Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


Олег Кусов:

Проблема мира в Чечне, похоже, волнует все больше людей за пределами этой республики. Встреча в московском аэропорту "Шереметьево-2" Виктора Казанцева и Ахмеда Закаева вызвала волну комментариев политиков и военных. Отчетливо обозначили свои позиции противники и сторонники войны на Северном Кавказе. В первой части программы о проблеме мирного урегулирования чеченского кризиса говорит представитель Аслана Масхадова на российско-чеченских переговорах Ахмед Закаев.

"Само заявление Путина от 24-го сентября в российском обществе восприняли двояко: одни - как ультиматум, другие - как предложение начать мирный диалог. Со временем все-таки возобладало второе мнение, хотя (и по сегодняшний день) есть такие, кто не представляют себе жизни без ультиматума".

В эти дни жители Северной Осетии накрывают праздничные столы и просят Бога сохранить мир на их земле. В Осетию пришел главный праздник - дни в честь языческого божества Уастарджи.

Встреча Виктора Казанцева и Ахмеда Закаева в московском аэропорту "Шереметьево-2" показала, что они общались более месяца по телефону не зря. Переговоры между представителями Владимира Путина и Аслана Масхадова приобрели убедительность. Двухчасовой разговор между Казанцевым и Закаевым, по свидетельствам сторон, может иметь продолжение. Сторонники войны в Чечне делают нервозные заявления. Командующий войсками Северо-Кавказского округа генерал-полковник Геннадий Трошев отказывается верить в мирные переговоры. Бислан Гантамиров утверждает, что не допустит их проведения. Ахмад Кадыров призывает не верить Ахмеду Закаеву, называя его не политиком, а артистом.

Переговоров не хотят с обеих сторон те, кому вторая чеченская кампания помогла сделать служебную карьеру. Представитель чеченского президента Ахмед Закаев напротив, склонен к многочисленным уступкам, он не сомневается, в отличие от Виктора Казанцева, в искренности своего собеседника. Ахмед Закаев также считает, что вслед за возможным вскоре прекращением боевых действий Москва и Грозный должны приступить к урегулированию политических разногласий последних десяти лет. Представитель Чечни Ахмед Закаев ответил (по телефону из Турции) на несколько моих вопросов.

Ахмед Закаев:

Прошедшая встреча являлась следствием заявления президента Российской Федерации Путина от 24-го сентября выйти на контакт с полномочным представителем Казанцевым для обсуждения условий прекращения боевых действий. Учитывая важность начала диалога, и чувствуя ответственность перед чеченским народом, мы согласились на данную встречу на территории России. Состоялся обмен мнениями об условиях немедленного прекращения боевых действий. Я рассчитываю на адекватное.

Олег Кусов:

Поясните, пожалуйста, фразу Виктора Казанцева о том, что разговор опять шел только о разоружении чеченских отрядов.

Ахмед Закаев:

Условием переговоров не может быть разоружение, оно может стать следствием при подписании какого-либо соглашения или перемирия. Конечно, мы готовы рассматривать и этот вопрос, но оно не является условием переговоров.

Олег Кусов:

С вами согласился Виктор Казанцев?

Ахмед Закаев:

Я думаю, что другого и быть не может. Если само заявление Путина от 24-го сентября в российском обществе восприняли двояко: одни как ультиматум, другие как предложение начать мирный диалог. Со временем все-таки возобладало второе мнение, хотя и по сегодняшний день есть такие, которые не представляют себе жизни без ультиматума.

Олег Кусов:

А как вы объясняете позицию командующего войсками Северокавказского военного округа генерала Трошева, который по-прежнему остается противником мирных переговоров?

Ахмед Закаев:

Конечно, войну начать намного легче, чем ее останавливать, это известная истина. За продолжение военных действий выступают те, кто боятся, что подписанием какого-либо мирного соглашения события в Чечне перейдут в правовую плоскость, а для них это чревато последствиями. В Чечне последние два года превалировало беззаконие и право сильного, которое многими международными правозащитными организациями квалифицируется как преступление против человечности. Но и продолжение сегодняшних событий только приумножает этот факт, увеличивает пропасть отчуждения между народами, нашими народами, между русскими и чеченцами, которые просто обречены жить рядом. А кому это выгодно? Я с уверенностью могу сказать, что чеченцы этого не желают, думаю, что и русские.

Олег Кусов:

Президент Владимир Путин пока никак не отреагировал на вашу встречу с Виктором Казанцевым. А вас это не удивляет?

Ахмед Закаев:

Ситуация очень сложна. Мы помним выступления (по поводу возможного повторения Хасавюрта), они сейчас на слуху и у политиков, и у военного генералитета. Война закончится. Но опасения по этому поводу, по повторению Хасавюрта, опасения по этому поводу российских политиков и воинствующего генералитета излишни. Чеченцы больше никогда не попадутся на эту пропагандистскую уловку Кремля, которую они нам бросили по завершении первой чеченской кампании, что якобы чеченцы выиграли в этой войне. А какая же это была победа на самом деле? Сотни тысяч убитых и искалеченных мирных граждан, десятки тысяч пропавших без вести, разрушенные города, стертые с лица земли населенные пункты, уничтожены уникальные памятники культуры и архитектуры. Полностью разрушена инфраструктура республики - вот цена была этой победы. И войну они тогда остановили не из-за жалости к чеченцам, не осознав преступность всего содеянного. Просто руководство России тогда решило что хватит, на этом этапе. И ушли по принципу: я не я - и лошадь не моя. Никто за это преступление не ответил, даже никто не попросил прощения на содеянное. Как компенсацию предложили победную эйфорию, и мы это приняли, к большому сожалению. Все это было направлено на дискредитацию чеченской власти в глазах мирового сообщества, доказывая тем самым неспособность чеченцев управлять своим государством, и что от них якобы исходит угроза всему цивилизованному миру. И самое главное, что в этом было, - при необходимости начать следующий этап антинародной военной кампании, приуроченный к президентским выборам в России, и при этом заручиться всеобщей поддержкой, рассчитывая на уязвленное самолюбие русских, которые якобы проиграли чеченцам в прошлой войне. Так оно и получилось. Но все войны когда-нибудь заканчиваются, и эта война закончится. Есть только политическое решение. А политическое решение просто требует и обязывает нас находить компромиссы.

Изначально мы заявляли, что независимость не является самоцелью чеченского народа, об этом заявлял президент Масхадов, независимость - это гарантия безопасности чеченского народа. И для ведения этого диалога, я думаю, есть политическое поле. Главная задача сегодня - прекратить эту никому ненужную бойню, которая проходит в Чечне.

Олег Кусов:

Но ведь это не решит в целом чеченскую проблему.

Ахмед Закаев:

Я вижу только политическое решение.

Олег Кусов:

Французская газета "Фигаро" в своей статье "Путин начал диалог с чеченцами" подчеркивает, что начавшийся российско-чеченские контакты свидетельствуют о неспособности официальной Москвы покорить чеченских повстанцев.

"Россияне и чеченцы давно обмениваются грубостями. "Мы будем мочить чеченских террористов в сортире", - сказал Владимир Путин. "Русские - свиньи", - ответил президент сепаратистской Чечни Аслан Масхадов.

В таком духе они общаются уже два года. Но сегодня, когда Россия становится привилегированным партнером Америки, стороны выражают готовность разговаривать нормально, то есть хотят рассмотреть возможность урегулирования конфликта, от которого Северный Кавказ страдает уже семь лет. Совпадение или Путин меняет свои взгляды на чеченскую проблему под влиянием президента Буша?

Путин сказал, что чеченская проблема гораздо сложнее проблемы международного терроризма. На днях стороны начали диалог. Генерал Виктор Казанцев, представитель Путина на юге России, встретился в Москве с Ахмедом Закаевым, которому президент Чечни Аслан Масхадов поручил вести переговоры. Первая неформальная дискуссия между сторонами состоялась в международном московском аэропорту и продолжалась два часа. 24-го сентября Владимир Путин предъявил чеченским повстанцам ультиматум и потребовал сдать оружие, то есть, по сути, выразил желание закончить конфликт. После этого контакты между Казанцевым и Закаевым активизировались, что (в конце концов) привело к воскресному прорыву.

Переговорщики должны встретиться еще раз в ближайшие дни, чтобы продолжить диалог, который представитель России назвал очень серьезным. Закаев заявил, что общность позиций открыла дорогу для дипломатических переговоров. Эти первые шаги к разрешению кавказского кризиса уже являются успехом президента Аслана Масхадова, который всегда говорил, что хочет сесть за стол переговоров с россиянами. С другой стороны, это поражение российских властей, Владимира Путина. Москва может попытаться сказать, что эти переговоры лишь продолжение войны, которую она пытается довести до конца другими методами. Но ей будет сложно скрыть, что Россия так и не смогла покорить чеченских повстанцев".

Суд над бывшим чеченским полевым командиром Салманом Радуевым может затянуться на несколько месяцев, считают наблюдатели. В ходе предварительного следствия были опрошены более двух тысяч свидетелей. Все они не смогут принять участия в судебном процессе. Среди невостребованных судом свидетелей похода вооруженного отряда Салмана Радуева на дагестанский город Кизляр оказался и наш коллега - Алик Ахундов. В январе 96-го года он работал корреспондентом информационного агентства "Постфактум". Прибыв 9-го января в Кизляр, Алик Ахундов присоединился в больнице к заложникам, вместе с ними он доехал до приграничного селения Первомайское. Выйти из блокированного российскими подразделениями селения журналист смог только через четыре дня. Предлагаем его своеобразные показания, которые можно тоже приложить к материалам судебного процесса в Махачкале.

Алик Ахундов:

Салман Радуев расположился в кабинете старшей медсестры одного из отделений на третьем этаже. Меня принял неохотно, на вопросы отвечал без энтузиазма. Из сказанного самое ценное - вечером 9-го января начались переговоры с дагестанскими властями о предоставлении отряду Радуева автобусов и коридора. Заложники-мужчины должны были ехать с радуевцами до Новогрозного. Вместе со мной интервью с Радуевым снимали на видео коллеги из кизлярского телевидения, к ним у чеченцев отношение почтительное, они почти свои, я чужак - меня терпят. Телефоны в больнице все это время работали, можно было беспрепятственно звонить в Москву. У раскрытых окон стояли заложники. "Мы специально их там поставили, чтобы было видно снаружи", - сказал мне один из вооруженных чеченцев. В это время за окнами где-то на подступах к больнице началась перестрелка. Впечатление такое, будто на улицах Кизляра столкнулись две армии. Пытаясь превозмочь страшный шум, кричу стоящим у окон заложникам: "Отойдите оттуда, подстрелят". Заложники молчат, посматривая на людей с оружием. Чеченец с автоматом мне в ухо: "Нормально, пусть стоят. Так и должно быть, не беспокойся". Утром около семи пришли автобусы, я узнал, что стал заложником. Тронулись. Ехали, наверное, минут 45, показалось - часа два. По обеим сторонам дороги выстроились в ряд орудия и танки, на перекрестках - дагестанские милиционеры. Радуевской колонне - зеленый свет. Автобусы были уже в сотне метров от чеченской границы, когда вертолет, сопровождавший колонну, открыл огонь. Ракета попала прямо перед дагестанскими милицейскими "Жигулями" сопровождения. Машина в воздухе повернулась на 360 градусов. Все бросились из автобусов врассыпную, укрылись в придорожных канавах по обе стороны дороги. Вертолет покружил в воздухе над нами и улетел. Приграничный милицейский блокпост (в ста метрах от дороги) безмолвствовал.

Позже радуевцы разоружили двадцать новосибирских омоновцев, дежуривших там. Они тоже стали заложниками, сдались без единого выстрела. Говорят, милиционеров даже не предупредили, что колонна пройдет через их пост. Жители Первомайского покинули село, захватив самое необходимое. Уходили в сумерках, молча, в соседний населенный пункт Советское.

Трое суток в Первомайском пролетели как один день. В ночь накануне моего освобождения чеченец с автоматом, внимательно рассмотрев паспорт и редакционное удостоверение, сказал: "Все ясно, ты агент ФСК. Пойдем, будем тебя расстреливать". Порвал паспорт, потом завел меня в штаб, расположенный в одном из домов. За столом сидел Хункар-паша Исрапилов, один из радуевских полевых командиров, мой знакомый еще по довоенному Грозному. "Что ты здесь делаешь?" - удивился он. Потом, обращаясь к моему палачу: "Отпустите его, я его знаю". На первом российском блокпосту я лицом к лицу столкнулся с тогдашним министром внутренних дел Дагестана генералом Абдуразаковым. Проверив документы, он недоверчиво посмотрел на меня и сказал: "Возвращайся назад, я не могу тебя пропустить. Иди туда, откуда пришел". Потом два омоновца затолкали меня в "Ниву", курсировавшую между блокпостом и Первомайским. В этой машине радуевцы ездили на переговоры с представителями властей. В машине сидел Исрапилов и Адгериев. До этого здесь же на блокпосту в вагончике они пытались о чем-то договориться с Абдуразаковым и какими-то военными. Я присутствовал при этом. Разговор был короткий и ни о чем. Водитель "Нивы" (как выяснилось, это был один из заместителей министра внутренних дел Дагестана) успокоил меня. Он пообещал, что провезет на обратном пути из Первомайского мимо министра Абдуразакова, мне нужно только лечь на заднем сиденье. Этот человек сдержал свое слово. Он высадил меня на дороге в трех километрах от трассы Кизляр-Моздок. Я долго шел в сторону трассы, вдали у шлагбаума маячит толпа коллег, над головой кружит вертолет. Встретивший меня сотрудник ФСК Игорь провел в вагончик, попросил рассказать все, что знаю, начертили схему села и позиции чеченцев. О жертвах в ходе штурма Первомайского говорили мало. Радуев потерял несколько десятков человек, погибли десятки заложников. Уже в Москве мой знакомый из антитеррористического центра ФСК рассказал, что колонны должны были разбомбить еще по пути из Кизляра в Первомайское, но президент Ельцин не решился отдать приказ. Президент и силовики слишком долго колебались.

Олег Кусов:

Суд над Салманом Радуевым сопровождается ажиотажем. Создается впечатление, что российской власти такое положение вещей выгодно. На эту тему корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова побеседовала с правозащитником, депутатом Государственной Думы России Сергеем Ковалевым. В годы первой чеченской войны он занимал должность уполномоченного по правам человека при президенте России, неоднократно бывал в Чечне.

Сергей Ковалев:

Зачем понадобился демонстративный шумный процесс над Радуевым? По-моему, ответ очевиден - это хороший способ власти продемонстрировать, что наша власть в самом деле ведет войну с терроризмом, и только исключительно с терроризмом.

На самом деле Радуев, разумеется, террорист, как всякий человек, захватывающий заложников. В этом смысле аргументация Радуева и его подельников о том, что рейд на Кизляр был политической акцией, ничего не стоит. Дело здесь не в том, какие цели преследуют террористы, а в том, какими методами они действуют. Конечно, подавляющее большинство современных террористов имеют политические цели. По-моему, это есть не смягчающее обстоятельство, а отягчающее. Во всяком случае, убийство из ревности понять легче, чем взрыв какого-нибудь кафе или парикмахерской. Это - несомненная вещь, и на примере заведомого и тяжкого террориста власть показывает - это и есть наша активность на Северном Кавказе. Это глубокая неправда. Но цель этого процесса (шумного и широко освещаемого) состоит именно в этом: мир потрясен действиями террористов, так не забывайте, пожалуйста, что мы в первых рядах борьбы с ним. На самом деле, война в Чечне отнюдь не является антитеррористической операцией. В Чечне идет типичная партизанская война. Мне очень трудно поверить в борьбу с террористами при помощи установок "Град" или ракет с разделяемыми боеголовками, да еще заряженными шариками или иглами. Хорошо, поход на Кизляр, удержание заложников, смерть в Кизляре в больнице или на улицах Кизляра некоторого числа мирных граждан, заложников - преступление, которое не может остаться безнаказанным. Но я хотел бы спросить: а допустимо ли оставить безнаказанными действия властей в том самом Первомайске? Допустимо ли оставить безнаказанным вранье генерала Александра Михайлова, который заявил: в Первомайском не осталось больше заложников, они все уничтожены террористами, поэтому можно применить залповые системы. И "Град" действительно стрелял. Никто не знает, сколько заложников или мирных жителей села погибли в результате военных действий, никто этого не знает. Потому что очень легко было списать те, если не ошибаюсь, 157 трупов, которые были обнаружены на улицах села, назвать их боевиками, кто это проверит? Но факт применения против села разнообразного тяжелого оружия, которое, как вы понимаете, не разбирается, это есть факт преступный. Ирония судьбы состоит в том, что спасение части заложников, находившихся в Первомайском, это ведь заслуга не федеральных структур, это ведь заслуга террориста Радуева. Это они увели их через минное поле, и эти сорок (если я не ошибаюсь) человек остались живы. Между прочим, первая и самая главная цель тех, кто противостоит террористам, отнюдь не наказание террористов, главная цель - спасение жизни заложников, а уж с наказанием как получится.

Любовь Чижова:

А вас волнует, что будет с Салманом Радуевым?

Сергей Ковалев:

Я думаю, что Салман Радуев заслуживает тяжелого наказания, которое ему определит суд.

Олег Кусов:

В конце осени склоны и ущелья кавказских гор уже покрыты легким снегом, жизнь в горах замирает, горцы, оценивая свои закрома, подводят итоги теплого времени года. Им предстоит нелегкая зима. В декабре снег может перекрыть все дороги, позже лавины создадут смертельную опасность для людей. В такие дни горные селения на Кавказе отрезаны от районных городов, люди надеются только на себя. Но пока горцы не хотят думать о трудностях холодного времени года. Позади жаркое лето, изнуряющий труд от зари до зари на сенокосе, пастбищах, в домашнем хозяйстве. В Северной Осетии, расположенной в Центральном Кавказе, между этими временами года водоразделом проходит значимое событие для всех жителей республики - наступает, как здесь говорят, праздник праздников - Джааргуба. Это дни в честь самого почитаемого у осетин святого Уастарджи, прообраза христианского святого Георгия. В своем религиозном развитии осетины уже продолжительное время переживают пограничное состояние между язычеством и христианством. Сами осетины говорят, что это смешение заметно их обогащает. В том числе обогащает и их праздничные обряды, они сохраняют красочность и простоту осетинского язычества, при этом наполняясь христианскими нормами. Но главный смысл Джааргубы - это сохранение самобытных осетинских традиций.

Рассказывает североосетинский краевед, доктор наук Генри Кусов.

Генри Кусов:

Единение, консолидация небольшого североосетинского народа имела очень большую историю. На рубеже 18-го столетия осетин называли по ущельям, в которых они жили: нарцы, зрамакцы, по географическим местностям. С приходом государственности возникла необходимость, конечно, уже называть всех проживающих здесь единым национальным обозначением. А этот праздник был одним из праздников, который отмечала вся Осетия. Это тоже объединяло. Праздник посвящен одному из очень уважаемых и почитаемых святых (второму в пантеоне осетинской религии) - святому Уастарджи. Очень многие праздники, их было очень много, они не дожили до нашего времени, они не вытерпели испытание временем. Осетины прошли путь византийского развития, потому что они издавна шли в фарватере византийской религии, это издавна было. Потом это была грузинская волна, потом это русская волна была. Безусловно, какой-то своеобразный путь развития в этом есть, что там говорить, тут и скрывать нечего.

Олег Кусов:

Праздник Джааргуба длится несколько недель. В первую неделю в ночь на вторник в жертву приносится коза. Утром каждая семья в осетинском селении должна прийти с приношением к культовому месту Уастарджи. Сюда несут пироги, слабоалкогольный напиток араку, пиво, отварное мясо. Затем праздничное застолье продолжается в домах. Пройти в такие дни мимо сельских домов невозможно. У ворот стоит молодежь, зазывая односельчан на домашнее пиршество. Так я и оказался в уютном домике жителя осетинского горного селения Даргавз Майрама Батиева. За столом в качестве старшего сидел сам Майрам, рядом - ближайший сосед Байтиевых Ислам Сасиев. В Даргавзе все семьи Батиевых и Сасиевых живут рядом несколько десятилетий. Праздничное застолье разделяли соседи Батиевых. В дни торжеств и горя они всегда бывают рядом. В домашней печке потрескивали дрова, на столе осетинские пироги, отварное мясо, пиво и арака - самодельная осетинская водка. В руках Майрама Батиева кубок с пивом. Пиршество начинается с тоста Майрама, который затем перевел по моей просьбе на русский язык Ислам Сасиев.

Ислам Сасиев:

Джиор и Губа были муж и жена. Они все лето трудились и все, что накопили за трудовой сезон, осенью, чтобы подвести итог проделанному, отмечают праздник. А урожай отменный получился, чтобы на зиму и мясо в достатке было, быков режут, баранов. Кто как поработал за сезон. Дай Бог, чтобы во всей Осетии справляли такие праздники, чтобы у всех было изобилие в достатке, чтобы оберегали от всех недугов, от войн, от природных катаклизмов.

Олег Кусов:

Между тостами горцы обычно занимают себя разговорами. На этот раз тему беседы предложил я, попросив жителей села рассказать, как они обычно отмечают Джааргубу.

- "Каждый, как умеет: бычков режут, пиво варят, самогон не очень важно, самогоном даже не молятся, только пиво и квас, при том еще молоком тоже молятся".

- "Подвести итог за лето. Урожай собрали, сено скосили, все вспахали. Что убрали, это мы итог подводим. Люди празднуют, веселятся. В старину не было холодильников, просто мясо сушили. Быка зарезали, уже надо сушить. Здесь много праздников. Джааргуба - подвести итог всему. Быка большого зарезал - значит, ты хорошо поработал. Барашка - хуже поработал. Когда осетины как нация были в горах, всего оставалось около двух тысяч в горах осетин. И чтобы оберегали от всяких недугов, войн, болезней, холера, чума, все подстерегало их в горах, потому специальный праздник".

- "В понедельник вечером святой Георгий, туда три пирога, там святилище есть, и туда ходят, шашлык делают, с пирогами".

- "Святое место в святилище, обычно вечером приходят. Там тоже режут барашка, столы накрывают, да еще с собой приносят. А так в дома друг друга приглашают. Завтра Майрам меня пригласит, а потом я его, так по очереди. Получается целый месяц праздник, угощают друг друга. Здесь несколько районов, если все обходить, тогда не хватит сил".

А вот что пишет о главном празднике осетин в своей книжке "Народный земледельческий календарь Осетии" профессор Людвиг Чибиров, ныне президент Южной Осетии:

"По своей значимости и по масштабам пиршества популярнейшими во всем круглогодичном цикле календарных праздников осетин являлись дни в честь Уастарджи, от грузинского Георгоба, праздник святого Георгия. Уатсарджи - мужское божество. Женщины не имели права называть его своим именем и потом употребляли другие названия: Лактыдзуар - покровитель мужчин, или Галтыдзуар - святой быков. Термин "Уастарджи" был воспринят осетинами с распространением христианства. Известный нам языческий покровитель в период распространения христианства был заменен христианизированным именем Уастарджи. Несмотря на это, в образе Уастарджи мало христианского, в нем следует видеть древнеосетинское божество, одного из главных персонажей дохристианской религии алан-осетин. У осетин, как и у грузин, и у русских, пишет Васа Абаев, святому Георгию особенно повезло во всенародном признании и популярности. Свой ореол он унаследовал, надо полагать, от тех дохристианских божеств, преемником которых он стал, и функции которых он воспринял.

Каждая осетинская семья, где бы она ни проживала и как бы бедна она ни была, в обязательном порядке отмечала этот праздник, непременно заколов жертвенную скотину, потому что Уастарджи особо чтимый осетинами святой, самый главный персонаж в пантеоне осетинских божеств. В религии осетин он представляется покровителем мужчин, воинов, путников, защитником людей честных, бичом воров, плутов, клятвопреступников, убийц. Он же является главным патроном человека во время его посмертного и самого опасного путешествия в загробный мир. Устное народное творчество наделило этого святого универсальными полномочиями. Он предстает перед земледельцами в образе погонщика волов, перед пастухом - в образе чабана, а перед юношей брачного возраста в образе главы свадебной процессии. Он же наделен чертами солнечного божества. О степени культа Уастарджи можно судить по тому, что его имя нередко произносится рядом с именем Бога. С молитвы об Уастарджи начинается и кончается осетинский традиционный стол. Имя Уастарджи окружено ореолом недосягаемого почета и благоговейного обожания. Он представлялся воображению дореволюционного осетина всадником на белом коне, храбрым, симпатичным, добродушным, ростом высоким, коренастым, с белой бородой. Место его пребывания - небеса. Перед Богом он заступается за бедных и обиженных людей и просит у него всяких даров для них".

Так повелось, что осенний праздник Джааргуба всегда совпадает с порой свадеб. Осетины считают, что заключенные в эти дни брачные узы наиболее крепкие и не расторгаются разводами. И в селении Даргавз сельчане готовятся сразу к нескольким свадьбам в период Джааргубы. Сельские жители рано обзаводятся семьей, им до сих пор труднее, чем городским мужчинам налаживать свой быт.

- "Вот сейчас очень многие женятся и свадьбы бывают. Джааргуба приносит изобилие, и чтобы праздник был на высшем уровне, чтобы все было в достатке. Хотят именно приурочить к Джаргуба".

- "Вот Ислама отец женился 16-летний".

- "Тогда запрещалось калым брать, и постановление совнаркома вышло: за калым будут штрафовать. Но это на заре советской власти. Отец там стоит в толпе, разговор завели, что кто будет калым брать, тех будут в Сибирь ссылать. А тот слышит: какой калым, у меня дочерей семеро, кто хочет, пусть прямо сейчас руку поднимет. Мой отец младший был, стеснялся и назад поднял руку. И все захохотали. Он говорит: пусть завтра пришлет сватов. И он без калыма, без ничего. А ей было 15-16 лет тоже".

Не одно осетинское праздничное застолье не обходится без пирогов. Они стоят в центре стола - три больших круга из тонкого теста. Готовят их только женщины. В Осетии почти невозможно отыскать хозяйку, которая бы не владела рецептом их приготовления. В селении Даргавз о пирогах мне рассказала местная жительница Ирина.

Ирина:

Пироги это самая интересная часть застолья, которая доверяется женщинам. Прежде всего, пироги - символ. Три пирога обязательно должны находиться на столе. Это солнце, это земля и воздух. Конечно же, пироги самые разнообразные. Главный пирог - это пирог с мясом, который называется фычин. Обязательно за столом традиционные пироги с сыром. Обряд вознесения Богу - это только, когда на столе три пирога с сыром. Начинки самые разнообразные. Очень вкусные. В России тяжело воспринимаются со свекольной ботвой, это начинка готовится из листьев и сыра, необыкновенно вкусные пироги. Кстати, очень вкусные пироги с черемшой, с тыквой. И готовятся они просто - из дрожжевого теста. Если это большой праздник целого села, обычно готовится большое количество пирогов, может быть и свыше двухсот. И три пирога в доме тоже готовятся примерно таким же образом. Ставится дрожжевое тесто, потом, когда оно подходит, начинается традиционное деление. Несколько кусочков теста раскатываются, уже готовое начинка, все это имеет круглую форму. Раскатывается, ставится в духовку, обильно смазывается маслом. Традиционные осетинские пироги, завзятые хозяйки, там кроме воды, муки и соли не присутствует ничего. А моя мама очень любит добавить туда, фактически это уже сдобное тесто получается, и маргарин, и яйца, побольше масла растительного. Фычин, кстати, традиционно делается из пресного теста, без дрожжей. Отец пирогов - если дословно переводить.

Олег Кусов:

В кавказских горах, как я заметил, довольно трудно опьянеть от напитков, свежий воздух будто выветривает алкоголь из головы. Обильное питье всегда осуждалось горцами-осетинами. Но есть тосты за осетинским столом, которые невозможно не поддержать. Об одном из них в доме Майрама Батиева говорит его сосед Владимир Тавасиев.

Владимир Тавасиев:

У осетин есть хороший обычай - они дают почетные бокалы гостям. Мы сегодня к вам пришли, и вы дали почетные бокалы. Почетный бокал это своеобразный орден. Дай Бог, за ваш дом, чтобы вы могли давать почетные бокалы по праздничным мероприятиям. Дай Бог, чтобы этот праздник продолжался много-много лет, чтобы как вашему дому помогает жить, дай Бог, чтобы все жители республики испытывали на себе помощь этих святых мест.

Генри Кусов:

В Осетии питье всегда было не на первом месте. Все немножко попивали, что там говорить, но пили легкие напитки, на свежем чистом воздухе, хорошее мясо. В традициях осетинских, и в праздниках осетинских, и в многочисленности праздников осетинских крепкие напитки не должны ассоциироваться.

Олег Кусов:

Осетинское застолье в горах заменяло молодежи школу. За столом, где встречались несколько поколений, молодежь внимательно слушала старших. Сегодня осетинские праздники - это и способ сохранения этнической самобытности.

Генри Кусов:

Если бы не осетинское застолье, если бы не отмечали праздники все осетинские, то осетинской молодежи, в полном понимании слова осетинской, может быть давно и не было. Потому что очень сильное влияние телевидения, фильмов, литературного влияния, средств массовой информации, которые несут иную, чуждую культуру для Кавказа. Это традиции Кавказа. Если их начнут переделывать, то, я думаю, Кавказа не будет. Новые цивилизации должны быть, безусловно, но их надо искать в другом, не в поведении. Молодежь активно участвует в этнических праздниках, причем участвует с удовольствием, подражает старшим.

Олег Кусов:

На плечах молодежи во время кавказских праздников лежит вся основная подготовительная работа. Во время пиршества она прислуживает старикам, помогает женщинам, занятым на кухнях. Уважение к старшим, людям другой веры и национальности вырабатывается у горцев в такие дни. Эти традиции передаются из поколения в поколение. Кавказская молодежь учится у старших жить в мире и желать людям изобилия, а не стрелять по ним из всех видов оружия. Войны приносят горе, лишая людей радостей жизни и праздничного настроения. На Кавказе во все времена праздники любили больше, это значит, что война здесь укрепилась не надолго. Молодежь стремится к миру в своем регионе, войны и нестабильность рано или поздно заканчиваются, а праздники у горцев живут вечно.

XS
SM
MD
LG