Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евроислам. Часть 2

  • Тенгиз Гудава

См. также Евроислам. Часть 1 и 3


Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с автором канонического перевода Корана на русский язык Валерией Пороховой.

Тенгиз Гудава:

Валерия Порохова - автор канонического перевода священной книги мусульман Корана - на русский язык. Многолетний труд завершен в 1997-м году. Все специалисты и просто читатели отмечают разительное отличие этого русского перевода Корана от всех предыдущих, и я вижу: предыдущие переводы - проза, перевод Валерии Пороховой - поэзия высочайшей пробы. Замечу, что арабский первоисточник - тоже стихотворного жанра.

Валерия Порохова, академик ряда академий и обладатель многих научных наград. Мать Пороховой - потомственная русская дворянка, отец - наполовину немец, наполовину англичанин. Эти обстоятельства послужили причиной семейной трагедии - в сталинское время отец был расстрелян, мать сослана. Тем удивительнее для Валерии Пороховой был недавний визит в ее московскую квартиру сотрудников ФСБ:

Валерия Порохова:

Я считаю, что это очень хорошо, когда служба безопасности начинает интересоваться исламом. Я говорю: "А что вам важно"? "Вы знаете, мы же работаем во всех регионах, нам очень важно знать менталитет, но самое главное - нам нужно знать вероуставные положения ислама. Потому что у нас проблемы в Чечне очень большие, в Центральной Азии, нам нужно знать вероуставные уложения и менталитет этих людей, которые все равно вышли на бабушках и дедушках вот этой религии, поэтому нам бы хотелось получить информацию"... Я им назначила встречу, звонок в дверь, и звонят в дверь два в вечерних костюмах, с тортом и цветами. Вы знаете, это они приехали ко мне, когда я родилась в лагере, вы представляете, мамочка рожала уже в лагере для жен изменников родины. Вся семья у нас была на мужском уровне уничтожена. Вы знаете, что такое "АЛЖИР" - это "Акмолинский лагерь жен изменников родины", где мама была, там была Трубецкая, графиня... Вы понимаете, не сами они, а потомки уже их, только потому, что они были дворяне... И вот эти люди, которые столько нам горя в свое время причинили, при другом режиме, пришли получать от меня информацию. Вы знаете, они сидели три часа, открыв рот и сказали: "Ну, вы знаете, если это ислам, но нам, наверное, пора уже и принимать ислам".

Тенгиз Гудава:

Считаете ли вы, что нынешнее руководство российское, во главе с Путиным и ФСБ, которое к вам приходило, интересовалось вопросами - они способны именно вот так органически и позитивно воспринимать идеи религиозные идеи других конфессий, кроме православия?

Валерия Порохова:

Все к этому идет. Мне очень нравится правильное, не враждебное, а очень такое любознательное отношение, потому что они хотят знать, что это такое. В первый раз проявили желание услышать вторую сторону. Раньше этого желания не было напрочь просто. Если верующий человек живет по вероуставу, не принимая туда нововведений со стороны человеческих страстей, если человек живет по канве вероуставных уложений, то есть, если он соблюдает фундаментальные заповеди и запреты, дозволенное и недозволенное - он называется мусульманином. Коран об этом очень хорошо говорит, что и Мусса - Моисей Библейский и Исса - Иисус - были мусульманами, потому что мусульманин, в переводе на русский язык - это человек, добровольно посвятивший себя господней воле, не с мрачным лицом, а добровольно, радостно. Если вы на это идете как на принуждение, со стороны каких-то обстоятельств - это уже не называется мусульманин. В этом смысле и Мусса, и Исса были мусульманами. У них была господняя миссия. Они себя предложили радостно, добровольно, и в этом отношении они были мусульманами. Поэтому мы относимся и к иудаизму, и к христианству как к нечто тому - то есть, если это будет убежденный иудей соблюдать заветы, убежденный христианин соблюдать заветы - это очень близкие наши друзья, это те же самые мусульмане. Это очень важно.

Тенгиз Гудава:

Вот вы сказали, что современное российское руководство гибко и мягко к восприятию ислама, но в то же время кремлевское руководство в очень близких, я бы сказал, таких партнерских отношениях с православной иерархией. В свою очередь, православная иерархия не всегда настолько гибко и толерантно относится к другим конфессиям. Не может ли возникнуть как бы конкурентный момент за влияние на руководство между православием и исламом?

Валерия Порохова:

Православных гораздо больше, чем мусульман. Руководство, безусловно, руководствуется идеями большинства - двадцатимиллионная мусульманская община находится в географических рамках подавляющего большинства ортодокса, православия, и, в общем, она и не может претендовать на приоритет, безусловно, но на что она может претендовать - это обязательно, на участие, то есть должна быть какая-то достаточно мощная доля, двадцатипроцентная, предположим, участия мусульманской общины и во власти, и во властных структурах, и ни в коем случае она не должна противостоять, например, каким-то государственным моментам, которые, допустим, расположены в сторону христианства. И, то есть, они не должны находиться в каком-то противостоянии. Правительство должно это строго осознать - не допускать противостояния, потому что от противостояния начинается агрессия. Вторая степень противостояния - это агрессия. И если начинается дискриминация мусульман, а она сейчас до сих пор существует... Например, ко мне с севера приехал человек. Он говорит: "Я доктор наук. У меня очень большой управленческий опыт, и так далее, но надо мной стоит руководитель, который кандидат наук, без всякого управленческого опыта. Но он стоит надо мной, потому что я - мусульманин, а он христианин", - вот этого допускать нельзя. Вот этому нужно обязательно ставить препоны, и очень мощные, и препоны должны быть на государственном уровне, на административном уровне. Нельзя допускать диксриминацию, только исходя из каких-то конфессиональных или национальных мотивов, потому что у нас именно нерусские - мусульмане, в основном, национальных предрассудков, я считаю.

Тенгиз Гудава:

Валерия Михайловна, довольно часто произносится вот такое понятие, как "исламская угроза" - и на Западе, и в России, и где угодно. Это стал такой шаблон. Понятно, что имеется в виду, видимо, не религиозная основа а боле какая-то широкая. Тем не менее, на бытовом уровне, на житейском часто вот этого различия не происходит. И, видимо, вот эти факты дискриминации, о которых вы говорите, связаны именно с этим. Настороженно относятся к носителям ислама, к проповедующим ислам. Вот все-таки как бы вы эту ситуацию могли бы прояснить. Вот что такое "исламская угроза"?

Валерия Порохова:

Во-первых, это неправильное сочетание двух совершенно разных понятий. Если мы возьмем слово "ислам", его словарное значение, семантическое, концептуальное значение слова "ислам", то это "слм" - без огласовки, это характерно для арабского языка, оно обозначает "мир". У нас получается "мирная угроза". Почему существует термин "исламская угроза"? Я вам скажу почему. Потому что сейчас все больше и больше людей начинает принимать ислам. То есть, люди разочарованы в христианских концепциях. С чем связано разочарование - с очень мощным поступлением научно-технической информации. То есть, очень много христианских ученых, именно исповедовавших христианство, убедились в неправильном концептуальном содержании библейского текста. То есть, вот Морис Букаи, Французская академия наук, Мориса Букаи мы никак не могли бы осудить в какой-то предвзятости или беспринципности. Это крупнейший ученый мира, антрополог, геолог, ведущий ученый мира - Морис Букаи. И вот он и говорит о том, что ислам будут принимать люди, владеющими самым широким спектром знания. Потому что коранический вероустав - именно коранический вероустав - не вступает ни в какой разрез, ни в какое противоречие с научными данными, тогда как в библейском вероуставе мы видим обратное. Поэтому люди, которые приобретают мощное научное знание конца XX века, читают уже библейский текст холодно. Холодно, у них не шевелится ничего в душе. А ведь вероуставный текст он должен расшевелить душу. А они читают холодно. Почему? Когда открываем первые страницы - мы видим мощное нарушение научно-технических аспектов. Когда мы открываем Коран - мы видим мощные поправки в библейский текст. Почему картина мира - по Библии говорится, что Господь создал наш мир за 6 дней и на седьмой отдыхал. Но мы уж не будем говорить об абсурдности навязывания господней сущности физиологического чувства усталости. Если это суперразум, суперсила - она ни в чем не испытывает нужды, и когда приписывается "на седьмой день Господь отдыхал", - мы уже немножечко разочарованы. Дальше - первичность света до возникновения звезд, которые его, как говорится, издают излучают, создание животного и растительного мира до создания солнца... И вдруг мы открываем коранический текст и читаем, что Господь создал мир за 6 дней, и сразу молниеносно очень высокая научного толка поправка - за день длиной в 50 тысячелетий. Ну, мог ли Мухаммед-пророк, ну вы сами подумайте, на территории Аравийской пустыни, в VII веке, взять на себя величание вносить поправки научного толка в текст Библии - это же абсурд. Вы знаете, что Тенгиз, вот на вашем месте у меня сидел Кейт Мор - лауреат Нобелевской премии по медицине, лауреат учебника по эмбриологии, по его учебнику эмбриологии учатся все медицинские учреждения мира, все. Потому что он самый крупный эмбриолог. Он из Канады, из Торонто. И вот он мне сказал: "Вы знаете, Валерия, единственное Писание - это Коран". Причем он католик. И он говорит: "Я в этом убежден", - почему? "Потому что эмбриология, эмбриология - развитие плода во чреве женщины расписана так, что эти данные можно было получить только с техническим вооружением глаза".

Тенгиз Гудава:

Может быть, все-таки это объясняется тем, что Коран все-таки был написан позднее, чем Ветхий Завет, Новый Завет - переосмысление произошло, не за счет ли этого текст Корана больше соответствует науке современной?

Валерия Порохова:

Вы знаете, научные знаки Корана - для их появления потребовалась очень мощная научно-техническая революцию. Как минимум - мощное техническое вооружение глаза в виде микроскопа, рентгена, ультразвука и так далее. Вот это и навело Кейта Мора на мысль - потребовалось мощное вооружение глаза, чтобы эмбриологию разгадать, а там она вся расписана поэтапно, развитие плода в матки расписано поэтапно в кораническом тексте. Для чего - для того, чтобы привлечь будущие поколения к тому факту, что книга Бога ниспослана, потому что там та информация, которая могла быть получена только тысячи лет спустя...

Тенгиз Гудава:

Как вы объясните такой парадокс: Коран более других книг религиозных, так скажем, Ветхого Завета Нового Завета соответствует науке. Между тем, наибольших успехов в науке, научной революции, технической добились, скажем так, народы, роды, которые исповедуют либо христианство, либо иудаизм, но в меньшей мере -исповедующие ислам. Вот как так могло случиться, что вера вроде больше призывает опираться на науку, а история человечества показывает, что христиане и иудеи добились большего?

Валерия Порохова:

Я с вами не согласна. Позвольте с вами согласиться, потому что мы знаем, что самыми мощными научными данными могут похвастаться в Китае, которые не были ни христианами, ни мусульманами, ни иудеями. Очень много внесла Вавилония, а Вавилония была чисто мусульманской. То есть, христианские ученые - они пришли гораздо позже, иудеи и христиане пришли позже. Потом, мне кажется, что научная мысль - она надконфессиональна, научная мысль - она не руководствуется, ее трудно поставить под управу той или иной конфессии. Многие ученые не хотели свою конфессиональную принадлежность делать доступной для общественного мнения. Известные мощные люди - у них очень большие обязательства по отношению к окружающим. Они н могут сказать, что это так.. А сами говорят - "я мусульманин", они перестали ходить в церковь, но они не могут об этом никому сказать...

Тенгиз Гудава:

Кстати, мы затронули очень интересную тему: как люди переходят из христианства, иудаизма в ислам, и несколько таких ярчайших примеров - Жак Ив Кусто, и несколько более ранний пример - Гете?

Валерия Порохова:

Меня больше всего в этой связи поразил другой человек - Рене Гинон, потому что он же был очень крупным христианским богословом, это очень был известный человек. Я помню, я на телевидении смотрела программу, по Рене Гинону, и она шла в христианской проповеди, и закончилась программа тем, что, к сожалению, он умер в Египте и последними словами его были "Алла Алла". Это не могли скрыть, потому что они все-таки порядочные люди - христианские богословы. Единственное что они все-таки сокрыли - это то, что он принял ислам за 15 лет до смерти и сказал, произнес: "Шахаду: Ля илахи илла Аллах ва Мохаммед расул-ум-лах" (Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммед пророк его). Дальше меня просто поразил Стив Джонсон. Это знаете - такой высокий американец-блондин, без малейшего мусульманского этноса, с этой протокольной улыбкой, вы знаете, когда я его увидела, и вот, став перед микрофоном, он сказал: "Сейчас я вам скажу, почему я принял ислам". И на раз, два, три по пунктам рассказал. А кто же он такой - Стив Джонсон - это человек, который окончил самый престижный американский вуз, самый дорогой. Затем он окончил самую престижную духовную семинарию в поисках истины. Ну, вы знаете, самый образованный человек начинает искать истину. После 35 - 40 человек ищет истину. Начал искать истину. Окончил духовную семинарию. Был рукоположен, по-моему, чуть ли не в Ватикане, как мне показалось... И после этого принял ислам. То есть, имея доступ к хранилищам, христианским хранилищам, где изучил все досконально, он принял ислам. Прямая речь Иисуса в Библии - это ислам. И если человек откроет Библейское Писание - Нагорная проповедь, прямая речь - вот все, когда к нему книжник подходит, тогда книжники это были самые высокообразованные люди, обращение - "Учитель, Учитель, скажи, какая первая заповедь"? И он же сказал в ответ: "Господу Богу поклоняйся, ему одному служи, а учителем себе никого не называйте, один у вас учитель Иисус, и наставником себе никого не называйте, один у вас наставник - Иисус", - эта прямая речь величайшего господнего посланника Иссы, самая центральная в Евангелии от Матфея Нового Завета. То есть, он сразу говорит, именует свою миссию -учительство, наставничество. Нет, челочек не хочет это слышать, он считает, что он больше знает. Когда нам Исса говорит: "Богу одному поклоняйся, ему одному служи, а я для вас учитель, наставник", - для меня это абсолют. А если я получу доступ к неканоническим Евангелиям - вы помните, замечательное Евангелие от евреев, от Фомы, от Никодима, от Иакова - вы знаете, я получила к ним доступ, и я зачитывалась этими Евангелиями. Если там все написано. Понимаете, эти Евангелия не были канонизированы только по одному единственному параметру, потому что они знали, что Иисус - величайший господний посланник. Потому что там Иисус еще не наделен божественной сущностью. Обожествление Иисуса пришло уже гораздо позже. Вот об этом пишут Феодорит, Филострат, крупнейшие философы тех времен. Они пишут, что обожествление Иисуса пришло гораздо позже, гораздо позже его отшествия. Вы понимаете, и там написано, в Евангелии у евреев - помните, когда Иисус на Голгофу несет крест, а за ним шли евреи - и плакали, и рыдали, потому что они познали, что провожают на смерть посланника господнего. Вот это - "посланника" - и сделало вот это замечательное необыкновенное Евангелие неканоническим, апокрифическим. Потому что там указывается на посланническую миссию Иисуса, не на божественную его сущность!

Тенгиз Гудава:

Говорила автор канонического перевода Корана на русский язык Валерия Порохова... Христиане верят в божественную сущность Христа-Спасителя. Выпуски из цикла "Евроислам" не претендуют на большее, нежели простой религиозный ликбез. Просто мне кажется, что расширение религиозного кругозора не может повредить ни нравственности человека, ни устоям его веры. Еще я убежден, что нужно вести диалог (или как выразился русский исламский философ Вячеслав Полосин - "триалог") между крупнейшими вероисповеданиями нашего времени, дабы избежать невежества - источника всех земных бед. И, наконец, я убежден, что все люди верят в одного и того же Бога, которого называют по-разному и которого видят по-разному, ибо как сказано в Библии: "суждено быть разномыслию".

XS
SM
MD
LG