Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Атака на Америку. Мнения: Роль Центральной Азии

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: Салимджон Аюбзод - Таджикская редакция Радио Свобода, Фарангиз Саид - Узбекская редакция, Нарын Айып - Киргизская редакция, и Мерхад Шарипджан - Казахская редакция Радио Свобода.

Тенгиз Гудава:

Атака на Америку. Роль Центральной Азии. Тему обсуждают: Салимджон Аюбзод - Таджикская редакция Радио Свобода, Фарангиз Саид - Узбекская редакция, Нарын Айып - Киргизская редакция и Мерхад Шарипджан - Казахская редакция Радио Свобода,

Три из пяти республик Центральной Азии граничат с Афганистаном который возможно станет объектом антитеррористической военной операции США и стран НАТО. Главный вопрос нашего обсуждения: отношение республик Центральной Азии к предстоящим событиям. Начнем с Таджикистана: сразу несколько событий произошли в афгано-таджикских отношениях в последнее время. Первое - убийство Ахмад Шах Масуда лидера противостоящего талибам Северного альянса. Второе - угроза талибов атаковать страны, которые предоставят военную помощь западным силам. Министр иностранных дел Таджикистана Назаров заявил на этой неделе, что Таджикистан готов всемирно сотрудничать с Западом в деле борьбы с терроризмом, но нее уточнил детали. Салим, какого рода сотрудничества имеется в виду?

Салимджон Аюбзод:

Об этом даже сами представители таджикских властей ничего не могут сказать. При этом, по самой свежей информации, министр обороны Таджикистана Ширали Хайруллоев перед встречей с генералом Квашниным заявил, что никакой помощи от Таджикистана ждать не следует никому. А если вспомнить, что перед тем таджикский премьер-министр впервые, наверное, озвучил желание помочь США в борьбе против терроризма, за которым последовало очень сильное опровержение департамента информации МИД, то получается, что решения, принимаются, наверное, не в Душанбе, их принятие, вероятно, зависит от кого-то другого, в результате чего все время меняется ориентация.

Тенгиз Гудава:

Но получается ситуация, в результате которой правая рука не знает, что делает левая, с одной стороны - заявления о помощи западным странам в предстоящей военной операции, с другой стороны -опровержения этих заявлений. Чем вызвана эта неразбериха, как вы думаете, Салим?

Салимджон Аюбзод:

Тем, что несмотря на то, что Таджикистан всего 10 дней назад помпезно отметил День независимости, трудно говорить о независимости, когда ситуация в Таджикистане, стабильность, зависит от российского военного присутствия, и скорее всего Таджикистан не может принимать решения независимо от Москвы. Поэтому, наверное, все время меняется - то в одну, то в другую сторону. Власть в Таджикистане недостаточно тверда, не стоит на собственных ногах и есть опасения, что некоторое крыло бывшей исламской оппозиции будет против того, чтобы таджикская территория была использована в качестве плацдарма против Талибана и Усамы Бин Ладена. И еще такой аспект: несмотря на то, что российские пограничники охраняет таджикскую границу, как рассказывает приехавший оттуда несколько дней назад наш корреспондент, в Курган-Тюбе полно талибов, которые ведут пропаганду антиамериканскую - интересно, как они перешли эту границу?

Тенгиз Гудава:

Определенную сенсацию произвело заявление министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиза Камилова о том, что Узбекистан готов на любую форму сотрудничества с США в деле ликвидации террористических образований в Афганистане. Фарангиз, как бы вы прокомментировали эти сообщения?

Фарангиз Саид:

Самое первое сообщение было в американской газете "Вашингтон Пост" - что министр иностранных дел Абдулазиз Камилов сказал, что Узбекистан готов обсуждать любые формы сотрудничества с США в борьбе против терроризма. Мы сразу же связались с МИД Узбекистана, и пресс-секретарь министра сообщил, что официального предложения от США еще не поступало. То есть, они не сказали, ни нет, ни да. Мне кажется, что Узбекистан, почувствовавший, что его акции, так сказать, на мировом рынке резко повысились, начал свои игры между Вашингтоном и Москвой. И в данной ситуации он пытается выбрать наиболее выгодное для себя положение и наиболее выгодный выбор - насколько он будет адекватным - трудно сказать.

Тенгиз Гудава:

Надо сказать, что Узбекистан уже был такой логистической базой во время советской войны в Афганистане, и поэтому предложение узбекского правительства может быть пока без спроса, тем не менее, очень важны, так как вполне разумно предположить, что он может быть использован в военных операциях.

Фарангиз Саид:

По сравнению с Таджикистаном, о котором мы только что говорили, конечно, Узбекистан всегда стремился придерживаться независимости и проводить политику, направленную на уменьшение влияния России в регионе и, может быть, в какой-то мере направленную на увеличение своего влияния. Как только прошли слухи, что узбекский министр иностранных дел выразил готовность Ташкента сотрудничать с США, президент Путин сразу же позвонил президенту Каримову, а затем направил в Центральную Азию своего представителя Владимира Рушайло.

Тенгиз Гудава:

Правительство Киргизии, в отличие от узбекского, выступило куда более осторожно. В Бишкеке опасаются нашествия беженцев из Афганистана. С другой стороны, кто как не Киргизия знает о террористических вылазках из Афганистана - дважды Киргизия подверглась атакам боевиков - каковы настроения в киргизском обществе и истеблишменте в преддверии возможных военных событий в Афганистане?

Нарын Айып:

Одного такого единого какого-то порыва, конечно, не наблюдается, это связано с тем, что руководство Кыргызстана пока не определилось. Кыргызстан даже просит помощи в борьбе против терроризма. С другой стороны, каких-то конкретных, осязаемых решений после событий 11 сентября в США - никаких особых не было принято. Единственное - усилен режим на границе, усилена охрана границы, руководство Кыргызстана ждет, какая установка придет из Москвы, и в соответствии с этим будет решать. Мне вспоминается: в 1993-м году в Кыргызстане широко обсуждался вопрос, что НАТО откроет свою базу в Кыргызстане. Это было как бы прощупывание общественного мнения. Киргизское руководство опять же какого-то определенного мнения не высказало, а народ - там где-то в каких-то газетах были против высказывания писали: "Зачем нам НАТО? Мы должны дружить с Китаем с Россией", - не особенно серьезные, и после этого все заглохло. Кыргызстан не особенно интересен Западу. Если они прощупывали мнение, они могли бы предпринять какие-то более серьезные усилия для того, чтобы базу НАТО открыть в Кыргызстане. И я думаю, ситуация с безопасностью была бы сейчас совсем другой.

Тенгиз Гудава:

Вы говорите, что Кыргызстан не в такой мере интересен для Запада, но ведь те самые пути или тропы, по которым террористы из ИДУ уже дважды проходили и чуть было не достигли намеченной цели - не опасны ли сейчас эти тропы как отступление для сил боевиков, террористов - ведь ни для кого не секрет, что организация Джумы Намангани теснейшим образом связана с Усамой Бин Ладеном?

Нарын Айып:

Конечно, опасно, но кого это интересует? Только Кыргызстан, а для остального мира это не имеет значения, через какие тропы они бы прошли.

Тенгиз Гудава:

Обратим теперь свой взор на Казахстан. Хотя эта республика не имеет прямых границ с Афганистаном, тем не менее, роль Казахстана в возможных военных событиях в Афганистане достаточно велика. На территории республики немало военных объектов, оставшихся со времен СССР, и кроме того, стоит, видимо, вспомнить, что Казахстан был единственной в Центральной Азии ядерной державой - правда, короткое время и весьма формально, тем не менее, в военном плане эта республика имеет смысл, определенное значение... Мерхад, почему Астана сегодня так наглядно уступает Ташкенту право быть самой прозападной страной в противостоянии США международному терроризму?

Мерхад Шарипджан:

Я думаю, что первое, именно в той ситуации - то, что, в отличие от Узбекистана, Казахстан не имеет границы с Афганистаном и не находится, как Кыргызстан, в непосредственной близости к этим очагам, о которых мы сегодня говорим. И, конечно же, Казахстан заметно отличается в демографическом плане. Здесь два основных этноса: славяне - русскоязычное население - и казахи. Поэтому сравнивать Узбекистан и Казахстан в этом направлении очень трудно. В силе остается поговорка: "Когда в Москве идет дождик - зонтики открываются в Алма-Ате". Назарбаев заявил определенно и очень жестко, что Казахстан готов участвовать в любых мероприятиях по созданию истинной коалиции, которая боролась бы с международным терроризмом, но думаю, исход известен - Казахстан будет придерживаться политики России. Это однозначно. Я думаю, что и Узбекистан, в конце концов, займет на эту же позицию, потому что Рушайло уже там, и есть огромные рычаги давления на эту страну у Москвы, как и на любую другую страну Центральной Азии. Другой вопрос - каковы эти рычаги и как они сильны, но в любом случае Россия еще поприсутствует в этом регионе. И, конечно, позиция России объяснима - если НАТО хотя бы временно находится на территории и использует бывшие советские базы как базы натовские, то вполне возможно, что база останется, как, например, американская база на Кубе, и это, конечно же, нервирует Москву, однозначно.

Тенгиз Гудава:

"После терактов в США ситуация в Центрально-Азиатском регионе вызывает особое беспокойство президента России", - заявил во вторник секретарь Совета Безопасности России Владимир Рушайло, находящийся ныне с визитом в Центральной Азии. Россия и беженцы - две сопутствующие проблемы нынешней ситуации в регионе. Салим, такой вопрос: сейчас более ста тысяч потенциальных беженцев скопилось на границе с Таджикистаном. В случае начала военных действий - рискну предположить, что эти беженцы перейдут реку Пяндж и окажутся в Таджикистане, и кроме того талибы могут распространить свои действия на территорию Таджикистана - и как убежище, и как плацдарм для военных действий.

Салимджон Аюбзод:

Тут масса аспектов разных, по последней информации с территории Узбекистана в приграничные районы Таджикистана выдвинулись сторонники Махмуда Худойбердыева - бывшего полковника таджикской армии, который известен тем, что уже дважды нападал на Таджикистан, и в бывшей Ленинабадской области распространяются листовки о том, что "Махмуд скоро приедет и спасет вас". Второй аспект: нечеткая, неясная игра России - что она хочет от всего этого? И монополизация принятия решений со стороны Москвы, и не совсем гладкие отношения с соседями, в частности, Узбекистаном, ставят власти в Душанбе в очень трудное положение, где принятие решения может аукнуться очень большими последствиями.

Тенгиз Гудава:

Теперь несколько иной аспект ситуации - мы знаем, что политические режимы Центральной Азии - авторитарные, закрытые режимы, репрессивные в какой-то мере, и это хорошая почва для распространения идей исламского экстремизма - мы об этом не раз говорили. Но внешне сейчас получается так, что президент Каримов и его авторитарные коллеги по региону вроде бы правы, когда говорили об угрозе исламского терроризма и когда боролись с ним - как могли боролись.. Фарангиз, вы согласны с такой логикой рассуждений?

Фарангиз Саид:

Я думаю, что президент Каримов в какой-то мере торжествует, потому что его заявления, как может показаться на первый взгляд, оправдались, и его меры может быть даже, потому что он предпочитает сажать террористов, как только они определяются, а не тогда, когда они уже производят какие-то действия, осуществляют теракты. Но я думаю, что торжествовать ему нужно будет не очень долго, а нужно будет приступать к конкретным действиям и принимать решения. Сейчас он, и вообще руководство Узбекистана, в такой ситуации, когда можно руками США, если Узбекистан согласится предоставить свою территорию - воздушное пространство и наземные базы - "убить двух зайцев", так сказать: не только талибов но и "Исламское Движение Узбекистана" во главе с Джумой Намангани. Кстати, по последним, пока неподтвержденным, данным Джума Намангани был назначен руководством талибов главой какого-то подразделения в количестве 9 тысяч человек, и эти силы подтянуты к границам Узбекистана, СНГ. Таким образом, Ислам Каримов может вести переговоры с официальным Вашингтоном на таких условиях - что Вашингтон истребляет не только талибов и Усаму Бин Ладена, но и представителей ИДУ. С другой стороны, Ташкент практически всегда за последние 10 лет критиковался Вашингтоном за положение с правами человека в Узбекистане. И узбекское руководство, возможно, выдвинет требование не упоминать этот фактор, и Ислам Каримов захочет, чтобы у него руки были развязаны в этом направлении, и тогда репрессии против инакомыслящих еще больше усилятся. Однозначно то, что решение, которое должен сейчас принять Ислам Каримов - оно очень важное, и может привести как к какой-то стабилизации ситуации не только в Узбекистане, но и в целом в Центральной Азии, так и к полной ее дестабилизации.

Тенгиз Гудава:

Фарангиз, по ходу ваших рассуждений вопрос: одно дело, что сейчас думают лидеры республик Центральной Азии, а другое - как будут развиваться события. Ведь простой взгляд на регион - даже не специалиста в военном деле может привести к тому, что, отходя и ища новые убежища, эти силы исламских террористов могут перейти границу с Узбекистаном - 9 тысяч хорошо вооруженных боевиков, которым нечего терять - это колоссальная сила. Тогда уже не будет простора для рассуждений "на чью сторону становиться", тогда уже режим Ислама Каримова должен будет четко выбирать, как ему противостоять этой силе?

Фарангиз Саид:

Я думаю, что это всегда просчитывалось и просчитывается сейчас. Узбекистан поддерживал Северный Альянс. Когда обсуждалась ситуация после смерти Ахмад Шах Масуда и был представлен новый генерал, его преемник - генерал Фахим - Узбекистан выразил позицию, что он продолжает поддерживать Северный Альянс - в этом он единомышленник с Россией.

Тенгиз Гудава:

К каким последствиям в политическом развитии Центральной Азии приведет нынешняя конфронтация Америки и международного терроризма? Нарын Айып?

Нарын Айып:

Главное для киргизского общества - как это повлияет на безопасность их собственной страны. Там больше уповают на сильные державы, на то, какое они примут решение, поэтому будет лавирование между тем, что делается на Западе, и тем, что говорит главный их босс - Москва.

Тенгиз Гудава:

Мерхад Шарипджан?

Мерхад Шарипджан:

Я хотел бы начать с того, что уже во вторник было сообщение, что существенное, не известно точно какое, но значительное, количество афганских беженцев было задержано на казахско-киргизской границе - на этой неделе уже. То есть, конечно же, во-первых, когда мы говорим о возможных ситуациях - беженцы, они уже сейчас есть, и их будет гораздо больше. Второе: многие в Казахстане, конечно, осудили этот акт, но есть люди. которые отнеслись к этому как к провалу внешней политики США. Говорят: "Вот, Америка должна была все-таки согласовывать свои действия против Югославии в свое время с решением Генеральной Ассамблеи ООН", - или последние события, когда Колин Пауэлл покинул конференцию о расовых проблемах планеты в Дурбане - все эти дела все-таки настраивают какую-то часть населения против Америки - к сожалению.

Тенгиз Гудава:

Какую часть?

Мерхад Шарипджан:

Я думаю, что это, в основном, та часть, которая больше смотрит российское телевидение, во-первых, которая живет, в основном, в городах и имеет доступ к этому телевидению, и я хотел бы сказать, что, в основном - это население русскоязычное. Я имею в виду не только русских, но и казахов русскоязычных, потому что многие из тех политиков, которые мне это говорили - они русскоязычные...

Тенгиз Гудава:

В заключение хочу привести выдержку из британской газеты "Файненшел Таймс": "Президент Джордж Буш решительно защищает американцев арабского происхождения. Ему следует так же решительно поддерживать мирно настроенных мусульман в Центральной Азии. В условиях традиционной войны враги твоих врагов могут считаться твоими друзьями. Однако господин Буш объявил войну нового типа: войну за справедливость, в которой добиться успеха можно лишь, одержав победу над сердцами и умами.

Соединенным Штатам следует защищать умеренных мусульман с той же силой, с какой они собираются ударить по терроризму.

Естественные союзники Соединенных Штатов находятся скорее среди народов стран Центральной Азии, чем среди режимов этих стран".

XS
SM
MD
LG