Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Раскол в парламентском большинстве и во фракции правящей партии Грузии - "Союза Граждан Грузии"


Программу ведет Юрий Вачнадзе. В ней участвуют: Каха Читая - председатель Комитета по экологии и охране окружающей среды парламента Грузии; Майя Надирадзе - представитель оппозиционного блока "Союз Возрождения Грузии", член Партии Традиционалистов, депутат парламента Грузии; Реваз Адамия - один из лидеров "Союза Граждан Грузии", председатель Комитета по обороне и безопасности парламента Грузии.

Юрий Вачнадзе:

Тема сегодняшней передачи - раскол в парламентском большинстве и во фракции правящего "Союза Граждан Грузии". Напомню, что Союз Граждан - это политическая партия, во главе которой стоит президент Шеварднадзе. Суть конфликта вкратце такова. После провального прошлогоднего бюджета с разрывом в триста миллионов лари, в нынешнем году Грузия фактически уже шестой месяц живет без утвержденного бюджета и с новым разрывом - называется цифра в 145 миллионов. Страна находится в тяжелейшем экономическом и финансовом кризисе, когда дня не проходит без акций протеста пенсионеров, бюджетников, беженцев из Абхазии, с требованиями выплаты им многомесячных задолженностей по зарплате и пенсии. Между тем, коррупция достигла угрожающих размеров во всех ветвях власти. На фоне подобного положения дел в стране и наметился раскол в парламентском большинстве, и, в частности, во фракции правящего "Союза Граждан". В своей предвыборной программе в целях вывода страны из кризиса президент Шеварднадзе твердо решил осуществить реструктуризацию исполнительной власти, как на институциональном, так и на персональном уровне.

Первая часть обещания была выполнена весьма условно, как например, просто-напросто механическое объединение министерств - к примеру, Транспорта и Связи. Предвидя подобное развитие событий 118 членов парламентской фракции "Союза Граждан" заранее, так сказать, упреждающе подписали письмо с предложением о создании кабинета министров вместо нынешней аморфной структуры исполнительной власти с внесением соответствующих изменений в Конституцию страны. В ответ незамедлительно последовал разнос со стороны председателя парламента Зураба Жвания, призвавшего коллег по партии к партийной дисциплине. Большинство "подписантов" немедленно дало задний ход. Однако, два председателя парламентских комитетов - Леван Гачечивадзе и Дато Саганделидзе в знак протеста ушли со своих постов. Когда настал черед утверждения персональных кандидатур министров, то на пленарных заседаниях парламента все прежние руководители, за исключением министра сельского хозяйства Бакура Гулуа, прошли на ура в том числе и министр охраны окружающей среды Нино Чхобадзе. А ведь именно госпоже Чхобадзе на заседании соответствующего парламентского Комитета было предъявлено серьезное обвинение, связанное с выданным ей разрешением на ввоз в страну в качестве добавки к бензину особо вредной для здоровья людей пиролизованной смолы. Парламентское большинство не приняло во внимание отрицательное заключение Комитета по экологии и охране окружающей среды по кандидатуре Чхобадзе. В ответ председатель Комитета Каха Читая заявил о своем выходе из "Союза Граждан". Его поддержал собственный заместитель Дато Саганделидзе. Правда, оба сохранили за собой посты, чтобы, как сказал Читая, иметь рычаги воздействия на парламент.

В знак несогласия с общей политикой, проводимой высшими эшелонами власти, в частности, в деле урегулирования грузино-абхазского конфликта, ряды парламентского большинства покинула фракция "Абхазетти", представляющая грузин Абхазии. В обществе и грузинских СМИ открыто заговорили о наметившемся расколе в правящем парламентском большинстве. Я встретился с одним из главных героев парламентских перипетий, председателем Комитета по экологии и охране окружающей среды Кахой Читая.

Каха Читая:

На самом деле, произошел беспрецедентный случай, когда парламентский комитет в своем заключении дал отрицательную оценку кандидатуры, и вопрос в том, что министр охраны окружающей среды должен сделать все возможное и невозможное, чтобы воспрепятствовать импорту в Грузию вещество подобного рода. А общество имело бы возможность точно знать, что за продукт получается в конечном счете, насколько он вреден для организма, окружающей среды и так далее. Совершенно очевидно, что, безусловно, министр не имел никакого права на такой шаг. Поэтому мы требовали ответа на вопрос: на каком основании министр дал разрешение на импорт продукта, но никакого аргументированного ответа мы не получили. Я, конечно, не против многообразия взглядов, дискуссий и так далее. Но отсутствие аргументированного ответа на наши вопросы плюс такой удивительный результат голосования для меня совершенно неприемлемы. Я могу обвинить своих коллег, в том, что они, может быть, руководствовались какими-то эмоциями, личными связями или другими соображениями, абсолютно неприемлемым для меня, особенно с точки зрения того необычайно сложного положения, в котором оказалась наше государство.

Я был бы счастлив, если бы мой поступок способствовал пробуждению нашей фракции в смысле того, чтобы члены нашей фракции, депутаты, более ответственно подходили к своим обязанностям перед народом и государством. Если этот поступок не приведет к этим желаемым результатам, если фракция будет продолжать работать в том же направлении, то если мой поступок будет способствовать расколу такой фракции, то я бы не горевал. Такая фракция не может быть ни правящей, ни определяющей. То, что мы находимся в глубоком кризисе, это, к сожалению, факт и никто этого не отрицает. К сожалению, я не вижу тех направлений, которые бы вывели страну из этого положения.

Только что закончился очень сложный процесс формирования нового правительства. Я должен очень откровенно признаться в том, что, безусловно, все мы - депутаты, члены парламента, общественность Грузии ожидаем намного более радикальных изменений, направленных на нахождение новых идей и новых решений. К сожалению, этого не произошло, и, может и из-за этого, этот процесс формирования нового правительства был таким нервозным и продолжался очень долго, и мы все, конечно, были задействованы. Но, к сожалению, пока я не вижу никаких признаков того, что кто-то серьезно занимается вот всем клубком тех проблем, которые, безусловно, стоят перед нашим обществом и государством, и я думаю, что это будет идти в таком направлении. Мне страшно даже представить, что может произойти хотя бы осенью вот этого года. Безусловно, ответственность за все это ложится прежде всего на нас. Больше всего меня тревожит состояние общественности. К сожалению, все меньше и меньше оптимистических оценок и все большее и большее количество людей почти абсолютно уверены в полнейшей катастрофе.

К сожалению, не были высказаны идеи и программы вывода государства из этого положения. Я еще раз хочу вернуться к вопросу о моем выходе из фракции. Я хочу очень четко определить: этот шаг был обусловлен не тем, что я хочу сложить с себя ответственность за все, что может произойти, а я хотел бы как-то призвать своих друзей более ответственно и радикально оценить все происходящее и сделать соответствующие выводы. К сожалению, общество наше заражено болезнью коррупции. Это не изолированное явление. и оно как бы пронизывает всю нашу общественность. Борьба с этим злом, безусловно, является абсолютно приоритетным, но одновременно - необычайно сложным направлением. А что касается вопроса родственных связей, то я не исключаю, что многое из этой информации насчет возможностей и круга родственников президента, безусловно, может быть преувеличено. Я не думаю, что все они задействованы в таких масштабах. Однако, я должен признать, что отсутствие адекватной реакции со стороны президента, силовых и правоохранительных органов, безусловно, способствует, как бы. возбуждению общества в этом негативном направлении.

Юрий Вачнадзе:

В первой половине передачи свои соображения изложил один из главных героев парламентских баталий - покинувший ряды "Союза Граждан" председатель парламентского Комитета по экологии и охране окружающей среды Каха Читая. Послушаем теперь мнение представителя оппозиционного блока "Союз Возрождения Грузии", члена Партии Традиционалистов, парламентария Майю Надирадзе.

Майя Надирадзе:

Я не думаю, что вся эта трагедия из-за того, что в правящей партии есть люди, которые стараются, так сказать, выразить свое мнение. Я просто сомневаюсь, что это дойдет до такой кондиции, когда это даст хорошие результаты. Такие заявления, например, что "я вышел из фракции, но я поддерживаю решения большинства", - это уже какой-то нонсенс. С 1995-го года они занимаются только тем, что восхваляют свои деяния, а эти деяния привели страну к катастрофе. Я думаю, что настало, давным-давно настало, время, когда надо настаивать на своем. Но это надо делать с достоинством, не перейдя какую-то грань, и прийти к каким-то результатам. Я пока этого не вижу, это скорее всего какие-то обыденные вещи. Может, поможет Бог, и во что-то это выльется. А что касается Кахи Читая, то я как-то не могу не выразить свое расположение к нему, потому что он нашел как-то в себе силу выразить свой протест. Это.. все члены вот этой партии как-то заражены... и Шеварднадзе... Они болеют этим, и как дело доходит до Шеварднадзе, то на первом плане только страх. А Каха Читая нашел в себе силы выразить свой протест.

Я думаю, что сельское хозяйство, министерство финансов - министры этих отраслей, они рано или поздно будут такими, какими требуется, и без каких-то последствий, и того, что сейчас плачевное состояние, не останется. Но если министр экологии такой безвольный человек, то это значит, что наши дети так заразятся или заболеют, что мне будет абсолютно безразлично, будет сельское хозяйство процветать или нет, если мои дети и ваши, и весь народ, будут болеть. Все знают, что это связано с людьми из близких Шеварднадзе, и он игнорировал сам факт, чреватый большими последствиями, и все-таки в угоду своим родственникам выдвинул эту кандидатуру, и это оскорбляет больше всего. Все проблемы с коррупцией у одного человека. Если он решится, и он даст визу на то, чтобы все это кончилось, то это кончится.

А эти министры - тоже игрушки в этой игре. Они, конечно, ничего никогда не сделают. И на фоне всего, что случается, даже отставка и выход их фракции - это тоже мелочи жизни. Существует пример первого лица. Когда первое лицо, притом довольно таки одиозное, позволяет себе игнорировать преступления своих очень близких людей, таких как министр, замминистра или член парламента, другие думают, что если ему будет дозволено, почему не мне? Они,. все эти так называемые "реформаторы", так называемые эти "ретрограды" - все старались схватить как можно побольше для себя. И вот когда президент все это заметил, он вошел в эту игру и, конечно, выиграл, и потому, как бы доказывая свою силу и свою авторитетность, он заставил их проголосовать за тех министров, которых парламент, в общем, ненавидел.

Юрий Вачнадзе:

Свою точку зрения относительно раскола "Союза Граждан Грузии" высказал и один из лидеров Союза - председатель парламентского Комитета по обороне и безопасности Реваз Адамия.

Реваз Адамия:

Для того, чтобы оценить ситуацию в парламенте, надо хотя бы чуть-чуть коснуться ситуации вообще в стране. Тут несколько главных вопросов: все говорят, что ситуация аховая - и очень плохо, все и так далее, и так далее. В этом, без сомнения, есть очень большая доля правды. С другой стороны, если как-то посмотреть, то мы пережили и времена похуже, когда правили бандиты, на улицы невозможно было выходить и так далее. Сейчас этого нет. Посмотреть днем - в городе пробки автомашин, ночью работает огромное количество разных увеселительных заведений. В результате политической деятельности Шеварднадзе в качестве президента государства Грузия появилась на карте мира. Появилась политическая функция государства.

А что же тогда ахово? Мне кажется, что население не видит движения. Конечно, плохо, что нет пенсий, стипендий, зарплат - задолженности, но, повторяю: были времена, когда их в принципе не было. Сейчас есть задолженность. Нет ощущения того, что страна движется, движется в правильном направлении и что что-то будет лучше. То есть, отсутствует элемент какой-то надежды, того, что сейчас плохо, но завтра будет лучше. Это очень тревожно. Как решить эту проблему - это, наверное, отдельный разговор. Как это отражается на ситуации в парламенте, то, вот, связано с последними прениями, когда сперва два председателя Комитета отказались от своего поста, потом третий вышел из большинства и так далее. Тут, я думаю, отражается некоторая такая стагнация в развитии страны.

Те члены большинства, которые выражают некоторый протест, без сомнения, нацелены именно на движение, на появление такого поступательного движения. В этом плане их действия мне, например, импонируют. Конечно, большинство должно быть, то есть парламент должен быть дееспособным. Парламент должен иметь механизмы принятия решений. Для этого, естественно, во всех странах формируются какое-то большинства в парламенте, иначе просто невозможно. Поэтому раскол некоторый, конечно, просто тревожит. Иметь большинство, чтобы просто иметь большинство, а не просто, чтобы принимать решения, - я бы сказал, это тоже совершенно не оптимальная ситуация. Кто же в этом виноват? - возникает вопрос. В первую очередь, я думаю, серьезная вина руководства этого же большинства, которое, как я бы сказал, в некоторой дреме и состоянии самодостаточности, получив на парламентских выборах большинство и решив, что этим все сделано. Поэтому сейчас, мне кажется, что именно такой процесс, когда некоторая турбулентность, но при этом нет каких-то рецептов, что же делать дальше. Мне кажется, что в течение месяца-двух это состояние должно перейти в какую-то фазу.

Или это большинство может развалиться на какие-то части, или оно все же состоится, но состоится так, когда оно не принимает решений способствующих движению государства, а это долго не продержится. Это -квазиустойчивое состояние и оно может вылиться в крайне серьезные негативные последствия. Что должно произойти в государстве, чтобы мы вышли из этого состояния - в обязательном порядке мы должны превратить наше государство в правовое государство не только на бумаге, но и в жизни. Те , кто нарушают закон, должны быть наказаны. Это совершенно однозначно. У меня есть некоторый опыт проведения предвыборной кампании, работы с населением, и это как-то я бы сказал даже удивительно - практически все, даже те, у кого нет денег, нет пенсии, или те, у кого она есть, и они не очень в этом смысле жалуются, все, однако, просят одного - закон должен быть законом для всех.

Юрий Вачнадзе:

Говорил председатель Комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Реваз Адамия. Его оценка сложившегося тяжелого положения в стране и вызванного этим раскола в парламентском большинстве и во фракции правящего "Союза Граждан Грузии" во многом расходится с мнением двух других сегодняшних собеседников Подобная разноголосица, надо сказать, характерна для всего политического спектра страны. Ортодоксальные сторонники партии Шеварднадзе упорно утверждает, что идущие в парламенте процессы не поколеблют стабилизацию страны и общества. Вместе тем, многие в Грузии считают, что если и можно говорить о какой-то стабилизации, то это на самом деле лишь стабилизация финансово-экономического катаклизма. Впрочем, и сторонники и противники Союза Граждан Грузии сходятся в одном: ближайшие три месяца в жизни страны будут решающими для ее будущего.

XS
SM
MD
LG