Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Права религиозных меньшинств в Грузии

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют по телефону из Тбилиси: настоятель Сионского кафедрального собора в Тбилиси, начальник учебного комитета Патриархии протопресвитер отец Георгий (в миру Гамрекели), активист правозащитной общественной организации "Институт Свободы" Гига Бокерия; видный грузинский политолог Ивлиан Хаиндрава; корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Юрий Вачнадзе.

Тенгиз Гудава:

15 сентября посольства Соединенных Штатов и Великобритании в Тбилиси выступили с заявлением, в котором выражается серьезное беспокойство по поводу нарушения в Грузии прав религиозных меньшинств. В частности приводится факт разгона съезда Свидетелей Иеговы в Зугдиди 8 сентября сего года. Посольства США и Великобритании призывают грузинские власти способствовать предотвращению подобных действий в дальнейшем.

Заявление двух крупнейших посольств относительно ситуации с правами религиозных меньшинств, опубликованное в грузинских СМИ, вызвало взволнованную реакцию в грузинском обществе. Многие в Грузии считают, что их страна издревле славится толерантностью в религиозных вопросах. В качестве примера приводится то, что в самом центре Тбилиси на небольшом пятачке мирно соседствуют православный собор, мечеть и синагога. Гордятся грузины и тем, что в их стране не было антисемитских погромов, и вообще преследований по религиозным мотивам: Что же происходит сейчас? Почему западные посольства выступили с подобным заявлением?

Вот репортаж нашего тбилисского корреспондента Юрия Вачнадзе:

Юрий Вачнадзе:

В Грузинской Православной Церкви появились ростки раскольничества и наметились определенные внутренние противоречия. Церковь вышла из международного экуменического движения, ряд священнослужителей был отлучен от сана. Один из отлученных за раскольнические действия - настоятель Глданской церкви в Тбилиси Василий Мкалаишвили не подчинился решению Католикоса Патриарха Грузии Святейшего и Блаженнейшего Илии Второго, и по сей день самовольно продолжает служить в своем приходе. Более того, он сплотил вокруг себя группу религиозных фанатиков и противопоставил Глданский приход Патриарху и Патриархии. Надо сказать, что его приход отличает необузданная агрессивность, замешанная на религиозном экстремизме.

Сдержанное отношение правоохранительных органов к выходкам сторонников бывшего священнослужителя стало следствием еще одного негативного обстоятельства - дело в том, что хотя по Конституции Грузия - православная страна, Парламентом до сих пор не принят закон о религии, призванный регулировать взаимоотношения Церкви и государства. Именно на таком фоне в последние год - полтора в Грузии энергичной миссионерской деятельность стали заниматься американские проповедники Свидетелей Иеговы. В страну завезли огромное количество иеговистской религиозной литературы. С юридической точки зрения все выглядело законно - ведь общество Свидетелей Иеговы было официально зарегистрировано в Минюсте. Но сторонники Мкалаишвили усмотрели в действиях иеговистов прозелитизм, то есть, переманивание в свою веру прихожан. Действовали они решительно - было несколько случаев избиений Свидетелей Иеговы в Глданском районе Тбилиси. Группе Мкалаишвили решительную и всестороннюю поддержку оказал парламентарий Гурам Шарадзе, выступивший с соответствующими громогласными заявлениями в Законодательном Собрании и СМИ. Более того, он затеял со Свидетелями Иеговы судебную тяжбу с требованием отменить их регистрацию. На судебных заседаниях люди Мкалаишвили всякий раз затевали рукопашную с иеговистами - избивали их. В одной из последних подобных схваток, как говорится, за кампанию, изрядно пострадали представитель грузинской общественной правозащитной организации "Институт Свободы" Гига Бокерия и корреспондент Тбилисского Бюро Радио Свобода Давид Пайчадзе. Общему накалу страстей в значительной мер способствовал печальный инцидент с молодой женщиной - иеговисткой - по понятным причинам не называют ее фамилии, которая по религиозным соображениям отказалась в больнице от переливания крови перед хирургической операцией - операция не состоялась, и женщина погибла. Очередным звеном в цепи противостояния стал упомянутый в заявлении американского и английского посольств в Грузии инцидент в Зугдиди, где 8 сентября неизвестными лицами были разогнаны прибывшие для проведения съезда иеговисты. Их силой увезли на автобусах из города, а приготовленную для выступления трибуну демонстративно сожгли. Такова, в общих чертах, картина произошедшего.

Тенгиз Гудава:

Господа, прежде, чем мы начнем дискуссию, я хочу, чтобы мы все послушали точку зрения Грузинской Православной Церкви, скажем, одного из ее главных иерархов. Вот что говорит Настоятель Сионского кафедрального собора в Тбилиси, начальник учебного комитета Патриархии протопресвитер отец Георгий (в миру Гамрекели):

Отец Георгий:

Что касается мнения Православной Церкви по поводу конфронтации с сектой Свидетелей Иеговы, то оно, скорее всего, связано с агрессивными выступлениями группы людей, которые собрались вокруг Василия Мкалаишвили, который когда-то был священником Православной Церкви, но именно за свою приверженность репрессивным методам и агрессивность - он вошел в конфронтацию с самой церковью, Патриархатом и самим Патриархом - после долгих увещеваний, уговоров, бесед он был отлучен от церкви и остается в этом состоянии. Он не представляет собой лица церкви, и мы хотели бы подчеркнуть, что проведение параллелей между деятельностью Василия Мкалаишвили и Патриархатом - ошибочная позиция, по которой нельзя судить об отношении Православной Церкви к различным сектам, в данном случае - к секте Свидетелей Иеговы.

Конечно, мы знаем те заблуждения и ошибки, которые присутствуют в учении этой секты - искажение смысла Священного Писания, мы, конечно, стараемся обличать эту невольную и заведомую ложь. Это, по своей природе, самая агрессивная секта. Это секта была и остается наиболее негативно настроенной к традициям грузинского народа, его истории и культуре, к самосознанию и активно насаждает чуждый образ мышления, и даже язык, на котором публикуются их книги - это некультурный грузинский язык - так можно было бы сказать. Он изобилует выражениями, совершенно чуждыми культуре нашего языка, и часто сама конструкция предложений не грузинская. Очевидно, что эта секта инспирируется силами антинациональными, антикультурными в отношении народа.

Тенгиз Гудава:

Вопрос представителю Института Свободы господину Гиге Бокерия: каково ваше мнение, нарушаются ли в Грузии права религиозных меньшинств, иными словами, согласны ли вы с заявлением посольства США и Великобритании?

Гига Бокерия:

Безусловно, права нарушаются, и в последнее время ситуация достигла критического уровня. Я не могу не поспорить с представителем нашей церкви отцом Георгием. Мне приятно слышать из его уст, что насилие неприемлемо, но если год тому назад они - Церковь, как-то отмежевались от разгрома, то уже сейчас они никак не отреагировали на такое беззаконие, и напротив, несколько дней тому назад Патриарх выступил с очень агрессивным заявлением о том что "мы не должны впускать в Грузию Свидетелей Иеговы и баптистов" - я хочу напомнить, что баптисты также стали жертвами нападения местной полиции в Тианети вблизи Тбилиси. Можно отмежевываться от Мкалаишвили, но в то же самое время очень четко сигнализировать агрессию против религиозных меньшинств. Все это дает тот эффект, который создается сейчас в Грузии, то есть - полную безнаказанность. Я не могу сказать, что раньше не было проблем, но то, что происходит сейчас, выходит за рамки. Государство четко стало на позицию гонения религиозных меньшинств.

Тенгиз Гудава:

Единой, цельной позиции, видимо, у Грузинской Православной Церкви по отношению к другим религиям и конфессиям нет. Отец Георгий высказывается достаточно либерально, но высказывания самого Католикоса Патриарха Илии Второго о том, что нельзя допускать в Грузию иеговистов и баптистов, так как их главная цель разрушить Грузию - это высказывание совсем с другого полюса. Каково настроение в грузинском обществе, как оно относится к проповедям иных конфессий и их деятельности?

Ивлиан Хаиндрава:

В первую очередь, о заявлении посольств США и Великобритании в Грузии - безусловно, основания для беспокойства с их стороны есть. Но меня удивляет: неужели, до этого ни по какому иному поводу, например, в отношении политического плюрализма, проведения и процедур выборов и так далее, у них беспокойства не возникало?! Я думаю, что и в этих областях более, чем достаточно, поводов для беспокойства, в том числе и публичного, и открытого, свидетелями чего мы, к сожалению, пока не были очень часто, чтобы не сказать - не были никогда.

Гига Бокерия:

Я не согласен с господином Хаиндравой насчет того, что это заявление было неадекватным, и до этого были проблемы в других сферах. Все-таки, проблема свободы религии намного тяжелее, чем проблема политического плюрализма. Дело в том, что во всем политическом истеблишменте и спектре Грузии не нашлось ни одной политической силы, которая бы протестовала против такого подхода государства к религиозным меньшинствам. Напротив, в Зугдиди инициатором погромов как раз стала оппозиция, то есть, идет охота на ведьм, чего нельзя сказать о политической оппозиции, которая имеет широкую общественную поддержку. Конечно, государство нарушает правила игры во время выборов, это огромная проблема, но все-таки некорректно, по-моему, сравнивать это с положением политических и религиозных меньшинств. И я думаю, что также неправильно и разбирать религиозные воззрения любых религиозных групп как причину их гонений - я не считаю, что это причина их гонений. Причина, как я уже сказал - политика государства и неприятие обществом всего нового, ксенофобия, которая существует в Грузии. А поводов можно потом найти очень много - и непереливание крови, и так далее. Дело не в каких-то религиозных традициях и не в комическом аргументе о том, что "их грузинский язык некультурен". Дело в отношении общества. Однозначно тут идет объединение против "общего врага" и этот враг - все, что идет извне, все новое в религии, все то, что не православное, не традиционное.

Тенгиз Гудава:

Надо сказать, что в Грузии в отсутствие Закона о Религии права религиозных меньшинств должны рассматриваться в общем контексте прав человека. Господин Гига Бокерия, представитель Института Свободы, считает, что именно религиозные права и права религиозных меньшинств, свобода совести, стоят в этом списке на первом месте. Согласны ли вы с таким постулатом, господин Хаиндрава?

Ивлиан Хаиндрава:

Мне трудно классифицировать, как-то "ранжировать" права и свободы человека. В целом, я согласен с последним пассажем господина Бокерия. Я не думаю, что мы на первое место должны ставить вот такую свободу, а на другое - другую. В том состоянии грузинского общества и в том состоянии государства, в котором сейчас мы находимся, происходит ущемление по многим параметрам. Здесь просто это было, в общем, весьма наглядно, потому что дело доходило до физических столкновений, избиений - все это было ужасно и особенно, на фоне подлинного попустительства со стороны государственных структур. Когда господин Бокерия говорит, что в Зугдиди оппозицией было инспирировано нападение и погромы против иеговистов, то давайте вспомним, что оппозиция не может пикнуть и не может произвести несанкционированный митинг. Так сказать, надо просить разрешения, и, как правило, дают место где-то за городом для проведения митинга. А тут как-то получилось громить Конгресс Иеговистов. Естественно, это происходит при попустительстве, если угодно, даже при науськивании со стороны наших властей, которые, как всегда, когда властям приходится туго, пытаются перенести внимание общества на другие проблемы и здесь, безусловно, разыгрывается псевдопатриотическая карта.

Тенгиз Гудава:

Мы видим, что в Грузии религиозные фанатики устраивают побоища и действуют достаточно открыто, и безнаказанно. А что полиция - этот вопрос я адресую господину Гиге Бокерия, который сам пострадал от хулиганских действий этих религиозных фанатиков. Какова ваша оценка действий грузинских правоохранительных органов в связи с провокациями Василия Мкалаишвили?

Гига Бокерия:

Они действуют вместе - это однозначно. Я счастью, что сам Мкалаишвили является инструментом в руках государства. Намного удобнее говорить, что "это сделала не полиция, там группы друг с другом подрались - мы выясним, расследуем и так далее". Полиция стоит и смотрит, а в случае с Мингрелией полиция и сама поучаствовала, но было и прикрытие, они сказали: "Мы просто не впустили Свидетелей Иеговы, а что потом случилось - мы не знаем". И в Марнеули уже после заявлений США и Великобритании случилось то же самое: полиция впустила маленькое число Свидетелей Иеговы на территорию, куда они направлялись, а потом подпустила к ним религиозных фанатиков. То есть, можно однозначно говорить, что религиозные фанатики - оружие в руках нашего государства, которое пытается как-то сдвинуть ориентиры нашего общества на защиту псевдопатриотических ценностей, потому что все обязанности свои оно не смогло исполнить. Сейчас очень удобно направить общественные волнения в другом направлении, а также выступить защитником наших "традиционных ценностей", каковыми, по их мнению, является защита православия такими методами.

Ивлиан Хаиндрава:

Я думаю, что проблема уходит корнями в то состояние общества, в каком оно находится сегодня в Грузии. И трудно ожидать, что на фоне, в общем-то, морального падения всего общества будут возникать где-то оазисы, где все будет в порядке. Не возникают такие оазисы, пока положение в стране плохое. Плохо обстоят дела с государством, плохо в образовании, плохо в Церкви и плохо в футболе, допустим - везде, так сказать, плохо. Поэтому Церковь, в данном случае - не исключение, но учитывая специфичность этой организации как таковой, скажем, что она не всегда идет в ногу со временем. В Церкви тоже есть проблемы и серьезнейшие проблемы. Тут и моральное состояние, которое, в основном, касается самих священнослужителей, которые не являются ни моральными авторитетами в большинстве своем, ни интеллектуальными, тяжелое финансовое положение в нашей Церкви, которая, в общем, опасается конкуренции со стороны конфессий тем более сильных, которые соответствующим образом финансируются Западом. Здесь есть опасения за утерю позиций, которые Грузинская Православная Церковь исторически и традиционно имела, и в общем, я бы сказал, что перед Церковью стоят те же проблемы, что и перед государством и если угодно обществом. Если нам необходима абсолютно, как мне представляется, люстрация на государственном уровне, то церкви тоже необходима самолюстрация, самоочищение, чтобы вернуть себе авторитет. На фоне того, что сейчас происходит в Грузии, конечно, говорить о высоком моральном, интеллектуальном и нравственном авторитете Церкви не приходится. Поэтому и случаются такие эксцессы и, видимо, поэтому Церковь не всегда в состоянии занять высокоморальную позицию, осуждающую всякое насилие, против кого бы оно ни было направлено.

XS
SM
MD
LG