Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права человека в Аджарии, часть вторая

  • Тенгиз Гудава

Первая часть

В программе участвуют: Леван Кидзинидзе - бывший сподвижник главы Аджарии Аслана Абашидзе, бывший депутат парламентов Грузии и Аджарии, а ныне - политический изгнанник в Германии; Гамлет Чипашвили - депутат грузинского парламента, глава представительства аджарской автономии в Тбилиси.

Тенгиз Гудава:

Предлагаем вторую, заключительную часть беседы, посвященной состоянию прав человека и демократических ценностей в Аджарии - автономной республике, входящей в состав Грузии.

Я напомню сюжет первой части: бывший приближенный главы аджарской автономии Аслана Абашидзе, бывший депутат парламентов Аджарии и Грузии, предприниматель Леван Кидзинидзе становится инакомыслящим, диссидентом и вынужден бежать за пределы Грузии. Ныне он просит политическое убежище в Германии. Леван Кидзинидзе написал открытое письмо, озаглавленное "Спасите Аджарию от тирании и фашизма", в котором бичует диктатуру Аслана Абашидзе. В числе преступлений, совершенных режимом Абашидзе, Леван Кидзинидзе называет фальсификацию результатов парламентских выборов, крупные финансовые вымогательства, контрабанду наркотиков и оружия...

Леван Кидзинидзе пишет, что 85 процентов руководства Аджарии - это ближайшие родственники Аслана Абашидзе, а персону главы автономии постоянно охраняют 3 тысячи охранников. По словам Кидзинидзе в Аджарии нет Конституции и тут создан "рабовладельческо-монархический режим",

На обвинения Кидзинидзе в эфире Радио Свобода отвечает полномочный представитель аджарской автономии в Тбилиси, депутат грузинского парламента Гамлет Чипашвили. В первой части беседы он отвел обвинения Левана Кидзинидзе, назвав их "бредом", "клеветой" и "фальсификацией", и заявив, что, в связи с этим, на Кидзинидзе в Грузии возбуждено уголовное дело.

Самые тяжкие обвинения Левана Кидзинидзе касаются преследования аджарскими властями неугодных режиму лиц. Так, Кидзинидзе пишет в своем заявлении: "Своего первого заместителя Нодара Имнадзе Аслан Абашидзе собственноручно застрелил в своем кабинете, выпустив в него восемь пуль".

Вот ответ на это обвинение Гамлета Чипашвили:

Гамлет Чипашвили:

Я тогда был начальником секретариата Верховного Совета Грузии, это было при Гамсахурдиа, и я очень близко интересовался этим вопросом по своему долгу, естественно. Я должен сказать, что в это время в кабинете господина Аслана Абашидзе находился первый заместитель председателя Совета Министров Мурман Оманидзе... Напал ночью вооруженный до зубов Имнадзе, ворвался в кабинет и начал стрельбу. Аслан Абашидзе был ранен. Там еще находился тогдашний председатель КГБ Анзор Джаиани, Абашидзе и Мурман Уманидзе, Мурман Уманидзе был ранен, Абашидзе был ранен, и потом в перестрелке был ранен сам Имнадзе.

Тенгиз Гудава:

А кто в него стрелял?

Гамлет Чипашвили:

Аслан Абашидзе не мог, элементарно... Аслан Абашидзе был ранен, и он валялся на полу, и не мог элементарно встать, выстрелить и убить его. Это уже известные факты, прокуратура вела следствие, все знают об этом. Зачем возвращаться к этому делу, когда все уже ясно?!

Тенгиз Гудава:

Это дело, конечно же, чисто уголовное, тут мы любительски обсуждать его не можем, и оно уже достаточно старое, но вот дело свежее - новое. В заявлении Левана Кидзинидзе приводится целый список лиц, арестованных в Аджарии, якобы, по политическим или клановым мотивам. Но самое громкое дело против инакомыслящих - это дело братьев Асанидзе. Тенгиз Асанидзе был мэром Батуми и, по словам Кидзинидзе, он был замучен пытками в батумской тюрьме. А вот другой брат - Тамаз Асанидзе, был помилован президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе в ходе недавней политической амнистии. Это было в апреле. Однако, батумские власти отказываются выпустить Тамаза Асанидзе из тюрьмы. Как вы объясните это явное неподчинение центральным властям?

Гамлет Чипашвили:

Это нашумевший факт. Несколько раз было подчеркнуто очень серьезно, и с нашей стороны, и со стороны центральной власти. Мы говорили, что была допущена ошибка и президента ввели в заблуждение. Он подписал бумагу о помиловании Тамаза Асанидзе. Потом, когда президент находился в Батуми, там находился председатель Верховного Совета, и ни слова не было сказано, потому что там выяснились совершенно другие версии. Это, конечно, не касается Аслана Абашидзе. Он совершенно не причем. Административные органы выявили совершенно другие нарушения, и абсолютно по этим причинам он пока задерживается.

Тенгиз Гудава:

Господин Кидзинидзе, вы в своем открытом письме пишете, что уже в Германии на вас было совершено покушение. Пожалуйста, вкратце расскажите, что это было?

Леван Кидзинидзе:

Да, 18 мая сего года на 62-й автомагистрали, на одной из автостоянок на меня напали двое людей, вооруженных пистолетами с глушителями. Они жестоко избили меня и мою супругу, нанесли ранения, приставили мне пистолет с глушителем ко лбу и потребовали от меня, чтобы я немедленно забрал из Верховного Суда и Генпрокуратуры Грузии иски и жалобы на Абашидзе, и они меня обязали, чтобы я выступил в прессе Грузии с заявлением, что Абашидзе не виноват, Абашидзе прав и прочее. Они предупредили меня, запугали, что если я заявлю, то меня и всю мою семью расстреляют. В связи с этим возбуждено уголовное дело, проведена медэкспертиза, в Германии криминальная полиция владеет следствие.

Тенгиз Гудава:

Еще вопрос: в постскриптуме к вашему открытому письму вы пишете: "В знак протеста против укоренившегося в Грузии антидемократического режима, грубого нарушения прав человека, коррупции и беспредела, я с супругой Кетеван Дадиани начинаю голодовку в Страсбурге перед зданием Европарламента 9 июля 2000-го года. Если же после этой акции нашу жалобу не рассмотрят соответствующие инстанции, то я хочу покончить с жизнью демонстративным самосожжением". О какой жалобе идет речь и какова ваша цель? Чего вы добиваетесь?

Леван Кидзинидзе:

Вот у меня есть решение Верховного Суда Грузии от 28 октября 1999-го года о том, что свидетели представили в Верховный Суд Грузии вещественные доказательства и видеозаписи, и потребовали снять партию Аслана Абашидзе с выборов из-за грубого подкупа людей, запугивания людей, арестов и многих других нарушений. Кстати, эти же заявления были зарегистрированы в народном суде Шуахевского района. Были зарегистрирован и председателем 82-й окружной комиссии. Жалобы были зарегистрированы Прокуратурой Аджарии, Верховным Судом Аджарии, Генпрокуратурой Грузии, и во всех инстанциях. Однако, до сегодняшнего дня ни одна инстанция не смогла рассмотреть это дело. Прокуратура Грузии требует дело переслать в Тбилиси. Аджарские власти отказываются отправлять дело в Тбилиси... то есть, по ложным обвинениям возбуждают уголовное дело, арестовывают кого угодно и пытают неслыханными инквизиторскими методами.

Тенгиз Гудава:

Господин Кидзинидзе, мне все-таки не очень понятно, честно говоря: вот, Страсбург, Европарламент - каким образом они могут оказать воздействие на районные суды в Аджарии, чтобы те так или иначе решали дело с вашими жалобами?

Леван Кидзинидзе:

Тенгиз, наверное, вопрос в том, что полный правовой вакуум. То есть, если не устраивает клан Абашидзе какой-то вопрос, то ни одна инстанция не принимает от пострадавшего ни одну жалобу. Она не рассматривается ни в каких инстанциях. А верховные инстанции Грузии, Верховный Суд Грузии не имеет права рассматривать вопрос, пока он не будет рассмотрен нижними инстанциями - в городском суде Батуми или в Верховном Суде Аджарии. Тысячи людей стали жертвами этой тирании, этого фашизма, этих антидемократических действий. Я не единственный изгнанник. Целые списки... Вот, личная охрана Абашидзе в 1999-м году весной расстреляла начальника Батумского городского управления полиции - полковника Зураба Цинаридзе, вышедшего на след крупной контрабанды наркотиков. След вел к высокопоставленному министру Аджарии. И вот, через неделю расстреляли и сына этого же полковника, а вдова ни в одном суде не могла с жалобами ничего добиться. Асанидзе арестован. Ему не дают жаловаться в Верховный Суд Грузии, не дают защищать свои права в Страсбурге . Точно так же арестован бывший прокурор Аджарии Гиви Бакуридзе, который являлся одновременно финансистом и спонсором Аслана Абашидзе. Он - бывший начальник таможни Аджарии. Он арестован, его закрыли в СИЗО, и уже более года он сидит в СИЗО.

Тенгиз Гудава:

Я напомню: на волнах Радио Свобода программа "Кавказ" - права человека в Аджарии, точнее, сомнения в существовании оных в этом субтропическом крае. В беседе участвуют бывший соратник и приближенный главы Аджарской автономии, а ныне его главный обличитель - политический беженец Леван Кидзинидзе, и представитель Аджарии в Тбилиси Гамлет Чипашвили.

Господин Кидзинидзе, вы занимали высокий пост в иерархии аджарской власти. Почему до поры до времени вы были рядом с Асланом Абашидзе, а потом стали диссидентом? Что побудило вас бежать с родины и выступать с такими заявлениями?

Леван Кидзинидзе:

Да. Этого вопросп я ожидал. Вопрос в том, что до 1995-го года в Грузии шла гражданская война. Эта война, кстати, поджигалась и Асланом Абашидзе, чтобы полностью узурпировать власть. 2 августа 1993-го года я был арестован без предъявления обвинений. Именно по указанию Аслана Абашидзе. Через 3 дня меня забрали из камеры МВД Аджарии, отвезли к нему на дачу и он прямо заявил: "Ты должен принести мне завтра вечером 70 тысяч долларов, и если ты будешь со мной работать, тогда ты выйдешь из тюрьмы, а если нет - я сгною тебя в тюрьме". Я тогда был руководителем одной из крупных фирм, фирмы-миллионера. Это была моя собственная фирма, и с тех пор Аслан Абашидзе неоднократно психически и физически покушался на меня, вымогал большие деньги. Из моей фирмы "Марс 91" Аслан Абашидзе вытянул сумму в 1 миллион 292 тысяч долларов, 34 автомобиля и забрал у нее 3671 тонну муки высшего сорта. У меня есть доказательства. Кроме того, у этой фирмы забрали очень большие суммы денег для партии Абашидзе. У меня есть оригиналы квитанций, и суд все это докажет...

Я уже попал в больницу и сделал операцию с сердцем на основании этих психических покушений на меня со стороны Абашидзе. В результате я собрался с силами, баллотировался в парламент Грузии, и тогда он, Слава Богу, верил, что я умру, что я болею, не ожидал ничего плохого, не стал узурпировать выборы в Шуахевском районе... Благодаря этому я попал в парламент.

Тенгиз Гудава:

Вопрос господину Гамлету Чипашвили: мы обсуждаем ситуацию весьма коллизионную, сложную, во многих своих аспектах бездоказательную, но острую. Справедливости ради надо заметить, что Асланом Абашидзе сделано немало позитивного: он уберег свой край от вооруженных конфликтов, в которые попала остальная Грузия; в Аджарии регулярно выплачиваются пенсии и зарплата; практически нет уличной преступности; ведется строительство... За последнее время, как я знаю, построены 11 мостов, привлекаются иностранные инвестиции.. .. Но все-таки, есть ли в Аджарии политическая оппозиция Абашидзе. Есть ли свобода слова? Каков политический климат в Аджарии? Все-таки, что такое Аджария: рабовладельчески-феодальное удельное княжество или современная республика? Как бы вы ответили, господин Чипашвили?

Гамлет Чипашвили:

Я думаю, что никто не будет говорить, что я принадлежу к клану Абашидзе У меня никогда в жизни никаких родственников в Кобулети, Батуми и вообще в Аджарской автономной республике не было. Хотя я и часто приезжал, но по служебным делам. У меня с Аджарией никаких таких родственных связей нет. Исходя из этого я могу, как член парламента, говорить прямо и точно. То, что вы перечислили - это действительно факт. Интеллигенция Грузии ездит в Аджарию, там функционируют Оперный театр, театр оперы и балета и так далее. Много чего очень интересного... Работа в Аджарии ведется. Это еще раз говорит о том, что там существует и политическая свобода. Естественно, там есть разные партии, они высказывают свое мнение и существуют газеты. Местные газеты там выходят очень маленьким тиражом, но все газеты, которые выпускаются в Тбилиси, которые говорят и против, и за, в тот же день продаются в Батуми. Телевизионные передачи... Так что о каком феодализме можно говорить?!

Вообще, я думаю, что все, что говорил господин Леван - это смесь обиженного человека и человека, который что-то путает. Он, видимо, сам не знает, как надо было действовать. Он элементарно потерял какой-то ориентир - он работал с Асланом Абашидзе, долго работал при нем, как он говорит, он был его советником - я думаю, что он должен был увидеть все, о чем он говорит своими глазами, чуть раньше, а он что-то не увидел. И Аслан Абашидзе был тем человеком, который даже дал ему возможность поработать как бизнесмену, но он показал себя с плохой стороны. В первую очередь, незаконный вывоз металлолома, других металлов...

Потом, я страшно удивлен: почему он не заявил?... В одной из публикаций он писал, что когда его не было дома, напали на его квартиру, вязли какие-то веши, в том числе, очень драгоценную вещь князя Дадиани, которая стоит около 800 тысяч долларов. К сожалению, я должен сказать, что если такая драгоценность лежит дома, то об этом где-то надо было заявить, в первую очередь, надо было писать декларацию, о чем нигде ничего не было зафиксировано. Так что, когда ты говоришь о человеке - это не имеет значения, Аслан Абашидзе это, или кто-то другой, ты должен посмотреть, что за спиной у тебя у самого, есть ли у тебя право чернить другого человека. То, что он говорит - я думаю, что это просто бред - хорошо, что этот человек не находится в Грузии, а то надо было бы его серьезно и серьезно, долго лечить.

Тенгиз Гудава:

Ну, насчет лечения - этот способ, так сказать, видимо, в данной ситуации не самый оригинальный, но вот судебное разбирательство здесь очевидно и необходимо. Мы ведь можем сколько угодно говорить об этих фактах, но это же не суд и не расследование. Мы только освещаем явление: существование политической, идейной и какой угодно иной оппозиции власти Аслана Абашидзе в Аджарии.

Леван Кидзинидзе:

Что касается того, зарабатывал ли я деньги в Аджарии, то я их никогда в Аджарии не зарабатывал. Я занимался бизнесом в России. В 1991-м году я с большими деньгами приехал в Аджарию. Эти деньги у меня отобрал Аслан Абашидзе. Я никогда не занимался металлоломом или мелкими делами. Я этим не занимаюсь... Что касается демократии, то ее в Аджарии нет. Нет никаких газет, нет никакой оппозиции, все они арестованы...Нет никаких прав человека. У всех страшные обстоятельства...

А что касается взлома моей квартиры: 15 июня этого года был арестован мой зять, его страшно избили и заставляли взять на себя взлом моей квартиры. Это - демократия в Аджарии. Это вот оазис демократии! Есть еще Международный Суд, который все докажет! У меня есть в руках неопровержимые доказательства того, что я говорю. И я буду добиваться того, чтобы судить Аслана Абашидзе в Международном Суде.

Тенгиз Гудава:

На этом беседа, точнее - острая дуэль Левана Кидзинидзе и Гамлета Чипашвили завершилась. Напомню: Леван Кидзинидзе - бывший сподвижник главы Аджарии Аслана Абашидзе, бывший депутат парламентов Грузии и Аджарии, а ныне - политический изгнанник в Германии. Гамлет Чипашвили - депутат грузинского парламента, глава представительства аджарской автономии в Тбилиси.

XS
SM
MD
LG