Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЧЕЧНЯ: обвинения против России

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В программе приводится выступление Питера Бокэрта - научного сотрудника правозащитной организации "Хьюмен Райтс Вотч" по чрезвычайным ситуациям, перед Комитетом по международным отношениям Сената США. Также в программе участвует сотрудник Московского филиала "Хьюмен Райтс Вотч" Александр Петров.

Тенгиз Гудава:

Делегация Парламентской ассамблеи Совета Европы - ПАСЕ - во главе с руководителем политического комитета лордом Джаддом прибыла в Россию для изучении ситуации в Чечне, а именно - вопросов, связанных с обвинениями России в массовых нарушениях прав человека в этом регионе.

По результатам визита будет подготовлен доклад для сессии ПАСЕ, которая пройдет в Страсбурге в начале апреля. Участники сессии должны будут решить, выполнила ли Россия требования ПАСЕ о прекращении чрезмерного применения военной силы в Чечне, начале политического диалога и предоставлении свободного выезда желающим покинуть Чечню. В противном случае Ассамблея может отказаться подтвердить полномочия российской делегации в ПАСЕ.

Обвинения в адрес России базируются на профессиональных расследованиях международных правозащитных организаций. Это, прежде всего - "Хьюмен Райтс Вотч" - бывшая Хельсинкская группа,- международная неправительственная организация, одна из самых авторитетных международных организаций по защите прав человека во всем мире.

Сегодня я хочу познакомить вас с одним документам этой организации, исходя из которого можно понять: каковы претензии международной правозащитной общественности к России относительно ее действий в Чечне.

Эти претензии, эти обвинения сформулированы в выступлении Питера Бокэрта - научного сотрудника "Хьюмен Райтс Вотч" по чрезвычайным ситуациям, перед Комитетом по международным отношениям Сената США в Вашингтоне 1 марта 2000 года.

Вот текст доклада:

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ЧЕЧНЕ И РЕАКЦИЯ ЗАПАДА
[http://www.hrw.org/russian/press/russia/2000/0301.htm]

Выступление Питера Бокэрта, научного сотрудника "Хьюман Райтс Вотч" по чрезвычайным ситуациям, перед Комитетом по международным отношениям Сената США.
Вашингтон, 1 марта 2000 г.

Уважаемый господин Председатель!
Уважаемые члены Комитета!
Мне доставляет удовольствие выступать сегодня перед вами, и я высоко ценю внимание, проявляемое Комитетом к усугубляющемуся кризису в Чечне.
Я, Питер Бокэрт, являюсь научным сотрудником "Хьюман Райтс Вотч" по чрезвычайным ситуациям, и я только что вернулся из соседней с Чечней Республики Ингушетии, завершив там трехмесячную работу по документальной фиксации военных преступлений и других нарушений в ходе чеченского конфликта.

Представители "Хьюман Райтс Вотч" ведут постоянную исследовательскую работу в Ингушетии с начала ноября; ими проведены подробные интервью с более 500 свидетелями нарушений в Чечне. Благодаря постоянному присутствию в регионе у нас имеется возможность сопоставлять рассказы очевидцев на основе независимых и подтверждающих друг друга источников.

Результаты наших исследований опубликованы в виде примерно 40 пресс-релизов и двух докладов, в которых представлена подробная информация о нарушениях, краткое описание которых будет дано в моем сегодняшнем выступлении. Эти материалы размещены на нашем web-сайте http://www.hrw.org, копии имеются при мне. Свидетельства, собранные нами в Чечне, вызывают тревогу: при проведении чеченской кампании российские силы допускают грубые нарушения, в том числе и военные преступления. Надпись на стене в Грозном гласит: "Добро пожаловать в ад: часть вторая", - лаконичная характеристика пережитого чеченским мирным населением за последние пять месяцев. Россия говорит о том, что ведет в Чечне войну с терроризмом, но, как и во время первой чеченской войны, основная тяжесть российского наступления легла на мирных чеченских жителей. Большинство зафиксированных нами нарушений совершено российскими войсками; зафиксированы также серьезные нарушения со стороны чеченских боевиков.

Зверства в Чечне

На протяжении всего конфликта действия российских сил приводили к значительным потерям среди гражданского населения в результате неизбирательных и непропорциональных ракетно-бомбовых и артиллерийских ударов. Российские силы игнорируют свои обязательства по Женевским конвенциям ограничиваться при нанесении ударов только воюющими лицами, и, как представляется, практически ничего не предпринимают для защиты мирных жителей. Именно эта кампания ковровых бомбежек стала причиной подавляющего числа случаев гибели гражданских лиц во время чеченского конфликта. Российские войска неоднократно использовали мощные ракеты типа "земля-земля", что привело к гибели сотен людей на Центральном рынке Грозного, а также во многих других населенных пунктах. В последнее время российское командование угрожало применением боеприпасов повышенной мощности, в том числе, объемно-детонирующих, что могло бы вызвать массовые жертвы при использовании по гражданским объектам. Бомбежки превратили многие районы Чечни в пустыню: даже самые опытные военные корреспонденты говорили мне, что никогда не видели ничего похожего на руины чеченской столицы.

Российские силы зачастую отказывались открывать коридоры безопасности для выхода мирных жителей из районов активных боевых действий, в результате чего они оказывались на месяцы запертыми за линией фронта. Изможденные мужчины и женщины после полного опасностей пути из Грозного рассказывали мне о месяцах полуголодной жизни в темных холодных подвалах без воды, газа или электричества; их маленькие дети часто находились в состоянии шока: в Ингушетии они тихо плакали в углах палаток, вскрикивая от страха при пролете российских самолетов, напоминавшем им о пережитом в Грозном ужасе.

Мужчинам особенно трудно выйти из зоны боев: они подвергаются словесным оскорблениям, вымогательству, ограблению, избиениям и произвольным арестам. В нескольких случаях колонны беженцев попадали под интенсивный обстрел российских войск, были многочисленные жертвы. В настоящее время десятки тысяч мирных жителей по-прежнему заперты в Аргунском ущелье на юге Чечни, отрезанные позициями федеральных сил от возможности избежать постоянных бомбежек при быстро, к тому же, истощающихся запасах продовольствия.

Для многих чеченцев постоянные бомбежки были лишь началом кошмара. Еще большая опасность грозила им при встрече с российскими войсками. "Хьюман Райтс Вотч" к настоящему времени зафиксированы три случая массовых убийств со стороны российских войск в Чечне. В декабре российскими военнослужащими во время масштабных грабежей в Алхан-Юрте были убиты 17 человек; многие оставшиеся дома были сожжены, несколько женщин подверглись изнасилованию. Нами документально зафиксированы убийства российскими солдатами по меньшей мере 50 человек, большей частью - стариков и женщин, в Старопромысловском районе Грозного после перехода его под контроль федеральных сил - невинных мирных жителей расстреливали в собственных домах или во дворе. В одном случае во дворе собственного дома расстреляли всю семью Зубаевых - три поколения.

5 февраля, через несколько дней после встречи Госсекретаря США Мэдлин Олбрайт с и.о. президента России Владимиром Путиным в Москве, российские военнослужащие совершили массовые убийства в районе Грозного Алды, застрелив по меньшей мере 62 человека; было ранено, возможно, значительно большее число мирных жителей, ожидавших на улице и во дворах своих домов проверки документов. Гибель этих людей вполне можно было бы предотвратить, с военной точки зрения эти потери ни в коем случае не были неизбежными. То, что произошло, было именно убийством, откровенным и неприкрытым. Возвращаясь в Грозный, беженцы находят родственников или соседей застреленными в своих домах. Наибольшее беспокойство вызывает отсутствие каких-либо подтверждений прекращения массовых убийств.

В последний месяц российские власти начали на всей территории Чечни широкомасштабные аресты мужчин из числа гражданского населения. Этих людей (уже значительно более тысячи, в том числе, некоторое количество женщин) отправляют в неизвестные места временного содержания, местонахождение которых родственники отчаянно пытаются установить. Мужчины, которым удалось за взятку выбраться из таких учреждений, в беседах со мной приводили последовательные описания постоянных избиений, жестоких пыток и даже случаев изнасилований, как мужчин, так и женщин. Один из них получил травму спины от удара кувалдой, у другого было сломано несколько ребер и отбиты почки.

Гуманитарный кризис

Вследствие постоянных ударов российских сил по мирному населению более 200 тысяч чеченцев были вынуждены бежать в соседнюю Ингушетию, захлестнув местное население, составляющее всего около 300 тысяч человек. Многие вынужденные переселенцы оказались запертыми в Чечне, особенно в Аргунском ущелье, лишенные возможности укрыться в безопасном месте из-за отказа российских войск предоставить им гуманитарные коридоры.

В лагерях беженцы находятся в отчаянных условиях, не имея достаточного крова, продовольствия, питьевой воды, отопления и других предметов первой необходимости. Только немногие из них размещаются в переполненных палаточных лагерях или железнодорожных вагонах; большинство живут в импровизированных укрытиях на брошенных фермах, пустых грузовых контейнерах или других столь же мало пригодных для жизни местах, многие вынуждены платить крупные взятки, чтобы получить отдельное жилье. Поскольку беженцам приходится рассчитывать только на собственные ограниченные средства, они, когда кончаются деньги, зачастую оказываются перед необходимостью вновь идти на риск и вернуться туда, где все еще продолжаются достаточно активные боевые действия. Россия не позволяет гуманитарным организациям свободно работать в Ингушетии и фактически блокирует предоставление любой прямой помощи тем, кто находится внутри Чечни. Дети беженцев в Ингушетии лишены возможности посещать школу, беженцы зачастую не получают необходимой медицинской помощи. Наблюдается разительный контраст по сравнению с действиями международного сообщества во время прошлогоднего кризиса в Косово, хотя свою роль, безусловно, играют соображения безопасности и обструкционистская позиция России.

Российские власти неоднократно предпринимали попытки принудить беженцев вернуться в Чечню, ограничивая продовольственное снабжение лагерей или отгоняя железнодорожные составы обратно на чеченскую территорию. Россия пытается переселить беженцев в северные районы Чечни, контролируемые федеральными силами, в результате чего люди оказались бы вне зоны действия международных гуманитарных организаций и под более плотным контролем российских властей. Граница между Чечней и Ингушетией регулярно закрывается: беженцы лишаются возможности укрыться в безопасности, зачастую многие семьи оказываются разлученными по разным сторонам границы. Многим беженцам просто некуда возвращаться после разрушения Грозного и множества других населенных пунктов в Чечне, массовых грабежей и сожжения домов: они лишились всего нажитого.

Нарушения со стороны чеченских боевиков

Как и во всех конфликтах, по которым работает "Хьюман Райтс Вотч", мы документально фиксируем нарушения всех участников чеченского конфликта. Нашими представителями обнаружены доказательства серьезных нарушений со стороны чеченских боевиков. Последние, особенно те, кто считают себя борцами за веру, не проявляют большой заботы о безопасности гражданского населения, зачастую размещая свои позиции в густонаселенных районах и отказываясь уходить, даже когда местные жители просят их об этом. В нескольких случаях старейшин убивали или жестоко избивали, когда они пытались не пускать чеченских боевиков в свои села. Если коротко, чеченские боевики несут свою долю ответственности за гражданские потери в Чечне, поскольку они не предпринимали необходимых мер предосторожности для защиты мирных жителей.

Часть чеченских боевиков виновны также в жестокостях в межвоенный период, в том числе, в массовых похищениях и захвате заложников; есть также убедительные доказательства казней захваченных российских военнослужащих. Не приуменьшая серьезности нарушений со стороны чеченских боевиков, необходимо отметить, что основной причиной нынешних страданий мирного населения в Чечне являются нарушения со стороны российских сил. К тому же, мирные жители в республике далеко не симпатизируют боевикам, особенно исламистам, считая их виновниками новой войны в Чечне. Подавляющее большинство чеченцев ощущают себя заложниками между чеченскими боевиками, навязавшими им эту войну, и российскими войсками, наносящими по ним систематические и часто жестокие удары.

Непринятие Россией мер к пресечению нарушений

Одним из наиболее тревожных аспектов войны является то, что российские власти не предпринимали мер для прекращения нарушений со стороны их собственных сил в Чечне. Какие-либо признаки шагов по предупреждению и расследованию нарушений или наказанию виновных попросту отсутствуют. В результате в Чечне стремительно укрепляется атмосфера безнаказанности: российские солдаты знают, что могут обращаться с чеченским мирным населением, как им заблагорассудится, без всяких последствий.

Бездействие военного командования в отношении нарушений в Чечне наиболее ярко проявляется в связи с массовым мародерством в республике с начала войны. Солдаты систематически средь бела дня грабят дома мирных жителей, вывозя добычу на военных грузовиках и складывая награбленное в расположении части. Мародерство ни для кого не составляет секрета и происходит прямо на глазах у командиров. Тем не менее, ничего не делается для прекращения этих и других нарушений. Полное бездействие российского военного командования в отношении военных преступлений в Чечне, в особенности - внесудебных расправ, делает его прямым соучастником происходящего. Вместо принятия превентивных мер российские военные продолжают в принципе отрицать какие-либо нарушения. На фоне более чем достаточных доказательств нарушений в Чечне эти опровержения не могут быть приняты.

Реакция Запада

Не меньшую обеспокоенность вызывает и отсутствие решительной реакции со стороны западных государств. Вместо того чтобы использовать свои отношения с Россией для прекращения нарушений в Чечне, администрация Билла Клинтона бросила основные силы на укрепление отношений с и.о. президента Владимиром Путиным - главным инициатором нынешней порочной чеченской кампании. Во время визита госсекретаря Мэдлин Олбрайт в Москву Грозный засыпали бомбами, но она предпочла уделить основное внимание не жестокой войне в Чечне, а качествам Владимира Путина как нового лидера России. Должностные лица американской администрации продолжают занижать масштабы жестокостей в Чечне, говоря о "нарушениях" в ходе боевых действий и предпочитая не называть их, как следовало бы, военными преступлениями. Администрация ссылается на якобы недостаточные возможности влиять на политику Москвы, поскольку хочет сделать вид, что ничего особенного не происходит, и подправить свои связи с Россией после натовских бомбежек бывшей Югославии. Международное сообщество до сегодняшнего дня так и не дало российскому правительству оснований опасаться каких-либо последствий за свои действия в Чечне.

США и их западные союзники могли бы сделать гораздо больше для прекращения жестоких нарушений в Чечне. Завтра (2 марта) в Лиссабоне начинается трехстороння встреча ЕС-США-Россия, на которой они должны квалифицировать нарушения в Чечне как военные преступления, каковыми они на деле и являются, и должны также настаивать на невозможности сохранения прежних отношений с Россией, пока эти нарушения продолжаются. Запад должен настаивать на ответственности за преступления в Чечне и на пресечении стремительно укрепляющейся в республике атмосферы безнаказанности. Необходимо немедленно ввести международное мониторинговое присутствие для документальной фиксации военных преступлений и других нарушений в Чечне и обеспечения международного сообщества точной и достоверной информацией о нарушениях в ходе конфликта. США должны оказать давление на Мировой банк и МВФ в интересах однозначного приостановления кредитования Российской Федерации до принятия ей мер по наведению порядка среди своих войск, запуска реального механизма ответственности за нарушения и оказания полного содействия развертыванию на Северном Кавказе международного мониторингового присутствия. МВФ и Мировой банк не должны финансировать правительство, столь упрямо следующее такой разрушительной политике, противоречащей их уставным требованиям, как российская военная операция в Чечне.

Соединенным Штатам следует побуждать своих европейских союзников к предъявлению иска России в Европейском суде по правам человека с обвинением в открытых нарушениях ей своих обязательств по международным договорам в ходе чеченской войны. Проведение военной операции в Чечне и создание Комиссии по расследованию должны стать важным пунктом дискуссии на предстоящей сессии Комиссии ООН по правам человека; США следует также настаивать на обсуждении чеченского конфликта в Совете Безопасности с учетом его самых серьезных последствий для международного мира и безопасности.

Позвольте в заключение выразить вам свою признательность и обратиться с просьбой. В ближайшее время я намерен вернуться в Ингушетию и хотел бы привезти с собой надежду жертвам войны - мирным чеченцам, не имеющим никакого отношения к причинам этой войны с самого начала, но больше всего от нее пострадавшим. Я хотел бы иметь возможность сказать им, что Западу небезразличны их страдания и что о них не забыли. Я намерен взять с собой текст резолюции Сената, принятой на прошлой неделе. - Благодарю вас за это выражение участия, но прошу не ограничиваться этим. - Я прошу вас прилагать последовательные усилия по формированию такой американской политики в отношении России, в которой акцент делался бы на обеспечение ответственности и прекращение нарушений.



Тенгиз Гудава:

Сотрудник Московского филиала "Хьюмен Райтс Вотч" Александр Петров только что вернулся из Ингушетии. Александр, скажите, каковы были основные цели вашей поездки в Ингушетию?

Александр Петров:

Цели нашей поездки в Ингушетию были теми же самыми, что и цели всех предыдущих поездок. Мы практически непрерывно находимся там с самого начала ноября, то есть, уже более 4 месяцев. Главная цель - это, во-первых, расследование нарушений гуманитарного права, и вторая: может быть, более существенная, но более отдаленная - привлечение к ответственности виновных в нарушениях гуманитарного права, к судебной, прежде всего ответственности.

Тенгиз Гудава:

Удалось ли вам получить новые факты, подтверждающие обвинения вашей организации в адрес России в нарушении прав человека в Чечне?

Александр Петров:

Да, удалось. В этот раз в течение последних 10 дней мы работали, во-первых, над дальнейшим исследованием того, что происходило 5 февраля в Алды: речь идет об убийствах мирных жителей, причем убийствах, совершенных без противостояния, то есть, фактически, расстрелах без суда и следствия. В нашем последнем пресс-релизе говорилось о 34 погибших людях из поселка Алды, расстрелянных таким образом. Сейчас нам удалось подтвердить сообщения о гибели более 50 человек. Точно так же мы работали и над дальнейшим подтверждением информации об условиях содержания людей в СИЗО Чернокозово. Мы поговорили еще с несколькими людьми, которые дали показания и совершенно точно подтверждают все эти сведения, которые мы получали до этого. Имеют место факты применения пыток к находящимся в Чернокозово задержанным, причем эти факты хорошо подтверждают друг друга.

Тенгиз Гудава:

А кроме Чернокозово есть ли еще фильтрационные лагеря на территории Чечни?

Александр Петров:

Дело в том, что мы избегаем употреблять термин "фильтрационный лагерь". Есть более точные названия: СИЗО в Чернокозово и Грозном. Грозненский следственный изолятор кажется еще не работает, но есть огромное количество так называемых "пунктов задержания". Это - места, где, скажем, содержатся задержанные на блок-постах боевики. В ближайшее время у нас будет встреча с Каламановым - представителем президента по правам человека в Чечне, с главным военным прокурором, с Маниловым - заместителем министра обороны. И на всех этих встречах мы будем поднимать вопрос о людях, которые содержатся в следственных изоляторах и "пунктах задержания", и об условиях их содержания там.

Тенгиз Гудава:

Александр, месяц назад "Хьюман Райтс Вотч" обратилась к и.о. президента России Владимиру Путину с письмом, где содержался призыв провести расследование военных преступлений в Чечне. Последовал ли ответ со стороны Путина, и были ли им предприняты какие-либо меры в этом направлении?

Александр Петров:

К сожалению, никакого ответа не последовало, как не последовало ответа и вообще какой-либо осмысленной реакции на наше предыдущее заявление. Мы неоднократно обращались к и.о. президента по поводу событий, которые имели место в декабре в Алхан-Юрте, по поводу расстрелов, которые имели место в Старопромысловском районе Грозного, и вот, самые последние данные, полученные нами: это - результаты расследования того, что произошло 5 февраля в Алды. И абсолютно никакой реакции, кроме разве той, что чиновники из правительства согласились нас принять и обсудить эти вопросы. Это, само по себе, конечно, можно назвать в известной степени реакцией. Но все будет зависеть от того, как будут проходить эти переговоры и услышим ли мы на них что-нибудь более содержательное, чем простое отрицание фактов, которые нам удалось собрать.

Тенгиз Гудава:

А принимают ли участие "Хьюман Райтс Вотч" или другие правозащитные организации в нынешней поездке по Северному Кавказу делегации ПАСЕ, и, вообще, как осуществляется проверка ситуации с правами человека таким органом, как ПАСЕ?

Александр Петров:

Трудно понять, как происходит оценка положения с правами человека в Чечне, поскольку эти визиты международных организаций очень краткосрочные - как правило, они длятся от двух до трех дней. Программа всегда выбирается и составляется российским правительством, и вся поездка, естественно, полностью планируется им же. Поэтому о получении какой-либо информации из независимых источников, о каких -либо интервью с пострадавшими, членами их семей или их знакомыми речи, конечно, не идет. В такой поездке члены делегации всегда сопровождаются мощной вооруженной охраной из МВД, насколько я понимаю, и о каких-либо контактах с людьми, которые могли бы что-то рассказать о положении с правами человека, вести речь довольно трудно. Может быть, я и ошибаюсь, но мне кажется, что эти встречи сводятся просто к разговорам с чиновниками, которые в той или иной степени ответственны за то, что происходит в Чечне.

Тенгиз Гудава:

То есть, есть опасность того, что таким представителям будут показаны "потемкинские деревни"?

Александр Петров:

Совершенно верно, есть такая опасность, с ней мы как можем боремся - мы предоставляем всю информацию, которой располагаем, парламентским органам, ЕС, Совету Европы, ОБСЕ, правительствам государств, заинтересованных в этом вопросе, включая российское. Для нас это - единственный способ как-то повлиять на ситуацию с правами человека в Чечне. К сожалению, единственный.

XS
SM
MD
LG