публицистический штамп начинает терять смысл (или обретать новый?). Уже некоторые уверяют: нет такого пространства, а есть отдельные государства, не говорим же мы про Европу - "пространство бывшей Римской империи" или "пространство Наполеоновской империи"! И да, и нет. В экономике, в политической системе, целом ряде других критериев независимой государственности 15 республик бывшего СССР, возможно, в самом деле, разделились, говоря по научному - "дифференцировались" друг от друга и становится не модно говорить об общих корнях. Но в одном, мне думается, все постсоветские республики похожи как однояйцевые близнецы: духовный вакуум.

О "духовном вакууме" я говорю как об отсутствии государствообразующего морально-этического и мировоззренческого фундамента. В Европе каждый камень говорит о религиозных войнах, религиозных страстях, подвигах и страданиях, и эти камни как раз составляют основу (подчеркиваю: невидимую, скрытую) европейских обществ на уровне гражданского рефлекса. В Азии, соответственно, все зиждется на исламских твердынях. Буддистские традиции определяют облик современного японского общества.

Увы, в России и других постсоветских республиках духовные твердыни подверглись размыву похлеще того, что мы недавно наблюдали в Ленске. Почва стала рыхлой - именно это я (с определенным допуском) называю "духовным вакуумом" или, если хотите, "духовной целиной", "неоткрытой Америкой" современной России и республик СНГ. Что ж, это поле для поиска и первооткрывательства.

Духовный поиск - думается, именно так можно определить смысл деятельности Вячеслава Полосина и Валерии Пороховой в рамках религиозно-просветительского общества "Прямой путь". Я поясню: это мусульманское общество, а Вячеслав Полосин и Валерия Порохова, - изначально православные христиане, - обратились в новую веру, приняли ислам. Как и почему? - постараемся узнать.

В здании Духовного Управления мусульман России я беседую с доктором философии Вячеславом Полосиным.

Вячеслав Сергеевич, ваша организация называется "Прямой путь" - что это означает?

Вячеслав Полосин:

Прямой путь - одно из центральных понятий в исламе - это в первой же суре Корана - "Альфатих", которую каждый мусульманин читает ежедневно. Это есть понятие: "Наставь нас, Господи, идти путем прямым". Прямой путь - путь без заблуждений, уклонений, образопоклонства, национализма, шовинизма, экстремизма и прочих заблуждений, присущих человечеству.

Тенгиз Гудава:

Эта организация, в чем ее суть - это люди, которые обращаются в ислам, переходят в ислам из других религиозных конфессий - да?

Вячеслав Полосин:

Слово "переходит" - оно здесь не очень удачное, поскольку это не футбольная команда, чтобы куда-то переходить. Человек, который верит в Единого Бога - он, собственно, никуда не переходит, речь идет только лишь об каких-то мировоззренческих изменениях, связанных с конкретным вероучением, с каким-то культом, это не переход, а, можно сказать, принятие ислама или исповедование ислама исповедование единобожия. Идея создать общину возникла как раз потому, что, во-первых, уже такие общины были, но не в Москве, вот, в Петрозаводске была, в частности, община, в основном, из русских мусульман, карелов и вепсов, затем в Дагестане, в Махачкале, есть Общество новообращенных мусульман - так они себя назвали, потому что в исламе же вообще не должно быть разделения на национальности, мы - просто у нас религиозная организация мусульман "Прямой путь". Мы планируем дальше как-то объединиться, может, создать уже централизованную организацию вместе с дагестанцами, вместе с петрозаводчанами, есть еще организации... Есть на Украине - это уже будет такая международная организация... Это уже работа, в принципе, на концепцию Евроислама, если говорить коротко. То есть, формирования мусульманской цивилизации уже, скажем, для европейцев, для европейского менталитета. Это явление, в общем, новое, раньше действительно такого не было. Но в Европе этот процесс пошел, как и все, раньше, чем в России. Мы знаем, сколько во Франции интеллектуалов приняло ислам, там и Роже Гароди, и Морис Букайи, Рене Гийом, Жак-Ив Кусто. И в Германии этот процесс идет - взять, Мурад Вильгельм Хоффман - немецкий дипломат, вообще, уже около 400 тысяч этнических немцев приняло ислам, и формируется такой образ ислама такого, что ли, именно цивилизационного, так сказать, культурного, то есть, такого, который соответствует самому Корану без многих этнических наслоений, которые были в Средние века в составе каких-то арабских или турецких империй.

Тенгиз Гудава:

Вы сказали: "Евроислам" - это, прямо скажем, неординарно, весьма оригинально, в чем вы видите основные принципы Евроислама - политический аспект подобного рода ислама существует?

Вячеслав Полосин:

Политический аспект - он, в общем-то, существует всегда. В исламе, в отличие от христианства, нет вообще разделения на духовное и мирское, церковное и нецерковное, в исламе как бы есть цельность, и человек должен быть мусульманином и днем, и ночью, так сказать, все 24 часа в сутки. И поэтому пятикратный Намаз - это же строго не богослужение и даже не молитва, а это на самом деле поклонение, вообще, Салях - это прославление Всевышнего, которое нужно человеку для напоминания. Собственно, в Коране говорится, что 5 раз ты должен вспоминать о своем Творце в течение дня, чтобы не, так сказать, уклоняться в грех и помнить о его заповедях. Что касается политики, то ислам никогда не диктовал и не диктует каких либо определенных форм общественного государственного устройства. Более того, ислам очень демократичен, потому что понятия свободы, равенства и братства - они все, просто не вместе подряд три, но они все содержатся в священном Коране, и более того, являются нормой законодательства самой мусульманской жизни. То, что в мусульманских странах в Средние века возникли монархии - это было уже, в общем-то, отступлением от принципов ислама, хотя монархии тоже бывают народные и нельзя по внешнему признаку говорить, что это вообще отступление от ислама. Если народ монарха поддерживает - ну что же сделаешь, вот там, допустим, взять Египет - там президент, но как бы, скажем, пожизненный президент, и на плебисцитах он там получает близкую к ста процентам поддержку. Ну, правовая культура, политическая культура такова, что так происходит. Поэтому, говоря о Евроисламе, мы все-таки не политику ставим на первое место, а момент, скажем, цивилизационный и культурный, то есть, формирование религии единобожия, я бы так даже сказал, а ислам - это просто преданность этой религии единобожия уже в терминах европейской культуры, понятиях, образах европейской культуры на европейских языках.

Тенгиз Гудава:

Вячеслав Сергеевич, вот вы говорите, европейская культура и ислам - все-таки традиционно существуют большие различия, нормы мусульманские не всегда понятны и близки европейским нормам, а иногда и противоречат, скажем так, общепринятым европейским взглядам на права человека. Любой наблюдатель сразу скажет: дискриминация женщин... Все-таки как это можно осуществить - переход религии на какие-то совершенно другие европейские этические и культурные нормы?

Вячеслав Полосин:

На самом деле, такой нестыковки, о которой вы сказали - европейской демократии, понятия прав человека и исламской доктрины нет. Более того, если заняться серьезным исследованием, то мы найдем, что как раз именно в Коране содержится основа для формулирования прав и свобод человека, и тогда, когда был ниспослан Священный Коран, в Европе даже малейшего понятия не было об этих вещах. Была тоталитарная монархическая диктатура, где не было понятий ни свободы, ни любви, ни человеческого достоинства, и даже еще много веков спустя горели костры инквизиции. Поэтому вообще понятия прав и свобод человека, идеи либерализма, они, как известно, ведь пришли в Европу через масонские ложи, а те, в свою очередь, взяли эти идеи у суфийских тарикатов, которые были распространены в Европе, поэтому как раз если прослеживать генезис этого, то мы вернемся к религии единобожия. Поэтому и нужно вести, во-первых, диалог, я бы даже сказал триалог религий - иудаизма, христианства и ислама, и нужно выразить на европейском языке те базовые ценности, которые есть в Коране, чтобы европейцы увидели, что статуса женщины такого, какой есть в исламе, ни в одной религии нет. Скажем, откройте вы сборник иудейских молитв -там в одной из первых же молитв есть такие слова: "Благодарю тебя Боже за то, что ты не создал меня женщиной..." В христианстве, если иметь в виду Новый завет, декларировано равенство, но уже в Посланиях апостола Павла, который был воинствующий фарисей, уже идеи возврата к прошлым временам, а в реальной канонической жизни церкви - там уже о равноправии говорить не приходится, хотя, конечно, протестанты многое здесь исправили...

Тенгиз Гудава:

Вячеслав Полосин - окончил МГУ и Московскую духовную семинарию, в 80-х годах служил православным священником в приходах Средней Азии, затем в Калужской области. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, возглавлял парламентский комитет по свободе совести. Автор закона Российской Федерации "О свободе вероисповеданий", действовавшего с 1990-го по 1997-й годы. Был доверенным лицом Бориса Ельцина на президентских выборах 1991-го года, один из разработчиков церемониала инаугурации Президента России. Участвовал в создании российского христианского демократического движения, входил в его руководство. Советник аппарата Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций, государственный советник 3-го класса. Автор ряда книг на религиозные и религиозно-политические темы. Доктор философии.

В мае 1999-го года Вячеслав Полосин публично объявил о принятии им и его супругой ислама. Он берет имя Али. В том же году Али Вячеслав Полосин был избран сопредседателем мусульманского общественно-политического движения "Рефах" ("Благоденствие"). Главный редактор "Мусульманской газеты".

Вячеслав Сергеевич, все-таки, вот практические примеры использования ислама, скажем так, в политике или в создании теократических государств - примеры имеются - Иран, Афганистан - они как раз говорят о том, что права человека нарушаются очень сильно и зачастую под эгидой ислама?..

Вячеслав Полосин:

То, что в Афганистане - это вообще, я не знаю, в какой степени это можно назвать "исламским порядком". Талибы - в переводе это значит "студенты", "ученики", они видимо, недоучились и не дочитали Священного Писания, и поэтому такие вещи себе позволяют. Это изречение пророка Мухаммада, что "если кто-то обидит немусульманина, живущего на мусульманской территории по договору, то этому человеку я буду противником в день воскресения, в Судный день", - это слова пророка, и это, в общем-то, основа Сунны, и надо сказать что в первых халифатах, которые были созданы в исламе, права единоверцев были очень надежно защищены, особый даже статус имели христиане и иудеи, как люди Писания и люди Книги, вот никаких конфликтов не было. Собственно, конфликты первые начались с крестовых походов, которые отнюдь не мусульмане инициировали. Да и этот трагический конфликт на Ближнем Востоке связан отнюдь, на мой взгляд, не с религией, а с борьбой за собственность в цветущем регионе. Но там есть момент - почему мусульмане как бы поддерживают палестинцев: потому что палестинские мусульмане - они действительно обязаны свою собственность защищать. Вот живут они там, вот приехали какие-то люди, не важно какой национальности, евреи, не евреи, приехали и говорят - вот, уходи отсюда, это вот нам Бог эту землю даровал, а у человека это его земля, он на ней вырос, он ее обрабатывает, поэтому он и отказывается с нее уходить, и начинает бороться, ее защищать. И дальше действует принцип мусульманской солидарности, значит, если кто-то свою собственность - мусульманин защищает - мы должны ему помочь. Вот этот механизм - он, к сожалению, задействован там. В исламе, кстати, и понятие собственности является абсолютным, как ни в какой другой религии, я замечу, потому что шахидом, то есть, исповедником, мучеником, как бы, если говорить по-христиански, мусульманин будет являться не только при защите веры, но и при защите даже собственного имущества. Вот кто-то напал на тебя, хочет лишить тебя твоей собственности - ты ее защищал и погиб - ты уже являешься праведником, исповедником. Такого отношения к собственности в других религиях нет.

Тенгиз Гудава:

А вот если взять Чечню - там тоже мусульмане, и их тоже притесняют, и что касается собственности - не соблюдают эти права - должны ли мусульмане всего мира помогать чеченцам, и помогают ли?

Вячеслав Полосин:

Нет, на самом деле, там с исламом вообще ничего не было связано. Советский генерал Джохар Дудаев, которого туда режим Ельцина, в общем, по сути, впихнул, объявил, что мы будем наводить сейчас исламские порядки и совершать Намаз четыре раза в день, и весь мир над ним смеялся, потому что даже атеисты знают, что Намаз пять раз в день совершают - Дудаев не знал. И, конечно, когда показывают каких-то боевиков, и один раз показали, что у него зеленая повязка - она вверх ногами, то есть, он по-арабски не читает, ему без разницы, как... Конечно, не приходится говорить об исламе. Затем: для всего Северного Кавказа, включая Чечню, характерен суфийский тарикатский ислам, и вот, сторонники, как сейчас модно говорить, ваххабизма или салафизма - такого как бы радикального ислама, они абсолютно там являются чужеродными элементами. И более того, сами даже муфтии Чечни, Чечни даже заявлявшей о своем суверенитете - они боролись с этими ваххабитами, и с этими пришельцами. Сейчас там, я считаю, абсолютно чудовищно то, что делают некоторые служители православной церкви, которые заявляют там, что это - "война за веру", и им даже вторят некие генералы российские - это уже просто путь к развалу Российской Федерации и обострению межконфессионального противостояния, которого там на самом деле не было.

В России сейчас время такое - смутное, в общем-то, и все очень разное, нет действительно никакой господствующей идеи, господствующего стиля жизни, все разделено на какие-то такие отдельные островки. Люди как бы живут внутри этих замкнутых образований, по интересам, по стилю жизни. Вот, что касается молодежи, то, насколько я могу судить, среди молодежи главная особенность, что нет комплексов, которые были вот в советское время, у нынешней молодежи этого нет, и меня это очень радует - они как бы сейчас свободны. К сожалению, эта свобода, как вот и в либерализме - одних приводит к поискам истины, а других и к наркотикам, и к увлечению каким-то вот оккультизмом, эзотерикой, там, разной. Я читал полгода спецкурс в Московском университете, как раз студентам объяснял, что такое единобожие, не используя слова ислам - только вот единобожие, монотеизм, логически, философски им объяснял, и где-то 95, я бы сказал, процентов - люди прекрасно понимают, схватывают и даже радуются, так сказать этому как бы даже: "А неужели может быть иначе?.."

Тенгиз Гудава:

Из книги Вячеслава Полосина "Прямой путь к Богу": "Русский человек должен по капле выдавить из себя византийский вирус политического СПИДа - вирус раба и холопа, смиренно ожидающего "доброго царя-батюшку". Сегодня русская национальная мифология должна родить своего сверхчеловека, который победит слепые стихии - тяготение матери - сырой земли - и твердо станет на ноги, как сильный и справедливый хозяин своей страны, перехитрит языческих богов с их фатумом и "промыслом", как Одиссей, и выразит своей личностью русский национальный идеал социальной справедливости. России нужны новый религиозный идеал, новое осмысление собственной двухтысячелетней национальной истории и новая прагматическая идеология. России пора вернуться к Единобожию, отвергнутому князем Владимиром из-за пристрастия к пьянству и деспотизму. Пришло время русскому народу самому, без холопского следования традициям других народов, заключить свой собственный договор (завет) с Единым Богом!" (конец цитаты из книги Вячеслава Полосина "Прямой путь к Богу".

Первая часть программы "Центральная Азия и Кавказ: Евроислам" подошла к концу. Во второй части - продолжим беседу с доктором философии, исламским мыслителем Вячеславом Полосиным, а также познакомимся со взглядами автора канонического перевода Корана на русский язык Валерии Пороховой.

XS
SM
MD
LG