Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия глазами Художника - Котэ Махарадзе

  • Тенгиз Гудава

Котэ Махарадзе:

Говорит Радио Свобода. В эфире программа "Кавказ". Грузия глазами Художника. У микрофона Котэ Махарадзе.

Тенгиз Гудава:

Вот так - герой нашей передачи сегодня сам представил себя. Мне только остается добавить, что ассистировать у микрофона выдающемуся грузинскому спортивному комментатору и актеру буду я, Тенгиз Гудава. 17 ноября, в ближайшую субботу Котэ Махарадзе исполнится 75 лет, и поверьте, это событие в культурной жизни Тбилиси. Котэ Махарадзе был не просто одним из любимых футбольных комментаторов Советского Союза, ему удалось синтезировать эти две ипостаси своей творческой жизни: футбол и театр.

С Котэ Махарадзе беседует в Тбилиси Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе:

Как вы оцениваете нынешнее положение Грузии?

Котэ Махарадзе:

Скажу прямо, без всяких затаенных мыслей, что положение хуже губернаторского, как раньше говорили. Все дело в том, что мы пока не обрели то, как мы себя называем, что мы независимая страна. К сожалению, пока мы очень зависимы, иногда от силы друг стран, а иногда от прихоти просто, а иногда от наглости, иногда от желания - я сильнее, я как хочу, так и буду решать. Я имею в виду меч, который висит как Дамоклов меч над головами всех свободных независимых республик бывшего Советского Союза. А когда захочет, Россия приберет нас снова в свои руки. И это чувствуется во всем. Упрекая Сталина в депортации чеченского народа, совершенно справедливо упрекая, как же быть сейчас? Он хоть сослал людей, они вернулись живые, а сейчас вымирает народ. Там есть дети от 15-ти до 20-ти лет, которые не знают, что такое школа, которые не знают, что такое азбука, потому что они с 5-6-ти лет видят только войну. Единственное, что они уже знают - стрелять, скрываться, отбивать противника, соперника, защищать свой дом, свою улицу, свое село родное, свой город, свой народ. И потом, так однозначно решать, что это террористы, это боевики и так далее, видимо, никому не дано. Почему мы привыкли к тому, что абхазцы хотят свобод, а чеченцы не хотят? Или все дело в том, что у них нефть и они могут прожить без чужой помощи. Принято в ООН, это большое дело было для нашей республики, и сейчас нам обещано в ближайшее будущее, во всяком случае словесные обещания существуют, что мы будем приняты в НАТО. Может быть раньше, чем другие. Но почему обижаются на нас старшие братья, которые сами туда стремятся, для меня по сей день становится непонятным. А теперешнее, я имею в виду буквально эти дни, нас просто окружили со всех сторон, чуть не задушили. Как нас не прозывали, что мы сами террористы, не только чеченцы, но и мы террористы, мы можем задушить маленький абхазский народ и так далее. Все это чушь. Я несколько дней тому назад выступил по украинскому телевидению. Я сказал: что же вам остается? Давайте, сделайте и это. Очень легко доказать, что камикадзе это грузинская фамилия и что все японские камикадзе это, собственно, грузины. В этом еще вы нас не обвиняли, а остальное все у вас налицо. Знаете, правда одна, во всяком случае так должно быть, и если это так, то правда на нашей стороне. А, собственно, о внутренней жизни Грузии, о нашем состоянии, уровне нашей жизни.

Юрий Вачнадзе:

Интеллигенты, которые в принципе должны быть, во всяком случае, движущей силой общества. Как, по-вашему, они играют какую-нибудь роль в нынешней жизни Грузии или находятся на задворках как политической, так и общественной жизни?

Котэ Махарадзе:

Интеллигенция в Грузии на данном этапе развития своей общественной жизни и личной жизни не является двигающим звеном нашего общества. К сожалению, это так. Без высокого полета мысли интеллигенции не бывает прогресса, не бывает Эйнштейнов, не бывает Бальзаков, не бывает Толстых, не бывает Чавчавадзе, не бывает Бараташвили, Шатобриано, кого хотите. Я заведую кафедрой в театральном институте, профессор. Я когда был профессором уже, создали кафедру, назначили меня заведующим кафедрой, естественно, прибавили зарплату. Как вы думаете, сколько мне прибавили? Шесть лари. Это на два-три килограмма хлеба. В таком положении очень трудно. Но что касается лично нас, мы нашли какой-то выход. Мы, например, бесплатно допускаем инвалидов, более того, мы ждем звонка, мы им посылаем транспорт. Мы сами привозим. И каково мое внутреннее состояние, наверное гордое, когда я знаю, что я играю один на сцене, и в партере три слепых, четыре глухонемых и несколько инвалидов третьей категории, и отсюда их надо по домам рассылать. Если бы вы знали, как они счастливы, как они говорят после спектакля.

Юрий Вачнадзе:

Кто виноват в том, что грузинская интеллигенция находится в том положении, в каком она находится?

Котэ Махарадзе:

Не буду кривить душой, конечно, в первую очередь сама интеллигенция. Как, если будешь бороться за те права, которые должны только тебе принадлежать.

Юрий Вачнадзе:

Простите, а как бороться?

Котэ Махарадзе:

Если бы я это знал, я возглавил бы это движение и, думаю, добился бы успеха. Но, во-первых, смелее выходить в авангард жизни, создавать какие-то общества, которые будут добиваться этого. Миллион возможностей борьбы. Необязательно под словом борьба надо подразумевать оружие, стрельбу, кровь. Но у нас, к сожалению, большинство тех, кто состоят в парламенте, большинство попали туда случайно. Вот их слушаешь и думаешь: неужели его кто-то мог выбрать? Нет, какими-то путями. Он там временно, хочет в другой уголочек залезть. Естественно, я не о всех говорю. Там есть замечательные люди, особенно среди молодежи. Это радует, это вроде единственной надежды. И я верю. После царицы Тамары, это начало 13-го века, Грузия не помнит свободы, самостоятельности и независимости. Был маленький период, когда Георгий Блистательный, Георгий Пятый на время снова восстановил в своих, не только правах, а на той высоте, какой надлежит быть Грузии как одной из древнейших культурных стран. В начале 4-го века было принято христианство. Если меня в Европе будут слушать, пусть знают, что не будь маленьких двух стран Армении и Грузии, фундаментальный исламизм всю Европу давно бы завоевал. Сколько раз жертвовали собой полностью, стопроцентно жизнью всего населения именно грузины и армяне. Выстояли. Правда, не так, что в один бой пошли, выиграли и вернулись, нет, веками, поколение за поколением, борясь за это. Пешком ходили в Иерусалим искали, молили Христа вечные паломники на иерусалимскую землю. И вот это все создавало веру, что будущее будет.

Тенгиз Гудава:

Котэ Махарадзе - всю жизнь проработал в академическом театре имени Марджанишвили, лауреат вероятно всех грузинских театральных премий.

Недавно в Москве издана книга его мемуаров «Репортаж без микрофона».

В настоящий момент руководит Театром Одного Актера, который расположен в уютном особняке в центре старого Тбилиси, в районе с романтическим названием Пикрис Гора (гора Раздумий).

Что касается ипостаси футбольного комментатора, то в Грузии вероятно никогда не забудут репортаж Котэ Махарадзе с легендарного матча в Дюссельдорфе, в 1985 году, финала Кубка Кубков Европы, который тбилисское «Динамо» выиграло у «Карл-Цейс Йены».

Еще штрихи к биографии. Блохин пригласил комментировать свой прощальный матч Котэ Махарадзе, а президент Кучма год назад также попросил комментировать матч «Динамо» Киев - «Бавария». Котэ Махарадзе предсказал, что голы забьют грузины, игравшие тогда в составе киевлян: Каладзе и Деметрадзе. Предсказание в точности сбылось.

Котэ Махарадзе:

Приношу извинения, я должен привести цитату Гитлера, чем он был - всем хорошо известно, но у него были очень интересные мысли иногда. Он говорил о том, что мы часто заявляем, что люди, народ или человеки, если хотите, правят природой. Чушь. Какой природой мы правим? Какое стихийное бедствие мы смогли предотвратить? Может эти торнадо всякие, может Этну, которая снова заговорила и начала извергать? Все это, так же как и было, угрожает жизни всей планеты. А астероид, я об этом астероиде, потому что, когда слушаешь ученых или читаешь, они пишут: это, возможно, по подсчетам, может, первые тридцать лет будет. Ну и ну. "Возможно", "может быть" - это не наука, мы ничего не познали. Мы говорим, что время бесконечно. Что это значит? Или мы говорим, что пространство бесконечно, значит, нигде нет точки. А какая точка может быть, если за эту точку заглянешь, там уже ничего нет. А что такое это "ничего нет"? Все не познано.

Юрий Вачнадзе:

Я бы хотел услышать вашу оценку деятельности нашего президента Шеварднадзе, как во внутренней политике, так и во внешней политике.

Котэ Махарадзе:

Знаете, вы задали мне вопрос, на который я вам не могу ответить. И в двух словах скажу, почему. Не потому, что у меня нет мысли об этом. Потому что президентская республика, иначе говоря, власть в одних руках. Но что же мне делать, когда я пять лет назад сделал тяжелейшую операцию в Лондоне, и у меня искусственная аорта сейчас у позвонка прикреплена. И все это стало мне возможным, благодаря помощи президента. Чисто финансово это очень дорогое удовольствие, и человеческое. Я в долгу перед этим человеком. И я не могу его охаивать. Это по-мужски с моей стороны будет сволочная позиция в адрес человека, который мне сделал не просто добро, не просто одолжил деньги, не просто назначил директором, художественным руководителем театра и министром культуры, нет, этот человек принял участие в моем спасении.

Юрий Вачнадзе:

Тогда перейдем на другую тему. Раз уж мы заговорили о Грузии, то не сказать о грузинском футболе это просто невозможно, это кощунственно. Сейчас очень много пишется и говорится о том, что у нашей национальной команды нет этого настроя. Вообще, что происходит в Грузии с футболом?

Котэ Махарадзе:

Поменялась вся жизнь. Поменялось не только то, что сейчас не секретарь ЦК правит, а президент. Во-первых, у нас кто был секретарем ЦК, теперь стал президентом. Не в этом деле. Трудность в том, что стиль жизни поменялся. То, что раньше называлось спекуляцией, теперь бизнес. Раньше за брокерство арестовывали был какой-то срок, сейчас 6% выигрыша брокеру дается. Я говорю об этом, потому что эта все жизнь. И потом, как не ругайте Маркса, мы сами сейчас четко чувствуем, что очень маленькая кучка людей разбогатела, огромная масса народа осталась голодающие. Раньше мы в школьном возрасте, помню, я один раз увидел женщину-грузинку с протянутой рукой ночью, она попрошайка, просила - дайте мне. Я когда в школе рассказал, что я видел вчера грузинку-попрошайку, мне сказали: о чем ты говоришь? Наверное была той нации, этой. Какая грузинка? А сейчас сплошь и рядом, подходят и просят. У нас это одна из главных проблем. Прямо домой приходят, почему-то думают, что мы очень богатые. Откуда артисты могут быть богатые? Просят, что сын умирает, на лекарства. И ты бледнеешь, краснеешь. Один ушел, второй пришел. И ты знаешь, что нет у тебя таких возможностей. И футбол вместе со всеми этими событиями тоже изменил лицо. Я не хожу на футбол, бросил и комментаторство и все. Помню, когда я первый раз увидел Пеле, меня встретило пол-Тбилиси в аэропорту - Котэ видел Пеле! И я рассказывал в филармонии, три раза выступил перед огромной толпой, а на улице стояло еще в два раза больше толпа, что не попали. Котэ рассказывал, что видел Пеле, что знаком он со Скруифом, а еще раньше де Стефано, потом появился Марадона, и с ним. Это раз. Во-вторых, все равно я буду болеть за тбилисское "Динамо", а не за, скажем, Испанию. Я был счастлив, когда играла женская шахматная команда сборной СССР, и все жили от трех основных и двух запасных, все были грузинки. Это была моя команда. Не только грузинки, но и все тбилисцы. Не только тбилисцы, а из района Ваке. И не только района Ваке, а из одного уголка Ваке - вот это была моя команда. Что грузинам от этого, что где-то Рональдо играет лучше всех? Ну играет, молодец. Зная, что в футболе будут побеждать команды, которые крупными миллионерами субсидируются, у которых будет возможность покупать за любые цены любого футболиста, я не буду ходить, вместо футбола полюблю балет. И буду счастлив, если Цисхаридзе будет танцевать лучше Ермолаева.

Тенгиз Гудава:

Говорит Котэ Махарадзе - актер, футбольный комментатор, великий тбилисец. 17 ноября ему исполняется 75 лет.

И еще деталь - совпадение - 17 ноября день рождения великого грузинского поэта Галактиона Табидзе.

Котэ Махарадзе:

Такие неожиданные пласты бытия человеческого, повороты умственного развития и умственных движений человека. что думаешь, собственно, разве не лучше бы было, чтобы этот человек вообще на было. Чтобы были бы собаки, кошки, эму, антилопы-гну, гиены или выи, чем человек. первый раз говорит своему бемби маленькому, человек в лесу. И если этот страшный человек, вот это творение или тварь нашего планетного бытия, такой опасный, так пусть погибнет. Это говорит грустный Котэ Махарадзе. А в нормальном настроении когда он, я не думаю, что третья война возможна, никак не думаю. Это немыслимо.

XS
SM
MD
LG