Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Таджикские пересечения

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава беседует с таджикским журналистом в изгнании Дододжоном Атовулло.

Тенгиз Гудава:

Несмотря на то, что Таджикистан в последние 10 лет, вероятно, самая насыщенная метаморфозами республика бывшего СССР, - тут были и первые в Центральной Азии демократические митинги, и первая легализованная Исламская партия, и гражданская война, и сотни тысяч беженцев, и захват власти бандитами Сангака Сафарова, и союз пост-номенклатуры с исламской оппозицией, и многое другое -... несмотря на все это, о Таджикистане до недавнего времени в мире говорили мало. Сегодня Таджикистан - один из героев всемирной драмы, разыгрывающейся в Афганистане. Говорит Дододжон Атовулло, главный редактор таджико-русской газеты, издаваемой в Москве "Чароги Руз".

Дододжон Атовулло:

После тех трагических событий в Америке изменилась политическая карта мира. Кто мог еще месяц назад предполагать, что не только каждый день весь мир будет говорить о Центральной Азии, в том числе - Таджикистане, но такая сверхдержава, как Америка, ищет в далекой Азии, в этих маленьких республиках понимания и просит о сотрудничестве. Так уж получилось, что причиной этого сближения стали не дипломаты и политики, а отец террора Бин Ладен и талибы.

Тенгиз Гудава:

Власти Таджикистана так сильно колеблются в вопросе антитеррористической войны, которую начали США и Великобритания в Афганистане, что трудно за ними уследить. Вначале Душанбе вроде согласился предоставить аэродромы для сил антитеррористической коалиции. Затем дезавуировал свои заявления, затем снова согласился, а теперь секретарь Совета безопасности Таджикистана Амиркул Азимов заявил, что Таджикистан не планирует давать США разрешение на размещение американских войск на своей территории. Многие это увязывают со страхом по аналогии с Узбекистаном, так как талибы объявили войну Узбекистану...

Дододжон Атовулло:

Вот эта неопределенность, вот это политическое кокетство присуще не только таджикским властям, но и многим таджикским лидерам, лидерам таджикских партий и движений. Если обратить внимание на их заявления по поводу событий в Америке и войны против террора, то получается очень смешная картина. Они конкретно ни о чем говорят, вроде бы общими словами осуждают террор, а за этими словами больше ничего не стоит. Но дело в другом: Таджикистан в отличие от Узбекистана не зависит от самого себя. Всем ясно, позиция Таджикистана определяется в Кремле. Естественно, американцы тоже это знали и говорили с Душанбе через Москву. Но Таджикистан все же остается очень важной страной для коалиции, которая воюет против терроризма. Во-первых, это огромная граница - более тысячи километров. Во-вторых, нельзя не учитывать влияние таджикской диаспоры - афганских таджиков, которые занимают второе место по численности в Афганистане. Третье - долгие годы Душанбе был мостом между Северным Альянсом и странами, которые этому Альянсу помогали - Россией и Ираном, Индией и так далее.

Тенгиз Гудава:

Сегодня как раз вышел 101-й номер газеты "Чароги Руз". Додо, как бы ты мог охарактеризовать статьи, о чем, в основном, статьи этого номера?

Дододжон Атовулло:

В этом номере есть очень интересная вещь. Это - письмо небезызвестного Джумы Намангани, узбекского террориста, президенту Таджикистана Эмомали Рахмонову.

Тенгиз Гудава:

И вот это письмо начинается со слов с обращения "Ака" - уважительное отношение к президенту Рахмонову - о чем это письмо?

Дододжон Атовулло:

Текст письма не совсем понятен человеку, который не следит за событиями в Таджикистане. Но для тех, кто знает таджикскую политику, нравы таджикской политики, нравы таджикской элиты - там все ясно. Известно, что несколько лет назад Джума Намангани и его отряды были собраны в Таджикистане для того, чтобы, как тогда сказал господин Рахмонов," поставить на колени" президента соседнего Узбекистана - Каримова. И два раза отряды Намангани именно с территории Таджикистана нападали на Киргизию и Узбекистан. В данное время отряды Джумы Намангани, в составе которых очень много таджикских моджахедов, находятся в Афганистане и воюют на стороне талибов. Но из письма Намангани получается, что им сейчас там не очень сладко и они собираются возвращаться в Душанбе. Для меня было удивительное совпадение - когда

Саид Абдулло Нури - председатель Исламской партии Таджикистана - на своей последней пресс-конференции, буквально на днях, заявил, что он узнал о каких-то 500 таджиках, которые находятся в Афганистане и собираются вернуться в Таджикистан. Он не говорил, кто они, но все знали, о ком идет речь. Это бывшие моджахеды, которые последние несколько лет воюют вместе с Намангани и сейчас возвращаются в Таджикистан.

Тенгиз Гудава:

Додо, но объясни - вернутся в Таджикистан 500 опытных, закаленных в боях боевиков - как это можно себе представить, чем это чревато, скажем так?

Дододжон Атовулло:

К большому сожалению, в Таджикистане, как нигде в Центральной Азии, у талибов есть возможность стрелять американцам в спину. Кроме непосредственно лагерей таджикских радикальных групп на востоке страны до сих пор действуют лагеря Джумы Намангани. Хотя, часть боевиков ушла со своим главарем в Афганистан, точнее, их на автобусах и вертолетах проводили как почетных гостей, после того как на Рахмонова надавили Москва и Ташкент, многие из них рассеялись по городам и горам Таджикистана. Теперь Джума Намангани вновь собирается вернуться в Таджикистан. Какие цели и задачи у террориста на этой командировке - стало уже известно. По словам одного из близких людей Намангани они собираются "янкам показать кузькину мать". И с этим не считаться нельзя. Потому что в годы войны многие таджикские исламские деятели установили мощные связи с зарубежными радикальными организациями. Эти связи и сейчас сохраняются. Их финансовая и идеологическая поддержка вынуждает их исполнять любую задачу. Приказы здесь не обсуждаются.

Тенгиз Гудава:

Говорит Дододжон Атовулло... Судьба этого журналиста показательна, сегодня она выглядит судьбой демократии в регионе, где столкнулись амбиции местных диктаторов, постимперская аура Москвы, понятное желание свободы и процветания и тлетворное влияние мирового терроризма, скрывающего истинный облик в исламской парандже. Дододжон Атовулло был вынужден сначала бежать из Таджикистана в Москву, затем из Москвы в Гамбург, где он и живет политическим беженцем. Такой политический беженец сегодня вся демократия Центральной Азии.

Дододжон Атовулло:

Властей в Таджикистане очень много. Есть власть Рахмонова. Есть власть Нури. Есть власть Мирзо Зиеева- бывшего главного моджахеда, есть власть Махмуда Худойбердыева и многих, многих других. И вот эта неопределенность очень опасна. Кроме того, я бы хотел сказать о "группах-невидимках", так их называют в Таджикистане.

Тенгиз Гудава:

Кто это?

Дододжон Атовулло:

Это молодые ребята, которые выбраны из лучших верных "солдат джихада" еще в то время, когда сотни молодых ребят, спасая свою жизнь, покинули родину и организовали "Исламскую армию Таджикистана", которая не раз поставила на колени действующую армию под правительством Рахмонова. Эта армия вынуждала Рахмонова сесть за стол переговоров, потом заключить мир и потом делиться властью.

Тенгиз Гудава:

А вот эти "невидимки" - так они названы, видимо, не случайно, потому что не знают, где они находятся, но - они связаны с талибами, с Усамой Бин Ладеном? Существует ли какой-то так сказать террористический интернационал?

Дододжон Атовулло:

Я бы их даже не называл исламским интернационалом...

Тенгиз Гудава:

Ну, террористический интернационал...

Дододжон Атовулло:

Да. Я бы их назвал интернационалом ненависти. Для них нет ничего святого, смотрите, против кого воюет Джума Намангани? А что написано в Коране - если один мусульманин поднимает меч на другого мусульманина - оба попадут в ад. Они не только других народов, других наций, других стран, но даже своих мусульман разделяют на "чистых" и "нечистых". У них, к большому сожалению, вот эта жажда крови. Не от того, что они верят в какие-то идеи, они - игрушки в чужих играх. Я уверен, что многие рядовые моджахеды, я не скрою, с многими из них мне довелось общаться в Пакистане, в Афганистане, в Иране - они не знают, что они игрушки. Они идут на убийство или на мятеж, их обманывают, что "вы идете во имя Аллаха, вы попадете в рай, вы идете во имя справедливости", а фактически они выполняют обычный заказ какой-нибудь финансовой или политической группы. Я был ошарашен, когда меня в Душанбе один знакомый спокойно спросил: "У вас есть состоятельные знакомые"? Я сказал: "Да". А потом он спрашивает: "А у них нет заказа"? "Какого "заказа"? - не понял я. А он, спокойно улыбаясь, говорит: "Кого-то убрать. А то давно ничего нет". А эти "группы-невидимки", о которых я говорил - они работают автономно. Состоят эти группы из 5-7 человек. Часть из них непосредственно связаны с конкретными исламскими организациями, а часть -непосредственно со спецслужбами исламских государств. Эти ребята верят в джихад, в справедливость, но не знают, абсолютно не знают, что те, кто отправляет их лить кровь, преследуют не идеи Аллаха и ислама, а свои, как я уже говорил, личные или, может, какие-то финансовые или политические интересы.

Тенгиз Гудава:

Дододжон Атовулло - издатель таджикской "газеты в изгнании" "Чароги Руз" вероятно как никто иной знает специфику Таджикистана, как страны, лежащей на пересечении всех коллизий центрально-азиатского региона. Он знает и исламистов, и демократов, и полевых командиров, и промосковскую рахмоновскую администрацию. Тем интереснее его выводы, его выбор.

Дододжон Атовулло:

К большому сожалению, те, которые называли себя "исламскими лидерами", "моджахедами" - на самом деле, большинство из них играют под чужую дудку. Это, во-первых. Большинство из них до конца не знает, что твориться в мире и что твориться в их стране. Большинство из них - те ребята, которые учились в этих террористических лагерях, которые были на территории Пакистана и Афганистана, они до сих пор имеют с ними мощную связь - это, во-первых. Во-вторых, они связаны друг с другом не только идеологическими, но серьезными финансовыми узами. И они, естественно, ждут своего часа. Я не верю ни слову ни одного из них, когда они говорят, что они за демократию и против террора. Потому что они именно через террор пришли к власти. Через силу пришли к власти. Здесь, конечно, есть и вина власти. Потому что когда люди знают, что нет иного выхода, кроме как насильственный захват и свержение власти - они идут в такие организации.

Тенгиз Гудава:

Додо, сегодня талибы, деятели "Аль Каиды" все исламские экстремисты и террористы призывают к джихаду - священной войне против Америке и ее союзников. Что это значит? Как можно расшифровать эту идеологему нашего времени - "джихад", нечто подобное как было "мировая пролетарская революция" век тому назад - это мое мнение. А как тебе представляется, как это расшифровать для западного уха?

Дододжон Атовулло:

Джихад - это священная война. Но то, что делают террористы, к джихаду не имеет никакого отношения. Возьмем тех же талибов, главный источник их жизни - наркотики, героин, это раз. Они говорят о джихаде, священной войне, и каждый день убивают абсолютно невинных людей - не американцев, не англичан, не немцев, которых они не видят, а своих граждан, своих стран, тех же таджиков, пуштунов и узбеков. Главное у этих людей - тоталитаризм. Опять-таки за этими людьми стоят финансовые и политические интересы. Но я должен сказать, что, конечно, здесь есть и вина какого-то равнодушия, которое было в последние годы. Афганистан 20 лет горел в огне, а мир смотрел на это как на фильм ужасов или фильм из средневековья. Я много видел на Западе сытых чиновников в строгих костюмах, которые сидели в огромном кабинете под государственным флагом и портретом того или иного президента, и равнодушно слушали мои рассказы о трагедии в Таджикистане, о трагедии страны, они слушали и засыпали...

Тенгиз Гудава:

201-я мотострелковая дивизия, расквартированная на границе Таджикистана и Афганистана. Это 12 тысяч штыков, опытные ветераны, которые могут решить немало военных задач в регионе, но они полностью бездействуют, и непонятны их суть и назначение сегодня. Многие говорят, что это просто преторианская гвардия Рахмонова, которую Россия ему предоставила. В свете новых событий - так ли нужен России сегодня или завтра Рахмонов?

Дододжон Атовулло:

Я думаю, что сегодня Россия должна быть главным партнером Америки, но почему-то этого не происходит, и это очень жаль. И другое: постоянно Россия и таджикские власти пугали людей приходом талибов, экстремизма, фундаментализма и всего, что угодно. Почему они сегодня бездействуют? Это очень и очень удивительно. И потом: многие говорят, одевая такие демократические костюмы, строя из себя гуманистов - "это хорошо, что война против террора, война против черных сил, но очень плохо, что погибают мирные люди". Ты знаешь, на миг можно представить, что американцы не напали бы на талибов, американцы не объявили бы войну террору. Что было бы дальше - если бы талибов признал весь мир? У них появились бы посольства в разных странах, дипломатия и полная свобода, тогда каждое талибское посольство стало бы гнездом терроризма и в Афганистане никогда не было бы покоя. И не было бы покоя ни в Узбекистане, ни в Пакистане, ни в Таджикистане, ни в других странах. Если они добрались до далекой, мощной, защищенной Америки - что стоило бы им добраться до той же Москвы, Алма-Аты, Ташкента и Душанбе? Когда читаешь и слушаешь многих политиков России - просто диву даешься. Как говорится, еще не вечер. Еще все только начинается. А они уже начинают говорить эти слова: "А не будут ли американцы выдавливать Россию из Центральной Азии? А какое будет место России в Афганистане"? - и так далее. Самое интересное: наши журналисты провели в больших городах Таджикистана опрос - хотели бы люди, чтобы американцы ушли или остались - большинство ответили, что они за то, чтобы американцы остались в Таджикистане. Для России очень важно не соперничать с Америкой, не соперничать с Западом, а дружить с Западом и дружить с Америкой. Если посмотреть на 10, 20, 30 лет вперед, то Россия все равно вернется к этому. Если Россия будет входить в НАТО, если Россия будет себя считать частью Европы и частью цивилизованного мира - автоматически республики Центральной Азии тоже идут в этот цивилизованный дом.

Тенгиз Гудава:

В дополнение к словам независимого таджикского журналиста Дододжона Атовулло я хотел бы привести слова известного российского политолога Вячеслава Никонова, президента фонда "Политика" в интервью сайту Вести.Ру. Никонов считает, что присутствие американских войск в центрально-азиатском регионе может стать большим благом. "Для нас, России, - говорится в интервью, - это будут дружеские силы, которые нас охраняют, как это всегда воспринималось в Европе, потому что они за свои американские деньги охраняют Европу от всяких опасностей".

Дододжон Атовулло:

Я думаю, что после событий в Америке должен быть новый отсчет времени. Мы уже все должны, и на Западе, и на Востоке абсолютно по-другому относиться к жизни, свободе, политике и человеку. Потому что война, которую сейчас ведет Америка против терроризма - это, в самом деле, справедливая война. Я не люблю говорить о геополитике, о государствах, или о странах, религиях и так далее. Но я хочу, чтобы мои дети, внуки и правнуки получили именно свободу от терроризма, от страха быть взорванными в собственном доме, и от страха потерять близких из-за прихоти или убеждений каких-то сумасшедших, которые хотят нажиться на чужом горе людей. Для меня важно было, когда мой сын всю ночь, кода Манхэттен был в облаках, он сидел и смотрел на этот ужас. И потом он заснул с дистанционным пультом на руках. Для меня вот это важно. Мне хотелось бежать. Я бежал из Таджикистана, потом бежал из Москвы, сейчас я в Гамбурге, и можешь себе представить, что рядом со мной, в этом спокойном городе жили сторонники Бин Ладена...

XS
SM
MD
LG