Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казахгейт и сословные привилегии Назарбаева

  • Ержан Карабеков

Программа "Центральная Азия" и поговорим мы сегодня о скандале, развернувшемся вокруг нефтяных сделок в Казахстане.

Министерство Юстиции США проводит расследование деятельности главы нью-йоркской консалтинговой фирмы "Меркатор" Джеймса Гиффена, гражданина США, который подозревается в том, что был посредником в незаконной передаче денег от нефтяных компаний к высшим чинам Казахстана. Разговор идет о сумме приблизительно в 35 миллионов долларов, переведенных на швейцарские счета президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и членов его семьи, а также премьер-министра Нурлана Балгимбаева и бывшего премьера Акежана Кажегельдина. Министерство Юстиции и ФБР расследуют возможное нарушение американского закона - FOREIGN CORRUPT PRACTICES ACT - что можно перевести как "закон о взятках иностранным лицам".

Три американские нефтяные компании - "ExxonMobil", "Amoco" и "Phillips Petroleum" перечислили в 97-98 гг. десятки миллионов долларов (упоминается цифра в 65 млн.) в качестве того, что называется "подписным бонусом" иностранному правительству. Это не противоречит американским законам, но деньги поступили не на счета казахстанского правительства, а на личные счета Назарбаева, Балгимбаева и Кажегельдина и членов их семей в Швейцарии, причем поступили они через подставные офф-шорные фирмы в Швейцарии и на Виргинских островах, принадлежащие Джеймсу Гиффену. И это не может не вызывать серьезных подозрений в том, что сработала мошенническая схема.

Взрывом бомбы прозвучала статья об этом деле в солидной американской газете "Уолл-стрит Джорнел" от 3 июля 2000 года, были статьи в "Ньюсуике", итальянской "Репубблике", заговорили о "Казахгейте"...

Все бы было не так зловеще, если бы не удивительный ход казахстанского президента в ответ на разразившийся скандал. Ход, очень смахивающий на попытку уйти от ответственности.

12 июня сего года министерство юстиции США просит швейцарские власти предоставить информацию об указанных выше трансакциях и заморозить счета Джеймса Гиффена, а уже десять дней спустя - 22 июня парламент Казахстана выступает с проектом Конституционного Закона "О первом Президента Республики Казахстан", который гарантирует пожизненно юридическую неприкосновенность и власть Нурсултана Назарбаева. Уже через пять дней - 27 июня - то есть в невероятной спешке, этот закон принят парламентом Казахстана.

Итак, два дела в одном: Казахгейт и сословные привилегии Назарбаева.

В беседе участвуют: из Алма-Аты - спецкор Казахской редакции Радио Свобода Ержан Карабеков. Также из Алма-Аты - первый секретарь компартии Казахстана, депутат казахстанского парламента Серикболсын Абдильдин. Со мной в пражской студии радио Свобода - сотрудник Казахской редакции Мерхад Шарипджан.

59-летний Джеймс Гиффен является многолетним финансовым советником президента Казахстана Назарбаева. Что известно об этом человеке в Казахстане - я обращаюсь с этим вопросом к спецкору Казахской редакции Радио Свобода в Алма-Ате Ержану Карабекову.

Ержан Карабеков:

По-моему, о действиях Гиффена в Казахстане мало что известно, хотя именно после этого скандала, который разразился в разгар июльской жары, журналисты газеты "Время По" пытались связаться с алма-атинским представителем господина Гиффена, однако у них ничего толком не получилось. Представитель господина Гиффена сказал, что Гиффен воздержится от комментариев пока идет расследование. В тоже время Генеральный прокурор Юрий Хитрин заявил, что Гиффен перед казахстанским законодательством абсолютно чист, что он ничего не нарушал и в отношении Гиффена не проводится никаких следственных мероприятий. О том, что у Гиффена появились серьезные проблемы, в самом Казахстане стало известно только их средств массовой информации мирового уровня, скажем так. Казахстанские средства массовой информации не смогли во время сообщить и, самое главное, в полном объеме сообщить об этом международном скандале.

Тенгиз Гудава:

Теперь мой вопрос господину Абдильдину в Алма-Ату. Скажите пожалуйста: как в политических кругах Казахстана восприняли сообщение о финансово-нефтяном скандале вокруг имен Назарбаева, Балгимбаева и Кажегельдина?

Серикболсын Абдильдин:

Если сказать, что казахстанская общественность привыкла к таким информациям, я ничего нового не открою. Мы совершенно определенно при первых информациях как оппозиционная партия дали письмо Назарбаеву с просьбой либо оправдаться через международные суды, закрыть этот вопрос, либо признать накопления на его счетах за рубежом средств. Но он до сих пор молчит. И в этом году, в 2000-м году, снова эта волна появилась в прессе о том, что Назарбаев является одним богатейших среди миллиардеров мира. А что касается, что капиталы из Казахстана уходят за пределы нашей страны, в этом никакого секрета нет. То, что в газетах опубликовано, я считаю, что доля правды есть, по той простой причине, что мафия, коррупция имеет корни в Казахстане, исходящие от собственной политики Назарбаева. Он создал и экономические, и социальные, и другие базы, юридические базы для того, чтобы люди воровали в Казахстане.

Тенгиз Гудава:

Реакция официального Казахстана на Казахгейт, как этот скандал стали называть, была весьма скупая. Вот 30-секундное заявление Нурлана Балгимбаева, являющегося главой государственной нефтяной кампании Казахстана.

"Я вам могу сказать, что я чистый и гарантирую это и не собираюсь отвечать через прессу. Если Министерство юстиции Соединенных Штатов Америки будет где-то вести следствие, то почему не дожидаясь окончания следствия, как бы подстегивает, провоцирует это следствие. И третье, вы сегодня сами были свидетелями того, что мы открыли и нашли нефть на первой скважине на месторождении Кашиган, это, видимо, кому-то не дает спокойно спать. Если есть расследование, то Министерство юстиции должно официально обратиться в официальные органы Казахстана. Такого обращения нет".

Это были слова бывшего премьер-министра Казахстана Нурлана Балгимбаева. Его слова хочет прокомментировать глава компартии Казахстана Абдильдин.

Серикболсын Абдильдин:

Обратите внимание, он же не сказал категорически, что нет, а по-другому он не смог ответить сейчас. Поэтому, я считаю, что Балгимбаев ничего не сказал.

Тенгиз Гудава:

А как отреагировал на эту историю так же бывший премьер-министр и главный оппозиционер режиму Назарбаева Акижан Кажигельдин, который сейчас находится на Западе? Этот вопрос моему коллеге Мерхаду Шарипджану.

Мерхад Шарипджан:

Акижан Кажигельдин на все попытки казахской редакции Радио Свобода прокомментировать данную ситуацию, ну не то, чтобы отказался, а просто через своего пресс-секретаря Юрия Побережского намекнул, что ему сначала надо посоветоваться со своими адвокатами - давать интервью или не давать или делать какие-то заявления или комментарии. Адвокат, защищающий его интересы в Соединенных Штатах Чарльз Босс однако заявил, что Кажигельдин пытался избавиться от тех самых 6-ти миллионов, которые были отправлены ему через оффшорные зоны Джеймсом Гиффеном, он пытался их отправить назад, но у него не получилось. Причем, как это не получилось - непонятно. Затем было заявлено, что эти деньги были отправлены на счет зятя Акижана Кажигельдина и с этого счета эти деньги использовались на поддержку оппозиционных движений и демократически настроенных партий в Казахстане. Вот такая официальная версия адвокатов Кажигельдина.

Тенгиз Гудава:

Ну, мне кажется, эта позиция адвокатов Кажигельдина косвенно подтверждает наличие каких-то трансакций незаконных и поступления на личные счета высших казахских чиновников каких-то сумм от нефтяных компаний.

Мерхад Шарипджан:

Безусловно.

Тенгиз Гудава:

Интересно, как в Вашингтоне воспринимают этот очередной финансовый скандал, связанный с бывшими советскими республиками? Репортаж из Вашингтона Ирины Лагуниной.

Ирина Лагунина:

Документ Министерства юстиции Соединенных Штатов по делу Джеймса Гиффена длиной в 17 страниц и под ним стоит подпись исполняющего обязанности директора управления международных дел отдела уголовных расследований. Деньги попадали на счета Назарбаева и его окружения и их семей через оффшорные компании в Швейцарии и на Вергинских островах. Денежные переводы осуществляилсь в марте 97-го и в сентябре 98-го годов. В документе Министерства юстиции говорится, что "Гиффен был посредником в этих переводах и использовал корпорацию "Меркатор", которую он контролирует, чтобы упростить эти операции". При этом на вопрос Радио Свободы о том, как это дело затрагивает три крупнейших нефтяных компаний, которые упоминаются в прессе, "ExxonMobil", "Amoco" и "Phillips Petroleum", представитель Министерства юстиции Джон Рассел сказал: "Это предварительное расследование, которое призвано установить был ли нарушен закон". При этом "ExxonMobil" уже заявила, что сотрудничает со следствием, "Amoco" выпустила заявление, что закон не нарушала, а "Phillips Petroleum" утверждает, что представители Министерства юстиции США к ним не обращались. Как это скажется на отношениях Соединенных Штатов и Казахстана? - вопрос директору отдела энергетики и национальной безопасности вашингтонского института стратегических и международных исследований Роберту Иблу.

Роберт Ибл:

На данной стадии, по-моему, никак. Во-первых, мы еще не знаем, как эти деньги переводились на счета Назарбаева и близких ему людей. Мы вообще не знаем, переводились ли они на самом деле и как переводились. Пока этого никто не подтвердил. Так что не стоит сейчас показывать на кого-то пальцем. Именно поэтому я предвижу, что дело не окажет какого-то влияния на отношения Соединенных Штатов и Казахстана.

Ирина Лагунина:

В таком случае, может быть, дело как-то повлияет на будущее нефтяных проектов в Каспии?

Роберт Ибл:

Мы все знаем, как делается бизнес в этой части света - в Центральной Азии, на Кавказе, в регионе Каспия. Но все компании прекрасно знают, что они могут сделать, а чего не могут с юридической точки зрения. Американские фирмы, ко всему прочему, связаны законом о запрете подкупа иностранцев. Юристы обычно досконально объясняют чего делать не стоит. Так что я очень сильно сомневаюсь, чтобы крупные нефтяные компании США пошли на подобный подкуп. Закон о запрете подкупа иностранцев в своей основе запрещает давать взятки. Можно выплачивать комиссионные, но взятки давать нельзя. Нельзя придти к представителю иностранного правительства и сказать: если ты утвердишь этот контракт, я положу на твой счет 30 миллионов долларов. Это противозаконно.

Ирина Лагунина:

Считает Роберт Игл, директор отдела энергетики и национальной безопасности вашингтонского института стратегических и международных исследований. Действительно, дело касается пока только одного человека - Джеймса Гиффена, и никакие обвинения ему не предъявлены. Его адвокат Марк Макдугел утверждает, что ничего не может добавить к своему заявлению, сделанному в начале этого месяца. А именно, что Министерство юстиции никаких претензий к Джеймсу Гиффену пока не высказывало. В заявление адвоката подчеркивается, что " у корпорации "Меркатор" были официальные отношения с республикой Казахстан и ее развивающейся нефтяной отраслью". В рамках этих отношений в декабре прошлого года Гиффен, например, устроил ужин для Назарбаева в Нью-Йорке и пригласил на него представителей нескольких нефтяных компаний и вашингтонских лоббистов. Через несколько дней вице-председатель компании "ExxonMobil" так же устроил ужин для Назарбаева в Вирджинии, на ужине был и Джеймс Гиффен. Карьера Гиффена на территории бывшего Советского Союза началась с того, что он работал в американо-советском комитете по торговле и экономическому сотрудничеству. Несмотря на то, что Министерство юстиции США еще проводит всего лишь предварительное расследование с целью установить, было ли допущено правонарушение, дело уже приобрело политический оттенок. Нынешний глава государственной нефтяной компании Казахстана Нурлан Балгимбаев заявил, что кому-то не спится из-за того, что было открыто Кашаганское месторождение, которое по некоторым оценкам, как он выразился, вмещает в себя 50 миллиардов барелей нефти. Насколько оправданы такие предположения? - вопрос специалисту по каспийской нефти Роберту Иблу.

Роберт Ибл:

Во-первых, мы не знаем, сколько нефти обнаружат в Кашагане, пока пробурили только одну скважину и известны результаты только одной этой пробы. Так что к любым оценкам размеров Кашаганского месторождения надо относиться с некоторой долей скептицизма. Во-вторых, обнародование этой информации о 60-ти миллионах дало повод для огромного количества спекуляций. Люди почему-то никогда не верят, что что-то может произойти само по себе. Они почему-то предпочитают верить в теорию заговора, что, якобы, утечка информации была сделана с какой-то определенной целью. Я сомневаюсь.

Ирина Лагунина:

Еще одно утверждение представителя нефтяной элиты Казахстана: дело как-то связано с президентской кампанией в Соединенных Штатах. Есть такая взаимосвязь?

Роберт Ибл:

Сомневаюсь опять-таки. Все, что сейчас происходит в Соединенных Штатах, принято рассматривать с точки зрения предстоящих президентских выборов. Но мне кажется невозможным, чтобы эта информация могла как-то повлиять на исход президентской кампании.

Ирина Лагунина:

Действительно, пока предварительно расследование касается только одного человека. Деятельность нефтяных компаний и президента и правительства Казахстана не рассматривается, тем более о нем ни разу не упоминал ни один из кандидатов на пост президента США.

Тенгиз Гудава:

Теперь я хочу поговорить о Законе о первом президенте республики Казахстан. Текст этого закона лежит передо мной. Читаем: "Настоящий конституционный закон определяет политическое и правовое положение первого президента республики как одного из основателей нового независимого государства Казахстан, лидера нации, обеспечивающего единство народа Казахстана..." и так далее. И вот в качестве такого права президенту гарантируются полная юридическая неприкосновенность. Более того, читаем параграф третий статьи третьей Закона: "Первый президент республики Казахстан вправе отказаться от дачи показаний по гражданскому или уголовному делу, об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им своих обязанностей". То есть президент не только в качестве подозреваемого или обвиняемого, но и в качестве свидетеля не может быть привлечен. Мой вопрос господину Абдильдину, главе компартии Казахстана: как и почему был принят в Казахстане этот странный, мягко говоря, закон?

Серикболсын Абдильдин:

Я с удовольствием отвечу на ваш вопрос, потому что с первого дня появления инициативы о рассмотрении такого проекта я был совершенно уверен, что проект закона не Гражданская партия предлагает, а этот закон в определенной степени как бы инициирован самим президентом. И это мое предположение оправдалось полностью сегодня. Во-первых, если прокомментировать те строки, которые вы сейчас прочитали, то Назарбаев не является никаким лидером нации и народа, по той простой причине, что лидеры никогда не обманывают свой народ, не лгут. Лидеры защищают народ. Вот он от защиты народа давно ушел, отмежевался давно от собственной нации. В республике очень тяжелая социальная ситуация. Более 40% трудоспособных не имеют рабочих мест, более 80% жителей не имеют прожиточного минимума. И свирепствует преступность, наркотические факторы и другие уносят очень много жизней. Повысилась значительно смертность населения. Все это не дает нам право назвать Назарбаева лидером нации. Это во-первых. Во-вторых я был одним из противников вообще обсуждения такого проекта закона, и тем более принятия, и по сей день убежден, что этот закон не нужен сегодня. Его протащили его сторонники с его же подачи.

Тенгиз Гудава:

Казахская народная пословица гласит: "К быстро идущему пыль не пристает". Возможно пыль нынешнего Казахгейта не пристанет к идущему быстро президенту Казахстана. Вопрос только в том: куда он идет? Вперед или назад?

XS
SM
MD
LG