Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Атака на Америку. Мнения: Виктор Суворов, Александр Богомолов

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Участвуют писатель Виктор Суворов и доктор Александр Богомолов - вице-президент Центра Ближневосточных исследований, Киев, Украина.

Тенгиз Гудава:

В рамках программы "Центральная Азия и Кавказ" мы начинаем цикл передач на тему "Атака на Америку. Мнения". Сегодня - участники беседы: писатель Виктор Суворов из Бристоля, Англия и доктор Александр Богомолов - вице-президент Центра Ближневосточных исследований, Киев, Украина.

Любой террористический акт - это, прежде всего, информационное послание, "message" для внешней аудитории - считает Александр Богомолов. Анализируя смысл послания, которое дали миру террористы-смертники 11 сентября сего года, ученый пришел к поразительному выводу - террористы экранизировали определенную главу (или суру) священной книги мусульман Корана.

Александр Богомолов:

Я искал какого-то ключа к этому вопросу и вот этот ключ, как мне кажется, прозвучал. Прозвучало совершенно короткое соглашение по Би-Би-Си о том, что установлен список - это было озвучено от имени ФБР - список 19 пассажиров-арабов... 19 является сакральным числом для мусульман. Это число единственный раз упоминается в Коране - в 74-й суре, которая по-русски чаще всего переводится как "Завернувшийся", по-арабски она звучит "Аль-муддасир". В этой суре это число упоминается, но оно имеет очень большое значение. Дело в том, что оно упоминается в связи со Страшным судом. И 19 интерпретируется как число ангелов или истопников адского пламени, ангелов смерти, которых Аллах посылает, предвещая Страшный суд.

Тенгиз Гудава:

Простой логический вывод напрашивается тот, что эти 19 смертников символизировали 19 ангелов смерти?

Александр Богомолов:

Да, они - или символизировали, или они те самые люди, которые были убеждены участвовать, стать "шахидами", как бы сказать - участвуя в этом акте они могли свято верить, что они ими являются. Дело в том, что все это можно интерпретировать, это единственная ссылка. 19 единственный раз употребляется в Коране. 19, таким образом, как бы входит в текст этого террористического акта, и, исходя из этого я думаю, что можно просто обратиться к этой суре. То есть, я думаю это, как бы можно в каком-то смысле метафорически сказать - некая листовка, приколотая к самолету.

Тенгиз Гудава:

И о чем эта сура?

Александр Богомолов:

Эта сура не слишком большая, я могу прочитать ее целиком, особенно обращу внимания на некоторые из аятов. В переводе Османова: "О завернувшийся! Встань и увещевай! И Господа своего возвеличивай! И одежды свои очисть! И скверны избегай! Не оказывай милости в надежде получить большее, и терпи ради твоего Господа. Когда же протрубят в трубу, то тот день будет тяжким, нелегким для неверных. Оставь Меня наедине с тем, кого Я сотворил, кому Я даровал несметное состояние, - это Аллах говорит, - и сыновей, не разлученных (с ним). Кому Я даровал власть и богатство. Однако, он жаждет, чтобы Я добавил ему, так нет же! Ведь он упрямо отрицает Наши знамения. Скоро Я подвергну его тяжкому наказанию. Ведь он обдумал и предусмотрел. Да сгинет он! Как это он предусмотрел?! Да сгинет он дважды! Как же он это предусмотрел! Потом он огляделся, затем нахмурился и посмотрел сердито, потом отвернулся надменно и сказал: "Это (то есть Коран), имеется в виду по интерпретациям, - не что иное, как пересказанное чародейство. Это всего-навсего речи людские". Я скоро сожгу его адским пламенем. А откуда тебе знать, что такое адское пламя, не щадящее и не оставляющее, сжигающее кожу людей? А истопников для него 19 ,- интерпретируется как ангелов, - Истопниками при адском пламени Мы приставили только ангелов, а количество их определили только ради испытания неверных, чтобы удостоверились люди Писания, - люди Писания - это христиане и иудеи, - усилилась вера у верующих, чтобы они не впали в сомнение, чтобы те, в чьих сердцах недуг, - то есть сомнение - интерпретируется, - а также неверные спросили: "Что хотел Аллах доказать (этой) притчей?" Так Аллах вводит в заблуждение или ведет прямым путем того, кого пожелает. И каково воинство твоего Господа - никто не знает кроме Него, - это я обращаю внимание - к вопросу о террористических организациях и количестве их членов. - И это лишь наставление для людей. О да! Клянусь луной, и ночью, когда она отступает, и зарей, когда она забрезжит, - время происшествия, - что оно, - (адское пламя), - из величайших кар, (ниспосланных) в назидание людям. Тем из вас, кто хочет продвигаться (к добру) или отступить (ко злу). Каждый человек в ответе за свои деяния, - далее более внимательно, хотел бы обратить внимание, - Кроме тех, кто идет (путем), - как бы интерпретируется - правой руки, - которые расспрашивают в (райских) садах друг друга о грешниках. Потом они поворачиваются к ним и спрашивают, - это интерполяция, - "Что привело вас в адское пламя?" - Далее более внимательно. - Они ответят: "Мы не творили обрядовую молитву, - особенно обращаю внимание на 44-й аят, - не кормили бедных - я думаю, это имеет отношение к тем, кто находился в этом финансовом центре - там отнюдь не бедные, это действительно финансовый центр, центр мирового богатства как бы, - заблуждались вместе с заблудшими и отрицали Судный день, пока не постигла нас смерть"... Это назидание и запомнит его тот, кто захочет. Но они не запомнят, если только не захочет Аллах, - то есть, как бы они не поймут, поймут только те, кто посвящены, поймут только верующие текст этого сообщения, прежде всего. - Он - тот, кого надлежит бояться и кто прощает", - конец.

Тенгиз Гудава:

Мнение Александра Богомолова. Продолжаем выпуск. Виктор Суворов - автор целого ряда историко-публицистических книг, пересматривающих общепринятые концепции начала Второй мировой войны. Был агентом ГРУ, в начале 80-х остался на Западе. Виктор, президент Буш назвал нападение на Америку первой войной XXI века - как вы относитесь к этому термину война?

Виктор Суворов:

Я полностью согласен с этим термином. Я считаю, что XXI век будет более жестоким, более страшным, чем ХХ, и вызвано это чисто не эмоциональными какими-то причинами - кто-то на кого-то напал. Просто физически мы подходим к тому состоянию, когда людей на планете становится все больше и больше, их миллиарды, а Земля более одного миллиарда выдержать не может, ресурсов становится все меньше и меньше. И в этой ситуации столкновения - как столкновения за последнюю лодку на "Титанике" - просто неизбежны. И, кроме того, эта война будет уже не такой, как в ХХ веке, когда пушки, танки, бомбят друг друга, а - война между группировками, в частности, террористическая война. Поэтому я полностью согласен с президентом.

Тенгиз Гудава:

То, что вы говорите, заставляет вспомнить мальтузианство - войны, возникающие из-за перенаселения на Земле - все-таки, неужели такой вот древний подход возобладает?

Виктор Суворов:

Я не знаю, какой подход возобладает, но когда я учился в военном училище, потом в Академии - нас стращали Мальтусом, и мы должны были смеяться над мальтузианством - "вот, мол, людей много". Но никто никогда не привел никаких логических доказательств того, что Мальтус не прав.

Тенгиз Гудава:

Виктор, сегодня весь мир ждет американского ответа на атаки 11 сентября. Понятно, что никто точно не знает, каков будет этот ответ, но все-таки, ваше предположение, что будет?

Виктор Суворов:

Скажу, каким бы мне хотелось видеть этот ответ. На мой взгляд, Америке выпала "счастливая случайность", если это слово "счастливая" подходит в данном случае - выпал момент, когда вся Америка поддерживает президента и весь мир его поддерживает, так вот, если он не воспользуется этим моментом для разгрома - разгрома! - всех террористических режимов, я имею в виду и Фиделя Кастро здесь, и Каддафи - режимы, которые открыто поддерживали террористов - не по террористами бить надо, это важно, это потом будет, но это вторично. Прежде всего, нужно ударить по государствам, которые - по режимам, которые плодили этих террористов и их поддерживали. Если он этого не сделает, а он этого не сделает, перспективы человечества весьма, не то, что бы плачевные, но туманные, скажем так.

Тенгиз Гудава:

Вы говорите ударить по режимам - насколько я понимаю, в современной классификации западной, пять государств считаются поддерживающими терроризм - вы имеет в виде начало войны против 5 государств одновременно?

Виктор Суворов:

Я не говорил о войне. Существуют другие методы - допустим, дипломатические, экономические, кроме всего прочего мы вступили все-таки в новое тысячелетие, в новый век, сейчас все государства вынуждены пользоваться компьютерами, в настоящее время компьютерное оружие - запустить вирусы какие-то, там ударить по компьютерным сетям можно настолько можно, что отбросить эти страны - поставить их, ну не на колени, но заставить их изменить свой политический курс вполне возможно. Существуют другие методы, во всяком случае, изолировать эти государства, если не свергать, то, во всяком случае, можно ограничить их деятельность в мире.

Тенгиз Гудава:

"19 террористов-смертников - 19 ангелов смерти из 74-й суры Корана". Доктор Александр Богомолов делает выводы из анализа символики террористических актов 11 сентября:

Александр Богомолов:

При этом главное, - чтобы усилилась вера у верующих. То есть, прежде всего, они обращаются к верующим...

Тенгиз Гудава:

К мусульманам?

Александр Богомолов:

Да, именно мусульмане, узнав само число 19 - они однозначно читают это, каждый действительно верующий мусульманин или человек, знакомый с основами религии, может быть, неверующий, но получивший как бы по наследству все эти знания - каждый знает число 19. Число 19 известно любому мусульманину, для каждого это прямая цитата.

Тенгиз Гудава:

Александр, если вот продолжить такой анализ символов - что означает 11 сентября?

Александр Богомолов:

11 сентября - я не берусь сейчас интерпретировать, я не нахожу пока, хотя я, может, подумаю над этим вопросом. Я думаю тоже, что не нужно уходить в символические интерпретации слишком далеко, я бы хотел сказать главный вывод, к которому меня приводит этот текст - я думаю, здесь достаточно одной ссылки. Вполне достаточно одной цитаты, одной "footnote" - "№ 19 - смотри вниз". Вот она, мы ее читаем. По поводу времени - в этой суре содержится ссылка на время: "О да! Клянусь Луной и ночью, когда она отступает и зарей, когда она забрезжит", - это именно и есть время, время утреннее, когда все это произошло. Я думаю, что главное сообщение - обращение к "неверным" - христианам и иудеям, прежде всего, именно в этом контексте - потому что под "неверными" в других сурах часто подразумеваются язычники, чем характерна эта сура - что она обращена именно к этой аудитории, христианам и иудеям. Я думаю 44-й аят: "Вы не кормили бедных", - и есть смысл главного пункта обвинения с точки зрения посылателя сообщения - террористической организации, которая все это организовала - здесь она снимает с себя обвинения в том, что жертвами были невинные люди. Они конкретно говорят, что это - "винные люди и что, более того, их приговорили не они, а сам Аллах", то есть, они хотят вложить приговор в уста Аллаха таким образом.

Тенгиз Гудава:

Александр, напрашивается вопрос: все-таки вот такая интерпретация символики террористической - она свойственна как бы широкому кругу мусульманского сообщества, или это именно какие-то радикальные, фундаменталистские отклонения?

Александр Богомолов:

Вообще, да, конечно, использование террористических методов и определенной интерпретации мусульманских первоисточников, прежде всего, Корана и Сунны Пророка, в духе, оправдывающем террористические действия, свойственно тем, кого мы называем исламисты, я бы предпочел скорее это название, некоторые называют ваххабиты, фундаменталисты и так далее, но, прежде всего, это те люди, которые взялись за оружие, и сейчас нам известны действительно некоторые личности. Нам известен человеческий материал этих организаций - это очень часто выходцы из Египта, Саудовской Аравии - естественно, что вся интерпретация, несмотря на то, что она претендует на возврат к источникам, первоистокам и поэтому называет себя "Саляфия", то есть, как бы "Саляф" - это первые мусульмане - именно их можно назвать фундаменталистами - возврат как бы к фундаменту ислама, но на самом деле это все является, конечно, новой интерпретацией. В некоторых своих выступлениях я уже попытался назвать это даже - одну из своих статей я так и назвал: "Рождение новой религии - религии действия". Берутся исламские исходные тексты, но им придается достаточно новая интерпретация. Скажем так: из большого гипертекста, который представляет собой ислам, подчеркиваются определенные моменты в такой связи и в подкреплении такими конкретными политическими поступками, каких еще никогда не делалось. Поэтому можно говорить действительно о рождении нового некоего ислама.

Тенгиз Гудава:

Сакраментальный вопрос - все-таки если взять на себя роль следствия - исходя из этого анализа символики террористической - все-таки на кого это указывает в большей мере - какую организацию, какую силу в исламском радикализме?

Александр Богомолов:

Это что-то новое. У меня есть большое подозрение, что это новая группа лиц. Это можно назвать новой организацией. Но здесь необходимо сделать оговорку: что такое исламская террористическая организация? Мне понравилось одно недавно встреченное мной в английских текстах определение "loose fraternity of members" - какое-то пространное, расплывчатое братство членов. Безусловно, всегда можно говорить о каком-то ядре, но они все, так или иначе, контактируют и связаны между собой. Это люди скорее самоорганизованные, организованные некоей идеей. Они свято верят в ограниченный набор текстов и они знают как бы, грубо говоря, телефоны друг друга, знают свои адреса, знают, к кому по каким вопросам обратиться. То есть, мы должны говорить о некоем уже сформировавшемся или находящемся в финальных стадиях формирования глобальном континууме исламского терроризма, в котором есть свои как бы айсберги, горы, и свои долины. Некоторые люди всплывают на поверхность и становятся известными - типа Усамы Бин Ладена. В данном случае я склонен подозревать, если говорить об авторстве, что речь идет о том, что появляется некий новый пик на этой карте, некое новое ядро - в этом смысле я, наверное, склонен считать, что это - новая организация, потому что это почерк слишком оригинальный, слишком новый. Впервые мы видим, либо я, во всяком случае, впервые вижу настолько прямую и объемную ссылку на собственно исламские тексты.

Тенгиз Гудава:

Что нехарактерно было для прежних, для Усамы Бин Ладена?..

Александр Богомолов:

Да, это не было характерно. Никаких таких признаков, во всяком случае, я, никогда не наблюдал во всех предыдущих приписываемых ему акциях. Конечно, он мог бы совершить как бы шаг в сторону "качественного" развития. Это тоже можно допустить - он мог, наконец, совершить как бы поступок более "изощренный", чем до сих пор делал.

Тенгиз Гудава:

Следующий вопрос - Виктору Суворову: многие сегодня говорят, что 11 сентября началась новая эпоха в развитии человечества, что отныне мир будет меняться, станет иным - каким, по-вашему, станет мир?

Виктор Суворов:

Я тоже полностью согласен с этой точкой зрения, ибо вот эти перемены назревали давно, и вдруг в этот котел введен какой-то катализатор в виде вот этого трагического события, вот этих взрывов которые потрясли мир, не только своей чудовищностью, но и тем, что мы наблюдали со всех ракурсов, весь мир видел это. "Титаник" - это было когда-то давно, ну, в газетах появилось - вот утонул корабль. В то время в начале ХХ века это шокировал мир, но это были газетные строки. Сейчас же мир шокирован визуально. И это гораздо действует на человечество в большей мере, чем просто прочитать какие-то скупые строки о гибели большого корабля. Так вот что будет меняться: прежде всего, я думаю что рост путешествий мобильность будет переливаться в какую-то другую область. Допустим, люди меньше будут путешествовать, а больше будут общаться между собой по Интернету, допустим. Ибо незачем физически мне, допустим, лететь в Нью-Йорк, если я могу поговорить с моими друзьями по телефону. Незачем лететь мне допустим в Чехию, если я сижу вот в Бристоле - вы сидите в Праге. Физические путешествия будут усложняться. Один из таких моментов изменения мира - повышенная безопасность. Я живу в Британии, которая в обстановке террористической войны живет уже несколько десятилетий, постоянно гремят взрывы, и страна как-то адаптировалась к этому; когда я приезжаю в другую страну из Британии, я чувствую, что жизнь наша в Британии - она совсем другая, чем в других странах, ибо у нас она гораздо более суровая. Я думаю, что весь мир пойдет по пути ужесточения мер безопасности.

XS
SM
MD
LG