Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Информационная война в Грузии

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: президент независимой телекомпании "Рустави-2" Эроси Кицмаришвили, представитель общественной правозащитной организации "Институт Свободы" Гига Бокерия и собственный корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Юрий Вачнадзе.

Тенгиз Гудава:

Я родом из Грузии и когда встречаю человека, вернувшегося оттуда, всегда спрашиваю: "Ну как, есть ли улучшения"? Увы, чаще всего, тот человек горестно машет рукой, дескать, гиблое дело.

В Грузии перманентный экономический кризис. Бюджет прошлого года не выполнен с разрывом свыше 200 миллионов лари, то есть выполнен всего на 69 процентов. Не выдаются пенсии, зарплаты. Энергетический кризис, когда свет в Тбилиси дают всего на несколько часов, уже вызвал мощные демонстрации протеста.

Президентом и парламентом Грузии ведется нескончаемая "борьба с коррупцией", но ничего не меняется. Не мудрено, считают в грузинском обществе, ибо точкой кристаллизации коррупции в Грузии является как раз семья Шеварднадзе. (Прошу обратить внимание на аналогию с "семьей" первого российского президента)!

В преддверии намеченных на 9 апреля президентских выборов в Грузии тему участия членов президентской семьи в монополизации энергетики, связи, транспорта и других сфер, стало все активнее обсуждаться грузинского средствами массовой информации. Особое внимание общественности привлекла к себе новая ежевоскресная авторская программа популярной независимой телекомпании "Рустави-2" - "60 минут", которую ведет журналист Акакий Гогичаишвили. Не заставила себя ждать и ответная реакция на приведенные в программе факты со стороны президента Шеварднадзе и его окружения. Сложилась драматическая ситуация, которую некоторые называют информационной (или телевизионной) войной.

Эту тему мы обсудим сегодня в программе "Кавказ".

Участники беседы по телефону из Тбилиси: Президент независимой телекомпании "Рустави-2" - Эроси Кицмаришвили, представитель общественной правозащитной организации "Институт Свободы" - Гига Бокерия и наш собственный корреспондент в Тбилиси Юрий Вачнадзе. Я приветствую вас, господа. Первый вопрос Юрию Вачнадзе. Какие факты относительно участия некоторых членом семьи Шеварднадзе в монополизации тех или иных отраслей народного хозяйства приводил в своей программе Акакий Гогичаишвили?

Юрий Вачнадзе:

Начну с того, что независимое телевидение "Рустави-2", надо сказать, в Грузии смотрят больше всего. В первую очередь, видимо, за счет объема информационно-аналитических программ, чего к сожалению, нельзя сказать о художественных. В последнее время особое внимание зрителей завоевала еженедельная авторская аналитическая программа Акакия Гогичаишвили, в которой тележурналист пытается обнажить истинные корни коррумпированности в стране и увязать тяжелое экономическое положение государства с клановыми и иными полумафиозными структурами, которые монополизируют, подчинят себе многие отрасли хозяйства и промышленности. Именно в подобном контексте в целом ряде выпусков своей программы Гогичаишвили упомянул некоторых членов семьи президента Грузии. Здесь даже я хочу заметить, что сам Эдуард Шеварднадзе в своих выступлениях неоднократно подчеркивал, что непосредственно членами своей семьи он считает лишь супругу и детей, а не, скажем, племянников и иных родственников. Именно о племяннике президента Нугзаре Шеварднадзе шла речь в выпуске, посвященном проблемам энергетики в стране. Имя Нугзара упоминалось в связи с сомнительной деятельностью посреднической фирмы "Англ Ойл" и ее президента, нынешнего парламентария Левана Пирвели, против которого, кстати, Генпрокуратура недавно возбудила уголовное дело, правда, не имеющее никакого отношения к нефтяному бизнесу, которым занимается племянник президента. Нугзар Шеварднадзе, по утверждению автора телевизионной программы, контролирует весь нефтяной бизнес в государстве, скупает безнадежные долги, скажем, у "Грузэнерго", и затем выбивает деньги из должников в связи с проблемами воздушного транспорта и так далее. В частности, в связи с полугосударственной авиакомпанией "Айр Зена" упоминалось имя свояка президента Гурама Ахлидиани, якобы, замешанного в незаконных действиях по притеснению иностранных авиакомпаний, нарушениях правил проведения тендеров, незаконном внедрении коммерческих структур в государственные: Словом, список можно продолжить, обвинений много.

Тенгиз Гудава:

Юрий Вачнадзе дал панораму обвинений, выдвинутых телеканалом "Рустави-2" против семьи Шеварднадзе. Теперь мой вопрос президенту телекомпании "Рустави-2", господину Эроси Кицмаришвили: скажите, пожалуйста, обладает ли ваш телеведущий реальными доказательствами тех обвинений, с которыми он выступает в эфире? Скажем, если семья Шеварднадзе подаст в суд на ваш телеканал, есть у вас что предъявить в суде?

Эроси Кицмаришвили:

Мне кажется, отсутствие каких-либо основательных документов, связанных с какими-то операциями финансового плана, плана захвата каких-то областей в экономике какими-то лицами связано с тем, что очень сложно получить эти документы из-за отсутствия институтов, которые бы позволяли бы это делать. Формально они существуют, но еще не работают, напомню, что только 1 января вступил с силу Административный кодекс, который, в принципе позволяет любому субъекту, в данном случае, журналисту или обычному человеку получить любую информацию, которая не является секретной. Хотя, проволочки на пути реализации этого кодекса очень большие. Мне кажется, что те вещи, о которых говорил в своей программе Акакий Гогичаишивли, в принципе доказуемы, хотя, есть вещи, о которых он говорит через респондентов, людей, которые дают эту информацию в прямом эфире и часть ответственности за достоверность информации ложится и на их плечи. В принципе, и в случае возникновения какого-нибудь судебного разбирательства, они несут определенную ответственность за высказывания, которые они передали журналисту.

Тенгиз Гудава:

Война компроматов, как мы видим, далеко не чисто российское явление. Мой вопрос Гиге Бокерия, представителю правозащитной организации "Институт Свободы". Не кажется ли Вам, что сама установка того или иного телеканала, телеведущего на компрометирование того или иного политика, в то время, как он не участвует в программе, что это уже нарушение прав человека этого политика? Как Вы оцениваете само это явление "война компроматов"?

Гиге Бокерия:

Я не думаю, что это разрушение их прав человека, в первую очередь потому, что в программах Акакия Гогичаишвили главные подозреваемые в коррупции очень часто отвечают на вопросы, и отвечают не очень убедительно. Что касается господина Шеварднадзе, если вы подразумевали его лично, то я не могу согласиться с тем, что нет документов. В последнем, в частности, случае, когда речь идет о новой монополизации сферы связи, есть не прямые, но косвенные факты, которые создают очень обильный фон для подозрений. Например, тот факт, что сразу после падения империи Инджия, бывшего министра связи, какие-то похожие процессы пошли в связи с компанией "Мактиком". Они очень быстро получили лицензию, тендер, заключили кабальный для государств договор с грузинским "Телекомом", откуда возникают подозрения, что отмываются деньги, и это все документальные факты, так что для подозрений, которые в частности, в этом случае были высказаны в программе Гогичаишвили, есть полные документальные основания. Любой суд цивилизованной страны не удовлетворил бы какой-то иск против них. Что касается "войны компроматов", то дело в том, что родственники Шеварднадзе уже давно фигурируют в грузинских СМИ, особенно в печатных СМИ. Новым словом была телевизионная передача Гогичаишивли, которая заставила власти очень нервничать, потому что всем известно, что эффект телевидения намного больше, чем эффект печатных СМИ. Это и есть причина такой нервозной реакции.

Тенгиз Гудава:

Какова была реакция на разоблачительные передачи телеканала "Рустави-2" со стороны грузинского президента и его ближайшего окружения?

Юрий Вачнадзе:

Реакция Шеварднадзе на последний выпуск программы "60 минут" была необычайно резкой. Может быть, именно потому, что речь в ней шла о его зяте и дочери. Обычно уравновешенный президент на еженедельном брифинге довольно раздраженно сказал, что в его адрес высказывается достаточно критики по поводу трудного положения в стране, и он считает это нормальным, однако, несправедливые нападки на личность и семью президента совершенно недопустимы. При это м в отношении своих родственников он произнес, я бы сказал, полузагадочную фразу: "Каждый волен выбирать себе профессию". Что подразумевалось под этим - сказать трудно. Еще более резкой критике подверг грузинские СМИ председатель парламента Зураб Жвания. Он подчеркнул, что он за независимость прессы, но заявил, что должна существовать ответственность, видимо, подразумевается, юридическая, за необоснованные обвинения в адрес президента и его семьи.

Тенгиз Гудава:

Господин Кицмаришвили, испытываете ли вы какое-либо давление со стороны властей?

Эроси Кицмаришвили:

Из вышесказанного вы сами понимаете, что все выражения, используемые президентом или вторым лицом в государстве, являются определенным давлением. В другом формате мы тоже ему подвергались давным-давно - хочется забыть об этом процессе, мы были закрыты в течение 9 месяцев, дело разбиралось в разных судебных инстанциях. О том периоде я не хочу вспоминать, но ситуация в отношении к нам претерпела изменения в том плане, что сейчас к нам уже бесцеремонно не относятся. Есть, конечно, желание, чтобы все это было сглажено, и чтобы все выходящее в эфире соответствовало мировоззрениям или мировосприятию властей, но это не доходит дальше отдельных разговоров о проблемах, связанных с восстановлением государства и так далее. То есть какого-то резкого давления в прямом смысле я не испытываю, и надеюсь, что этого не будет долго, или не будет вообще никогда.

Тенгиз Гудава:

Если мы проведем аналогию с российской ситуацией, то ваш телеканал "Рустави-2" чем-то мне напоминает российское НТВ, но в России идет, скажем так, постоянная дуэль двух, вернее, трех каналов - явно проправительственных первого и второго, и независимого - НТВ. Есть ли нечто похожее в ситуации в Грузии?

Эроси Кицмаришвили:

Ну, конечно, в любом случае конкуренция существует и существует на таком же уровне как и в России, хотя это и не доходит, с нашей стороны, во всяком случае, до определенных дуэлей, которые месяцами держат людей в напряжении и переключают их интерес на взаимоотношения двух каналов, такого глубокого и длинного процесса у нас пока еще нет. Государственные СМИ, государственное телевидение являются как бы определенным рупором властей, мы избегаем в данном случае попадания в этой области, и стараемся как-нибудь поддержать свое существование, хотя бы на том уровне, на котором мы находимся сегодня, хотя с каждым годом и днем существовать становится все тяжелее. Ситуация в экономике ухудшается, рынок сокращается и ситуация безрадостная. На этот год у меня прогнозы были еще более пессимистические, чем были на прошлые.

Тенгиз Гудава:

В 60-70х годах был на Западе электронный "гуру" - Маршалл Макклюэн, он предрекал превращение телевидения в тотального властелина человечества. Макклюэна на Западе давно забыли, но похоже его пророчества сбываются на одной шестой суши.

Вопрос представителю организации "Институт Свободы" (родственное нам название!) Гиге Бокерия: вы уже упомянули, что электронные СМИ начинают играть приоритетное значение и, можно сказать, практически подавили такие традиционные СМИ, как газеты, журналы, радио. Скажите, почему телевизионный образ стал такой "иконой" для постсоветского человека, будь то в России, Грузии или еще где?

Гиге Бокерия:

Это результат того же рынка. У телевидения есть больше возможностей получить рекламу. В частности, "Рустави-2" в этом смысле, несмотря на скепсис его директора, развился очень хорошо и отнял большой кусок рынка у государственного телевидения. Ну а у печатных изданий нет покупателей. Ареал распространения не растет - только Тбилиси. Так что там нет никаких ближайших перспектив роста, качество упало: Я не думаю, что их подавило телевидение. Их кризис начался еще до того, как в Грузии появилось относительно независимое вещание. Это большой вопрос, по-моему, это происходит не только в Грузии и России, но и во всем цивилизованном мире сужается влияние печатных органов, не так, как у нас, но это большой процесс.

Тенгиз Гудава:

Господин Эроси Кицмаришвили, я как-то говорил в одной из передач, что политический ландшафт Грузии в последнее очень обеднел, посерел, такое впечатление создается, глядя со стороны. (В России, кстати, это тоже так). Мне кажется, что это продемонстрировали и последние парламентские выборы. Скажите, "Рустави-2" имеет свои политические предпочтения?

Эроси Кицмаришвили:

Реально - да, если быть до конца честным - да, имеет. Но в принципе это не связывается с определенными партиями, а только с ориентацией. Мы сами придерживаемся как бы правых позиций и признаем либеральные ценности, то есть вещи, которые нам кажутся фундаментальными и для нормального общества. Поэтому мы подсознательно, хотя резко это может быть и не выражается, поддерживаем те партии, которые исходят из этой платформы.

Тенгиз Гудава:

То есть, 9 апреля в Грузии состоятся президентские выборы. Каких кандидатов будет поддерживать "Рустави-2"?

Эроси Кицмаришвили:

На самом деле, сейчас в Грузии с кандидатами в президенты ситуация боле чем комичная. Есть Шеварднадзе, есть несколько как бы маргинальных представителей каких-то маленьких групп, которые никогда и ни при какой ситуации не будут иметь поддержки. И возможности прогнозировать у меня пока нет, потому что последний срок подачи заявок с кандидатурами, по-моему, заканчивается 18-го или 19-го числа. Реальных кандидатов, которые на сегодня хотели бы выставить свою кандидатуру, я не вижу. Основной принцип в том, что мы будем делать упор на тех кандидатов, которые имеют большее влияние в обществе и по данным социологии будут реально претендовать на президентскую власть. Мы сами понимаем, что тратить время и силы для подачи позиции кандидатов, которых поддержит одна сотая или тысячная часть электората, мне кажется, что это нереально.

Тенгиз Гудава:

Самое большое влияние в грузинском обществе имеет Эдуард Шеварднадзе, более того, оно настолько велико, что стоит вопрос - будет ли у него реальный соперник на выборах. Я обращаюсь к Юрию Вачнадзе с этим вопросом и попрошу его вкратце обрисовать предвыборную ситуацию в Грузии.

Юрий Вачнадзе:

На мой взгляд, здесь речь может идти лишь о том, как может в дальнейшем действовать так называемый "Батумский блок", в котором объединены несколько совершенно разных, как по объему, так и по политическим убеждениям партий. Там есть такая тенденция, во всяком случае о ней было заявлено несколько раз, что официальным руководителем будет нынешний руководитель Аджарской автономной республики Аслан Абашидзе. Хотя, в последнее время из того же лагеря - Батумского блока то и дело раздаются голоса, что возможно более разумным было бы представить в качестве кандидата бывшего первого секретаря ЦК Джумбера Патиашвили.

XS
SM
MD
LG