Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги визита Госсекретаря США Олбрайт в республики Центральной Азии

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: узбекский независимый политолог и публицист Лерман Усманов, корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Ирина Лагунина, американский эксперт Марта Брилл Олкотт, сотрудник Казахской редакции Радио Свобода Мерхад Шарипджан и лидер казахстанской оппозиционной партии "Орлеу" Сейдахмед Куттыкадам.

Тенгиз Гудава:

Два сообщения: объявленная цель визита Государственного Секретаря США в республики Центральной Азии - противостояние опасности исламского экстремизма, и визит в Ташкент специального посланника новоизбранного президента России Путина - Сергея Ястржембского. Цель визита - скорейшее образование в Ташкенте антитеррористического центра СНГ.

Итак, дипломатические линии двух государств - США и России - пересеклись на неделе в Центральной Азии в точке старой и знакомой, имя которой - угроза исламского экстремизма. Этой теме посвящен наш выпуск.

Исламский экстремизм, шире, любой религиозный экстремизм - вечные спутники человечества. Первая опасность, мне думается, уже в шаблонности использования этой категории, чего до сих пор избегать едва ли удавалось. Отсюда, увеличение, несмотря на пропагандистский гром, реального аспекта исламско-экстремистской угрозы. За примерами не надо далеко ходить: весь симптомокомплекс "Чечня", почти вся гражданская война в Таджикистане, прошлогодний теракт в Ташкенте, унесший жизни 13 человек, Баткенские события августа-сентября прошлого года, когда группа исламских боевиков-узбеков из Афганистана пыталась силой прорваться в Ферганскую долину и захватила целые населенные пункты в горах Киргизии, а главное, пожалуй, - гигантские пласты нищего обездоленного населения по соседству с Афганистаном и Ираном. Говорить в такой ситуации, что "угроза исламского экстремизма" - это атрибут пропаганды или межкультурной коллизии - уже не приходится. Хотя, повторю свою мысль, исламский экстремизм возникает тогда и там, когда и где обычный бытовой ислам начинают душить и давить, демонизировать.

Похоже на то, что одновременно в двух мировых столицах - в Москве и Вашингтоне - решили повернуться лицом к Центральной Азии, до сей поры почти немому и глухому, в информационном плане, региону. И вот такой интерес - пятидневный визит Госсекретаря США Олбрайт, визит Ястржембского и предстоящий визит Владимира Путина.

Предлагаем заметку узбекского независимого политолога и публициста Лермана Усманова, который живет в политической эмиграции в Швеции.

Лерман Усманов:

За последнее время в Узбекистан и другие центральноазиатские республики буквально зачастили как американские, так и российские дипломаты и политики. Побывали в них даже руководители таких секретных служб, как ФБР и ЦРУ, и даже вели переговоры об открытии своих представительств в Казахстане и Узбекистане. Если список российских гостей возглавляет Владимир Путин, подписавший с Каримовым договор о военно-техническом сотрудничестве, то венцом дипломатической миссии Америки является визит Госсекретаря США Мэдлин Олбрайт в Казахстан, Киргизию и Узбекистан. В Ташкенте Олбрайт вела переговоры вокруг таких вопросов, как необходимость радикальных экономических реформ, особенно применительно к газо-нефтяной отрасли, борьба с наркобизнесом, угроза исламского экстремизма, нарушения прав человека.

После февральских взрывов в Ташкенте и Баткенских событий, именно теперь, ближе к лету, когда сходит снег с горных дорог и тропинок в Памирских горах, все чаще говорят о возможности новых и более мощных вылазок исламских боевиков. Об этом говорил Нурсултан Назарбаев в Баку 9 апреля на встрече руководителей 6 тюркоязычных стран, об этом говорили и посол Узбекистана в Вашингтоне 12 апреля, и другие официальные лица. Исламская угроза была главной темой и при встрече Олбрайт с Каримовым. Глава внешнеполитического ведомства США говорила о готовности своей страны оказать всестороннюю помощь Узбекистану в борьбе против исламского экстремизма. Однако, в выборе средств этой борьбы стороны оказались на разных позициях. Олбрайт заявила, что лучшим способом борьбы против экстремизма и фанатизма являются не сила и тотальные репрессии, к которым прибегает Узбекистан, а демократизация всех форм государственной и общественной жизни в стране и защита прав человека. Именно по этим пунктам, как заявила Олбрайт, Узбекистан и другие республики Центральной Азии все больше откатываются назад. Экстремизм рождает ответный экстремизм.

В Узбекистане складывается довольно парадоксальная ситуация: чем больше репрессий, тем большую силу набирает исламское сопротивление. Разумеется, это не может не тревожить США, которые обеспокоены не только размахом исламского сопротивления в Узбекистане, но и связями узбекских экстремистов с радикальными и мощными международными исламскими организациями. Уже теперь чеченские волонтеры перебираются в Центральную Азию и близлежащие мусульманские страны. В группу исламских боевиков, напавших 15 ноября на прошлого года на милицейский пост и турбазу в маленьком узбекском городе Янги-Абат, около Ташкента, входили и участники чеченской войны, как говорят, "люди кавказской национальности". Что делает Центрально-Азиатский регион удобным плацдармом открыть новый фронт "борьбы за мусульманскую веру"? Это громадные территории, заселенные исповедующими ислам народами, Памирские горы, где можно маневрировать, неисчерпаемые людские ресурсы, непопулярность утвердившихся режимов, неустойчивость социально-экономической обстановки, слабость армии, близость к мусульманским странам, где дислоцируются наиболее отборные отряды и лагеря исламских боевиков.

Не может не тревожить правительство США и усиление роли России, и ее военное присутствие в Узбекистане и Центрально-Азиатском регионе в целом - стратегически очень важном районе близ Китая, Афганистана и Ирана. Под эгидой России и ее имиджа крепкого кулака уже созданы объединенные вооруженные силы и проводятся командно-штабные учения. Одним словом, можно крепко сказать, что за усилиями русской и американской сторон отчетливо проглядывается соперничество двух разных доктрин и путей выхода Узбекистана и других стран Центральной Азии из кризисного состояния. Сумела ли Олбрайт убедить Ислама Каримова, что не военная сила и репрессии, а политическое урегулирование и демократизация всех форм жизни могут решить проблему выхода республики из кризисного состояния сказать весьма трудно.

Тенгиз Гудава:

Одно из главных посланий Госсекретаря США - кстати, диссонирующее с келейно-соглашательскими посланиями Каримову Путина - предостережение не прикрывать жупелом "исламской угрозы" собственную диктатуру. В частности, Мэдлин Олбрайт предостерегла Ташкент от отчуждения мусульманского населения, что, собственно говоря, и является предпосылкой для возникновения религиозного экстремизма. Почти крылатые фразы главы американской дипломатии в Ташкенте: "Лучший способ принимать горькую пилюлю - проглотить ее одним махом" - это насчет экономических реформ. Со своей стороны напомню: население богатого природными ресурсами Узбекистана влачит жалкое существование, средняя заработная плата 20 долларов в месяц. Еще из высказываний Госсекретаря США: "Власть, которая закрывает доступ в Интернет препятствует росту страны также, как если бы она закрыла свои аэропорты, границы и дороги". И наконец: "Лучшая защита от экстремизма - демократическое, открытое общество". Репортаж из Вашингтона Ирины Лагуниной:

Ирина Лагунина:

В чем заключаются стратегические интересы США в Центральной Азии: Понятно, что на Западе не мыслят в категориях сфер влияния, но все-таки, чего в американской политике в этом регионе больше - политики, экономических интересов, связанных с нефтью и газом Каспия, укрепления стабильности этих стран? С этим вопросом я обратилась к Марте Брилл Олкотт - специалисту Вашингтонского Фонда Карнеги по Центральной Азии, директору отдела Центральной Азии в институте "Америкэн Энтерпрайс"

Марта Брилл Олкотт:

У Америки есть разные интересы в Центральной Азии. Независимость Центральной Азии была для Америки неожиданной. Мы не ожидали, что в Каспийском регионе будут 8 разных стран. Мы можем считать, что существовали три этапа американской политики в Центральной Азии, Первый - момент независимости , когда мы смотрели на этот район со страхом, мы думали, что это будет район нестабильности и даже предпочитали, чтобы Россия помогала Центральной Азии, и поэтому России стоит работать почти как посредником между США и Центральной Азией. Мы тогда искали разных посредников - может, Россия, может Турция, даже думали, что Израиль может играть эту роль. Потом мы нашли нефть и газ, которые всегда были, но мы не ожидали такого количества и такого уровня интереса западных компаний. Этот второй этап нашей политики - где-то с 1994-го - 1995-го годов до 1997-го, был более оптимистичный, мы ожидали, что если мы сможем отделить Центральную Азию от давления России, то был шанс, что в течение одного поколения именно за счет нефти они могут стать не только независимыми, но и здоровыми странами. Мы понимали, что эти государства, власть, руководители были не такие, каких мы ожидали, они не хотели построить демократическое общество, и мы начали понимать, что они усложняют проблемы. Сейчас мы находимся на третьем этапе, именно поэтому я думаю, что Олбрайт стоило поехать в Центральную Азию.

Тенгиз Гудава:

Пятидневный визит Государственного Секретаря США Мэдлин Олбрайт распределился таким образом: один день в Казахстане, полдня в Киргизии и три с половиной дня в Узбекистане. Интересно, что в отличие от предыдущих американо-узбекских контактов, акцент на сей раз делался не на критике авторитаризма и нарушениях прав человека в Узбекистане, а как раз на позитивных аспектах отношений, - говорилось даже о "динамизме" этих отношений, о том что Узбекистан является участником проекта НАТО: партнерство во имя мира и так далее. Хотя, в двухчасовом разговоре Олбрайт с президентом Каримовым за закрытыми дверями, якобы, не было недостатка во взаимных упреках в непонимании.

С Казахстаном отношения Вашингтона были испорчены в результате скандала с самолетами "МИГ", которые Астана поставляла Северной Корее. Интересно, прошел ли визит Госсекретаря Олбрайт в Астану так же бравурно, как в Ташкент?

Со мной в студии сотрудник Казахской редакции Радио Свобода Мерхад Шарипджан. Ему слово.

Мерхад Шарипджан:

В любом случае, в отличие от Каримова, Назарбаев присутствовал на пресс-конференции после встречи с Олбрайт вместе с ней. Насколько нам известно, в Ташкенте Каримов после встречи к журналистам не вышел. Назарбаев вышел, но пресс-конференция была омрачена тем, что Олбрайт сказала не много ни мало, что "Вашингтон удивлен и разочарован", - именно так она заявила тем, что официальные лица - бывший председатель Комитета Национальной Безопасности Казахстана и бывший министр обороны, которые были уволены со своих постов после скандала с незаконными поставками "МИГов" Северной Корее в этом году, совершенно неожиданно буквально несколько недель назад опять всплыли на политической арене - бывший глава КГБ стал вице-министром иностранных дел, а бывший министр обороны -ни много не мало, командующим ВВС Казахстан. Назарбаев, когда услышал , что сказала в присутствии журналистов, как казахстанских, так и международных, Мэдлин Олбрайт, отреагировал очень резко и это чувствовалось в его тоне. Мы получили сообщение буквально с его голосом, и он заявил следующее: "Это не дело и не вопрос Госсекретаря США заниматься тем, кого мы назначаем министрами или их заместителями в суверенном Казахстане".

Это возмутило Мэдлин Олбрайт, она как дипломат оставалась спокойной, но чувствовалось, что после перевода этого ответа Назарбаева на английский язык, она как бы немного изменилась в лице. Поэтому можно судить, что было за закрытыми дверями. Естественно, были вопросы о нефти, вопросы региональной безопасности, вопросы, связанные с интеграцией внутри Центральной Азии, а также, как она потом заявила, вопросы борьбы с наркобизнесом и транспортировки наркотиков через Казахстан, конечно. Все это обсуждалось, но также обсуждались и вопросы, касающиеся прав человека, демократических преобразований и отката от демократии, который имеет место в Казахстане в течение последних двух лет.

Тенгиз Гудава:

В Бишкеке Мэдлин Олбрайт энергично заступилась за лидера киргизской оппозиции Феликса Кулова, арестованного почти месяц назад. А какие правозащитные акции были предприняты госсекретарем США в Казахстане? По телефону в разговоре с нами участвует лидер оппозиционной партии "Орлеу" Сейдахмед Куттыкадам:

Сейдахмед Куттыкадам:

Во-первых, я бы сказал, что для Казахстана произошло некое неординарное событие: Госсекретарь США 15 апреля в столице Казахстана Астане в гостинице "Интерконтиненталь" устроила встречу с представителями оппозиционных партий, "партии власти" и независимых объединений Казахстана. Насколько мы узнали, перед этим была встреча с господином Назарбаевым, и эта встреча была очень непростой, потому что госпожа Олбрайт пришла несколько взволнованной. Придя на встречу, госпожа Олбрайт призвала нас к откровенному разговору о состоянии демократии в нашей стране. Мы все там рассказали, мне выпала честь выступить первому. И мне выпала честь рассказать об общем положении демократии в нашей стране, о сути нашего режима, о гонениях, которым подвергаются наши независимые СМИ.

Я сказал: "Часто происходят встречи нашего президента с высокими должностными лицами США, и после каждой встречи говорят, что будет сделан рывок к демократии, наши власти обещают, но после каждой встречи все происходит наоборот - гонения на оппозицию, на инакомыслие в стране усиливаются, и идет откат". В качестве примера я рассказал о том, что происходило у нас в стране перед ее визитом: был арестован лидер рабочего движения Исмаилов, избивали старушек, избивали демонстрантов, которые выступали против режима, были устроены провокации против нескольких сопредседателей Форума Демократических Сил. Я спросил ее: "Госпожа Олбрайт, пожалуйста , спросите Назарбаева, почему так происходит"?

Дальше выступили остальные члены форума, причем расклад был очевиден. Представители "партии власти" просто кондово отстаивали позицию властей, а все остальные, включая просто даже неправительственные организации, заняли критическую позицию. Поэтому я считаю, что для нас эта встреча была очень важна. В первый раз лидер такого ранга пригласил представителей оппозиции, выслушал - у нас этого не делают даже мелкие чиновники. Я думаю, что эта информация для нее была очень важна. Впервые она послушала непосредственно представителя оппозиции и убедилась, что в стране есть силы, которые борются за демократию, способные ее отстаивать, и я считаю это большим вкладом госпожи Олбрайт в защиту демократии в нашей стране. Она сказала при этом две важные вещи: в мае месяце текущего года состоится национальный диалог под эгидой ОБСЕ, и она сказала, что планируется открытие независимой типографии на средства Запада. Правда, не было говорено, какая страна это будет финансировать, и когда это произойдет. Но если бы это случилось, то это бы было очень хорошо для демократии в нашей стране.

Тенгиз Гудава:

А кто из представителей оппозиции участвовал в этой встрече?

Сейдахмед Куттыкадам:

В ней участвовали председатель Коммунистической партии, председатель Республиканской Народной Партии, заместитель председателя Гражданской Партии "Азамат" и я - 4 представителя оппозиции.

Тенгиз Гудава:

Итак, старая и почти избитая тема угрозы исламского экстремизма и общей нестабильности в Центральной Азии, похоже, сегодня дает толчок новому политическому и дипломатическому интересу к региону. Все лучше обманчивой кладбищенской тишины, которая и есть полигон любой нечистой силе.

На этой относительно оптимистической ноте позвольте завершить очередной выпуск программы "Центральная Азия", его автор Тенгиз Гудава. Всех вам благ!

XS
SM
MD
LG