Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Слишком независимый журналист Дододжон Атовулло

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава:

В газете "Новые Известия" за 2 сентября опубликована статья под заголовком "Журналиста приговорили к смерти". Это о Дододжоне Атовулло, давно живущем вне родины, в Москве и издающем там двуязычную газету "Чароги руз" ("Дневной Свет").

Приговоры неугодным режиму лицам в Центральной Азии не редкость. Например, на днях в Киргизии приговорили оппозиционера Топчубека Тургуналиева к 16 годам лишения свободы. Но приговор, вынесенный властями Таджикистана Дододжону - особый, тайный, его точнее назвать мафиозным термином "заказ", и получено его исполнение бандитам-киллерам - такова информация "Новых Известий". Судя по публикации, основанием такого приговора стали взгляды Дододжона Атовулло, опубликованные ранее в тех же "Новых Известиях" и "Новой газете". Эти взгляды касались ситуации, которая сложилась в Центральной Азии в связи с нападениями исламских боевиков.

Поэтому мой первый вопрос Дододжону Атовулло: что так возмутило таджикские власти в его взглядах?

Дододжон Атовулло:

Их, прежде всего, возмутило то, что я говорил о том, что эти боевики были подготовлены в Таджикистане, что их базы находились в Таджикистане, о том, что все время они были собраны с помощью президента Таджикистана Рахмонова и лидера исламской партии Таджикистана Саида-Абдуллы Нури.

Тенгиз Гудава:

Можно ли сказать, что эти люди связаны с боевиками?

Дододжон Атовулло:

Они никогда друг друга искренне не любили, у них разная идеология, все разное, но был период, когда они любили друг друга, как Ромео и Джульетта, а потом это быстро прошло. Тогда Рахмонову нужен был Нури и его командиры, чтобы поставить на колени Каримова - это самый заклятый враг Рахмонова. И другой вопрос, который сильно их волновал - заголовок статьи: "Следующим партнером России в Душанбе будет наркобарон". "Те люди, которых каждый день останавливают на вокзалах, аэропортах и дорогах, которые везут с собой наркотики в арбузе, капусте или желудке - это наркобараны. А наркобароны сидят в президентском дворце, мэриях городов и правительстве", - это их сильно задело.

Тенгиз Гудава:

Статья в "Новой Газете" озаглавлена: "Кто стоит за войной в Азии". Так вот, мой вопрос: кто же стоит за этой войной?

Дододжон Атовулло:

Я думаю, что за этой войной стоят, прежде всего, власти Таджикистана, бывшие командиры исламской оппозиции, ныне занимающие посты в правительстве. Я думаю, что есть люди и в Кремле, которые это поддерживают. Все знают, что Рахмонов никаких серьезных действий без согласования с Москвой не предпринимает. Более того, эти люди играют со всеми. Они одновременно могут дружить с Ираном, Россией и талибами.

Тенгиз Гудава:

Не преувеличение ли говорить о вооруженных столкновениях в горах Узбекистана и Киргизии как о "войне в Азии"?

Дододжон Атовулло:

Я думаю, что это настоящая война, когда каждый день гибнут люди, и это очень напоминает осень 1992-го года в Таджикистане. Те люди, которые тогда боролись между собой, были гораздо хуже вооружены и оснащены, чем сегодняшние банды Джумы Намангани. И даже если вспомнить, как повели себя талибы в Афганистане - когда они только появились, многие их всерьез не воспринимали, а они уже хозяева огромной страны. Намангани тоже - если они опять безнаказанно как в прошлом году уйдут, то будут возвращаться снова и снова, тем более у них велик соблазн - в Таджикистане уже не раз не одна группа приходила к власти силой оружия.

Тенгиз Гудава:

Надо сказать, что стойку ненависти таджикских властей к Дододжону понять можно - у журналиста острое слово, оно больно жалит авторитарный режим. В ситуации, когда исламских боевиков изобличают в том, что они - наркокурьеры, Дододжон придумал рубрику: "Рахмонов - героин нашего времени".

Дододжон, в интервью "Новой Газете" вы говорите о "странном попустительстве России по отношению к Рахмонову, который банду по всей стране собрал, вооружил и направил в Узбекистан" Каковы цели Рахмонова и Москвы?

Дододжон Атовулло:

Два года назад совсем другие были отношения между Россией и Узбекистаном, был "ледниковый период", когда Россия обвиняла Узбекистан и его руководство в том, что они делают ставку на Запад, и хотели поставить Каримова на колени. Рахмонов, как очень недальновидный и эмоциональный политик, который не может скрывать свои мысли, неоднократно заявлял, что вскоре он поставит на колени Каримова. Но сегодня Рахманов уже, наверное, понял, что ситуация изменилась, и отношения России с Узбекистаном тоже.

Тенгиз Гудава:

То, что говорит Дододжон Атовулло - не истина в последней инстанции. Он вполне может ошибаться, хотя с журналистской этикой и профессионализмом у него все в порядке. Он может не нравится, и это тоже норма, но реакция таджикских властей на слова независимого журналиста - явная патология. После указанных выше статей МИД Таджикистана направил в российское дипломатическое ведомство специальную ноту. В ней говорится, что на Дододжона Атовулло в Таджикистане с 1992-го года возбуждено уголовное дело за попытку свержения советской власти - у мэра Душанбе состоялось заседание силовых министров республики с целью нейтрализации опасного журналиста. Дододжон, требовали ли таджикские власти у российских вашей экстрадиции в Таджикистан?

Дододжон Атовулло:

То, что узнали московские журналисты в самом близком окружении Рахмонова: он хвастался тем, что он разговаривал с президентом Путиным, и он согласился выдать меня. По моей информации, есть какая-то договоренность, не знаю на каком уровне, о моей выдаче, но я думаю, что это будет нелегко для Рахмонова. У них очень интересные обвинения. Одно время меня называли "агентом международного сионизма", потом был "исламский фундаментализм", недавно "национализм", они даже не могут придумать нормальные обвинения. А журналист, и в своей газете готов дать любому слово, и сам выступаю...

Тенгиз Гудава:

"Террорист", "агент международного сионизма", "исламский фундаменталист", - как только не называют его власти республики, Не видевший его человек, сразу подумаете, что наверняка он с длинной бородой, автоматом на плечах или ножом в зубах. Честно говоря, у меня тоже были такие ассоциации, но при встрече оказалось, что он обычный человек - небольшого роста, седые волосы, грустные глаза. Дододжон Атовулло - выпускник факультета журналистики МГУ работал в различных изданиях. Сейчас - главный редактор самой популярной в Таджикистане газета "Чароги Рус" - "Дневной Свет". До 1992-го года газета выходила в Душанбе. Уже восьмой год она издается в Москве с грустной пометкой "газета в изгнании".

Дододжон, за что тебя объявили "врагом народа"?

Дододжон Атовулло:

У нас в республике любой, кто не согласен с политикой руководства страны, кто посмеет говорить что-либо нелицеприятное властям, тут же объявляется "врагом народа"?

Тенгиз Гудава:

А много таких?

Дододжон Атовулло:

Смешно сказать, но в "друзьях народа" остались, по-моему, только господин Рахмонов и мэр Душанбе, и может быть ближайшее окружение. Я горжусь тем, что я не в этой кампании. Правда ли, что вы встречались с Эмомали Рахмоновым и беседовали с ним около трех часов?

Дододжон Атовулло:

Да, это правда, в конце прошлого года была такая встреча.

Тенгиз Гудава:

И о чем вы говорили?

Дододжон Атовулло:

У нас была договоренность, что эта встреча будет без комментариев, и я не могу нарушить данное слово - это не в моих правилах.

Тенгиз Гудава:

Вы не собираетесь вернуться на родину?

Дододжон Атовулло:

Вы знаете, я 5 лет не был на родине потом я вернулся, но это был потерянный рай... Еще в 1992-м году, когда я покинул родину, я обещал, что вернусь последним таджикским беженцем.

Тенгиз Гудава:

Вы не любите родину?

Дододжон Атовулло:

Родину люблю, а государство нет.

Тенгиз Гудава:

А почему не любите государство?

Дододжон Атовулло:

Это даже нельзя называть государством, это просто, наверное, какая-то, я не боюсь этого слова и готов отвечать за него в любом суде - это просто бандформирование, которое привело не только к деградации нации, но и к гибели. Я как-то говорил: если эти безответственные, некомпетентные люди еще несколько лет будут у руля, то в скором времени таджики превратятся в нацию наркоманов, пастухов и убийц.

Тенгиз Гудава:

Есть основания делать такое заявление?

Дододжон Атовулло:

К сожалению - да. Это очень больно, очень обидно, но это так.

Тенгиз Гудава:

Газета "Чароги Рус" пользуется в Таджикистане сенсационной популярностью, ибо, ко всему прочему, это неисчерпаемый источник насреддиновских анекдотов из жизни современного режима. Режим этот Дододжон называет "демократией в тюбетейке". Все-таки, если в Таджикистане так уж плохо, то почему все молчат. Я не говорю о приближенных режима, но молчат оппозиция, демократы, интеллигенция. Те же исламисты - все молчат. Почему?

Дододжон Атовулло:

Оппозиция когда-то была, она позорно распалась, а сейчас другая, совсем другая ситуация - власть в Таджикистане лежит под ногами. Если появится политик, который будет обещать изменить жизнь, вокруг него объединяются тысячи людей. "Если даже лучше и не будет, то хуже, чем сейчас, никогда не будет", - считают люди. Но, к сожалению, известных политиков такого рода пока не появилось. К большому сожалению оказалось, что большинство политиков в Таджикистане - их называли исламистами, либералами, коммунистами, демократами и так далее - у большинства из них нет идеи, а есть просто личный интерес. Когда непосредственно что-то их касается, их начинают наказывать и преследовать - тогда повышают голос. Это одна причина. Другая причина - действительно страх. Возьмите того же Абдулмалика Абдулужонова: когда он стал говорить через СМИ о своей программе, своем видении ситуации, сначала одного его брата арестовали и убили в тюрьме - это был абсолютно больной человек; международными организациями он был объявлен узником совести... Потом арестовали второго брата. Или если взять того же Талиба Бабаева - его заместителя, за то, что он приехал в Москву, из-за подозрения, что он встречался здесь с какими-то политиками, он был убит дома. Тот же Кендаев - человек, который в свое время привлек к власти Рахмонова - когда он заявил о том, что хочет участвовать в выборах, тут же был убит, и таких примеров десятки.

Тенгиз Гудава:

Президент знает о ситуации в своей стране?

Дододжон Атовулло:

Я более чем уверен, что в данное время президент находится в полной информационной блокаде. Как это ни странно президентом управляет мэр Душанбе и одновременно председатель Верхней Палаты парламента Мухаммад Саид Убайдуллоев. Это абсолютно -я не могу подобрать слова - это человек, для которого нет ничего святого... Сегодня Рахмонов после выборов, когда он во второй раз незаконно, абсолютно незаконно, стал президентом - теперь на 7 лет, когда он увидел, что мировое сообщество - ООН, ОБСЕ, европейские страны - все его признали, все его приглашают и ведут с ним переговоры - он заболел манией величия, и думает, что он навсегда. Но он не понимает, что можно обмануть одного человека, десять, сто, но обманывать целый народ всю жизнь невозможно.

Тенгиз Гудава:

Три года назад в Москве было подписано соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. Пришел ли мир в республику?

Дододжон Атовулло:

К сожалению, мира нет, хотя и был исторический шанс навсегда закончить бессмысленную братоубийственную войну. Просто, вместо мира Рахмонов и его окружение часть министерских постов разделили с такими же как они, абсолютно неграмотными и случайными людьми - бывшими командирами исламской оппозиции. Некоторые из них до сих пор не могут правильно подписать бумагу и не знают, как правильно держать телефонную трубку.

Тенгиз Гудава:

Не кажется тебе, что это слишком пессимистично? Вчерашние моджахеды стали министрами и войны как таковой, боевых действий нет.

Дододжон Атовулло:

Для меня мир - это справедливость. Пока нет хотя бы относительной справедливости, еще долго мира не будет. Мир - это порядок и законность, и всего этого нет. Сейчас состояние страны - ни мира, ни войны. Это, наверное, хуже всего. Но, к сожалению, так долго не может продолжаться. Я разговаривал с многими политиками и многими людьми из окружения Рахмонова и окружения Нури - все согласны с тем, что страна напоминает пороховую бочку, и в любой момент может начаться такое, что страшно представить.

Тенгиз Гудава:

В Таджикистане не раз была ситуация, когда на политическую арену выходили совершенно непонятные силы с непонятными названиями: "Молодежь Таджикистана"; "Движение "Пришло время перемен". Что это за силы?

Дододжон Атовулло:

Когда известные политические партии ничего не делают, естественно, что на этом пустом месте появляются другие силы. Сейчас на арену собирается выходить новая сила, которая пока даже не имеет точного названия. Они то называют себя "Молодежь Таджикистана", то "Движение "Пришло время перемен". По словам одного из членов инициативной группы, это, в основном, студенты, городские ребята, воевавшие все время друг против друга - одни стояли в рядах Народного Фронта - это незаконное движение, которое привело Рахмонова к власти и во главе которого стоял небезызвестный Сангак Сафаров, который 23 года отсидел в тюрьмах - и с другой стороны - бывшие моджахеды из Исламской Партии. И те, и другие считают, что их обманули. Среди них есть и представители среднего и малого бизнеса, уставшие от беспредела, поэты, ученые и журналисты. Не дай Бог, но мне кажется, что Таджикистан на грани каких-то серьезных потрясений, а власть в Таджикистане, к сожалению, не хочет этого понимать и знать.

Тенгиз Гудава:

Так или иначе, но позиция Дододжона Атовулло по достаточно жгучей проблеме вооруженных нападений исламских боевиков в Центральной Азии всколыхнула общественное мнение. В газете "Известия" открыта рубрика "О Центральной Азии", в одной из заметок Дододжон назван "таджикским националистом". Дододжон, тебя называют "таджикским националистом", не лишая "почетного" звания "врага таджикского народа". Кем ты сам себя ощущаешь?

Дододжон Атовулло:

Я просто журналист. Я себя не называю ни диссидентом, ни политиком, ни политологом, ни правозащитником... Я просто журналист, я делаю свое дело.

Тенгиз Гудава:

К концу 1992-го года в Таджикистане выходили 40 независимых газет. Сейчас - ни одной. Старая номенклатура, вернувшись к власти, быстро навела свой порядок. В списке погибших с тех пор журналистов больше 50 имен. Сколько журналистов в изгнании - неизвестно.

XS
SM
MD
LG