Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выборы депутата Государственной Думы России от Чеченской республики

  • Амина Ибрагимова

Беседа с Асланбеком Аслахановым.



Программу ведет Амина Ибрагимова. Она беседует с депутатом Государственной Думы России от Чеченской республики Асланбеком Аслахановым.

Амина Ибрагимова:

В Чеченской республике прошла кампания по выборам депутата Государственной Думы России. Прошедшие выборы вряд ли можно назвать волеизъявлением народа. В республике, где продолжаются военные действия, ограничены права граждан и отсутствует информация, выборы явились неожиданностью для населения. Часть населения Чечни полагает, что таким образом российская власть проводит своего рода опрос общественного мнения. Другая же часть населения усматривает в проведении выборов не что иное, как очередное напоминание Чечне о том, что она является субъектом Российской Федерации. Но, так или иначе, выборы прошли, и победу одержал генерал МВД в отставке Асланбек Аслаханов. Он имеет педагогическое, экономическое и юридическое образование, доктор юридических наук, профессор, академик. В настоящее время он возглавляет Ассоциацию работников правоохранительных органов. Он является председателем общероссийской общественно-политической организации Союз народов Чечни, проживающих вне исторической родины. С нами на линии телефонной связи депутат Государственной Думы Асланбек Аслаханов.

Господин Аслаханов, почему выборы провели именно сейчас, ведь Чечня столько лет была без депутата в Думе, и его отсутствие в принципе ничего не меняло?

Асланбек Аслаханов:

Я один из тех, кто выступал против выборов в Думу, я несколько раз обращался в Центризбирком с просьбой отменить их или перенести до более стабильной ситуации. Мне сюда привезли 28 тысяч подписей и просили, чтобы я дал свое согласие. Я сказал, что в воюющей Чечне, где море блок-постов и отсутствуют коммуникации, я считаю проведение выборов нецелесообразным. По этому поводу я свои замечания высказал и направил в Центризбирком. Так оно с моей точки зрения и было. Но потом я направлял в Чечню гуманитарный груз: 5 вагонов муки (собрали, что смогли), и когда пытались этот груз распределять те, которые умеют распределять в свою пользу, мне пришлось вылететь туда... Та часть населения, которая не вписывается во многие программы журналистов, требовала... Она говорила: "Мы знаем, что в любой ситуации выборы будут. И, наверное, будет избран депутат, которого бы хотели в Москве. Мы хотим поэтому, чтобы вы были депутатом, и у нас одна просьба: расскажите всю ту правду, что у нас здесь происходит". Я еще удивляюсь, как вот журналисты, зарубежные особенно, обязательно пытаются какую-то гадость сказать, в частности, и о кандидатах в депутаты, и тех, кто дал согласие баллотироваться...

Амина Ибрагимова:

Что является вашей первоочередной задачей?

Асланбек Аслаханов:

Вы знаете, то, что я сделал за эти 2-3 дня - я считаю, что только ради этого стоило пойти на выборы - пускай их потом отменяют... делают, что хотят. Мне удалось встретиться и с рядом лидеров депутатских фракций, с руководством Госдумы, с председателем Думы Селезневым... Встречался я и с президентом России Путиным. Народ мне наказывал, не будем говорить "избиратели", Народ! - люди, женщины, дети, старики, офицеры, воевавшие, не воевавшие говорили: "Что происходит в Чечне?! Идет не война с бандформированиями, а война с народом. То, что творят там..." И мне удалось сказать, предложить механизмы - я считаю, уже сделано очень много. Ради этого стоило это сделать. Сколько мне говорили, что надо достучаться, дозвониться о том, что "прессуют" чеченцев в Чечне и "прессуют" чеченцев, проживающих вне исторической родины - в России, в частности. Об этом нигде невозможно было сказать, никто не слышал. Вот, чтобы говорить о том, что происходит, , чтобы помочь этим людям, которые находятся в страшно тяжелом состоянии - ради этого, наверное, стоило бы выдумать эти выборы даже, если бы их не было. Я - человек, который выступал категорически против них, но я считаю, что хотя бы что-то уже сделано. Может, кому-то выборы были нужны в этой ситуации, но мне они были нужны не ради депутатского мандата - у меня и так достаточно различных должностных полномочий. Но мне они были нужны, чтобы можно было говорить всю правду о том, что происходит в Чечне.

Амина Ибрагимова:

Господин Аслаханов, вы недавно вернулись из Чечни. Несомненно, вы владеете подробной информацией, какая там обстановка? Вы также встречались с главой временной администрации Чечни Ахмадом Кадыровым. Какова была главная тема ваших бесед?

Асланбек Аслаханов:

Обстановка в Чечне крайне тяжелая. Народ бесправен. Народ страдает. Во время так называемых "зачисток", как правило, забирают ни в чем не повинных людей, потом их приходится оттуда покалеченных забирать. Потом многие вымогают за это взятки. Огромное количество блок-постов - около 400. Там на многих из них творятся произвол, беззаконие и вымогательства. Есть нечего в регионе. Нечего! Гуманитарная помощь, которая выдается, беспардоннейшим образом разворовывается. И на подступах к Чечне, и, к сожалению, в самой Чечне. Люди стонут. Огромное количество больных... Работы вообще никакой нет... Нет медикаментов... Ночь только наступает - начинается безумие. Начинается "утилизация снарядов"... Бух, бух, бух - это психологически воздействует на население. То есть, все, что можно сказать негативного, все присутствует.

В отношении встречи с "товарищем Кадыровым": мы встречались месяц назад. Мы с ним встретились. Я откровенно сказал, что его назначение было для меня и многих крайне неожиданно: вчерашний религиозный деятель вдруг становится государственным деятелем. Я помню, был один такой случай, по-моему, на Кипре - к власти пришел епископ. Других таких случаев я не помню. Вот я спросил: что он собирается делать. Он говорит: "Блок-посты сократить, чтобы они там были вместе с чеченской милицией, наводить порядок в фильтрационных лагерях, разобраться, кто там содержится, и прочее, оказание реальной помощи населению, и так далее. Я ему сказал: "Во всех хороших делах, которые направлены во имя народа и для народа, я тебе помощник, я и мои политические организации мы готовы тебя поддерживать. А если будет, как у нас всегда было - по родоплеменному признаку, или что вместе где-то воевали... Если по этому пути пойдешь, мы будем на разных сторонах баррикады", - сказал я Кадырову. Такой у нас был короткий довольно разговор.

Амина Ибрагимова:

По сведениям иностранных гуманитарных организаций, они могли бы оказывать более масштабную помощь беженцам из Чечни, если бы российская сторона не отказывалась от помощи, мотивируя это тем, что она, якобы, сама в состоянии обеспечить своих граждан всем необходимым. Как вы намерены сотрудничать с иностранными гуманитарными организациями?

Асланбек Аслаханов:

Уже, по-моему, 11 раз наша организация собирала гуманитарную помощь. В основном, мы ее собирали среди своих соотечественников, и нам правительство Москвы помогало и ряд организаций. Ни одна международная организация - один раз Исламский фонд дал вагон муки, а так, никто из них нам не помогал. Хотя мы обращались и в Красный Крест и в Продовольственную Комиссию, и в ряд других организаций. Нам даже не ответили. На встрече с президентом я как раз поднимал этот вопрос. К сожалению, особенно для чеченцев, получать милостыню - это позор. Гуманитарная помощь - это милостыня. Но выхода другого у нас нет, потому что тотальная, стопроцентная безработица, а там, где люди работают, они не получают никакой зарплаты. Поэтому, значит, мы вынуждены просить, чтобы эта гуманитарная помощь шла не куда-то, не в другие регионы, а в саму Чечню, и мы, наша политическая организация вместе с религиозными деятелями - мы проводили работу, мы готовы проводить работу, чтобы она стопроцентно, адресно, доходила до сирот, матерей-одиночек и других социально незащищенных слоев населения республики. У нас сейчас составляются карты, схемы - где что находится, кто что делает. Работу мы проводим в этом направлении. Откровенно говоря, мы хотели бы, чтобы все-таки гуманитарные грузы, которые приходят, доходили адресно.

А в отношении того, что отказываются: да, я слышал, МЧС в свое время говорило: "Нам не нужно, у нас достаточно гуманитарной помощи". Для них достаточно, я не спорю. Для них достаточно, но очень бы хотелось, чтобы гуманитарная помощь, которую распределяет МЧС, доходила до тех, кому она предназначена, чтобы люди ее получали. Мы будем ставить вопрос, чтобы не отказываться на этом этапе от гуманитарной помощи. Когда будет у нас в Чечне работа, когда люди будут зарабатывать и получать за работу деньги, мы не будем ни у кого просить милостыню, и не будем ее принимать - мы без нее обойдемся, мы в состоянии сами прокормить себя. Но на данном этапе мы вынуждены это делать, и мы будем ставить вопрос о том, чтобы все гуманитарные организации, которые хотят оказывать гуманитарную помощь в Чечне, ее могли оказывать, чтобы она в полной мере поступала в Россию, а оттуда - именно в Чеченскую республику.

Амина Ибрагимова:

Сами чеченцы склонны думать: "Война ведется не против боевиков и бандформирований, а именно против лиц чеченской национальности. Представители власти, говоря о том, что Чечня - субъект Российской Федерации, имеют в виду исключительно ее территорию. Никто нигде не говорит о том, что чеченцы - граждане России". Как бы вы прокомментировали такую точку зрения чеченцев?

Асланбек Аслаханов:

Давайте будем говорить, что это мои слова, это я говорил и писал, что война ведется в первую очередь не против бандформирований, а против моих соотечественников. Это мои слова, тут комментировать нечего. Не знаю, кто их повторил.

Амина Ибрагимова:

Господин Аслаханов, как вы намерены реагировать на периодические заявления мэра Москвы Юрия Лужкова о причастности лиц чеченской национальности к терактам в Москве. К примеру, сразу после взрыва в переходе на Пушкинской площади Лужков обвинил в теракте чеченцев, даже еще до того, как был исследован эпицентр взрыва, опираясь на показания свидетелей, видевших в тот момент в переходе "лиц кавказской национальности".

Асланбек Аслаханов:

Я, когда начались теракты, начали взрывать дома, я, по-моему, был одним из первых, кто провел пресс-конференцию и заявил: "Не дошли даже до эпицентра взрыва. Не установили, какая взрывчатка применена, а уже государственные мужи собрались и заявили, что надо считать, что это совершили чеченцы". Этот вопрос мы тоже обсуждаем. То, что творят власти в отношении чеченцев - это недопустимо, наверное, даже в государстве, где живут людоеды. Чеченцы в Российской Федерации являются, наверное, бартером для обмена, что ли... Я не знаю... В любой дом, где живут чеченцы, можно ворваться, подбросить наркотики, патроны и под милые руки замести. Вы в Праге живете, а мы в России. То, что вы говорите - это предмет очень широкого обсуждения. Мы обсуждаем это на разных форумах, пишем, говорим об этом. Мы не бездействуем, мы пытаемся бороться с этим грязным и ложным тезисом, подхваченным, кстати, во всех странах мира, что "мы все бандиты и преступники". Это, кстати, развязано не кем-то, а это СМИ навеяли на нас этот ярлык. Мы пытаемся раззомбировать зомбированное население планеты. Нас везде встречают как бандитов.

Амина Ибрагимова:

Буквально несколько дней назад я вернулась из Москвы. В разговорах с живущими в Москве чеченцами я услышала, что из информированных источников им стало известно, что осенью российские власти собираются провести так называемые "зачистки" в Москве и других регионах России?

Асланбек Аслаханов:

Почему собираются? А что, сейчас не делают такого? И сейчас такое делается, никто от этого не застрахован. Пока хама, оборотня в погонах не остановят, по физиономии ему не дадут, не посадят десяток, другой, третий тех, кто разрешает это и позволяет, этот бардак будет продолжаться. Мы принесены в жертву. Есть нормальные добросовестные люди, которые работают. А есть оборотни, которые не хотят работать, или которые внутренне и внешне разложились. Для них не существует никакой борьбы с преступностью, Для них, преступник в этой стране - чеченец.

Амина Ибрагимова:

В интервью газете "Зов Времени" вы говорили, что "в России есть отдельная категория людей, которые пытаются доказать, что они более русские, чем сами русские, и что эта категория людей пытается убедить всех в том, что они более патриоты, чем сами русские". Кого вы имели в виду?

Асланбек Аслаханов:

Вы задаете довольно не простой для меня вопрос... Не время сейчас выяснять нам отношения друг с другом. Пройдет время, когда все успокоится, стабилизируется обстановка - тогда мы этих национал-холуев назовем поименно. Сейчас я не хочу их называть.

Амина Ибрагимова:

Намерены ли вы сотрудничать с чеченской диаспорой на территории России?

Асланбек Аслаханов:

Я не намерен, а я с ними активно сотрудничаю, мы все вместе! Почему я должен начинать по-новому?! Мы все вместе, мы прекрасно друг друга понимаем. Мы постоянно поддерживаем контакты и будем их поддерживать, потому что то, что происходит - боль и трагедия для каждого из нас. Вот не в пример другим, эта диаспора, которая за пределами Москвы, очень дружна, и у нас великолепные взаимоотношения со всеми ними,

Амина Ибрагимова:

Что ожидает россиян и чеченцев в ближайшем будущем?

Асланбек Аслаханов:

Политические прогнозы - самое неблагодарное дело, конечно. То, что вы говорили, что осенью, что-то готовится в отношении чеченцев, то мы приложим все усилия, чтобы этого не произошло. Мы поломаем планы этих оборотней, поломаем! А в отношении политики - Бог его знает... Говорят, что грядут какие-то изменения в правительстве - вполне возможно. Но мне, откровенно говоря, хотелось бы, чтобы предстояли какие-то позитивные изменения. Чтобы олигархов, которые разворовали государство, не пугали, а сажали, чтобы ворье, которое есть, знало свое место, сидело и не лезло в политику. Чтобы в отношении народа от слов переходили к делу и занимались проблемами...

Говорили, что у нас в Чечне проведена огромная работа - посевная кампания. Господин Кошман говорил, что 80 процентов полей засеяно. У него в голове они, наверное, засеяны, а и то, что было засеяно - убрать не дают, поля посжигали, не дали возможности убирать. Осень на носу, а людям есть нечего! Чтобы осень принесла чего-то - хотя каждый, наверное, ждет покоя душевного, стабилизации обстановки, решения семейных проблем, решения региональных проблем, национальных проблем - каждый на что-то надеется. Многих пугает осенью, но мне, как любому человеку, хочется ожидать от этой осени чего-то хорошего. Хотя мы ждем из года в года, а, как говорил Черномырдин: "Хотелось, как лучше, а получилось, как всегда".

Амина Ибрагимова:

По поводу высказываний Кошмана: он как-то говорил, что столица Чечни - Грозный не подлежит восстановлению. Как вы к этому относитесь?

Асланбек Аслаханов:

Это ему снится. Это ему так хочется. Мы еще посмотрим. Столица была - Грозный, и будет. Это не ему решать. Народ будет решать! Он слишком возомнил, подумал, что Чечня ему отдана на откуп и разграбление, народ хочет, чтобы столица была в Грозном и она там будет!

XS
SM
MD
LG