Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказские хроники


Олег Кусов:

Современным государствам: России и Грузии всего по десять лет, но за это время Москва и Тбилиси не только не смогли сблизиться, более того, успели разойтись во взглядах по многим ключевым вопросам.

"Накопившиеся за добрый десяток лет существенные противоречия в отношениях между Грузией и Россией, завязались в столь сложный клубок, что решение одной, отдельной взятой проблемы, само стало (такой вот каламбур) проблематичным".

Русский писатель Виктор Астафьев до конца своих дней не мог смириться с чеченской войной. Андрей Битов в интервью программе "Кавказские хроники" назвал Астафьева интернационалистом и военным писателем.

"Он презирал, глубоко презирал начальственное начало. Его способность к сочувствию к простому человеку была его талантом, и (в этом плане) правильно его народ любил, потому что он войну ненавидел как таковую, особенно ту, которую прошел. Когда чеченская развязалась, то он не скупился на крепкие выражения в разговоре. Он говорил, что война - дерьмо".

Саммит в честь 10-летия СНГ может запомниться не только юбилейными речами, сколько резкими взаимными обвинениями лидеров России и Грузии. Эти две страны за десять лет так и не смогли урегулировать между собой отношения. Откровенная неприязнь двух стран и часто вытекающие из нее инциденты словно подчеркивают искусственный характер содружества. О причинах обострения российско-грузинских отношений рассуждает корреспондент Радио Свобода Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе:

Если уже в полузабытые советские времена проводились так называемые месячники грузино-российской дружбы, то последние несколько дней смело можно было бы назвать неделей грузино-российского противостояния. Накопившиеся за добрый десяток лет существенные противоречия в отношениях между Грузией и Россией, завязались в столь сложный клубок, что решение одной, отдельной взятой проблемы, само стало (такой вот каламбур) проблематичным.

Политическое урегулирование абхазского и осетинского конфликтов; будущее российского миротворческого контингента вдоль так называемой границы по реке Ингури; статус российской военной базы в Гудаута; ситуация в Панкисском ущелье Грузии и перспектива возвращения оттуда чеченских беженцев в Россию; визовый режим и, наконец, заключение полномасштабного рамочного грузино-российского договора - вот лишь простой перечень основных вопросов, требующих скорейшего разрешения.

Состоявшийся некоторое время назад визит нового председателя парламента Грузии госпожи Нино Бурджанадзе в Петербург на межпарламентскую сессию стран СНГ был воспринят обеими сторонами (и российской, и грузинской), как некий прорыв в грузино-российских отношениях. Ее выступление на сессии, беседы с Геннадием Селезневым, по свидетельству очевидцев, носили сбалансированный конструктивный характер.

Буквально через три дня после возвращения Бурджанадзе в Тбилиси намечалась поездка Эдуарда Шеварднадзе на юбилейный саммит СНГ в Москву. Именно в это время, 27-го ноября, произошло очередное ЧП в Панкисском ущелье, где, как известно, проживают этнические чеченцы-кистинцы, и где, к тому же, скопилось около семи тысяч беженцев из Чечни. В данном ущелье, по утверждению российской стороны, находится и группа чеченских боевиков, среди которых упоминается и знаменитый полевой командир Руслан Гелаев. В связи с этим острую негативную реакцию в России вызвало недавнее высказывание Эдуарда Шеварднадзе о том, что Гелаев достаточно образованный человек, с которым можно говорить. Именно в районе Панкисского ущелья 27-го и 28-го ноября российские самолеты СУ-25 и военные вертолеты МИ-24 проникли вглубь грузинской территории на 30 километров и бомбили окрестности села Беркиани Ахметского района, а также сёла, расположенные вблизи чеченского и ингушского участков грузино-российской границы. На сей раз, в отличие от предыдущих аналогичных случаев, отсчет которым ведется со времени бомбардировки Алмало в 99-м, грузинская сторона задокументировала данные радиолокационной службы, удостоверяющие вину российской авиации. Их продемонстрировал министр иностранных дел Ираклий Менагоришвили на специальной пресс-конференции и во время встречи с послами иностранных держав в Тбилиси. В свою очередь представители США официально заявили о наличии аналогичных данных, полученных с помощью своего космического спутника. Несмотря на произошедшее, Шеварднадзе отправился в Москву на юбилейную сессию саммита СНГ с твердым намерением встретиться с Путиным и обсудить все наболевшие вопросы. Во время предыдущих российских бомбардировок еще одного грузинского ущелья - Кодорского, Путин не внял призывам Шеварднадзе о встрече и, как говорят в театре, "держал паузу". В этот раз - 30-го ноября юбилейное политическое действо было изрядно омрачено первым прилюдным контактом двух президентов. На совместной пресс-конференции глав Содружества произошел их напряженный, жесткий диалог, кадры которого многократно повторялись на всех телевизионных каналах не только постсоветского, но и мирового пространства. И здесь нельзя не сказать о, мягко говоря, странной логике обоих руководителей. Шеварднадзе предположил, что решение о бомбардировке грузинской территории принимались без ведома Путина. Тот в свою очередь, использовав в начале слово "якобы", затем сделал заключение, что если даже бомбардировка Панкисского ущелья имела место, то бомбились вовсе не населенные пункты. Конечно же, наивно полагать, что бомбардировка территории соседней независимой страны, к тому же члена Содружества, может осуществляться по распоряжению руководителей среднего уровня. И также наивно утверждать, что если бомбится незаселенная территория данного государства - это не грубейшее нарушение норм международного права. После пресс-конференции Шеварднадзе встречался с Путиным еще дважды, уже без участия прессы. По сведениям осведомленных лиц из состава грузинской делегации, беседы двух руководителей в основном касались разработки общей стратеги борьбы с международным терроризмом и улучшения российско-грузинских взаимоотношений. В тот же вечер, выступая по государственному каналу грузинского телевидения в Тбилиси, главный эксперт парламента по проблемам Северного Кавказа Мамука Арешидзе практически подтвердил многое из того, что было сказано российским президентом относительно деятельности чеченских боевиков в Панкисском ущелье. Речь шла о тренировочных базах, о наркоторговле и так далее. Впрочем, в качестве оправдания Арешидзе приводил в основном объективные, а не субъективные причины.

Возвращаясь к встрече президентов, надо отметить уступки с обеих сторон. Шеварднадзе, вопреки жесткому постановлению грузинского парламента, согласился воздержаться в ближайшее время от требования вывода российских миротворцев из зоны абхазского конфликта. Путин (в свою очередь) обещал разблокировать в ООН постановление о разграничении полномочий между Тбилиси и Сухуми. Постановление блокировалось именно делегацией России. Впрочем, все это может оказаться в очередной раз лишь благими намерениями. Министр иностранных дел самопровозглашенной Абхазии Сергей Шамба уже заявил, что, несмотря на результаты грузино-российских переговоров, абхазская сторона не изменит своей позиции в отношении будущего политического статуса. Абхазия, по его словам, будет независимой страной. Как тут не вспомнить слова Горацио: чем больше обещаний, тем меньше надежд.

Олег Кусов:

Российская сторона не скрывает, что продолжает влиять на внутренние процессы в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия. Тбилиси расценивает это вмешательство как форму давления на грузинское государство. Абхазия и Южная Осетия фактически остаются российскими анклавами Грузии. Проблема территориальной целостности наряду с экономической разрухой сегодня существенно угрожают этой кавказской стране. В эти дни резко обострилась ситуация в Южной Осетии. Наблюдатели связывают это с проведением в республике президентских выборов. Республика почти сутки находилась на грани войны после того, как сторонники проигравшего в первом туре действующего президента Людвига Чибирова, совершили вооруженный захват здания парламента. Подробнее о ситуации в Южной Осетии рассказывает заместитель председателя комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы России Анатолий Чахоев.

Анатолий Чахоев:

Действующий президент Людвиг Чибиров не прошел даже во второй тур. Во второй тур вышли молодой предприниматель, бизнесмен Кокоев Эдуард и председатель парламента Кочев Станислав. Вот тут-то и начинается самое интересное. Сторонники прежнего президента берут штурмом здание парламента, требуют от одного из кандидатов, чтобы он снял свою кандидатуру, и тем самым хотят аннулировать итоги выборов. А суть в том, что эта маленькая непризнанная республика, где населения осталось всего ничего (порядка, может быть, семи-десяти тысяч человек), имеет очень мощную, сильную кормушку - это транскавказская автомагистраль. И вот на этой дороге сидит клан президента, сидит его семья, люди близкие, родственники. Им придется покидать вот эти теплые насиженные места. Боюсь, что после четверга (6-го числа у них второй тур выборов), там может резко осложниться ситуация.

Олег Кусов:

Российские политики опасаются, что Тбилиси воспользуется сложной ситуацией в Южной Осетии для ввода в республику силового контингента. В этом случае вооруженный конфликт в Южной Осетии может принять неуправляемый характер и будет продолжаться по принципу войны всех против всех.

Анатолий Чахоев:

Если там ситуация выйдет из-под контроля, то в Грузии давно наготове очень мощные силы, которые требует военного решения вопроса, как в Абхазии, так и в Южной Осетии. И если, например, там начнется стрельба, а вероятность очень высокая, то Грузия, апеллируя к международному сообществу, может до ввода войск, предпринять действия в отношении Южной Осетии. Это означает новую войну, это будет очередное большое кровопролитие. Но Шеварднадзе обязательно воспользуется этим, здесь произойдет столкновение интересов России и Грузии, а возможно и третьих стан. В Южной Осетии половина населения сегодня граждане Российской Федерации, они активно принимают гражданство. Там российские миротворцы стоят, стоит там осетинский батальон, стоит грузинский батальон. Обязательно произойдет столкновение и здесь тоже.

Олег Кусов:

Кроме того, в конфликт в этом случае непременно будет втянута и российская Северная Осетия. В минувшее десятилетие между Северной и Южной Осетией произошла интеграция почти во всех сферах жизни. Российские пограничники Уролского туннеля, разделяющего две Осетии, выполняют формальные функции. Даже электроэнергию Южная Осетия получает из Северной. Электрический кабель пролегает по четырехкилометровому туннелю. Российско-грузинские отношения могут окончательно зайти в тупик. Однако свои цели в Южной Осетии преследует и Россия. Многие наблюдатели обратили внимание, что обострение в Южной Осетии происходит в момент очередного кризиса в российско-грузинских отношениях. Заместитель председателя думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Анатолий Чахоев считает, что южноосетинский фактор уже использовался Москвой в недавнем прошлом.

Анатолий Чахоев:

И в Южной Осетии, и в Абхазии действует российский рубль. Конституции их написаны, по сути дела, под конституцию Российской Федерации. Они практически один к одному повторяют законодательство Российской Федерации. Грузинские лари не имеют движения там. Переговорный процесс какой-то идет и не более. Этот процесс может идти еще лет пятьдесят, и вот так же бессмысленно. Но я бы сказал, что здесь и Россия могла бы свое слово сказать, более веское слово. Не в части того, чтобы заставить сегодня подписать договор между Грузией и Осетией или Грузией и Абхазией, политического союза не получается, давайте пока по экономическим вопросам решать. А держать просто во взвешенном состоянии ситуацию для того, чтобы в нужный момент можно крючок дернуть, это, наверное, не лучший метод в политике, я бы сказал, даже безнравственный.

Олег Кусов:

Надо сказать, что накануне второго тура выборов президента Южной Осетии российские власти серьезно обеспокоились ситуацией в регионе. По информации Анатолия Чахоева, миротворческому батальону отданы указания (в случае начала боевых действий) применять оружие. В Цхенвал собираются выехать российские политики и военные. Они не скрывают, что рассчитывают с помощью угроз в адрес лидеров удержать стороны от кровопролития.

В Чечне вновь произошли громкие убийства в результате терактов. В городе Аргун в вечернее время суток был обстрелян автомобиль заместителя военного прокурора объединенной группировки войск на Северном Кавказе Романа Григоряна. От полученных ранений Григорян скончался на месте. По мнению сослуживца погибшего, убийство было заранее тщательно спланировано. В тот же день был снят с должности военный комендант города Аргун - полковник Николай Сидоренко, хотя многие убеждены, что военный комендант в этой ситуации выполнил роль "крайнего", поскольку он был не в состоянии оказывать существенного влияния на ситуацию в Аргуне, как, впрочем, и любой другой воинский начальник. Погиб и военный комендант - в генерала Гаджиева стреляла женщина. В Шалинском районе погиб известный в Чечне миротворец, депутат парламента Ичкерии с 97-го года Резван Ларсанов. Автомобиль "Нива", в котором Ларсанов и двое жителей поселка Чири-Юрт добирались в Ханкалу для вызволения из плена односельчанина, подорвался на фугасе. Резван Ларсанов в 96-м году был одним из организаторов встречи секретаря Совета безопасности России Александра Лебедя и начальника штаба чеченского сопротивления Аслана Масхадова. В его доме в селение Новые Атаги представители двух конфликтующих сторон подписали соглашение, которое стало прологом мирных переговоров в Хасавюрте. Серия террористических актов будто лишний раз подчеркнула бесперспективность чеченской войны. В ее ходе гибнут не только рядовые военные и бойцы чеченского сопротивления, даже генералы не могут сегодня себя обезопасить в Чечне. Победить терроризм в Чечне могут только политики. Решение чеченской проблемы зависит не от военных и полевых командиров, а от участников начавшихся мирных переговоров. "А тем временем в Чечне" - статья под таким заголовком была опубликована 2-го декабря во французской газете "Монд".

"Кто еще говорит о Чечне? Ну да, был вечером репортаж по российскому телевидению, демонстрирующий операцию спецназовцев, высаживавшихся с вертолетов в заснеженном горном лесу со снайперскими винтовками наготове. И тишина, никаких чеченских бойцов, солдаты возвращаются вместе с телевизионщиками, уверяющими зрителей: завтра они вернутся для выполнения задачи. Стерильные картинки, никакого насилия, никакого страдания, виртуальная, невидимая для простого россиянина война. Еще один репортаж: из Чечни с помпой уходит батальон, отслуживший там положенный срок. Облегченные лица молодых призывников, тех, кто остался в живых - они возвращаются домой. Играет оркестр, генералы раздают медали. Лозунг на красном полотнище: "Да, есть такая профессия - служба Родине". Россия развернула в Чечне около ста тысяч военнослужащих, по официальным данным, их на войне погибло три с половиной тысячи. По подсчетам солдатских матерей, в три раза больше. Конфликт продолжается с октября 99-го года, когда Путин послал войска в атаку в ответ на нападение на Дагестан, которое российские власти расценили как чеченскую агрессию. И не расследованные до сих пор взрывы, которые Москва до сих пор, тем не менее, сравнивает с терактами 11-го сентября.

Чеченское сопротивление приняло форму партизанской войны, но летом ему удавалось захватывать такие города как Гудермес. Да, на короткое время, однако это доказывает - ситуация Москвой отнюдь не контролируется, вопреки утверждениям российских властей. Конфликт затягивается. И в околокремлевских кругах, судя по всему, возникла идея поиска приемлемого выхода. 18-го сентября в московском аэропорту произошла встреча представителей российского и чеченского президентов. Непосредственных результатов не было, но переломным моментом является само по себе то, что, послав на встречу Виктора Казанцева, Путин фактически признал Аслана Масхадова партнером по переговорам. До сих пор российский президент отказывался от каких-либо контактов с избранным чеченским лидером, называя его бандитом.

Скептически настроены правозащитники, которых Кремль терпит, но не слушает. По словам Олега Орлова из основанного Андреем Сахаровым общества "Мемориал", к несчастью, очень вероятно, что путинский демарш предназначен в первую очередь для Запада. Путин знает, что на Западе считают, что в Чечне Россия убивает людей, он должен предотвратить критику России и разрешить ситуацию или, по крайней мере, сделать вид. Однако опыт заставляет сомневаться в том, что за этим демаршем кроется нечто конкретное, полагает Олег Орлов. Чеченцы же, по его мнению, всегда были готовы к переговорам. Чеченцы продолжают страдать вдалеке от телевизионных камер. Облавы, пытки, исчезновение людей, освобождение задержанных за деньги, заплаченные их семьями, все то, что один кремлевский советник назвал в частном разговоре "грязным бизнесом войны" - все это продолжается, как ужасная рутина.

Журналисты не имеют свободного доступа в Чечню, а о ситуации может рассказать, например, Зайнаб Гашаева, чеченка, возглавляющая небольшую гуманитарную ассоциацию. На этой деле Гашаева должна выступать на семинаре Совета Европы в Страсбурге. "В 89-м году в Чечне проживали 1200 тысяч человек, сейчас, по нашим оценкам, около трехсот тысяч, - говорит она. - А где остальные? Возможно, около ста тысяч из них были убиты, начиная с 94-го года", - полагает Гашаева. К аналогичным результатам приходит "Мемориал". По его подсчетам, 50 тысяч человек погибли в первую чеченскую войну и десятки тысяч в нынешнюю. Триста тысяч беженцев живут в Ингушетии в условиях, вызывающих тревогу. Другие чеченцы, как и жившие в республике русские, рассеялись по России и другим странам. Неудивительно, что в такой ситуации Зайнаб Гашаева, образованная женщина, работавшая до войны экономистом, приходит к выводу: происходящее, это попытка уничтожить народ".

В Махачкале продолжается судебный процесс по делу бывшего полевого командира Салмана Радуева. По оценкам наблюдателей, процесс будет длиться еще не один месяц. Салман Радуев вновь оказался в центре внимания журналистов, его реплики цитируют средства массовой информации. Юридическую оценку действиям этого человека даст суд, но о психологических особенностях бывшего командующего чеченской армией генерала Дудаева продолжают спорить специалисты. Леонид Китаев-Смык, работавший на чеченской войне, объясняет поведение Салмана Радуева с точки зрения психолога.

Леонид Китаев-Смык:

Салман Радуев не мог не привлечь к себе внимания экстравагантными выходками, используя средства массовой информации. Где бы что ни случилось трагическое, Салман тут же заявлял - это я, я сделал, я - самый выдающийся злодей.

Как его характеризуют эти действия? Мне приходилось видеть его еще до второй чеченской войны в ситуациях, позволяющих психологически оценивать, скажем, тестировать его поведение и его психологический облик. Конечно, этого совершенно недостаточно, чтобы дать Салману Радуеву углубленную психологическую характеристику, тем более нельзя ставить ему диагноз, но все же можно характеризовать ряд его очевидных особенностей.

Первое. До ранения и длительного лечения он прямо-таки нуждался в аудитории, перед которой мог бы выступать, так, чтобы все в зале или на площади, все смотрели и слушали, затаив дыхание, чтобы все были в восторге от него, от него одного, самого значимого здесь и сейчас. Ему было мало тех, кого он мог окинуть взглядом, он нуждался во внимании и восторге огромного множества анонимных почитателей, сидящих у телевизоров в разных городах, в разных странах, чтобы чувствовать себя телезвездой. Это свойство психологи называют истероидностью, оно чаще свойственно женщинам, а у мужчин проявляется при стрессовых изменениях их жизни. Я наблюдал это многократно. Например, жил-был спокойный, разумный, казалось бы, человек, но вот экстремально изменилась его жизнь: или возвысился он над всеми, или, напротив, катастрофически опустился на дно жизни, или обстоятельства его существования стали смертельно опасными, как у Салмана Радуева, когда началась война. В условиях чрезвычайности у ранее рассудительного мужчины вдруг проявлялась истероидность. Так при военных чрезвычайностях, попросту говоря, при смертельных опасностях психика начинала бороться с ужасом возможной смерти. Это было и у Салмана Радуева. У него есть еще одно свойство - многие публичные заявления, в которых он объявлял себя главной персоной, создателем катастроф, были, очевидно, неправдивыми, нерациональными. Попросту говоря, неразумными, глупыми. Известно, что такие люди могут обладать исключительной обучаемостью и очень много знать, но свои знания в нестандартных, неизученных ими ранее ситуациях они применяют неразумно. Этим людям свойственно весь мир вокруг, всех людей воспринимать как театр жизни, а себя героем, режиссером спектакля. При этом живые люди воспринимаются ими как персонажи, как фантомы, то есть обесчеловечиваются. И если такому человеку как Салман Радуев начинает казаться, что он играет роль гения зла, то он становится реально очень опасным. За счет своей высокой обучаемости и истероидной харизмы такой человек может ненадолго стать командиром, лидером большой группы людей. Ненадолго потому, что его неразумность вскоре приводит к ошибкам, к поражениям и почти все разочаровываются в нем. Но всегда остается рядом с ним небольшая группа очарованных им, индуцированных (это психологический термин) людей. Они уходят с ним в подполье или в леса, в горы. Их опасность сохраняется, потому что они играют роли героев-мстителей.

Олег Кусов:

В Москве у входа в Центральный Парк культуры и отдыха в минувшую субботу прошел митинг протеста, организованный Евразийской партией России. Его участники осудили проявление ксенофобии и межнациональной розни, которые получили распространение в Москве и других крупных городах страны. Председатель исполкома Евразийской партии России Саламбек Маиков считает, что сегодня, как и 60 лет назад, России угрожает фашизм. Между российскими христианами и мусульманами, москвичами и кавказцами пытаются вбить клин. Это особенно проявляется в действиях власть предержащих на Северном Кавказе.

Саламбек Маиков:

Война, которая не нужна нашему обществу, которая прибавляет звезды на погоны генералов, приносит горе и страдание, как русским, так и чеченским матерям. Митинг поддерживает первые шаги российского руководства по политическому урегулированию и считает, что именно переговорный процесс, политический процесс может привести к миру и стабильности в этом регионе.

Олег Кусов:

О проявлениях межнациональной нетерпимости в России я поговорил по окончании митинга с членом исполкома Социал-демократической партии Ильей Константиновым.

Илья Константинов: Не буду так категорично утверждать, что государственным чиновникам выгодна рознь, но то, что в нашей стране, как и во всем мире, есть вполне определенные политические силы, заинтересованные в этом, - в этом я не сомневаюсь. Очень и очень многим людям хотелось бы канализировать растущую социальную напряженность, растущее социальное недовольство в русло межнациональных отношений. Потому что это отводит всю накопившуюся разрушительную энергию в предчувствие социальных катастроф. В результате - сразу же появляются политические партии и организации, которые поднимают на свои знамена ксенофобию, исповедуют террор, исповедуют насилие, исповедуют превосходство избранного народа. Они выводят всю накопившуюся внутри энергию наружу, в конечном счете, в русло внешней агрессии. Вовсе не полагаю, что такой точки зрения придерживается, скажем, президент России, премьер-министр или спикер Государственной думы. Но то, что среди олигархов есть лица, заинтересованные в таком развитии событий, не сомневаюсь.

Олег Кусов:

Чеченский конфликт - что это такое?

Илья Константинов:

Чеченский конфликт - это трагедия наша. Дело даже не только в страшных, чудовищных жертвах, дело в том, что насилие входит в обыденную жизнь. Дело в том, что возникают поколения, для которых вражда, рознь и ненависть - это норма жизни. Это очень опасно. И, к сожалению, к великому сожалению, я не вижу способов быстрого разрешения этого конфликта. Болезнь зашла уже так далеко, что только десятилетия продуманной, взвешенной, аккуратной, очень терапевтической политики могут постепенно, я надеюсь, выправить ситуацию.

Первоначально чеченский конфликт был сочетанием борьбы за власть различных кланов как в Чечне, так, кстати говоря, и в России, плюс проблема больших денег. Нефть, наркотики, торговля оружием, контрабанда - все это проходило и сейчас проходит через Чечню. Какие состояния делались там в процессе войны, я думаю, никому рассказывать не надо. Борьба за власть и большие деньги, корыстные интересы правящей элиты Чечни и России.

Олег Кусов:

На прошлой неделе ушел из жизни крупный русский писатель Виктор Астафьев. В своих публикациях и интервью он не раз возвращался к теме Чечни. Российский общенациональный комитет за прекращение войны и установление мира в Чечне в своем заявлении подчеркнул, что благодарен писателю за его смелые слова о чеченской войне. Заявление антивоенного комитета подписали его члены - писатели Андрей Битов, Виктор Ерофеев, Александр Ткаченко, политики Сергей Юшенков, Руслан Аушев и другие. Отрывок из диалога Ирины Иришиной и Виктора Астафьева в "Литературной газете", февраль, 95-й год.

"Нельзя было лезть в чеченскую авантюру, то, что влезли - глупость. Как заметил справедливо Платонов: глупость - самое дорогое дело. Не стану рассуждать, кто виновен больше, кто меньше, у меня фактов нет для бесспорных умозаключений. Но что я знаю твердо - генерал Ермолов с 250-тысячным войском воевал против 20-ти тысяч горцев, и война растянулась почти на 50 лет. У нас нет такого срока, и при современном вооружении ни горцев, ни армии не хватит на длительное кровопролитие. Хотя (как старый солдат) вижу, чувствую: скоро не кончится. Вот чеченка кричит в отчаянии: Россия, ты получишь много афганов! А причем тут Россия? Жаль несчастных людей, жаль мальчишек, пригнанных туда. Скажут: и на той войне с немецким фашизмом были такие же мальчики. Да, но ими владело сознание, что Родина в опасности, а сегодня - почему, зачем они должны рисковать своей жизнью во имя чего? На улицах Грозного горят танки, а ведь давным-давно признано, что танки как уличное оружие, никуда не годятся. Их, между прочим, не надо было и в 45-м в Берлин вводить, где на узких улочках любой парнишка, любая старуха могли шурануть в бок танка фаустпатронами, вот и горело там одновременно 750 наших танков. Это большевики породили такое презрительно-плевое (им на все наплевать) отношение и к жизни, и к смерти".

Олег Кусов:

Андрей Битов считает, что Виктор Астафьев в своем творчестве всегда оставался интернационалистом. При этом он не мог мириться с попранием этого принципа в обществе.

Андрей Битов:

Я познакомился с Виктором Петровичем еще в 60-е годы, как раз был "Последний поклон". Я еще мог высчитывать только писателя, а не гражданина, как принято говорить. В Ленинград он приехал как уже прославленный человек. Ленинградцы, как замученный отряд русской литературы питерской, набились в зал, и в те советские годы, глубоко советские (начало, раскрутка брежневского застоя), я впервые услышал, как говорит смелый человек. Не диссидент, которых я знал полным-полно, не художник, а именно смелый человек. И он говорил про войну. Он делил всю литературу о войне, написанную и ненаписанную, считал ту литературу сначала генеральской, потом полковнической, потом лейтенантской, офицерской, а солдатской, считал, что не было. И весь пафос его речи гневной - был в ненависти к военачальникам, которые у нас произошли в герои в результате войны. Чего они стоили, чего стоило, допустим, положить под Берлином триста тысяч солдат для того, чтобы войти раньше одному маршалу, чем другому? Он презирал, глубоко презирал начальственное начало. И был за солдата. Его способность к сочувствию к простому человеку, по-видимому, была его талантом. И (в этом плане) правильно его народ любил, потому что он войну ненавидел как таковую, особенно ту, которую прошел. А когда чеченская развязалась, то он не скупился на крепкие выражения в разговоре. Он говорил: война - дерьмо. И поэтому никакого сомнения, что вошел в этот комитет по урегулированию, куда вошел Пен-клуб, он был членом нашего Пен-клуба и почетным председателем, президентом его сибирского филиала, он без сомнения входил в этот комитет наравне с Еленой Боннэр и укреплял наши позиции своей общепризнанной принадлежностью к народу.

А если вспомнить его биографию, то ведь искушения было много. Его в ту же брежневскую эпоху достаточно покупали, как покупали и всю деревенскую литературу. Смотрите, как его с двух стороны размывали. С одной стороны, выкупала официальная страна, а с другой стороны, подмывала либеральная страна. Ведь эта история, переписка с Эдельманом, когда его обвинили в антисемитизме, между прочим, это довольно трудно выносимое обвинение. Эдельман, кстати, и мне говорил: ну черт попутал, не тому, не так подговорили. В общем, подставили, что называется, позициями заведомыми двух порядочных людей в совершенно непорядочную историю. Опубликовал повесть, в которой нашли антисемитские мотивы и с готовностью пошли его терзать, а Эдельмана, как человека честного, подставили возмутиться. Короче говоря, нормальная возня невидимой двухпартийности, которой Астафьев, как порядочный человек, не имел никакого отношения. Выстоял. Тут его поискушали тоже, как те, и как эти. Остался на своем месте. Затем скандал был с публикацией рассказа на кавказские темы. Кавказцы мне сами говорили, что грузины обиделись, вышли во время съезда за публикацию антикавказского рассказа. А он правду написал, его там что-то возмутило. Потом они говорили: мы бы сами должны были это написать.

Олег Кусов:

Из предисловия к рассказу Виктора Астафьева "Ловля пескарей в Грузии".

"Широким валом катилась травля по стране меня за рассказ "Ловля пескарей в Грузии". Я был объявлен вечным врагом грузинского народа. "Но о травле и шумихе, недостойной людей, называющих себя просвещенными, да еще интеллигентными, мы уже читали в Евангелии, когда вы еще по лесам в шкурах бродили", - написал мне один разгневанный грузин, называющий себя ученым. Но и Евангелие, и ученость, и спесь не помогли. Скоро-скоро настанет время доказать свою жизнеспособность, станет надобно самим кормиться, воевать, строить, жить свободно, доказывать не на словах и в застолье ученость свою и культуру".

А вот отрывок из рассказа Виктора Астафьева "Ловля Пескарей в Грузии":

"На фуникулере в Тбилиси жирный румяный грузин, только что вывалившийся из ресторана, разорвав на себе рубаху, орал на какую-то обезжиренную супружескую пару, приехавшую из России вдохнуть кавказской экзотики: "Ты зачем здесь? Ты, почему ходишь по моим горам, дышишь моим воздухом, смотришь моя родина?" Через год наконец-то свалили современного царя, секретаря ЦК, взяточника и лизоблюда Мжеванадзе. Когда воцарился на престол новый большой начальник, и карающая метла прошлась по землям Грузии, в особенности по побережью, никто уже не орал на фуникулере. Подешевело на рынках, из одного тбилисского магазина целый квартал бежал за женой и мною одышливый продавец, чтобы отдать сдачу. Мы забыли при покупке взять рубль. В тот же приезд я был на выставке живописи, скульптуры и прикладного искусства в центре Тбилиси. Там было все: Матис, Мерке, Гоген, много Ван Гога, потревожен был и Брегель, и Рубенс, даже Констебль, в особенности доставалось бедному Пирасмани. Все, все сплошь дышало холодным подражанием, светилось чужими красками, смотрело чьими-то пустыми глазами. Лишь несколько густо писаных полотен, проникнутым национальным духом, оттеснены были со света в углы. И здесь же звенело железо, шла распродажа чеканки, ловко сработанной под старину. Бородатые мальчики в европейских башмаках хватали за полы гостей и посетителей выставки, таинственным шепотом просили "не покупать это пакост, а пройти с ними совсем близко, приобрести настоящее национальное искусство". Да никто к ним и с ними не шел, потому, как никто из приезжих уже не верил их слову и обещаниям, все они в глазах русских людей выглядели дельцами, мошенниками, копеечными торговцами и злыми воришками".

Андрей Битов:

Как честный человек он все время попадал впросак. Он говорил что думал, а враждующие стороны (разделяй и властвуй, старинный метод) из него делали передвигаемую фигуру. Он не передвигаем, он был глыба. И в результате выстоял. И когда ему давали "Триумф", премию очень взвешенную, то меня выпихнули о нем сказать слово. Но это так спонтанно было, и я сказал: знаете, в этом случае премия дается именно русскому писателю за то, что он русский, за то, что только русский писатель знает, каково выстоять во всех этих мутных потоках и остаться самим собой. А потом, когда уже начался фуршет, мы гуляем, вижу, стоят у рояля как два музыканта Залызин с Астафьевым. И проходя мимо, случайно подслушиваю: слушай, откуда Битов это понимает? Интересно, за кого они меня принимали? Поразительно был честный человек, вот это было назначение, талант, роль, смысл. Война - дерьмо, начальство - дерьмо, народ несчастен. Это все достаточно плоско звучит, но это было чувством, а не мыслью, и чувство все-таки важнее у писателя.

Отрывок из рассказа Виктора Астафьева "Ловля пескарей в Грузии":

"В древности, когда еще была в Гилате академия, да и после, на протяжении многих лет, может и веков, в Грузии существовал дивный обычай: каждому, кто заводил семью, на свадьбу дарилась книга "Витязь в тигровой шкуре". Книги в древности были дороги, крестьянам и горцам не по средствам, и тогда родичи жениха и невесты или сельская община складывались и нанимали на собранные деньги писца и художника. Дивные есть в Грузии рукотворные издания бессмертной поэмы. И накопилось их так много, что если собрать только уцелевшие от войн, смутных времен, бездумного отношения к бесценным самописным реликвиям, все равно наберется их целый музей, и какой музей - единственный в нашей стране, может и во всем мире. Иссосала бы, иссушила соки древняя нация, содрала бы кожу с нее, объела цвет искусства и глубочайшего уважения к народу, так долго, так упорно и стойко отстаивавшего свою землю, свободу и национальное достоинство. Съело бы, слопало бы чудовище в хрупком панцире вождизма, в импортной ли хламиде торгаша с бегающими глазами, немытыми цепкими руками, если бы не жил и не творил там еще честный народ - неподкупные художники, тихие крестьяне, отважные горцы и просто трудовые люди, душу не распродавшие".

Олег Кусов:

Виктор Астафьев в одном из своих последних интервью сожалел, что его проза не в состоянии изменить мир, и что не все выходит так, как он хотел. А вот что думает по этому поводу Андрей Битов.

Андрей Битов:

Вот тоже его достоинство - его наивность. Она и не могла изменить мир.

Это не так умно, как он сам, она не могла изменить мир, но пафос его, ради чего стоит писать, совершенно оправдан, потому что ради этого писал, а изменить, ну что же, Пушкину не удалось, Достоевскому не удалось, Толстому не удалось, Солженицыну не удалось, так что же, и Астафьеву не удалось, и никому не удастся.

Вот без Астафьева мир был бы хуже, и, собственно, масштабы смерти этим и измеряются. Вот ушел человек, без него мир стал хуже. Люди устают от проблем и привыкают к ним. Так принюхивались и к тоталитаризму, и к фашизму, и к войнам, потому что все это становится постепенно бытом. Поэтому мы и нужны, чтобы не дать забыть, что проблема не вчера была и не завтра будет, а что она есть сейчас. Чудо астафьевской судьбы, что бесконечно сталкиваемый всеми силами со всех сторон в позицию национализма, он оказался интернационалистом по всем вопросам; порядочным человеком - это не простое занятие, и не такое выгодное. Проигрывать стразу двум, трем, четырем партиям и выигрывать только собственную совесть - вот, собственно говоря, это и есть русский писатель.

Олег Кусов:

Таким запомнился Виктор Астафьев писателю Андрею Битову. Каждый из русских писателей, исследующих Кавказ, видел его по-своему. Зачастую эти взгляды казались читателям слишком резкими. Другие авторы, напротив, смотрели на кавказцев глазами восторженных романтиков. Истина, как всегда бывает в таких случаях, находится где-то посередине. Гораздо важнее, что русские писатели ставили перед людьми кавказские проблемы для того, чтобы найти их решение. В последние годы за решение кавказских проблем взялись, к сожалению, военные, это привело к трагедии.

Война отрывает Кавказ от России, литература может только сближать народы. Виктор Астафьев посвятил этому всю свою жизнь.

XS
SM
MD
LG