Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Техногенная война

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. Он беседует с беженцем из Чечни, ученым и политиком Баудином Кадиевым.

Тенгиз Гудава:

Я уже не раз говорил о том, что драма чеченской независимости напоминает революционные события России в начале ХХ века. Если признать эту аналогию, то Баудина Кадиева надо считать старым спецом, принятым на службу революционной властью.

Имеющий врачебное и юридическое образование, доктор Кадиев работал судмедэкспертом в системе здравоохранения до того, как в мае 1994 года был введен в состав Академии Наук Чеченской республики Ичкерия, где занял пост заместителя президента АН. В период президентской избирательной кампании руководил командой Аслана Масхадова, а после избрания Масхадова президентом стал его помощником по внешнеэкономическим и внешнеполитическим связям. Затем Баудин Кадиев работал помощником премьер-министра по тем же вопросам и был полномочным представителем Чечни в южных республиках России.
Ныне господин Кадиев - беженец в Чехии. Мы беседуем в Пражской студии Радио Свобода.

Господин Кадиев, вы были в чеченском политическом истеблишменте, насколько я понимаю. Как вы оцениваете этих людей, людей из политической элиты Чечни, в частности, президента Масхадова и других?

Баудин Кадиев:

На мой взгляд, была проведена титаническая работа по урегулированию отношений Чечни и России, результатом которой явилось подписание Договора о мире 12 мая 1997-го года, где было указано, что все спорные вопросы с Россией будут решаться на основе международного права без применения силы и даже угрозы ее применением. Я считаю, что эти люди, они сделали все возможное и невозможное, чтобы уйти от будущих распрей. Но случилось то, что случилось. Человеческие качества - как и все люди, все они, конечно, разные, но упрекнуть ведущих лидеров - я имею в виду непосредственно президента, вице-президента и людей, которые непосредственно были в политике, в нечестности или каких-то иных негативных моментах, я, например, не могу.

Тенгиз Гудава:

Скажите, они в какой мере контролировали ситуацию в республике - главное обвинение к правителям Чечни того времени то, что они не контролировали ситуацию?

Баудин Кадиев:

Да, была преступность, и была высокая преступность. Я считаю, что это - естественное следствие послевоенного периода - возьмите историю других стран, вышедших из войны - увеличивается преступность, разгул бандитизма и так далее. Но мнение, что руководители Чечни не контролировали ситуацию, очень натянуто и, я считаю, что несправедливо. Ситуация контролировалась, но на мой взгляд, велась очень большая работа, чтобы вбить клин между руководителями Чеченской Республики Ичкерия, и что-то, или даже многое, можно считать, удалось, потому что мы получили те последствия, которые сейчас имеем. А создать глобальное впечатление того, что руководители республики не контролировали ситуацию - это неправда. Доказательством этого служит то, что вот такое массированное сопротивление повстанцев и продолжающаяся война, перешедшая в фазу партизанской - если бы этого было, не так все было бы, кончено было бы, как было заявлено, двумя полками за два часа.

Тенгиз Гудава:

Идея чеченской полноценной государственной независимости, которой вы служили. Как вы сегодня считаете, это - утопия или нечто реальное?

Баудин Кадиев:

Исходя из международного права каждая нация имеет право на самоопределение. Давайте вспомним слова Ельцина, который говорил "Берите себе столько полномочий, сколько сможете их претворить в жизнь". В этом плане чеченский народ и руководители, наверное, оказались немного наивными людьми. Они в буквальном смысле поняли то, что говорили им президент и правительство России. Была попытка реализовать это на деле. Тем более, что история взаимоотношений Чечни с Россией имеет многовековую давность.
Это - 400-летнее противостояние чеченского народа и России, или, точнее, агрессия России в Чечне, которая в каждом столетии продолжалась десятками карательных экспедиций. Я считаю, что это не была утопия. Это было вполне реально и должно было случиться. Однако, Российское государство считает своим правом право сильного и это единственный закон, который сегодня действует на территории России.

Тенгиз Гудава:

В ряды сопротивления вы не попали и стали беженцем. Передо мной ваше ходатайство в Миграционную службу республики Ингушетия о признании вас вынужденным переселенцем. Чем было вызвано это заявление, вас не хотели признать беженцем?

Баудин Кадиев:

После начала второй русско-чеченской войны, когда начались массированные бомбардировки города Грозный, жители должны были покинуть его, и покидали они его по единственному коридору в сторону Ингушетии. Мое положение вообще было сложное, в связи с тем, что я имел отношение к правительству. Нужно было как-то реабилитироваться, как-то показать, что я на законном основании нахожусь на территории Ингушетии, иначе мне грозил немедленный арест со всеми вытекающими последствиями.

Я думаю. что этого не случилось, просто потому что не все сразу успевают делать, потому что в это время больше, видимо, у руководителей России голова болела об общей картине, а сейчас мы видим примеры, что арестовываются не только основные руководители, но чиновники весьма низкого ранга. Вот, передавали по радио, что были арестованы двое малоизвестных помощников Удугова... весьма серьезный политик, председатель парламента Руслан Алихаджиев арестован, но уже начинают арестовывать и людей рангом поменьше, весьма по надуманным фактам. Содержатся они именно в Чернокозово, имеющем на сегодняшний день ужасающие характеристики лагере.

Тенгиз Гудава:

Господин Кадиев, ответ Миграционной службы Республики Ингушетия - это из коллекции бюрократических шедевров. Позвольте мне, я просто приведу этот ответ:



Федеральная Миграционная Служба России.
Миграционная служба Республики Ингушетия.
Кадиеву Баудину Бертовичу, ст. Троицкая, ул. Шоссейная, 11.

На Ваше Заявление от 14.02.2000 г. сообщаем:

1. Согласно п.1 ст. 1 и п.3 ст.2 Закона Российской Федерации "О вынужденных переселенцах" вынужденным переселенцем не может быть признано лицо, покинувшее постоянное место жительства вследствие чрезвычайных ситуаций техногенного характера, то есть, речь может идти только о преследовании конкретного лица или членов его семьи по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языку и так далее, а также, если по одному из вышеназванных законом признаков происходит массовое нарушение общественного порядка.

2. В данном законе не сказано о военных действиях, а эти действия по смыслу закона относятся к действиям техногенного характера.

Уверяем Вас, что при внесении в Закон "О вынужденных переселенцах" изменений и дополнений, регламентирующих происходящие сегодня в Чеченской Республике события, Миграционная служба Республики Ингушетия примет меры для выполнения всех требований закона.

И.о. руководителя МС РИ М.З. Гиреев
Исп. Цечоев М.М.



Итак, война оказывается это действие техногенного характера, а не война как таковая. Второй "перл" не менее интересный: оказывается, российский Закон о беженцах не предусматривает существование в природе беженцев от войны. Господин Кадиев, судя по тому, что вы здесь, ваша ингушская эпопея завершилась не самым блестящим результатом, и вы решили обратиться в Чехию. То есть, вы решили познакомиться с чешской бюрократией?

Баудин Кадиев:

С вашего позволения я бы чуть-чуть акцентировал внимание именно на этом ответе. Я считаю, что он является издевательством над здравым смыслом. Странная картина получается: мы знаем, что по официальным данным свыше 50 тысяч мирного населения уже уничтожено, а если по итогам первой и второй войны - почти 180 тысяч людей. Значит, убийство, а я по-другому это не квалифицирую, 180 тысяч людей , где погибли в том числе и моя мать и близкие родственники - российская сторона считает, что это не было угрозой для моей жизни. Разрушенное хозяйство всей республики и вообще вся республика разрушена, остались целыми только единичные дома - российская сторона считает, что не имело место массовое нарушение общественного порядка. Вообще, я считаю себя неплохим знатоком русского языка. Но этот термин "техногенный характер" мне вообще не понятен.

Тенгиз Гудава:

Мне тоже...

Баудин Кадиев:

Что значит техногенного характера? Какая разница, от чего это произошло. Беженец уходит от бомб, беженец уходит от угрозы для жизни, от массовых нарушений общественного порядка - все это налицо. Придумали такое слово "техногенный характер". Война вообще не увязывается ни в какие дела, а значит, и не беженец. Нетрудно догадаться, почему такие ответы идут - признав меня вынужденным переселенцем по законодательству России они берут на себя хотя бы на бумаге определенные обязанности. Чтобы не создавать себе эти обязанности они и дают такие ответы, которые разуму не поддаются.

Тенгиз Гудава:

Передо мной еще более удивительный документ. Этот документ предоставили нам вы:

Министерству внутренних дел Российской Федерации.

Приказ

17 сентября 1999 г. Москва № 54 1

О мерах по устранению условий возможности проведения террористических актов на территории Российской Федерации.

В связи с проведением контртеррористической операции на территории Дагестана и неоднократными угрозами со стороны чеченских вооруженных бандформирований, взрывами жилых домов в г. Буйнакске и Москве. Есть основание предположить угрозу взрывов и в других крупных городах России.

Приказываю

1. Создать жесткие условия жизни и деятельности лиц чеченской национальности на территории Российской Федерации.

1.1. Ограничить, а по возможности запретить регистрацию чеченцев в г. Москве и других городах России.

1.2. Проводить регулярные проверки по местам проживания лиц чеченской национальности.

1.3. Взять под особый контроль регистрацию фирм и предприятий с участием лиц чеченской национальности и других выходцев из Чечни.

1.4. Провести аудит фирм с участием лиц чеченской
национальности и других выходцев из Чечни, с
одновременным блокированием их счетов во
избежание возможности финансирования
чеченских бандформирований.

1.5. Ограничить выезд лиц чеченской национальности из мест постоянного проживания.

1.6. Ограничить выдачу виз и загранпаспортов лицам чеченской национальности.

1.7. Задерживать и доставлять в местные ОВД чеченцев до полного выяснения их личности и рода занятий.

Министр внутренних дел
Генерал-полковник милиции В.Б.Рушайло



Как бы вы прокомментировали этот документ?

Баудин Кадиев:

Я бы начал с того, что обратите внимание, что этот приказ вышел 17 сентября 1999-го года, когда вторая русско-чеченская война, по сути дела, еще не началась - были события в Дагестане, но уже имели место взрывы в Буйнакске и Москве. Я считаю, что этот документ является одной из форм подготовки к вводу войск в Чечню и развязыванию новых кровавых событий в Чечне, для нас это не является сенсацией, потому что все это претворяется в жизнь на практике в жесточайших рамках. Ваш покорный слуга тоже прошел процедуру задерживания и несколько суток провел в приемнике-распределителе, правда, на Украине. Но те, видимо, тоже руководствовались этим документом. Милицейские чиновники прямо мне сказали, что между Россией и Украиной есть негласное соглашение о том, что лиц чеченской национальности надо задерживать и проверять - имеют право держать до 30 суток.

Ни что иное, как нарушение всех мыслимых и немыслимых прав человека и целого народа - вот что такое этот документ. И я считаю, что это идет этническая война, именно в плане преследования лиц по национальному признаку. А такие документы, пожалуй, только ленивый человек не имеет на руках, потому что они всеми формами гуляют по Москве, еще не успеют чернила высохнуть, как документ попадает к чеченцам.

Тенгиз Гудава:

Но вот тут на документе гриф "для "внутреннего пользования", а как он к вам попал?

Баудин Кадиев:

Только ленивый чеченец не имеет таких документов, а если вы поинтересуетесь у других лиц, они еще у многих будут.

Тенгиз Гудава:

А достоверность этого документа?

Баудин Кадиев:

Я в канцелярии министра внутренних дел не находился и из канцелярии эту копию не брал, но обратите внимание на форму документа и то, что происходит сегодня на всей территории Российской Федерации. Это один к одному свидетельствует, что то, что происходит в жизни, то и на бумаге.

Тенгиз Гудава:

Господин Кадиев, согласно этому документу чеченцев надо во-первых "не пущать", а во-вторых - давить. То есть, это даже не этническая чистка, при которой население выдавливается...

Баудин Кадиев:

Это геноцид...

Тенгиз Гудава:

Это, скажем так, не выдавливание, а больше давить... Как вы думаете, что станет с теми, кто остается в Чечне? Что будет в Чечне - ваш прогноз?

Баудин Кадиев:

Вообще, прогнозировать - дело очень неблагодарное и сложное, но я считаю, что унижения чеченцев еще впереди и думаю, что этот процесс, становления, скажем так, будет идти десятилетиями. Ну а на сегодняшний день - у меня есть еще ряд документов, которые доказывают, что идет целенаправленная политика уничтожения чеченского народа. Вот в одном из своих выступлений в присутствии президента Чехии Гавела я привел русскую пословицу:" Лес рубят, щепки летят". Так вот, я считаю, что щепки - это 180 тысяч уже убиенных чеченцев, а лес - сам чеченский этнос, который либо убивается на месте, либо те, кому повезло, рассеиваются по всему миру. Идет политика, направленная на то, чтобы эта нация как цельная нация со своей самобытностью и культурой уже не поднялась.

XS
SM
MD
LG