Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евроислам. Часть 3

  • Тенгиз Гудава

См. также Евроислам. Часть 1 и 2


Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с доктором философии, исламским мыслителем Вячеславом Полосиным и переводчицей Корана на русский язык Валерией Пороховой. Приводятся письма слушателей Радио Свобода.

Тенгиз Гудава:

В подражание моему коллеге Анатолию Стреляному, я хочу ответить на письма слушателей. Несколько писем по поводу цикла "Евроислам" я нашел в почтовом ящике нашего сайта. Вот письмо Леонида:

"Передача "Евроислам", - пишет он, - напомнила незабываемые страницы советской действительности с внушаемым в школе "моральным кодексом строителя коммунизма" и заявлениями впоследствии, что идея коммунизма сама по себе хороша, если бы ее не опошлили негодные исполнители. Я не компетентен в постулатах ислама, не читал Коран, поэтому с интересом слушал людей, разбирающихся в этом вопросе, но, по моему мнению, не все точки над i расставлены в этом вероучении, раз, подчеркиваю, признанные религиозные деятели (шейхи) стоят во главе террористических организаций и призывают людей, которые прислушиваются к их мнению, насильственным путем добиваться претворения в жизнь поставленных целей. Если подобного рода деятельность противоречит постулатам ислама, - пишет далее Леонид, - то почему более почитаемые и уважаемые среди мусульман религиозные деятели не осудят подобную деятельность - может быть, тогда все-таки меньшее количество людей пошли бы убивать людей и осквернять чужие святыни. Папа Римский не постеснялся извиниться перед людьми за неблагие дела, совершаемые католической церковью на протяжение истории, исламу же, по-видимому не за что просить прощения или не принято? - и Леонид завершает письмо такими словами: Было бы неплохо, если бы Радио Свобода организовала продолжение этой передачи с приглашением компетентных и взвешенных людей от различных конфессий с целью, конечно же, не приклеивания ярлыков и безоговорочных осуждений, но выяснения истины".

Прежде всего, я благодарен Леониду и другим слушателям, выступившим с критикой передач об исламе, которые я условно назвал "Евроислам". Конечно, надо организовать нечто вроде диалога или "Круглого стола" различных вероисповеданий, существующих в России. Это и интересно и практически полезно, так как, думаю, все сегодня в России есть, то, что есть на Западе, а традиций западных нет, впрочем, как нет и восточных традиций. Если говорить об исламе, я думаю, желательно ознакомиться с Кораном - он есть в книжных магазинах. Еще одно критическое письмо:

"Давно я уже не слышал такой безудержной сладкоречивой апологии, такой явной избирательности, такого ухода от животрепещущих вопросов, - пишет слушатель Андрей Васильев. - Ну, в самом деле, согласно Вашей передаче, "исламская опасность" озвучивается сейчас столь активно только потому, что "огромное количество людей во всем мире спешно принимают ислам". Ни вопросов, ни ответов о талибах с их замечательной социальной практикой, ни о Бен-Ладене, ни о положении женщины в мусульманском мире, ни о деструктивном мусульманском сепаратизме в различных странах. Как будто ничего этого просто не существует. Прекраснодушные рассуждения о якобы "научном" характере Корана хотелось бы все же немного разбавить историческими справками о том, как расцвели после нашествия из пустыни "мусульманских " интеллигентов Александрия и Антиохия, Эфес и Константинополь. Мне нисколько не хотелось бы полемизировать ни с Вами, ни с Вашей собеседницей. Хотелось бы простой объективности. Немного о том, что представляет собой ислам в реальной жизни. Например, для коптов - христиан в Египте, для буддистов в Афганистане, вынужденных носить специальные одежды и жить фактически в гетто. А американские заложники на Филиппинах, которым то ли отрезали, то ли вот-вот отрежут головы...

А христиане в Судане...

Честно говоря, я с огромным интересом послушал бы действительно честный разговор об исламе. Но то о чем и как беседовали Вы, г-н Гудава, на радио "Свобода " вызывает, мягко говоря, тошноту.

Андрей Васильев".

Я не из мазохистских побуждений привел это письмо. Чувство тошноты от апологии чужого, а может быть чуждого вероучения, мировоззрения, может возникнуть. Это чувство цивилизованный человек западного идеала в себе давит, иначе бы его постоянно тошнило в нашем пестром и разноликом мире. Вообще, любая информация о чужом, скрытом от тебя и непонятном мире может показаться апологией. На самом деле, я далек от мысли пропагандировать ислам или любую иную конфессию (зачем?). У меня у самого на кончике языка все те вопросы, которые задает Андрей Васильев: почему между словами и делами служителей ислама такое несоответствие? И эти вопросы надо задавать и стараться понять ответы. Пожалуй, тут нужна отдельная передача.

И еще одно письмо, последнее сегодня. На сей раз хвалебное:

"Я иностранный аспирант (мусульманин), уже 10 лет смотрю, слушаю и читаю русскоязычные СМИ и не помню, что какое-нибудь из них, об Исламе говорило объективно или нейтрально, а чаще всего враждебно. Уже привык, что российские журналисты приписывают (по незнанию или нарочно) Исламу и Шариату всякие, не имеющие к исламу не какого отношения, традиции народов бывшего СССР и других народов (например, то, что происходит сейчас в Афганистане). Я понимаю, что Ислам не является предметом вашей передачи (тем более Радио Свобода ) тем не менее прошу Вас, если будет возможно еще раз вернуться к этой теме.

С уважением, Махфуд".

Вот на этой торжественной ноте завершим обзор писем слушателей, сойдясь во мнении, что передачи по теме ислама, православия, других религий России, межконфессиональных отношений и практического влияния религии в жизни людей - эти передачи нужно продолжить, углубить и расширить. Еще раз спасибо всем, откликнувшимся на передачи цикла "Евроислам".

Основой ислама является акцентированный, абсолютный монотеизм, то есть, единобожие. Иудаизм и христианство -тоже монотеистические религии, но проблематика единственности Бога в них не занимает такого подавляюще огромного места, как в исламе. Именно эту страсть божественной единственности трудно бывает понять немусульманину. Я разговариваю с доктором философии, исламским мыслителем, бывшим православным священнослужителем, принявшим ислам - Вячеславом Полосиным.

Вот вы говорите, ислам - это религия единобожия, монотеизма, а христианство, иудаизм - в какой мере не соответствуют этому понятию, и почему монотеизм?

Вячеслав Полосин:

Иудаизм - полностью соответствует в той мере, в какой иудеи сами соответствуют писаниям пророков, великих в том числе пророков Израиля, но дело в том, что цепь этих пророков - она как бы продолжалась, и вот последним в этой цепи является пророк Мухаммед, мир ему, который, кстати, во многом предсказан в Библии, между прочим, в книге Второзаконие и у пророка Исайи - есть, прямо даже называется пророчество об Аравии, где говорится о том откуда воссияет слава Господняя, там указано и место Фаран, которое на Аравийском полуострове. Если брать Новый Завет, то там есть намеки и на имя, потому что слово Параклитос, греческое, переведенное на русский, в одном случае - как Утешитель, в другом - как Ходатай, в тексте Евангелия оно ведь по-гречески написано без гласных букв, там же экономили место на пергаменте, поэтому там "ПРКЛТС" - без главных, и это уже потом вписали интерпретаторы эти гласные буквы и стали читать как Параклитос, а если читать как "Периклитос", то это - Благословенный, Желанный - это то, что будет соответствовать арабскому слову Ахмад, а Ахмад - это имя Мухаммеда, которое ему дали родители, Мухаммед - это уже как бы Аллах дал потом, когда уже ниспосылался Коран.

Но, конечно, если иметь в виду католичество и православие, то с точки зрения единобожия, здесь есть много вопросов - и учение о Троице, которое было придумано в V веке нашей эры, а до этого его не было, его не знала христианская церковь, и даже в символе веры, который и сейчас поется в православии - он составлен в 381-м году, и там еще никакого упоминания о Троице нет, а затем - отношение вот к образам. Известно, что в законах Моисея никаких образов нельзя создавать, в книге Второзаконие - там даже очень подробно расписано, даже почему - что вот ни образы мужчины и женщины, ни образы пресмыкающихся, ни рыбы и птицы - чтобы ты, взглянув на небеса, не прельстился этими образами и не стал им поклоняться как единственному Богу. А Иисус Христос сказал ведь: "Я пришел не нарушить закон, - нигде Иисус не говорит, что что-то должно быть нарушено, - но исполнить, и ни одна йота не прейдет из этого закона "... И то, что уже потом было нарушено - это уже к Иисусу Христу не имеет никакого отношения. Самый древний канонический сборник христианской церкви - Апостольские правила, Правило № 63 - написано: "Если кто будет есть мясо с невыпущенной кровью, то если священник - да будет извергнут из сана, мирянин - отлучен от церкви". И вот, насколько я знаю, все-таки я читал канонические правила христианские, будучи священником и учась в семинарии - специально все просмотрел - ни один последующий собор этого правила не отменял. Поэтому оно действует. А раз оно действует - много ли мы имеем христиан, не отлученных от церкви? В исламе это соблюдается, так же свято, как и в иудаизме - кровь должна быть выпущена, должна быть прочитана молитва, текст которой, кстати, почти идентичен у иудеев и мусульман, поэтому можно пользоваться, разница есть, кстати, только, что еще в иудаизме отдельные части туши нельзя еще есть, а в исламе нет этих ограничений, а все остальное - абсолютно одинаково. Но и у древних христиан так же было, но они от этого почему-то отступили и вот вопрос к ним - почему?

Тенгиз Гудава:

Валерия Порохова - переводчица Корана на русский язык и глубокий знаток ислама, считает, что следует различать религию и веру:

Валерия Порохова:

Религия - это структура, это не вера в Бога, вера в Бога - это нечто чистое, нечто то, что вы должны постоянно блюсти, вы должны проснуться верующим человеком, вы должны жить верующим человеком, вы должны спать верующим человеком, для человека это, как англичане говорят: "Too much of good things" - слишком много. Очень хорошо говорит Коран, что "нет такой общины на земле, куда бы мы не послали посланника, владеющего языком данной общины", - чтобы он мог им ясно изъяснять, говорить о сути. И если мы откроем Веды, и если мы откроем писание Кришны и если мы откроем Заратуштринскую Авесту, то везде мы видим одно и то же - фундаментальные заветы и запреты ислама. Если вы откроете Тору, и если вы откроете Новый Завет - это все фундаментальные заветы и запреты ислама.

Тенгиз Гудава:

Современный либеральный мир - он имеет ведь свою, можно сказать, религию, которая называется "права человека", "демократические ценности" - это, конечно, неоформленная этакая религия, может быть, даже не религия вовсе, но как бы мировоззрение, согласно которому, допустим, гомосексуализм не является преступлением, однополые браки даже в некоторых случаях и даже в некоторых случаях освящаются религиозным способом... Проявления ислама, мы знаем - там как раз такая вот нетерпимость к вот этим свободам и правам человека. Как вы вот видите, все-таки это сочетание - если ислам начнет распространяться до такой степени, что охватит западные страны, как Вячеслав Сергеевич говорил, что это такой "европейский", "европеизированный" ислам - как вот будут сочетаться теория прав человека и запреты, которые налагает ислам?

Валерия Порохова:

Безусловно, и лесбиянство, и гомосексуализм являются теми формами взаимоотношений между людьми, которые не дают воспроизводства. Все что не дает воспроизводства - это все запретно. Почему? Потому что это уже нарушает порядок мирового плана. Вы не нарушаете свой собственный порядок в рамках ваших предпочтений, а вы нарушаете, вторгаетесь уже в порядок мироздания - это совершенно другая вещь. Это все равно что вы, например, пустите движение Земли вспять, например - это уже вмешательство в мировой Господний порядок, потому что существует такая вещь, на которую человек как элемент мирового порядка, куда он не вхож. Он не вхож в смену дня и ночи, он не вхож в смену сезонов, он не вхож в какие-то астрономические законы очень мощные, например, он не вхож в пассивный совет Луны, в активный свет Солнца, он не вхож в природу воспроизводства, и так далее, и так далее, и вот эту свою невхожесть он должен поддерживать. Потому что как только он вмешается в международный порядок - ему неминуемо предстоит уничтожение. Народ Лота, помните, да -Содом и Гоморра - он был уничтожен только за один единственный грех - мужеложество. Но это сейчас единично, это не всеобъемлюще, и это еще не может иметь особых последствий. То есть, оно на самом раннем этапе. Посмотрите - в мировом масштабе оно составит 0,1 процента, а то и меньше одного процента оно не составит даже - если мы возьмем в мировом масштабе. Поэтому результаты, плоды - мы еще не можем, как говориться, собрать. Вот плоды вот этих вещей будут известны потом. Их вкусят наши праправнуки. Если существует какой-то фундаментальный запрет, то он должен быть соблюден. Потому что это не является вашей свободой волеизъявления, потому что ваша свобода заканчивается там, где начинается моя. Как только ваша свобода волеизъявления начинает расширяться и вторгаться в мою свободу, то начинается коллизия, начинаются агрессивные дела и так далее, и так далее. Это грозит очень большим катаклизмом, плоды которого мы будем расхлебывать. Потому что, что такое свобода? Свобода - это свобода, прежде всего, творить добро, делать угодное Богу. Почему? Вы понимаете, вот, Тенгиз, никто не может понять - вот мы строим компьютер, компьютер является предметом нашего творчества, прежде всего мы снабжаем его "Specifications" - исходные данные, вот это - режим, где он работает без сбоев, а вот это - режим, где он дает сбой. Вы никогда в жизни не купите компьютер без паспорта. Человек является продуктом создания. Кто его создал? Суперсила, суперразум - мы можем кодировать каким угодно названием, но мы знаем уже сейчас, что человек - это продукт создания. Как только создается продукт - спускаются "Specifications" - писания. Писания существовали всю историю существования человечества. И там указано: вот это вы свободны делать, а вот это вам лучше не делать, потому что будет сбой и очень мощный сбой. Будет очень мощный сбой! И мы будем пожинать плоды нашего мужеложества, женоложества, не знаю, как его назвать, и так далее - это будет гораздо позже. Это мы оставляем в наследство нашим несчастным детям...

Тенгиз Гудава:

Такие проявления, как гомосексуализм, лесбиянство - это, может быть, один процент, меньше, но, скажем, потребление вина, которое тоже исламом запрещено?

Валерия Порохова:

Нет, подождите, у нас записано в исламе очень четко: "Они тебя о винах вопрошают, - говорит Аллах Мухаммеду, - скажи: "В них вред для вас, но есть для вас и вкус". Вред в чем? В излишестве. Постоянно по всему тексту Корана - "Излишествам не предавайтесь"... Мы знаем, что все лекарства на спирту, мы знаем, что при обморожениях человеку заливают не меньше 300-400 грамм спирта, чтобы вернуть ему жизнь... То есть, ислам - это то господнее руководство, которое предусматривает, как прекрасно говорится в Коране: "Аллах не хочет тяготы для вас", - если вам назначен пост, 30 дней, то написано прекрасно: "А те, кто не могут это сделать - пусть едят..." И пусть в знак компенсации накормят голодных. Это Господняя религия - она не хочет, чтобы вы умерли. Вас наградил жизнью не для того, чтобы вы от голода умерли, или от холода, и так далее - нет. Если вы от холода умираете, вы можете выпить немножко спирта, если вы от голода умираете - вы можете съесть кусок свинины. Это настоящий ислам, по всем достоверным Хадисам Пророка. Потому что Аллах вас любит. Вы его любимое творение, он всемилостив и милосерден, и он разрешит вам и съесть кусочек свинины, если вы на грани смерти, и выпить, если вы на грани обморожения.

Тенгиз Гудава:

В четвертом, заключительном выпуске цикла "Евроислам", мы еще раз встретимся с Валерией Пороховой и Вячеславом Полосиным, ну, а в будущем, как уже решили, будем планировать межконфессиональные дискуссии.

XS
SM
MD
LG