Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Война в горах

  • Тенгиз Гудава

Этот выпуск программы "Центральная Азия" посвящен вооруженным столкновениям между исламскими боевиками и правительственными войсками Узбекистана и Киргизии.

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: по телефону из Бишкека - Османакун Ибраимов, пресс-секретарь президента Киргизии; из Мюнхена - Анвар Усманов, находящийся в эмиграции один из лидеров узбекской оппозиции; из Москвы - Олег Панфилов, специалист по Востоку, директор Центра экстремальной журналистики; из Швеции - Мурад Эсенов, туркменский политолог, главный редактор журнала "Центральная Азия и Кавказ": со мной в студии - Нарын Айып, сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода.

Тенгиз Гудава:

Год назад, тоже в середине августа, в горном районе Киргизии (а именно - в Баткенском районе) группа исламских боевиков, стремящихся проникнуть в Ферганскую долину Узбекистана, впервые вступила в боевые столкновения с правительственными войсками Киргизии. Исламисты, прошедшие подготовку в Афганистане, принадлежали к запрещенному в Узбекистане Исламскому движению. Возглавляют это движение Тахир Юлдаш и Джумабай Намангани. В этом году, тоже в августе, те же группировки Юлдаша и Намангани пытались проникнуть на территорию Узбекистана из Таджикистана в Сурхандарьинской области, а чуть позже - снова в Баткенском районе Киргизии. В отличие от прошлогодних событий, на сей раз имели место ожесточенные боевые столкновения с большим количеством жертв.

Первый вопрос в Бишкек, пресс-секретарю президента Киргизии Османакуну Ибраимову:

Пресс-служба президента Акаева сообщала о победе над боевиками, о том, что "операция по уничтожению боевиков завершена". Можете ли вы подробнее рассказать об этом? (Сколько боевиков вторглось? Каковы потери сторон?)

Османакун Ибраимов:

По состоянию на вторник это действительно имело место. Войска изгнали с нашей территории боевиков. Они потеряли, по нашим данным, более сорока человек. Наши войска освободили четырех немецких альпинистов, а также российских и узбекских альпинистов. Однако, я могу сказать, что мы получили после этого данные, что другие группы бандитов попытались проникнуть через нашу границу и происходят боевые столкновения.

Тенгиз Гудава:

То есть, о завершении операции говорить рано?

Османакун Ибраимов:

Мы имеет дело уже с новыми бандами.

Тенгиз Гудава:

И в прошлом году и сейчас не вполне ясны цели боевиков, которых называют достаточно отвлеченно "исламскими боевиками", "экстремистами", "бандитами" и так далее. Что это за группы, каковы их цели? Мой вопрос Анвару Усманову

Анвар Усманов:

Прежде, чем ответить на этот вопрос, давайте все назовем своими именами. Что происходит в Центральной Азии? В Узбекистане, в частности, началась еще в прошлом году гражданская война. Давайте не будем уходить от этого факта. С одной стороны - режим Каримова, который спровоцировал эту гражданскую войну, с другой - исламские боевики. Кто они такие? Разгромив Партию исламского возрождения в 1992-м году и арестовав ее лидеров режим Каримова решил, что может бороться против исламского экстремизма и начались преследования за религиозные убеждения. То есть, обычные прихожане подверглись этим религиозным преследованиям. В результате, когда начались массовые аресты, часть молодежи через Таджикистан ушла в Афганистан, и там сформировалась исламская оппозиция военного толка. Если в Узбекистане, допустим, была просто партия "Адалат" в Намангане, то эти вооруженные отряды военизированы, они начинают борьбу. Они находят поддержку среди населения, поскольку ухудшается экономическое положение. А сам тот факт, что в течение 10 дней и в Киргизии, и в Сурхандарьинском районе армейские подразделения не могут справиться с сотнями боевиков, говорит сам за себя.

Тенгиз Гудава:

Версия насчет того, что боевые действия исламистов были вызваны или спровоцированы репрессиями Ислама Каримова против узбекских мусульман - эта версия достаточно спорная. Не будем забывать, что на президента Каримова в феврале прошлого года было совершено покушение, и от взрывов бомб погибли мирные граждане. Вот мнение туркменского политолога, главного редактора издающегося в Швеции журнала "Центральная Азия и Кавказ" Мурада Эсенова:

Мурад Эсенов:

Многие наблюдатели склонны видеть причины этих событий в репрессиях Ислама Каримова против религиозных деятелей Узбекистана. Эти утверждения заставляют меня задуматься. Конечно, я осуждаю любые репрессии, но в данном случае я не вижу прямой связи между каримовскими репрессиями и действиями исламистов. Репрессии последовали за действиями экстремистов, а не предшествовали им. Исламские экстремистские группировки, возглавляемые теми же людьми, что и сейчас, в частности, Тахиром Юлдашем и Джумой Намангани, действовали, и очень активно, еще до начала репрессий против них. Если вы помните, то такие движение как "Ислам Ашкарлари", "Адалат" совершали экстремистские действия еще в конце 80-х - начале 90-х годов. Их утверждения о том, что они сейчас всего лишь хотят прорваться в Узбекистан, мягко говоря, не вызывают доверия. Для прорыва в Узбекистан есть более удобные маршруты, и они это прекрасно это знают. Еще один момент: в своих выступлениях руководители экстремистов - об этом, в частности в интервью Таджикской Службе Радио Свобода говорил Тахир Юлдаш, утверждают, что их цель - свержение существующей в Узбекистане власти, и что у них нет других целей, кроме Узбекистана. Тогда возникает вопрос: для кого и с какой целью эти движения пишут свои программы, обращения и так далее?! Там они четко подчеркивают, что их главная цель - установление "Исламского Халифата" во всей Центральной Азии. Здесь, на мой взгляд, явное противоречие между заявлениями, которые они делают сейчас, и документами, которые принадлежат этим партиям и движениям.

Тенгиз Гудава:

Я обращаюсь к Олегу Панфилову: все-таки, Олег, с чем мы имеем тут дело - с "гражданской войной", как говорит Анвар Усманов, с чистой воды терроризмом или :?

Олег Панфилов:

По-моему, мы имеем дело с недостоверной информацией. Мне кажется, что самое печальное во всей этой истории - недостаток информации. Те сведения, которыми оперировал Мурад Эсенов - доказательство этому. Видимо, трудно, находясь в Швеции, знать истинную ситуацию в этой части Центральной Азии. Он спорит с тем, что то ядро, которое было создано Партией исламского возрождения Узбекистана - результат репрессий, которые проводились в Узбекистане и Ферганской долине, начиная с конца 80-х годов. Но это действительно так. Что касается самой главной темы, которую я бы хотел поднять, то это - недостаток информации. Выступавший в начале Османакун Ибраимов этому тоже пример. Я помню, как проводилась в начале этих событий информационная война, я не говорю конкретно о той или иной воюющей стороне, но о событиях в Баткене в августе - октябре прошлого года мы практически ничего не знали. Поэтому делать выводы о том, что происходит, можно лишь рассуждая, как это сделал Анвар Усманов, и, на мой взгляд, достаточно объективно. То, что сейчас в Узбекистане разгорается новый этап военно-политической борьбы - к сожалению, мы должны это констатировать.

Тенгиз Гудава:

Нарын Айып, почему боевики стремятся проникнуть именно из Киргизии в Ферганскую долину? Если они проникнут, то как могут развиваться события?

Нарын Айып:

Они сами заявляют, что около 20-25 тысяч человек там, наверное, в Намангане и Андижане, их готовы поддержать, а прямой и самый короткий путь туда, наверное, через горы Киргизии, потому что огибать их через Ленинабад очень долго - если их база находится в Таджикистане. Получается, что как бы киргизские войска защищают узбекскую границу. Действительно, и в 1999-м году основная масса погибших - всего их было 27, погибли на узбекско-киргизской границе.

Тенгиз Гудава:

Все-таки, почему именно Ферганская долина, что там ждет этих боевиков? Я переадресую этот вопрос Анвару Усманову.

Анвар Усманов:

Ферганская долина - это наиболее экономически ущемленная долина - там переизбыток рабочей силы. Обо всем этом много раз говорилось. Экономические проблемы, если уж на то пошло - нищета, настолько вопиющая, что это очень удобная среда для любого проявления, в том или ином смысле...

Я хочу сказать, что "Адалат" был в Намангане, Фергане, Коканде - это районы, где молодежь довольно политизирована. Правда, единственное, очень часто эта молодежь выступала в иных ипостасях - если помните во время Ферганских событий 1989-го года - конфликта с турками-месхетинцами... В Фергане есть база для тех исламских боевиков, которые туда хотят проникнуть - от этого мы никуда не уйдем. Допустим, Сырдарья, Бухара, Хорезм - там нет этого, а в Ферганской долине есть. Поэтому они и пытаются проникнуть, тем более, что Джума Намангани в Ферганской области довольно популярен - скажем так.

Тенгиз Гудава:

Что касается Намангани, то солидная германская газета "Ди Вельт" утверждает, что "Джумабай Намангани контролирует 70% наркотрафика из Афганистана в страны СНГ". Так оценивают этого лидера на Западе.

Тахир Юлдаш в интервью Таджикской Редакции Радио Свобода всячески открещивался от причастности к терроризму. Однако и год назад, о время Баткенских событий, сейчас боевики берут заложников. В прошлом году это были японские геологи, на сей раз - немецкие альпинисты. К счастью, альпинисты освобождены, как говорится в сообщении пресс-службы президента Киргизии. Господин Ибраимов - остаются ли в руках боевиков заложники или пленные из числа киргизских военнослужащих?

Османакун Ибраимов:

Возможно, в их руках есть еще альпинисты или другие граждане... Еще я хотел бы прояснить ряд вопросов, которые подняли другие участники беседы.

Во-первых, я считаю моим долгом изложить нашу официальную точку зрения по поводу целей этих боевиков, террористов ( по-другому их назвать нельзя, это действительно вооруженные бандиты - иначе почему они вторглись, нарушают наш покой и нашу жизнь, убивают людей?!) Первая их цель: дестабилизировать весь центрально-азиатский регион. Вторая: открыть пути для провоза наркотиков, наладить хорошо отлаженные каналы их сбыта. Эти события будут продолжаться, вероятно, достаточно долго. Я не могу сказать, есть ли гражданская война в Узбекистане, это было бы трагедией для всего региона, но я думаю, что и здесь явное преувеличение - там происходят обыкновенные столкновения с бандитами и террористами, которые туда проникли.

Тенгиз Гудава:

Узбекистан отозвал своего посла из Таджикистана, в знак протеста против попустительства таджикских властей исламским группировкам, в результате чего террористы используют Таджикистан как базу для нападений на Узбекистан и Киргизию.

На днях корреспондент Таджикской Службы Радио Свобода Мирасрор Фергони побывал в Сары-Асийском районе Сурхандарьинской области, где расположен штаб вооруженных сил Узбекистана. С просьбой прокомментировать ситуацию в зоне военных действий Фергани обратился к представителю министерства обороны республики, который пожелал остаться неназванным.

Представитель министерства обороны Узбекистана: Они заблокированы. У них боеприпасы на исходе. Экономят очень боеприпасы, стреляют "трассерами", так называемыми светящимися пулями, которые указывают куда стрелять. Их применяют очень редко в боевой обстановке. Они отрезаны от внешнего мира. Пополнение их запасов продуктами и боеприпасами сейчас исключают. У нас, как официально сообщали, так и остается пять убитых военнослужащих правительственных войск. У них предположительно до 25. Огонь ведется из стрелкового оружия, минометов и по мере досягаемости - огнеметов. По мере необходимости вызывается огонь авиации. Обычно используются НУРСы и установленные на самолетах авиационные пушки. В случае, если вдруг обнаруживается какая-то группа - 2-3, или сколько человек, тогда по ним ведется огонь из обычных средств вооружения и вызывается авиация. Тяжело раненых нет. Боевой дух личного состава высокий. Все хотят идти в горы, находиться на передовой, отомстить за погибших. В районе боевых действий мирного населения сейчас нет - все эвакуированы и полностью обеспечены продуктами первой необходимости. Арестованных нет. Есть люди, которых допрашивают в ходе работы.

Тенгиз Гудава:

Нарын Айып, как вы считаете, есть ли в Киргизии почва для поддержки исламских боевиков?

Нарын Айып:

Я думаю, что нет. Особенно после прошлогодних событий я думаю, что все население готово бороться против них. Но думаю, что в Ферганской долине, там где население более религиозное и сами боевики там ждут поддержки, там, возможно, какая-то почва для поддержки этих боевиков может найтись. Но меня больше беспокоит то, что киргизская сторона несет тяжелые потери. В прошлом году погибли 27 человек, в том числе трое от бомбардировок узбекской авиации, а в этом году некоторые газеты уже опубликовали списки погибших. По их данным, в первый же день боев - 11 августа, погибли 20 человек, в том числе майор, два капитана, старший лейтенант, лейтенант. Либо это была очень внезапная атака, либо, несмотря на заявления властей о том, что войска в боевой готовности и готовы отразить любые атаки, это оказалось не так.

Тенгиз Гудава:

Каков прогноз - фактор исламских боевиков в Центральной Азии - будет ли он расти? К чему все это приведет? Вопрос Олегу Панфилову.

Олег Панфилов:

Я хотел бы для составления такого прогноза знать более-менее обстановку в Таджикистане, его приграничных с Узбекистаном и Киргизией территориях. То, что официальная власть Таджикистана отчасти отдыхает на Черном море, а отчасти молчит - это довольно печальный показатель. То, что эти боевики пришли с территории Таджикистана, по-моему, ни у кого не вызывает сомнений, так как они не могли спрыгнуть с воздуха и прилететь откуда-нибудь с Мадагаскара. Поэтому позиция таджикского руководства весьма необходима, но боюсь, что она будет необъективна, потому что та власть, которая сейчас создана, после реинтеграции таджикской оппозиции в вооруженные силы Таджикистана, МВД, и особенно - МЧС - она может быть подпиткой тем людям, которые сейчас пришли в Узбекистан и ведут свою борьбу против режима Каримова. Поэтому трудно сказать, что будет дальше, но я думаю, что, к сожалению, эти события будут развиваться, и, к сожалению, за два года в этих событиях первым пострадавшим будет народ Киргизии, которому я бесконечно соболезную.

Тенгиз Гудава:

Тот же вопрос господину Османакуну Ибраимову, пресс-секретарю президента Киргизии.

Османакун Ибраимов:

Я просто счастлив отметить, что нас эта болезнь религиозного экстремизма, скорее всего, не коснется, но для всего региона, в частности, Узбекистана, Таджикистана и тех регионов, где ислам укоренился слишком глубоко - там это дело может продлиться долго и боюсь, что это станет раковой опухолью для нашего региона. В самое ближайшее время состоится саммит президентов Центральной Азии с участием спецпредставителя президента России. И мы будем обсуждать вопросы - как ликвидировать эту болезнь, эту нашу трагедию.

XS
SM
MD
LG