Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Азербайджан стучится в Совет Европы

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: один из лидеров азербайджанской оппозиции, председатель партии "Мусават" - Иса Гамбар, заведующий сектором общественных связей президентского аппарата Азербайджана Рустам Мамедов и корреспондент Радио Свобода в Баку Эльмира Ахундова.

Тенгиз Гудава:

Программа "Кавказ" сегодня посвящена проблеме приема Азербайджана в Совет Европы.

Фабула такова: из трех закавказских республик в Совет Европы принята только Грузия. Армению и Азербайджан задержал карабахский конфликт и было сказано, что обе эти республики будут приняты вместе при выполнении ряда условий. Сейчас для Баку появилась возможность войти в Совет Европы, однако, этому может помешать конфликт между властями и оппозицией, обострившийся на фоне предстоящих осенью парламентских выборов. И реальностью становится уже совсем иной сценарий, когда в престижный орган будет принята одна Армения, а Азербайджан потерпит внешнеполитическое фиаско.

Парламентская Ассамблея Совета Европы (сокращенно ПАСЕ) в начале нынешнего лета должна решить вопрос о приеме Азербайджана в эту организацию. Официальный Баку весьма заинтересован в том, чтобы процесс прошел безболезненно и поэтому не отказывается от сотрудничества, а порой и от прямых рекомендаций экспертов Совета Европы по улучшению ситуации с правами человека и демократическими принципами. Среди наиболее реальных реформ Баку: отмена цензуры в средствах массовой информации, отмена смертной казни, передача учреждений для отбывания наказаний, а также следственных изоляторов из системы МВД в систему Министерства Юстиции. Где тут реальная демократизация общества, а где косметика и камуфляж - вопрос отдельный. Но факт, что Баку не безразличен к своему имиджу в глазах Европы. И вот последний рубеж: обязательства, которые ПАСЕ предъявила Азербайджану, как условие его принятия в Совет Европы.

Обязательств этих довольно много, и они разделены на несколько групп. В первой речь идет о присоединении республики к европейским конвенциям по правам человека, по пресечению пыток, защиты прав нацменьшинств и т.д. Отдельный раздел посвящается Нагорно-Карабахскому конфликту. Азербайджану предлагается продолжить усилия по мирному урегулированию проблемы и воздерживаться от угрозы применения силы. Кстати, этот раздел вызвал возражения некоторых депутатов Милли-Меджлиса (парламента страны), считающих, что в случае полного провала переговорного процесса, Азербайджан вправе обратиться к военным методам для освобождения оккупированных территорий.

В других разделах привлекает внимание требование внести изменения в законы о парламентских выборах и центральной избирательной комиссии, принять закон о борьбе с коррупцией, рассмотреть дела некоторых осужденных, которых правозащитные организации считают политзаключенными, превратить Первый Канал национального телевидения в общественный. Нетрудно заметить, что большинство этих требований созвучно с требованиями оппозиции, поэтому ее лидеры подписали документ. Кстати, это было тоже одним из требований ПАСЕ. Что же, путь в Совет Европы для Азербайджана открыт? Наш бакинский корреспондент Эльмира Ахундова развивает тему.

Эльмира Ахундова:

Не успели высохнуть чернила под обращением в ПАСЕ, как вокруг него развернулись нешуточные страсти. Ряд азербайджанских политиков, а также правозащитники, не замедлили обвинить лидеров азербайджанской оппозиции в предательстве национальных интересов. Директор Института мира и демократии Лейла Юнусова к примеру убеждена: у оппозиции была редчайшая возможность заставить власти пойти на серьезные уступки, и, прежде всего, вызволить из тюрем тех, кого оппозиция считает узниками совести. Вместо этого ее лидеры поспешили подписать документ, в котором говорится, что в Азербайджане, в основном, построено демократическое общество. Однако, не в лучшем положении оказались и власть предержащие: они взяли на себя весьма серьезные обязательства, которые, в случае их соблюдения, способны изменить расклад политических сил в стране.

Дело в том, что осенью состоятся парламентские выборы. Оппозиция намерена дать бой проправительственным силам и одержать победу. Ей для этого, однако, необходимо внести радикальные изменения в законы о Центральной Избирательной Комиссии и о выборах в Милли Меджлис. Теперь под давлением Совета Европы обязательства о демократизации этих законов под давлением Совета Европы взяла на себя команда Гейдара Алиева. В настоящее время законы, вокруг которых власти и оппозиция намерены ломать копья до конца, проходят процедуру обсуждения в парламенте. Оба законопроекта подготовлены в недрах президентского аппарата. Как и следовало ожидать, они сразу же вызвали резкую критику со стороны депутатов от оппозиции. Если говорить кратко, то основные претензии заключаются в следующем: во-первых, они настаивают на значительном увеличении числа депутатов, избираемых по пропорциональной системе, в то время, как в нынешнем варианте закона соотношение остается прежним - 25 депутатов по партийным спискам и 100 по мажоритарной системе.

Во-вторых, оппозиция протестует по поводу размера предвыборного залога который для отдельных депутатов должен составит 620 долларов, а для политических партий почти 25 тысяч долларов. По мнению оппозиции, обе эти суммы неподъемны, учитывая крайне низкий жизненный урове6нь населения страны. Главное разногласие вокруг принципов формирования будущего Центризбиркома. Основные силы оппозиции убеждены, что избирательная комиссия должна формироваться на паритетной основе - 50 процентов от властей и 50 от оппозиции. Представители правящей партии предложили другой вариант: одну треть назначают власти, одну треть - оппозиция, и еще одна треть - беспартийные депутаты. В таком случае власть сохраняет лицо перед Советом Европы и значительный контроль над Центризбиркомом, так как подобрать беспартийных членов ЦИК из числа лиц, лояльных власти, не так уж трудно.

Между тем, в июне этого года ПАСЕ намерена, наконец, рассмотреть вопрос о приеме в эту организацию Азербайджана. Если к тому времени власть и оппозиция не смогут прийти к консенсусу в вопросе выполнения взятых обязательств, рассмотрение заявки от Азербайджана может быть опять отложена. А пока оппозиция грозит власти массовыми акциями протеста, одна из которых должна состояться 20 мая, и предрекает, что предстоящие выборы в парламент станут началом ее конца. В общем, в республике весна и лето 2000-го года обещают быть очень жаркими - в прямом и переносном смысле этого слова.

Тенгиз Гудава:

Итак, последней преградой на пути Азербайджана в Европу стал конфликт оппозиции и власти. Перенесем этот конфликт на волны Свободы, пригласив для участия в беседе одного из лидеров азербайджанской оппозиции, председателя партии "Мусават" Ису Гамбара и заведующего сектором общественных связей президентского аппарата Рустама Мамедова. Первый вопрос оппозиции: господин Гамбар, вы поставили подпись под документом, в котором говорится, что "в Азербайджане, в целом, построено демократическое общество". Этим самым вы признаете заслуги властей в демократизации и демократических преобразованиях?

Иса Гамбар:

Тенгиз, это ошибка. Я и другие представители оппозиции не ставили подписи под этим документом. Это - отдельный документ, где азербайджанские власти берут на себя обязательства перед Советом Европы. А мы - представители оппозиции, подписали полустраничное письмо руководству Совета Европы, где подчеркиваются только три тезиса: во-первых, то, что оппозиция поддерживает вступление Азербайджана в Совет Европы, во-вторых, то, что эти обязательства обсуждались в парламенте, и в-третьих, мы подчеркнули, что мы считаем, что выполнение этих обязательств послужит развитию демократии в Азербайджане. Естественно, мы никогда не смогли бы подписать документ, где существует фраза о том, что в Азербайджане, якобы, существуют демократия и плюрализм.

Тенгиз Гудава:

Господин Гамбар, тогда пожалуйста уточните - те рекомендации, которые были предъявлены ПАСЕ. они выразились в виде обязательств, которые пред вступлением в Совет Европы должен взять на себя Азербайджан. Они в полном объеме еще не были подписаны?

Иса Гамбар:

В полном объеме они были подписаны властями Азербайджана. Оппозиция только подтвердила в отдельном письме что мы - сторонники вступления Азербайджана в Совет Европы, и что эти обязательства послужат развитию демократии в Азербайджане, и это действительно так, потому что в обязательствах речь идет о свободных- и справедливых выборах, равных возможностях на государственном телевидении и радио, речь идет об освобождении политзаключенных, реальной борьбе против коррупции в Азербайджане. Все эти обязательства - наше давнее требование к властям Азербайджана.

Тенгиз Гудава:

Теперь вопрос представителю аппарата президента Гейдара Алиева. Господин Мамедов, Азербайджан взял на себя обязанность пересмотреть дела ряда осужденных, согласно тому документу, о котором мы говорим. О ком идет речь, о каких осужденных, есть ли в Азербайджане политзаключенные?

Рустам Мамедов:

В Азербайджане политзаключенных нет. Это всем известно, и международные организации не раз проверяли, выясняли и уточняли. Возможно, какие-то уголовные дела, которые были связаны с военным переворотом и тому подобное - они могут быть заново пересмотрены, но каких-то конкретных факторов или вопросов на этот счет в общем то не выставлялось. Говорилось о том, что если есть вопросы или претензии по тем или иным вопросам, они могут быть заново рассмотрены, но это еще не означает, что сразу всех их выпустят на улицу. Если они виноваты - значит, они несут на основе закона соответствующую ответственность. Политических заключенных, как таковых, в Азербайджане нет. И вряд ли сейчас кто либо докажет, что те или иные деятели, которые находятся в тюрьме, являются политзаключенными.

Тенгиз Гудава:

Все-таки, какие конкретные дела имеются в виду? Вот, например, Сурет Гусейнов, Рахим Казиев - эти люди подпадают под возможный пересмотр их дел?

Рустам Мамедов:

Я, честно говоря, затрудняюсь ответить на этот вопрос, потому что таких конкретных обязательств, как таковых, азербайджанское правительство на себя не брало.

Тенгиз Гудава:

Господин Гамбар, вы согласны с тем, что в Азербайджане нет политзаключенных?

Иса Гамбар:

Ответ господина Мамедова полностью соответствует характеру нынешнего режима в Азербайджане и привычкам нынешних представителей властей. И в 1998-м году - перед президентскими выборами, когда мы требовали отмены политической цензуры в Азербайджане, власти утверждали, что в Азербайджане политической цензуры нет. Они говорили это, и внутри страны, и на международной арене, и пытались убедить представителей международных организаций в том, что в Азербайджане с прессой все в порядке, и цензуры не существует. Через несколько недель был издан "Указ об отмене политической цензуры в Азербайджане". На наши настойчивые вопросы: "Что же вы отменяете, если этого у вас не было"? - мы не получили вразумительного ответа. Сейчас происходит то же самое. Власти берут на себя обязательство освободить политзаключенных, а потом, и внутри страны, и за рубежом пытался убедить всех, что в Азербайджане политзаключенных нет. Конечно, это не соответствует действительности. В Азербайджане есть очень много политзаключенных, хотя об их количестве, и о том, кто именно является политзаключенным, и внутри азербайджанского общества есть разногласия.

Тенгиз Гудава:

Господин Гамбар, оппозиция настаивает на изменениях в законах о выборах, Центризбиркоме и так далее. Но сама оппозиция не может предложить на выборах единый список. Почему? Почему нет единства оппозиции?

Иса Гамбар:

Во-первых, оппозиция в Азербайджане довольно разнородна и, честно говоря, я редко встречал, чтобы в других странах, за исключением новых независимых государств, от оппозиции требуют единства. Во всех государствах существуют власти, и обычно это представители одной партии, и различные партии, которые претендуют на эту власть. Они все называются оппозицией, и никто от них не требует объединяться. Но в Азербайджане, видимо, действительно такая проблема есть, потому что существует авторитарное правление, и объединение оппозиционных сил, конечно, существенно способствовало бы мирному демократическому переходу власти в Азербайджане. Предложения в этом контексте были. Наша партия неоднократно предлагала другим партиям выступать на выборах единым списком по пропорциональной системе, и согласовывать кандидатов в мажоритарных округах. Пока, к сожалению, с предложением партии "Мусават" согласились не все представители оппозиции. Пока, к сожалению. Контакты продолжаются, и я не исключаю того, что в преддверии выборов мы добьемся создания реальной серьезной коалиции.

Тенгиз Гудава:

Вопрос Рустаму Мамедову: если спор между властями и оппозицией в Азербайджане затянется, если к этому присовокупятся митинги и демонстрации, то вопрос о принятии Азербайджана может быть опять отложен и тем самым может быть нанесен ущерб не только его международному престижу, но и партиям власти на предстоящих выборах. Как власти собираются выйти из этого трудного положения?

Рустам Мамедов:

Действительно подобный спор существует, и стороны ничего реального, как получается, с точки зрения оппозиции, друг другу предложить, к сожалению, не могут. Но оппозиция должна понять самое главное: что от вступления в Совет Европы в буквальном смысле слова зависит дальнейшая судьба Азербайджанской республики. Процессы демократизации в этой стране идут, и причем это не только точка зрения официальных властей. Азербайджан добился много чего даже по сравнению с бывшими советскими республиками. Главное то, что идет борьба за власть в ярой форме, и в борьбе за власть, к сожалению, иногда забываются главные постулаты государственности. Ведь глобальные интересы каждого народа и государств объединяют все силы. А наша оппозиция почему-то не всегда... Они подписали конкретный документ для вступления в Совет Европы, а теперь от него уже отказываются. Это тоже соответствует духу современного "оппозиционизма" в Азербайджане. Я бы отметил так: что реально, конечно, электората для ведения митинговой борьбы с властями у оппозиции сегодня не существует. Конечно, можно митинговать, вывести несколько тысяч людей, но это не мнение основного народа. Основной народ поддерживает решения, которые принимаются на уровне государства. Но нам сегодня, конечно, предстоит найти общий язык со всеми оппозиционными силами. Поэтому отсутствие единства в рядах оппозиции заключается в том, что многие из них подходят прагматически к вопросу будущей судьбы страны и предлагаемых вариантов законов о выборах, и о характере будущих выборов.

Я чувствую, что не все так плохо, как говорится со стороны ярых противников. Я думаю, что сегодня найти общий подход - это не то, какой-то процент или что-то, а сам факт проведения демократических выборов. А это во многом будет зависеть от реального участия оппозиционных сил, а не торпедирования, дезорганизации этого процесса.

Тенгиз Гудава:

Господин Гамбар, чтобы вы ответили господину Мамедову?

Иса Гамбар:

Честно говоря, когда я слушал доклад господина Мамедова, мне показалось, что он представляет не Азербайджан, а среднестатистическое европейское государство. Но мы живем в Азербайджане, и в Азербайджане есть две реальные силы: власти, которые пришли, узурпировали власть в результате вооруженного мятежа 1993-го года, и оппозиция, которая выступает против этих властей. Общество, в общем и целом, на стороне оппозиции, потому что за последние 7 лет оно доведено до такой ситуации, что у людей просто, честно говоря, нет другого выбора.

Из 8 миллионов населения Азербайджана сегодня как минимум 2 миллиона - четверть населения, и половина трудоспособного населения находится за пределами Азербайджана. Средняя зарплата порядка 45-50 долларов, а в ценах практически на все товары мы уже достигли среднеевропейских показателей. В этой ситуации господин Магомедов говорит о каких-то успехах, якобы, продвижении, и, якобы, существуют власти и общество, поддерживающее эти власти, и оппозиция, которая почему-то предъявляет различные претензии, но все это не так. У нас очень четкие требования, мы хотим свободных и справедливых выборов. Мы хотим создания Центральной избирательной комиссии, которая бы не зависела от властей Азербайджана и была бы независимой структурой, а не контролировалась бы властями, которые на каждом шагу нарушают права человека. Что касается диалога, то если власти были бы открыты к конструктивному диалогу, то мы участвовали бы в нем без каких-либо проблем. Но за эти 7 лет реальных контактов для конструктивного диалога в Азербайджане пока не было.

XS
SM
MD
LG