Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исламские боевики - год спустя

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: сотрудница Ташкентского Бюро Радио Свобода Инера Сафар, сотрудник неправительственной организации по защите прав личности в Узбекистане Марат Захидов, сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып, сотрудник Таджикской Редакции Радио Свобода Салим Аюбзод - он пересказывает содержание своей беседы с одним из лидеров узбекских исламских экстремистов Тахиром Юлдашем, позвонившим в Прагу, в Таджикскую Редакцию Радио Свобода.

Тенгиз Гудава:

Ровно год назад, в августе 1999-го, мир заговорил о вооруженных акциях исламских боевиков. Сразу в двух районах бывшего Советского Союза: в горах Дагестана и Киргизии, исламские экстремисты вторглись извне, стремясь захватить определенные селения и закрепиться, с очень далеко идущими целями. В Дагестане это привело к Второй чеченской войне, которая продолжается. В Киргизии знаменитые Баткенские события, к счастью, не привели к столь трагическим последствиям, однако, породили немалую напряженность.

И вот, словно бы к годовщине тех событий, снова пришла информация об агрессии исламских боевиков. Отличие только в географии события: на сей раз это граница между Таджикистаном и Узбекистаном - Сурхандарьинская область. Действующие лица, по-видимому, те же: группировка Тахира Юлдаша и Джумабая Намангани, цели все также расплывчаты, но амбициозны. Все окутано сильным информационным туманом. Известно только, что в минувшее воскресение в указанном районе якобы имели место бои между исламистами и правительственными войсками Узбекистана. Постараемся разобраться в ситуации.

Мы спешим с вопросами в Ташкент:

Инера, с самого начала я хочу объяснить нашим слушателям, что об указанных событиях нет информации из независимых источников ввиду понятных причин - труднодоступности горного района и закрытости узбекского общества. Тем не менее, нам крайне интересно знать всю информацию, которую дают официальные узбекские СМИ. Итак, какова эта информация?

Инера Сафар:

8 августа в МИД Узбекистана в связи с событиями в Сурхандарьинской области состоялась пресс-конференция представителей местных и зарубежных СМИ. В ней приняли участие секретарь Совета Национальной Безопасности Узбекистана и министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов. Там они изложили официальную точку зрения на эти события. Как отметил министр иностранных дел Узбекистана, бандгруппы, просочившиеся с территории Таджикистана в пограничные районы Сурхандарьинской области, прошли всестороннюю подготовку на диверсионных базах Афганистана:

Абдулазиз Камилов:

У нас есть все основания утверждать, что ряд деятелей бывшей Объединенной таджикской оппозиции, интегрированных во властные структуры в Таджикистане, а также - неинтегрированные элементы, продолжают иметь устойчивые контакты с экстремистскими центрами в Афганистане, оказывают бандгруппам и террористам скрытую помощь и содействие. Это прослеживается по многим направлениям их деятельности.

Инера Сафар:

Секретарь Совета Национальной Безопасности Миракбар Рахманкулов подчеркнул, что вторжения боевиков на территорию Узбекистана нет.

Миракбар Рахманкулов:

Правильно было бы говорить не о вторжении боевиков на территорию республики Узбекистан, а о постепенном их просачивании отдельными мелкими группами на территорию Сариасийского района Сурхандарьинской области. Этот район обладает очень сложным рельефом местности, там очень высокие горы, глубокие ущелья, естественные пещеры, непосредственная близость границы с Таджикистаном, где уже долгие годы проходили основные наркопути. Поэтому отдельными группами эти бандиты просачивались, информация об этом поступала в правоохранительные органы, перепроверялась, и факты эти были подтверждены, так что нельзя говорить, что для правоохранительных органов это неожиданность.

Инера Сафар:

Рахманкулов также отметил, что просочившаяся в СМИ информация о захвате боевиками стратегически важного для Узбекистана перевала Камчига не соответствует действительности.

Тенгиз Гудава:

Это - официальная точка зрения Ташкента. А есть ли в Узбекистане мнения, отличные от официальных?

Инера Сафар:

Да, они существуют. Такое мнение может высказать сотрудник неправительственной организации по защите прав личности в Узбекистане Марат Захидов:

Марат Захидов:

Прежде всего, произошедшие события закономерны. Вся та подготовка, которая проводилась в лагерях в Афганистане, куда ездили наши молодые узбеки, и не только узбеки - среди них есть и корейцы, и татары, и так далее - все это делалось не зря. Сейчас мы пожинаем плоды этой подготовки. В узбекской армии только сейчас начались кардинальные преобразования, а до этого бывшее руководство Министерства Обороны об этом не думало. Поэтому, конечно, наша армия еще не может противостоять тем, кого специально многие годы готовили для таких терактов и вторжений. Я хочу сказать об узбекских оппозиционных силах, что это очень странная оппозиция, которая радуется всегда, когда в республике происходят какие-то негативные явления. Я их видел во время студенческих событий, я думаю, что и сейчас, судя по их выступлениям, они испытывают внутреннюю радость.

Инера Сафар:

По каким выступлениям?

Марат Захидов:

В печати, по радио. Там ими выражается нескрываемая радость по поводу наличия в Узбекистане экстремистских и фундаменталистских сил. Что касается Таджикистана, то после того, как не удалось в 90-х годах разжечь огонь в Узбекистане, он перебросился в Куляб. Если посмотреть границу, то эта точка остается актуальной в плане борьбы с международным терроризмом.

Инера Сафар:

Официальный Ташкент и официальные структуры других республик Центральной Азии утверждают, что в ближайшее время эти бандформирования будут на территории Сурхандарьинской области уничтожены. Что вы можете сказать по этому поводу?

Марат Захидов:

Было бы хорошо, но нам наши товарищи из Сурхандарьи сообщили, что они сейчас действительно локализованы, но они поднялись высоко в горы. И если это так, то я не уверен, что в ближайшее время наши силы с ними разберутся, потому что я не думаю, что мы так хорошо подготовлены для войны в горах, как они. Еще я бы хотел добавить, что надо быть достаточно бдительным. Эта вылазка могла быть сделана просто, чтобы отвлечь внимание от других границ.

Тенгиз Гудава:

Вопрос Нарыну Айыпу: Нарын, выдержка из статьи, опубликованной на днях в "Независимой Газете": "Главная задача, которая стоит перед Намангани: развязать кровавую бойню в приграничных районах Киргизии, Узбекистана и Таджикистана, столкнув между собой эти три республики". Как вам кажется, в самом ли деле действия экстремистов способны привести к межэтническим столкновениям. Например, прошлогодние Баткенские события - обострили ли они отношения между киргизами и узбеками?

Нарын Айып:

Я думаю, что нет. В принципе, наверное, столкнуть такими действиями соседние народы просто невозможно. Все понимают, что это - терроризм, все осуждают, и я думаю, что их главные цели, и в прошлом году в Киргизии, и сейчас - в Южном Узбекистане: это просто показать, что они могут что-то делать, не зря получают от кого-то помощь, и оправдать эту какую-то финансовую помощь, и заявить о себе, что вот: "Есть такая вооруженная оппозиция, мы можем что-то делать, вот мы вам показываем, что мы делаем, давайте нам еще больше средств".

Тенгиз Гудава:

Я уже говорил, что нынешние события на таджикско-узбекской границе окутаны информационным туманом. Мало достоверной информации, отсюда трудно делать какие-либо выводы. Реакция официального Вашингтона выражена в скупых фразах представителя Госдепартамента США Ричарда Баучера:

Ричард Баучер:

Мы, разумеется, признаем право узбекских властей защищать свой суверенитет и территориальную целостность от вооруженного вторжения. В то же время, мы призываем правительство делать это с максимально возможной сдержанностью, чтобы свести к минимуму количество ненужных жертв. Мы также понимаем, что Таджикистан сотрудничает с Узбекистаном в попытках повысить безопасность со своей стороны границы. Мы призываем все правительства региона к тесному сотрудничеству, чтобы противостоять подобным угрозам безопасности в Центральной Азии.

Тенгиз Гудава:

Со мной в студии сотрудник Таджикской Редакции Радио Свобода Салим Аюбзод, который внимательно следит за развитием ситуации на таджикско-узбекской границе.

Салим, я знаю, что вам, как журналисту, крупно повезло: вам в редакцию позвонил Тахир Юлдаш - глава исламских экстремистов, и дал вам интервью. Что он сказал?

Салим Аюбзод:

Самое главное: он подтвердил, что в Сурхандарьинской области Узбекистана, на юго-востоке Узбекистана, воюют его люди, его группы. Он подтвердил эту информацию. Я спросил его, правда ли, что в Киргизии в прошлом году также действовали группы "Исламcкого Движения Узбекистана" - он это подтвердил. Насчет последних боев он сказал, что они заставят правительство Узбекистана прекратить, как он сказал, "террор против верующих", соблюдать права человека и так далее. Относительно Баткенских событий я сказал ему: "Судя по ним, выходит, что вы просто прибыли туда, захватили заложников и потребовали за это крупную сумму денег, и, по всей видимости, ее получили. Как это может соотнестись с вашими политическими целями"? Он сказал, что "киргизское правительство виновато в том, что преградило им путь" то есть, по его словам, это была ошибка правительства Киргизии. Самое главное: он сказал, что сейчас в Сурхандарьинской области Узбекистана действительно идут жестокие бои. До этого интервью мы думали, что идет какая-то информационная подготовка чего-то, и мы не верили в то, что такая группа могла перейти границу. При этом он сказал, что они не переходили ни таджикско-узбекской, ни узбекско-афганской границы, а просто еще год назад они приняли решение постепенно проникнуть на территорию Узбекистана и начать эти операции.

Тенгиз Гудава:

Он обижался на киргизские власти, что те не дали пройти, а получается, что таджикские власти вовсю дают им ходить по Таджикистану? Каким образом эта группа узбекских, по этнической принадлежности, боевиков свободно гуляет по Таджикистану?

Салим Аюбзод:

Он говорил и об этом, отвечая на другой мой вопрос: "Как вы собираетесь воевать с узбекской армией, оснащенной боевой техникой, танками, БТРами, самолетами и вертолетами"? Тахир Юлдаш сказал, что в отличие от узбекской армии у них есть боевой опыт. На вопрос, откуда, он сказал, что основная часть его боевиков прошла войну в Таджикистане, а часть - и в Чечне, и что с таким багажом военного опыта они начинают боевые действия в Узбекистане. Он подтвердил, что основная часть его боевиков была в Объединенной Таджикской Оппозиции, получала оружие и проходила подготовку в ее лагерях, но в течение последнего года, после киргизских событий, они решили покинуть Таджикистан. Как сказал Тахир Юлдаш, в Таджикистане, на данный момент, ни одного из его сторонников не осталось.

Тенгиз Гудава:

Интересно, что эти группировки проникают на территорию Узбекистана в тот район, где проживают в основном этнические таджики?

Салим Аюбзод:

Да, это верно, но я думаю, что больше всего здесь их интересует горная местность, которая помогает им проводить операции и скрываться. Это очень гористая местность и, скажем, армия в такой обстановке, при таком географическом рельефе может испытывать в борьбе с ними очень большие затруднения. Это почти что, как война в Афганистане, когда афганские партизане сидели в горах и могли уничтожать оттуда армейские колонны. НТВ сообщало о том, что сбит один боевой самолет узбекских Вооруженных Сил. Этой информации можно верить, потому что в горах они могут сбивать вертолеты или самолеты даже из гранатомета, даже не имея для этого специального оружия.

Тенгиз Гудава:

А Тахир Юлдаш подтвердил то, что были бои между исламскими боевиками и правительственными войсками Узбекистана?

Салим Аюбзод:

Да, он подтвердил то, что были бои и что они продолжаются, но он отрицает заявления узбекских властей о том, что его отряды якобы окружены в горной местности. Он говорит: "Мы передвигаемся свободно по этой территории, никакого окружения нет, а в некоторых случаях правительственные войска или милиция или пограничники просто не хотят вступать с нами в бой", - в таких случаях они просто обходят эти места.

Тенгиз Гудава:

Все равно, исходя из того, что вам сказал Тахир Юлдаш, цели этой операции в основном демонстрационные, не так ли? Конкретная цель какая?

Салим Аюбзод:

Я тоже задал такой вопрос. Я сказал: "Судя по всему, вы будете дестабилизировать ситуацию, потом опять исчезать, потом опять появляться где-то в другом месте, - сказал я, - только чтобы заявлять о себе". Он отрицает это, говоря, что на этот раз они начали крупномасштабную операцию, которая будет продолжаться бесконечно. Он не собирается идти ни на какие переговоры с правительством. Я сказал : "В данной ситуации некоторые российские военные круги просто ищут повода для того, чтобы в Узбекистане были какие-то события, чтобы им это дало возможность вернуться в Узбекистан и создать там военные базы, такие же, какие были созданы в Таджикистане". Он ответил так: "Кто сказал, что Россия уходила?! Она никогда не уходила, она всегда была здесь и остается, потому что лидеры Узбекистана и России ученики одной школы - школы КГБ". Он говорит, что в течение 8 лет они говорили о том, что весь регион страдает от вмешательства российских военных, и что если на помощь узбекам придут российские войска, то они, наоборот, помогут им интенсифицировать боевые действия.

Тенгиз Гудава:

Тахир Юлдаш и Джумабай Намангани находятся в Афганистане - во всяком случае, так утверждают российские СМИ. Неизвестно, правда, откуда звонил вам господин Юлдаш...

Салим Аюбзод:

Да, это неизвестно, хотя мы подозреваем, что он звонил из Саудовской Аравии или из какой-то другой арабской страны.

Тенгиз Гудава:

Понятно, во всяком случае, они не находятся на месте боевых действий.

Салим Аюбзод:

Да, это так.

Тенгиз Гудава:

Были сведения о том, что они прошли подготовку в лагерях по подготовке террористов, диверсантов, боевиков на территории Афганистана, приблизительно там, где находится "террорист № 1" - Осама Бин-Ладен. Между тем, афганские талибы продолжают широкомасштабное наступление на севере страны. А силы, противостоящие талибам, которыми, кстати, командует таджик по национальности Ахмад Шах-Масуд отступают. Не связана ли эта вылазка экстремистов в Узбекистане с наступлением Талибана. Говорили ли вы с Тахиром Юлдашем по поводу Талибана?

Салим Аюбзод:

Да, такой разговор у нас заходил. Господин Юлдаш категорически отрицает любую связь его движения с международным терроризмом, Талибаном и так далее. Однако, вся ситуация говорит о том, что, хотя прямых доказательств нет, есть видимость того, что все это взаимосвязано, что наступление Талибана на севере и востоке Афганистана, и военные успехи талибов связаны с обострением ситуации на таджикско-афганской границе - количество нарушений границы возросло до критического уровня - и с этой ситуацией здесь. Возможно, все это - звенья одной цепи. Судя по всему, они считают себя политической организацией, политической оппозицией режиму Каримова, которая решила окончательно взяться за оружие, "решать свои вопросы с помощью оружия", - как он мне сказал дословно. То, что Тахир Юлдаш отрицает всякую возможность переговоров с президентом Узбекистана, руководством Узбекистана...

Тенгиз Гудава:

И не выдвигает конкретных условий, что тоже очень интересно - в отличие от Баткенских событий не выдвинуты конкретные условия.

Салим Аюбзод:

Да, это так. Он говорит: "Мы знаем свою цель, эта цель - свергнуть существующий в Узбекистане строй, освободить из застенков около ста тысяч наших братьев и сестер - верующих мусульман Узбекистана.ю и создать в Узбекистане такой режим, при котором люди - верующие мусульмане, могли бы свободно вероисповедаться".

Тенгиз Гудава:

То есть, исламское государство?

Салим Аюбзод:

Наверное, да.

XS
SM
MD
LG