Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с пресс-секретарем президента Киргизии

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава:

Помнится, на заре независимости постсоветских республик Центральной Азии пресс-секретари президентов были доступны. То было время неслыханных надежд, и президенты Назарбаев и Акаев были любимчиками журналистов, а их пресс-секретари - нашими коллегами, даже, порой, друзьями... Сегодня Назарбаев объявлен врагом прессы, надежды на демократическое процветание Ельцин провалил - в чем потом покаялся. Пресс-секретари центральноазиатских президентов стали недоступнее самих президентов. Казалось, наступил новый "ледниковый период" "безгласности" и добиться связи с президентскими глашатаями стало так же непросто, как взять интервью у "снежного человека"...

Поэтому, когда моему киргизскому коллеге Нарыну Айипу удалось договориться об интервью с пресс-секретарем президента Киргизии, господином Османакуном Ибраимовым, у нас был праздник.

Господин Ибраимов, вы - первый за последние годы из пресс-секретарей президентов Центральной Азии, кто согласился дать интервью Русской Редакции Радио Свобода. Очень трудно и даже просто невозможно связаться с вашими коллегами из других республик. Таким образом, разрешите поблагодарить вас, но и предупредить: Радио Свобода задает нелицеприятные вопросы. Вы готовы к таким вопросам?

Османакун Ибраимов:

Я более чем готов, а что касается моих коллег из других стран, то я могу сказать только одно: это - казалось бы, незаметная, но очень большая разница, которая существует между Кыргызстаном и его соседями. Вы можете из этого заключить, какая мы страна!

Тенгиз Гудава:

Тем не менее, в последнее время много говорится об откате от демократических завоеваний в Киргизии. Имеется в виду целый ряд антидемократических проявлений в этой республике, таких, как нарушения во время парламентских выборов в феврале - марте этого года, арест Феликса Кулова и другие явления. Как бы вы объяснили эти факты?

Османакун Ибраимов:

Вы знаете, я, прежде всего, хочу знать, что мы, конечно, не без проблем, наша страна имеет свои проблемы развития, я имею в виду развития и экономического характера. и демократического характера. Все это связано и с нашим общим прошлым, с тем наследием, которое сейчас тяжелой гирей мешает нам идти вперед, и с той степенью преступности, которая существует в нашем обществе. И преступность - не только в смысле, что некоторые госчиновники, пользуясь своим положением, успели провороваться и создать этим самым проблемы для всего общества. Это и другие проблемы. Когда государство начинает браться за решение проблемы, то неизбежным становится проблема лоббирования, элементарное стремление перевести элементарную уголовщину на политическую плоскость и так далее...

Что касается "отката", то я могу заметить, что если в Кыргызстане "откат" от демократии, то я могу признать, что происходит в других странах... Поэтому, лучше всего не говорить об "откате от демократии", а нужно говорить о росте демократии, о том, что демократия - это не гладкий процесс, это не скатывание по наклонной плоскости без никаких проблем, а живой процесс, живые люди, которые исповедуют разные мировоззрения, от коммунистического, до правого, националистического и так далее. И в этом лабиринте, и в этой ситуации Кыргызстану необходимо все же остаться как бы демократической республикой, поэтому я предложил бы относительно Кыргызстана все-таки применять несколько смягченные эпитеты, потому что у нас речь не идет об "откате от демократии", речь идет о борьбе за демократию.

Тенгиз Гудава:

Господин Ибраимов, вот, если применять более смягченные эпитеты - дело не в том, что мы готовы применять такие эпитеты, а вот конкретный пример: 25 - 27 июня в Варшаве должна состояться встреча на министерском уровне стран, избравших демократический путь развития. Эта встреча - совместная инициатива правительств Польши, Чехии, Чили, Республики Корея, Мали и США. Первоначально Киргизия была приглашена на этот форум, но вот, как заявил председатель Хельсинской Комиссии Конгресса США Кристофер Смит: "В свете последних антидемократических действий правительства Киргизии было бы крайне неуместным приглашение Бишкека на подобный форум". Господин Ибрагимов, мой вопрос, какова реакция официального Бишкека на возможное аннулирование его приглашения на демократический форум в Варшаве?

Османакун Ибраимов:

Это будет очень жаль, что Кыргызстан не будет приглашен на Варшавскую встречу, что касается высказываний господина Смита, то эта персона нам отчасти известна, он почему-то слишком настроен против Кыргызстана, и мне трудно понять, что он думает о других странах, и как вообще Америка строит свои отношения с другими странами, я имею в виду и моральные и политические и другие... Но не мое дело разбирать чужие политические подходы, чужие, как говорят, стандарты, и то, насколько они выдержаны и имеют какой-то действительно устойчивый характер, и какую-то принципиальную основу. А отказать Кыргызстану в приглашении и делать из этого какие-то далеко идущие выводы - нам это просто не понятно. Не надо просто демонстрировать везде и всюду какие-то откровенные двойные стандарты. Это нам в Кыргызстане непонятно.

Тенгиз Гудава:

Господин Ибраимов, я с вами согласен в том, что есть различия в уровне демократии между Киргизией и, скажем, Узбекистаном или Туркменистаном. Более того, стоит, видимо, сказать, что несмотря ни на что Кыргызстан продолжает оставаться самой либеральной страной Центральной Азии. Но это, видимо, не потому что он так быстро движется вперед по пути демократии, а потому что остальные республики уже совсем отстали. Но я не хотел бы, господин пресс-секретарь, выполнять вашу работу, хотя мы и коллеги, итак, могли бы вы сами перечеслить главные демократические заслуги президента Акаева?

Османакун Ибраимов:

Мы живем в действующей демократической стране, конечно, она не самая лучшая демократия в мире, но, безусловно, лучшая на этом субконтиненте. Это первое. Второе: мы 10 лет живем в условиях мира и гражданского согласия и ...больших этносов и более 70 малых. У нас существует действительная свобода слова. У нас не преследуется ни одна религия, если она, конечно, не нарушает Конституцию. Мы наиболее продвинутая страна в смысле проведения рыночных реформ, что я думаю, не должно быть забыто нашими друзьями и доброжелателями, и недоброжелателями на Запале, да и во всем мире. Мы - страна, где разрешено многое, что даже и не снится нашим соседям - и дальним, и ближним, да и многим странам, и Западного полушария, и Восточного. Мы, не имея, в общем, тех богатств, которыми располагают другие страны... но все же они не сумели обеспечить уровень жизни, который существует у нас - это говорит само за себя. Мы должны были жить, скажем, во много раз хуже, чем это имеет место, скажем, в нашем братском Казахстане. ( Я это говорю абсолютно доброжелательно. Казахстан действительно наш самый ближайший союзник и сосед. Но мы живем не хуже. Если говорить об общем уровне населения, то мы живем не хуже, чем Казахстан). Это потому что у нас разумная рыночная политика, и наш народ раскрывает свой потенциал, который всегда был задвинут и закрыт в годы Советской Власти. Подытоживая, чего добился президент Акаев за годы своего президентства, я хочу сказать, что в Кыргызстане произошла глубинная революция, если хотите. Наш народ не тот, который был 10 и 8 лет назад. Мы сейчас можем сказать, что наш народ - уже другой народ, и он лучше готов жить в XXI веке. Я боюсь, что этого не произошло с некоторыми другими народами.

Тенгиз Гудава:

Господин Ибраимов, 8 июня в Бишкеке должен состояться "Круглый стол" оппозиции и властей. Кто примет участие в этом форуме и какие вопросы будут обсуждаться?

Османакун Ибраимов:

Эта идея принадлежит лично президента Акаеву, она была поддержана ОБСЕ - местными представительством этой организации. Я хотел бы просто уточнить, что это не диалог оппозиции власти, а широкий диалог с участием политических партий, неправительственных организаций и правительства. Во встрече будут принимать участие президент Акаев, будет обсужден вопрос, связанный с прошедшими парламентскими выборами, где действительно были допущены нарушения, где были ущемлены права избирателей. Но сказать, что это было повсеместно было бы неверно. Конечно, на Западе имеют мало представления о том, что такое трайболизм, что такое племена, что означает родоплеменная генеалогия, структура кыргызов и полиэтнияческий состав нашего народа, и тогда можно понять, что когда речь шла о выборе того или иного кандидата, что в ход пошло все, что можно пустить в ход в таком случае. Кандидаты в депутаты использовали все - от трайболизма и национализма до, если хотите, расизма.

Тенгиз Гудава:

Господин Ибраимов, мой коллега из Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айип хочет подключиться к беседе.

Нарын Айип:

У меня вопрос вот какой: вот Круглый Стол с оппозицией. ОБСЕ действительно поддержал, однако, 7 июня офис ОБСЕ в Бишкеке отказался участвовать в этом Круглом Столе. Мы связались с этим офисом и они нам сказали, что это совершенно не тот Круглый стол, который мы планировали проводить. Это - власть, правительство проводят этот Круглый Стол и только они могут быть сами ответственны за его результаты и весь Круглый Стол, потому что все основные оппозиционные партии, которые должны были участвовать в Круглом Столе уже отказались от участия. Кроме того, на этот Круглый стол приглашаются по 25 представителей от оппозиции, 25 от власти и 25 от неправительственных организаций. 70 человек как минимум. Если там по 2 человека придут, то окажется больше 100 человек. Очень трудно представить себе, что на каком-то таком большом собрании можно добиться какого-то реального результата. Тем более, что этот Круглый Стол задумывался, чтобы смягчить эти разногласия между правительством и оппозиций. А здесь получится, что каждый выскажет свое мнение и останется при своем мнении, и реальной большой пользы не видится. Как на это смотрите вы?

Османакун Ибраимов:

Ну, насколько я понимаю, вы не задали вопрос, а вы высказались по ряду вопросов. Но это же ваше дело. Вы работаете в этом радио. Но я хочу начать с того, что случилось с Данияром Усеновым. При всем при этом я думаю, никто не должен приветствовать , что депутат который пользуется неприкосновенностью, каким-то иммунитетом, еще к тому же мультимиллионер, и он может любого обидить, любого избить и он должен быть свободен от судебного преследования. Я думаю, что это не приветствуется ни Западом. ни Востоком, ни тем более Радио Свобода. А что касается Круглого стола, то вы знаете, что мы надеемся, что этот Круглый стол все же дат какой-то толчок для снятия того слоя недопонимания и недоразумения, который имеет место сейчас в кыргызском обществе. Первым человеком, который этого пожелал, был президент Кыргызстана Аскар Акаев. Но я вас понимаю, что вы хотите все, что происходит в Кыргызстане видеть непременно в негативном свете. Я бы посоветовал просто подумать о том, что оппозиционные партии не хотят участвовать при этом, поставив заведомо невыполнимые требования. Они говорят, что нужно освободить Кулова и вручить ему при уходе из СИЗО мандат депутата. Это... никто не может делать такое в Кыргызстане, потому что это невозможно по законам.

Нарын Айип:

Мне кажется, что сам по себе смысл этого Круглого Стола был осноавывен оппозиционные партии там где есть противоречия. Вот о чем по моим понятиям должен был быть Круглый Стол. А если собирать все политические партии и неправительственные организации, которые существуют в Кыргызстане, то это просто будет обмен мнениями. Но главный то смысл был когда Ян Кобеш встречался 15 марта в Бишкеке с президентом Акаевым, как раз прошли выборы и были эти трения. Начавшиеся 15 марта пикеты в Бишкеке продолжается уже более 80 дней, и Круглый Стол планировался чтобы решить главное противоречие и нужно было мне кажется именно с главными оппозиционными партиями, основными оппозиционными фигурами, из-за которых возникают такие противоречия.

Османакун Ибраимов:

Вы знаете, я вас понимаю. Я очень благодарен за ваш совет. Радио Свобода иногда подсказывает очень дельные советы. Мы это внимательно слушаем и принимаем во влияние. Но что касается того, что некоторые оппозиционно настроенные политические партии не любят, когда много людей собирается, и тем более людей не оппозиционных, а, скажем, центристские левые или правые - им это не нравится такое общество. Они гордо самоизолируются от общественного диалога, где как раз и можно было воспользоваться такой возможностью и сказать свое мнение. Это конечно их мнение. Но в целом я с сожалением должен сказать, что в Кыргызстане уровень наших оппозиционных партий за исключением считанных одной иди двух крайне низок. Поэтому это действительно достойно сожаления. Вам из далекой Праги, с высоты Радио Свобода кажется, что кто оппозиционный, тот и самый умный, и самый глубокосмотрящий. Но я отсюда из Бишкека, где я часто общаюсь с лидерами этих партий, я с большой досадой наблюдаю, что они хотят того, чего сами не знают - это почти как в сказке.

Тенгиз Гудава:

Господин Ибраимов, если это позволительно, то я хочу отвести это как мне кажется несправедливое обвинение, что сотрудники Радио Свобода выискивают только негативные стороны жизни Киргизии. Но вместе с тем разве не настораживает тот факт, что оппозиция при всем том, что вы говорите, что уровень ее может не очень высок в каких -то разделах и так далее... Но два лидера этой оппозиции вдруг стали уголовниками - и Данияр Усенов, и Феликс Кулов, который сейчас находится в заключении - это все вызывает весьма тревожные воспоминания о весьма недавнем советском прошлом, где все неугодные властям лица становились хулиганами, тунеядцами и прочее...

В завершение я хочу еще раз поблагодарить господина Османакуна Ибраимова за согласие на интервью. Мне думается, что это - показатель благих намерений киргизских властей...

Тут у нас в наушниках раздались гудки... господин Ибраимов, не попрощавшись, положил трубку. У меня сложилось впечатление, что разговор ему не понравился и над дальнейшим нашим журналистским сотрудничеством навис большой вопрос... Впрочем, может быть просто оборвалась телефонная связь между Бишкеком и Прагой. Это тоже часто случается.

XS
SM
MD
LG