Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Статья Ахьяда Идигова

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с чеченским политиком Ахьядом Идиговым.

Тенгиз Гудава:

Ахьяд Идигов - один из чеченских руководителей, бывший председатель парламента Чечни, затем Председатель Комитета по Внешним Связям чеченского парламента, в настоящее время он находится в Брюсселе, где в рамках Международного Института европейской политики стремится разъяснить позицию чеченского руководства по одной из самых жгучих проблем сего дня - войне в Чечне. Ахьяд Идигов написал статью, которую он намерен опубликовать в западных изданиях - русский оригинал этой статьи передо мной.

Статья называется: "Чечня и Россия: решение проблемы взаимоотношений". Это - обширный материал, с главами об истории и географии чеченского народа, его взаимоотношениях с Россией. Мы узнаем, что первое чеченское государство было основано в 1785-м году шейхом Мансуром, затем в 1840-м году был Имамат Чечни и Дагестана во главе с Шамилем. С 17 августа 1917-го года чеченцы имели государственность в виде Горской республики, и это государство было признано Австро-Венгрией и Турцией. И все эти государства были уничтожены Россией.
В статье Ахьяда Идигова есть и такие разделы, как "Чеченцы и перестройка", "Послевоенный мирный период Чечни и России", "Основные причины военной агрессии России против Чечни 1999-го года", "Возможность мирного урегулирования российско-чеченских отношений"...
Я беседую по телефону с Ахьядом Идиговым.

Господин Идигов, какие цели вы ставите перед собой при опубликовании этой статьи?

Ахьяд Идигов:

При опубликовании этой статьи ставится цель, в первую очередь, чтобы общественное мнение на Западе, которое мало информировано о том, что происходило на территории Чечни, и вообще - на территории бывшего СССР - разъяснить ему нашу точку зрения и довести до них нашу позицию в этом смысле и то, как мы действовали, и сказать, что нужно подходить трезво, решать проблему, и что нельзя сегодня одобрять военные действия. Вы же понимаете, что Запад в целом одобряет то, что происходит в Чечне. Они только несколько возмущены тем, что это так происходит очень жестоко - эти действия против чеченского народа. Что вот "не надо так наглядно это делать, а надо было бы делать это мягче", - вот позиция, которая здесь прослеживается, и здесь на Западе думают, что чеченский народ действительно виноват, как преподносят это российские СМИ для своего обывателя. Поэтому я ставил себе, написав эту статью, цель разъяснить это.

Тенгиз Гудава:

Вы находитесь в Брюсселе - это столица Объединенной Европы, это место выбрано так, наверное, именно поэтому?

Ахьяд Идигов:

Да, это связано с этим. Я, в первую очередь, хотел сказать, что в первую очередь сегодня вина чеченского народа только в том, что он хочет жить как и все на равных в этом мире, и нельзя его обвинять в том, что он это делает. И делает он это, в первую очередь, в соответствии с нормами международного права и существующими в человеческой среде понятиями. И почему чеченский народ должен от этого сегодня страдать, почему мирные люди должны гибнуть, почему они должны быть беженцами бесправными, почему их всюду преследуют и убивают? Везде, когда об этом заявляют, на все эти вопросы - почему и почему, никто, ни на Западе, ни в России, не отвечает. И нужно развить, доказать и показать всем, что то, что происходит на деле в Чечне, это -преступление, геноцид против чеченского народа, преступление против человечности - если сегодня это так делается против чеченского народа, то это значит, что с позиций тех, кто это делает, это возможно против любого человека, любого народа.

Тенгиз Гудава:

Господин Идигов, в какой мере президент Аслан Масхадов знаком с вашей статьей?

Ахьяд Идигов:

В принципе, здесь заложены основы той позиции, которую занимает Аслан Масхадов и тех заявлений, которые он делал, когда проходила сессия ПАСЕ в Страсбурге в апреле месяце, и Комиссии ООН по правам человека в Женеве, и заявлений, которые он делал, и о которых мы с ним говорили, которые обговаривали по телефону.

Тенгиз Гудава:

Вот выдержка из статьи Ахьяда Идигова:

"Развал советской империи произошел 8 декабря 1991-го года. Уже с самого начала этот процесс пошел в сторону неравенства стартовых условий. Нарушили международное право о самоопределении наций, о неизменности границ по Хельсинкскому соглашению 1975-го года, нарушили законы СССР о выходе из состава СССР. Произошедшая методика развала страны не была согласована со всеми составляющими ее республиками. Это было желанием руководителей только трех союзных республик. Не спрашивали мнения других. Не спросили у своих народов и народов еще 29 союзных республик. В декабре 1993-го года в России принимают Конституцию и самовольно, незаконно вписывают в нее Чеченскую республику, считая ее составной частью своей страны. Но никто из населения Чечни не принимал участия в референдуме по принятию Конституции России. Спрашивается: каким принципом руководствовались авторы этого беззакония? Ясно только одно: они заложили основу для долговременного конфликта. Авторы этого беззакония готовились к войне."

Господин Идигов, при всем этом в содержании статьи я не нашел ничего принципиально нового - это известная позиция чеченской стороны. Быть может, аргументы изложены более наглядно, более убедительно... Все-таки, есть ли подвижки в позиции Масхадова, есть ли динамика в его политике?

Ахьяд Идигов:

Найти что-то новое в той позиции, в которой мы говорим, что нельзя убивать чеченский народ и что это преступление - в этом ничего нового найти нельзя. Потому что нет ничего того, чтобы изменилось с российской стороны. Продолжают военные действия, оккупацию, преследования людей, называя это "терроризмом", "бандитизмом", называя всех чеченцев "преступниками"... Народом избранный президент, народом избранный парламент, его депутаты преследуются. Вот, 17-го числа в этом месте арестован, взят, так сказать, в заложники председатель парламента Руслан Алихаджиев. Так спрашивается, против кого борется Россия, если они говорят, что борются против терроризма? Где этот терроризм, и как они могут выдвигать обвинения и совершать такие военные действия и преступления?

Наша позиция неизменна: мы являемся частью этого мира, и народ имеет право на правовое демократическое существование в этом мире, и никто не имеет права убивать нас, никто не имеет права безнаказанно действовать. Вот наша позиция, и что может быть нового? Наша позиция в целом изложена. Сказано, что мы готовы на переговоры, мы готовы на равноправный диалог, но российская сторона отказывается, игнорирует это и знаете почему? Потому что их позиция совершенно несостоятельна. Если бы она была состоятельна, то они могли бы сесть за стол переговоров и доказать, что в том или том виновата та или иная личность или орган власти, с точки зрения международного права. Но они этого не делают, и поэтому в нашей позиции не может быть ничего нового. Мы заявили, что мы согласны выполнять принципы и решения, которые выдвигают ООН - Комиссия по правам человека, и резолюцию, которая была принята 6 апреля в Страсбурге, как и ту резолюцию, которая была принята в Стамбуле на саммите ОБСЕ.

Тенгиз Гудава:

В российских СМИ появилось сообщение о том, что Масхадов называет Басаева, Хаттаба и Яндарбиева "оппозиционерами" и призывает не рассматривать их как представителей Чечни. Как бы вы прокомментировали это сообщение?

Ахьяд Идигов:

Понятие оппозиционер - это нормальное слово, они могут иметь свою точку зрения с позиции решения той или иной задачи в политике. Конечно, Масахдов имеет свою позицию и отстаивает ее как президент Чечни, а те люди, которых вы назвали, могут иметь свой подход к решению того или иного вопроса. Но я убежден, что и те, и другие заявляют, что они делают это во благо чеченского народа.

Тенгиз Гудава:

В вашей статье, в том пункте, где говорится о Басаеве, есть весьма странный пассаж: вы пишете о начале того, что известно как вторая чеченская война:

"17-го июля 1999-го года российские войска вторгаются в Чечню под предлогом беспорядков на границе. Президент Масхадов выжидает и надеется на мирный исход. Но война продолжается. Кроме этого Россия разворачивает боевые действия в горной части Дагестана, куда в августе 1999-го года направляются и чеченцы - добровольцы во главе с Басаевым".

Это все похоже на то, что чеченцы - "добровольцы во главе с Басаевым" были направлены по указанию Москвы?

Ахьяд Идигов:

Ну, мы с вами можем рассуждать, что их направила или Москва, или другая какая-то страна, но там сказано слово "добровольцы". В этом слове заложено все. Когда рядом с местом, где проживал Басаев - Веденским районом произошли военные действия, они попросили помощи, здесь Басаев со своим отрядом пошел туда, пробыл где-то 10 или 11 дней... Когда президент Масхадов и парламент сказали, что нужно вернуться оттуда, потому что это уже Россия рассматривает в политическом плане, что, якобы, добровольцы выступают от имени всего чеченского народа... А так же нельзя. Сколько добровольцев, скажем, в Югославии, было из России или на Кубе, в других странах, и это же не говорило, что воюет вся Россия. Добровольцы - понятие такое... Другое дело, что нельзя было разворачивать военные действия ни в Дагестане ни в Чечне, а надо было решать эти вопросы мирным путем, искать пути выхода. А дело в том, что российской власти не было нужно продвижение по мирному пути, а нужна была война, и поэтому ее спровоцировали. И вы хорошо понимаете, как ее использовали. Благодаря этой войне на престол привели нового президента России. И в мире все это знают, это не секрет. Война на Кавказе - это просто инструмент, которым сегодня несостоятельная политика России укрепляется с точки зрения силы. Империя возрождается за счет чеченской войны, крови, за счет того, что всех, кто есть вокруг, пытаются припугнуть: "Вот и с вами будет то, что здесь".

Тенгиз Гудава:

Вот еще одна выдержка из статьи Ахьяда Идигова:

"В Европе, похоже, русские убедили многих, что массовость и наглядность жестокого обращения российских войск с мирным населением Чечни есть часть важного плана России по борьбе с международным исламским терроризмом. Запад, сам не вовлекаясь в конфликт, соглашается на то, чтобы Россия брала на себя эту роль, выбирая более выгодный для себя вариант. Запад намеренно доверяется российской информационной пропаганде. Здешние политики открыто не отстаивают интересы своих стран на Кавказе и в Средней Азии в надежде на лучшие времена. Поэтому они, государственные чиновники Запада, хотя и обладают полной информацией о ситуации в Чечне, говорят о возможной на Кавказе милитаризации и нестабильности при существовании Чеченского государства, не справившегося в 1997-м - 1999-м годах с преступностью, наркоманией и исламским терроризмом. И говорят, что главная их заинтересованность в том, чтобы была стабильность на Кавказе..."

Тенгиз Гудава:

Господин Идигов, в короткий мирный период между двумя войнами - в 1996-м - 1999-м годах, руководство Чечни не продемонстрировало особого стремления привить у себя западные демократические ценности. Скорее, наоборот. Сейчас вы пишете о "двойном стандарте" в подходе Запада к Чечне. Как бы вы объяснили это несоответствие?

Ахьяд Идигов:

Ни мне, ни вам такое заключение делать непозволительно. Это может быть ваше мнение или мое. Мы говорим "не продемонстрировала", "не сделала", "не участвовала" - мы можем говорить эти общие слова, но давайте посмотрим, как все это было. Первое, что Чечня продемонстрировала - это в 1996-м году была остановлена война, были произведены действия, направленные на мир, и были для становления демократической правовой государственности проведены на основе Конституции Чеченской Республики Ичкерия выборы. И здесь присутствовали наблюдатели от ОБСЕ - вы знаете, сколько государств она представляет, и был 12 мая 1997-го года подписан Договор о мире - был подписан президентом Масхадовым и Ельциным. В нем закладывалась основа того, что больше никогда не будет с обеих сторон ни войны, ни угрозы войны. Но после этого российская сторона не предпринимала никаких действий для соблюдения этого договора.

Война разрушила всю нашу инфраструктуру, все города и села, 120 тысяч человек было убито. И после этого ни зарплаты, ни восстановления, ни других каких бы то ни было действий - ничто в Чечне не делалось. Кроме этого блокировалась вся направлявшаяся для нас с Запада гуманитарная помощь. Никакие инвестиции не давались. Представляете, в какой ситуации после разрушений войны находился чеченский народ. Действовал президент, действовал чеченский парламент, принимали соответствующие законы... здесь были, как вы сказали, "оппозиционеры"...вследствие чрезвычайной экономической и психологической ситуации появлялись "оппозиционеры" внутри Чечни, которые вели работу против этой власти, которая занималось становлением нашего государства. Эти некоторые "оппозиционеры", которые именно были неугодны линии, которую проводило с точки зрения международного права государство, они поддерживались больше Россией, их силы подкреплялись материально, и ставилась задача подорвать Чечню изнутри в военном отношении, сделать гражданскую войну. И на религиозных, и на межтейповых, территориальных и других основах...

Тенгиз Гудава:

В завершение выпуска я хочу привести одно предложение из статьи Ахьяда Идигова: "... ведь территория Чечни находится под юрисдикцией Совета Европы". (конец цитаты)

XS
SM
MD
LG