Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Женский Фонд Развития ООН в СНГ

  • Тенгиз Гудава

Редактор программы Тенгиз Гудава, oн беседует с координатором программ Фонда ЮНИФЕМ в СНГ Дамирой Сартбаевой.

Тенгиз Гудава:

24 октября отмечается День ООН, поэтому сегодня мы познакомим вас с одной из структур Объединенных Наций. Структура эта - ЮНИФЕМ, Женский Фонд Развития - как ни странно, достаточно мало известна, по сравнению скажем с ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ и так далее. Тем интереснее, я считаю, будет познакомиться с главным представителем ЮНИФЕМ в СНГ, координатором программ Фонда в этом регионе Дамирой Сартбаевой.

Дамира, расскажите пожалуйста о вашей организации.

Дамира Сартбаева:

Женский фонд развития ООН - мы так перевели на русский язык "ЮНИФЕМ" - организации ООН, имеющая 20-летний опыт работы в мире, но, к сожалению, в наших странах СНГ мы начали работать только недавно. Я могу сказать, что где-то два года, как мы начали работать здесь, и ЮНИФЕМ менее известен в этих странах. Задача нашего фонда, во-первых - соблюдение прав женщин. Соблюдение прав женщин - это звучит немножко бюрократически, но это фундаментальные права женщин, права человека - это право на экономическую безопасность. Это право на расширение экономических возможностей женщины. Это право полнее участвовать в процессах принятия решений, в процессах управления. Это помощь женщинам, чтобы они могли как бы полнее реализовать их права, быть лидерами в этой жизни, на разных уровнях, и это третье - как бы соблюдение прав женщин, поддержка прав женщин во всех сферах. Здесь мы как бы большой очень упор делаем на искоренение насилия против женщин.

Тенгиз Гудава:

Вопрос по ходу, Дамира, вы сказали "экономическая безопасность", но огромное количество мужчин с удовольствием обрело бы такую экономическую безопасность - что имеется в виду?

Дамира Сартбаева:

Вы знаете, здесь очень интересно, у нас в странах постсоветских, или в советское время все законодательство, вся политика была гендерно-нейтральная, что было как бы одинаково на женщин и на мужчин. Но, как оказалось, многие вопросы мы должны разделять, например, вот сейчас в странах начались процессы приватизации, и как оказалось, при них большую часть экономических ресурсов захватили мужчины. Женщины остались как бы за бортом

Тенгиз Гудава:

Я бы даже сказал - определенного типа мужчины

Дамира Сартбаева:

В любом случае надо признать, что женщины имели очень мало возможностей переквалифицироваться быстро, переобучиться, с другой стороны в силу того, что они занимали средние посты и даже очень низкие посты во многих учреждениях, которые приватизировались, они не получили каких-то экономических ресурсов. То есть, в процессах приватизации женщины потеряли очень многое. Второе экономическая безопасность - это трудоустройство женщин. Безработица среди женщин намного выше по сравнению с мужчинами, потому что первые, кого сокращали, это были женщины. Многие предприятия закрывались и женщин сокращали в первую очередь. Во-вторых, многие молодые женщины не могут и сейчас не смогли получить какую-то работу в силу того, что частный работодатель берет, в первую очередь, тех женщин, которые не будут рожать, не беременных, которым не надо будет платить социальные пособия - по беременности, по родам, по уходу за ребенком и так далее, и то есть целый пласт молодых женщин разрываются - либо создавать семью, либо находить работу и полностью посвятить себя работе.

Тенгиз Гудава:

Дамира, у непосвященного человека, а я к таким себя отношу, в этом вопросе возникает целый ряд вопросов. Первый - весьма популярный и поверхностный, но думаю, многие слушатели бы его задали: есть ли связь между этой организацией и задачами этой организации оооновской, и тем, что называется во всем мире феминизмом. Вот есть такое женское движение, которое борется за права женщин. Иногда эта борьба приобретает весьма экзотичные формы. Это одно и то же феминизм, и то чем занимается ЮНИФЕМ, или это все-таки разные вещи?

Дамира Сартбаева:

Ну давайте по этому поводу вспомним недавнюю историю. Феминизмом назывались первые движения женщин, когда они боролись за избирательное право. Феминитстками их называли, суфражистками, чтобы для всего населения, для большинства населения как бы дать им негативный оттенок. Постепенно этот феминизм - он вырос, потому что достигли мы избирательного права. Сейчас получается много неравенства в других сферах. Есть феминистские организации, которые борются за права женщин только из-за того, что она женщина. Есть ряд организаций, которые работают на то, чтобы принести гендерное равенство. То, что мы говорим гендерное равенство - это вот мы и большинство этих организаций. Гендерное равенство - равенство между мужчиной и женщиной в социальной сфере. Социальное, политическое, экономическое - я бы так сказала. То есть, в социуме, а что касается феминисток - они, наверное, получили какой-то негативный оттенок только из-за того, что они выдирали из общего контекста только права женщин и боролись за них.

Тенгиз Гудава:

Ну, Бог с ними, с феминистками. Поговорим на конкретную тему. Насколько я понимаю, ваша организация на территории СНГ действует как единое целое. Но меня больше интересует ситуация на юге СНГ - главные проблемы здесь какие в этом вопросе?

Дамира Сартбаева:

Центральная Азия и Кавказ имеют те же проблемы, что и европейская часть СНГ...

Тенгиз Гудава:

То есть, не отличаются от европейской части?

Дамира Сартбаева:

Не отличаются по многим проблемам, но есть главное отличие по интенсивности этих проблем.

Тенгиз Гудава:

Скажем прямо - нарушения прав женщин.

Дамира Сартбаева:

Да. Я хотела бы сказать, что в Средней Азии и на Кавказе остро стоит проблема бытового насилия в отношении женщин, острее, чем, может быть, в европейской части, и стоит проблема конфликтов, то есть, женщины и конфликты, военные конфликты, этнические конфликты и так далее. И наши программы в этих странах большей частью направлены именно на разрешение этих проблем. Наша задача состоит в том, чтобы мы могли реализовать, могли привлечь, могли помочь государственным организациями, неправительственным организациями, чтобы они, во-первых, обратили внимание на них, во-вторых - начали работать самим. Мы оказываем техническую и финансовую поддержку такого рода программам.

Тенгиз Гудава:

Назовите для примера хотя бы одну программу - какого рода эти программы?

Дамира Сартбаева:

Недавно мы открыли офисы в трех странах Закавказья. Они проходят по проекту: "Сохранение мира и разрешение конфликтов в Закавказье". Это три республики - Армения, Грузия и Азербайджан. Вы знаете, что был затяжной конфликт, сейчас - постконфликтная ситуация, хотя очень трудно говорить о том, что все это разрешилось.

Тенгиз Гудава:

В Закавказье по-моему любая постконфликтная ситуация - она же и предконфликтная, вспомним, что творится в Абхазии, к примеру, к сожалению...

Дамира Сартбаева:

Здесь наша задача - чтобы женщины, женские организации могли принести на стол переговоров свои проблемы и сказать, что это относится к женским проблемам, и вы - политики - должны учитывать их, когда ведете переговоры о мире или войне. Вы должны учитывать, как в постконфликтной ситуации женщины будут жить, какое у них будет положение, а перед тем, как начать войну вы должны как бы учитывать, каково в этой ситуации будет женщинам и детям... То есть, помочь женским организациям обрести силу и голос для участия в переговорных вопросах.

Тенгиз Гудава:

Дамира, а в Чечне действует ваша организация?

Дамира Сартбаева:

В Чечне как таковой мы не присутствуем, но мы помогаем нескольким российским организациям, которые работают в Чечне.

Тенгиз Гудава:

Организациям какого рода - гуманитарным, правозащитным?

Дамира Сартбаева:

В основном - правозащитным, в основном тем, которые работают по искоренению насилия против женщин.

Тенгиз Гудава:

Вы говорите "помогаете" - а как, в чем конкретно заключается эта помощь?

Дамира Сартбаева:

Это техническая помощь и это финансовая помощь. Техническая помощь - это у нас как бы, видимо, тоже новое слово в постсоветском пространстве - техническая помощь - это помощь информацией, помощь в разработке каких-то проектов, помочь создать сети, это помощь для того, чтобы они могли как бы увидеть своих коллег из других стран. Это помощь - увидеть зарубежный опыт в той или иной проблематике, техническая помощь - это также помочь лоббировать какие-то свои законодательные или свои политические шаги с правительствами.

Тенгиз Гудава:

Задача ЮНИФЕМ - способствовать предоставлению максимальных возможностей развития и гендерному равенству женщин. Фонд создан в 1976-м году как организация, призванная эту задачу осуществить, и даже в своих презентационных документах эта организация определяется как новаторская и катализирующая, то есть, вызывающая и усиливающая определенные процессы в обществе. Штаб-квартира в Нью-Йорке. Субсидируется ЮНИФЕМ в основном частными спонсорами. Имеет 13 региональных отделений, в частности, в СНГ (в Алма-Ате), с главой которого - госпожой Сартбаевой мы и ведем беседу. Суть организации, насколько я это понял, содержится в двух едва переводимых на русский язык словах: "empowerment" и "gender". Первое - "импауэрмент" - можно перевести как "уполномачивание", а второе - "джендер" или "гендер" - имеет шутливый смысл "половой принадлежности". На самом деле, задачи организации вовсе не шуточные.

Продолжаем беседу с координатором региональных программ Женского Фонда Развития ООН - ЮНИФЕМ - в СНГ - Дамирой Сартбаевой.

Дамира, вот существует у людей такой штамп, что ли - "женщина Востока", "освобожденная женщина Востока" - люди еще помнят и по фильмам, а некоторые может и по собственной жизни, что были времена, когда женщина Востока была существом весьма угнетаемым, то есть в правовом плане весьма далеком от того, какой статус имеет женщина на Западе. Сегодня, если смотреть на республики Кавказа и Центральной Азии - какова ситуация, везде однородная, близкая к европейскому стандарту, или есть рецидивы, отголоски прошлого?

Дамира Сартбаева:

Когда я начала работать здесь - я пришла с очень большим энтузиазмом, что у нас есть как бы общая законодательная база, все наши страны имеют законодательную базу, и что страны имеют общий как бы язык коммуникации- русский язык, и что есть общие традиции, которые остались еще с советских времен. Это действительно осталось. Но чем дальше мы идем по пути как бы независимости наших стран, тем больше приходится наблюдать очень большие различия в культуре, очень большие различия в обычаях, в быте, в тех или иных процессах, которые относятся непосредственно к женщинам. Страны даже Центральной Азии, если взять пять стран - можно наблюдать очень сильную диверсификацию вот всего - даже между ними. В этом смысле мы наблюдаем очень интересную тенденцию. Допустим в Узбекистане идет очень сильный откат от каких-то советских норм морали и пропаганда не государственная, а пропаганда традиционного образа жизни, патриархального. Этот откат к патриархату наблюдается во многих наших странах с той или иной интенсивностью.

Тенгиз Гудава:

Дамира, а поподробнее - что это значит, как это в жизни женщин проявляется?

Дамира Сартбаева:

Например, если средства массовой информации, радио, телевидение и газеты пропагандируют образ очень послушной женщины, которая должна сидеть дома, не отходить от трех, как это в Германии говорили - от "трех К" - кухня, церковь (Kirche) и дети (Kinder), то есть, точно такая же тенденция наблюдается во многих наших странах. В Узбекистане женские неправительственные организации говорят о том, что именно средства массовой информации как бы насаждают такой образ женщины в этой стране.

Тенгиз Гудава:

И насколько я могу судить, ситуация здесь несколько похуже, чем в Германии, в частности имели место факты самосожжения женщин в Узбекистане - что об этом известно?

Дамира Сартбаева:

Сейчас очень много таких случаев, и очень хорошо, что правительство Узбекистана обратило внимание на эту ситуацию и начало работу по искоренению насилия, именно бытового насилия против женщин. Потому что зачастую именно бытовое насилие приводит к тому, что молодые женщины ничего другого не видят, как суицид, чтобы уйти из жизни, потому что получается, что она насилие испытывает как со стороны родственников, так и со стороны местного сообщества -махалля -и некуда ей пожаловаться. Раньше в советское время были какие-то парткомы, профкомы, то сейчас этого как такового нет. И кризисные центры, которые создаются неправительственными организациями, зачастую локализованы в центрах, в каких-то больших городах, в сельской местности этого нет, и женщина не видит, куда ей обратиться, кто бы мог помочь

Тенгиз Гудава:

Отдушины не видит...

Дамира Сартбаева:

Никакой отдушины и поэтому наблюдаются вот такие случаи самоубийств. А самоубийства во многих странах пожилых женщин, которые уходят из жизни просто потому, что не могут найти себе пропитания - вся их пенсия уходит на оплату коммунальных услуг... Много женщин, которые теряют свои дома, квартиры из-за того, что они не знают законов, очень много случаев бытового насилия, и оно увеличивается с каждым годом. Много исследований проводится в этих странах, и каждое исследование констатирует, что с каждым годом число случаев насилия увеличивается. Или допустим сексуальные домогательства на рабочем месте. Об этом как бы не принято говорить. Но посмотрите, было такое анонимное обследование - из 10 студенток 8 подвергались разного рода сексуальным домогательствам.

Тенгиз Гудава:

От преподавателей?

Дамира Сартбаева:

От преподавателей и от своих однокурсников, одноклассников.

Тенгиз Гудава:

Кроме сексуальных домогательств и насилия в семье - какие еще тяжелые нарушения прав женщин наблюдаются в кавказско-центральноазиатском регионе? Вы мне раньше говорили, что есть факты в Таджикистане торговли детьми, девочками - что можно сказать по этому поводу?

Дамира Сартбаева:

Ну, что можно сказать - это есть.

Тенгиз Гудава:

Это есть сейчас, или мы говорим о прошлом?

Дамира Сартбаева:

Это есть сейчас, причем иногда это получает освещение в печати или где-то, а зачастую не получает - люди об этом знают и просто молчат. Потому что если бы просто даже сосед родителей и той девочки, которую продают, сказал бы им ,что то что делаешь - это преступление, может бы, родитель отказался продавать свою дочь за какие-то небольшие деньги. С другой стороны, очень много нарушений экономических прав женщин. Женщины в неформальном секторе, которые вынуждены по 15-20 часов сидеть на базаре, их с одной стороны обирают все, кому не лень, а с другой - у них нет надежд на будущее, пенсии, каких-то социальных пособий, никаких медицинских пособий и так далее. Они вынуждены оставлять своих детей, ехать куда-то за каким-то товаром. В дороге они подвергаются всяческого рода унижениям и насилию, на базаре тому же подвергаются... Потом приезжают домой и от мужа получают еще домашнее насилие, семейное насилие.

Тенгиз Гудава:

Говорила руководитель региональных программ Женского Фонда развития ООН в СНГ Дамира Сартбаева. За рамками нашей беседы остались такие острые вопросы как положение женщины в странах исламского фундаментализма, например в Афганистане. Талибский режим, опираясь и по-своему трактуя священные писания, запретил женщинам учиться, открывать лицо, и участвовать в социальной, экономической, политической жизни общества. За применение косметики - публичная казнь, за ослушание - смерть. Глядя на это, понимаешь, что "empowerment" и "gender", то есть задачи и цели ЮНИФЕМ - далеко не праздная затея наших дней.

XS
SM
MD
LG