Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Культ личности Туркменбаши

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: живущий в политической эмиграции в Швеции туркменский поэт Ширали Нурмурадов; лидер туркменской политической оппозиции в изгнании, бывший министр иностранных дел в правительстве Сапармурада Ниязова Авды Кулиев; директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

Тенгиз Гудава:

В истории человечества культов личности было немало. Сегодня, однако, это - экзотика. Мы не говорим о мелких авторитарных властителях, их - пруд пруди. Но великих культов личности на земле почти не осталось, сегодня их можно пересчитать по пальцам: Ким Чен Ир, Фидель Кастро, Саддам Хусейн и Муамар Каддафи... Но, пожалуй, самый яркий (не будем употреблять слова "одиозный") культ личности сегодня - у президента Туркменистана - Сапармурада Ниязова. Дело в том, что у северокорейского лидера был отец - "великий революционер" Ким Ир Сен, Фидель - сам "великий революционер", иракский и ливийский диктаторы - тоже свершили великие перевороты.

Культ же Сапармурада Туркменбаши - это великий культ, не отягощенный причастностью к каким-либо политическим событиям, революциям, переворотам, это - культ личности... без личности.

Просто и буднично пересел 10 лет назад товарищ Ниязов из кресла первого секретаря компартии в кресло президента, просто засел на этом кресле навеки, просто стал самим Аллахом, не совершив ни единого чуда, ни единого поступка.

Говорит туркменский поэт Ширали Нурмурадов, живущий в политической эмиграции в Швеции:

Ширали Нурмурадов:

Беспрецедентному позорищу, которое происходит в Туркменистане в течение последних 10 лет, дали, казалось бы, четкое определение - культ личности. Это -диагноз страшной и неизлечимой болезни, приговор, который не подлежит ни обжалованию, ни оплакиванию. Да, этот культ всем культам культ! По сравнению с этим все предыдущие культы просто "культятки". Короче говоря, культ есть, а личности нет, поскольку при всем своем желании Ниязов на личность не тянет, что и подтвердилось, когда наш луноликий седовласый ангел не полетел в Америку на недавний саммит глав государств - то ли, пригласить забыли, то ли, отказались принять, а то и вовсе забыли о счастливом вожде несчастного народа, сидящего в смирительной рубашке на дне каменного мешка, заедая свое горе суверенитетом и запивая нейтралитетом.

Тенгиз Гудава:

Итак, культ личности Туркменбаши... он прошел все классические градации: совмещение постов президента и премьер-министра, переименование в Туркменбаши, то есть "главу, отца всех туркмен", возвышение выше всего - даже трайбалистских градаций, ибо никто не знает, из какого он клана, портреты и статуи повсюду, переименование улиц, городов и даже всей страны в его честь, его образ на деньгах, медалях и гербах, в гимнах и ораториях, восхваления, прославления, которым позавидовали бы восточные падишахи прошлого, объявление себя пожизненным президентом...

Все это - классика культа личности, Туркменбаши смело принялся за новации. Разумеется, все газеты в Туркменистане издаются им, но есть газета, целиком посвященная описанию жизни Главы Государства... В разных странах есть правозащитные кружки, группы, парламентские комитеты и комиссии... - у Туркменбаши свой собственный Институт Прав Человека. Директор этого института Е. Кепбанов опубликовал 4 сентября в газете "Нейтральный Туркменистан" статью под скромным заголовком: "Новаторский взгляд Сапармурада Туркменбаши на мироустройство и будущее человечества". Взгляд состоит в том, что права человека - не универсальный принцип, а правозащитная деятельность - это вмешательство во внутренние дела суверенного и нейтрального (!) государства. Да, взгляд явно новаторский! Авды Кулиев был министром иностранных дел в правительстве Сапармурада Ниязова. Сейчас он является лидером туркменской политической оппозиции, разумеется, в изгнании.

Авды Кулиев:

Культ его стал идеологией нашего государства. Это - монарх, а не президент! В туркменской прессе высказывалось предложение о переименовании Туркменистана в "Туркмению Ниязова" и автор этой идеи приводит довод, что "никто же не удивляется, что есть Саудовская Аравия, то есть, Аравия семьи Саудов". Культ Ниязова создавался и поддерживался партийно-государственной номенклатурой и туркменской интеллигенцией. Эта категория людей вместо того, чтобы усовершенствовать свою компетентность и профессионализм в том деле, за которое отвечает, соревнуется в восхвалении президента, и чем абсурднее это делает, тем больше благодарностей получает от Ниязова. Его называют "Тринадцатым Пророком" и даже "Аллахом". Один из уважаемых когда-то поэтов - Байрам Джутдиев, заявил, что "сам Аллах явился туркменам в лице Сапармурада Ниязова". Культ Ниязова небескорыстно поддерживается международной политической и бизнес-элитой. Они делают это для достижения своих экономических целей и осуществления геополитических планов.

Можно долго говорить о несуразностях, связанных с культом Ниязова, но думаю, что сегодня людей больше интересует его личность. О ней мало кто знает правду. Личность человека можно установить по его поступкам и словам. У туркмен есть поговорка: "Если хочешь узнать человека, не пытай и не ругай его, а дай ему наговориться". Туркменский президент столько наговорил, что мы можем утверждать, что хорошо знаем его. Он утверждал, что в 12 лет знал, что будет президентом страны, что в нем сосредоточена божественная сила, и он может вызвать дождь, и остановить его. Он, находясь в США, заявлял, что "вступил в молодые годы в ряды компартии, чтобы вместе с Горбачевым, Яковлевым, Медведевым добиваться развала СССР..."

Ширали Нурмурадов:

Парадокс в том, что Туркменистан по своим природным ресурсам и, в первую очередь - огромным запасам нефти и газа, потенциально - одна из богатейших стран мира, но по уровню жизни населения он занимает последнее место в постсоветском пространстве, а в мировом рейтинге находится где-то между Эфиопией и Эритреей. Зато в Ашхабаде на одной только улице воздвигнуто 36 никому не нужных и вечно пустующих пятизведочных отелей со сказочными фонтанами и бассейнами, благодаря которым население столицы испытывает вечную нехватку питьевой воды. Зато в самом центре столицы на 70-ти метровой высоте красуется 14-ти метровая вращающаяся фигура президента Ниязова, отвалившего на это уникальное по бессмысленности сооружение 12 миллионов американских долларов, естественно, не из собственного кармана. Зато Мурад Ниязов - любимый сыночек президента, рвется в Книгу Рекордов Гиннеса, легко и весело проигрывая в мадридском казино такую же сумму - 12 миллионов долларов, всего за одну ночь. Ни один президент, король или премьер-министр какого-нибудь иностранного государства, встречаясь с новоявленным пожизненными президентом Туркменистана, не удосужится задать ему вопрос: как можно сочетать два взаимоисключающих слова - пожизненный и президент? И ежу ясно, что пожизненным может быть лишение свободы, пенсия, что угодно, но не президент же, который, в сущности, должен представлять собой ректора института демократии!

Тенгиз Гудава:

Ниязов Сапармурад Атаевич родился 19 февраля 1940 года в Ашхабаде, отец погиб на войне, во время землетрясения 1948 года маленький Сапармурад потерял всех остальных членов семьи. Воспитывался в приюте для сирот.

Вехи великого пути таковы: член КПСС с 1962-го года, окончил в 1967-м году Ленинградский политехнический институт, в том же году Высшую Партийную Школу (заочно). Работал формовщиком на одном из ленинградских предприятий, потом мастером на ГРЭС имени Ленина в Ашхабадской области. Потом партийная работа - инструктор, завотдела ЦК Компартии Туркменистана, в 1980-м году стал первым секретарем Ашхабадского горкома партии. С марта 1985 года - Председатель Совета Министров Туркменской ССР, а с декабря того же года - первый секретарь ЦК Компартии республики.

1991 год - год великих переименований: Коммунистическая партия переименовывается в Демократическую, первый секретарь - в президента, Туркменская Советская Социалистическая Республика - в Независимый Туркменистан.

Я беседую с директором Центра экстремальной журналистики, специалистом по Востоку Олегом Панфиловым. Олег, вы встречались с Туркменбаши лично и знаете его ввиду своей профессиональной деятельности. Что это за человек? Какое впечатление он оставляет при общении?

Олег Панфилов:

Я бы сказал, что впечатление о добром барине, но я бы добавил еще и страдание нарциссизмом. Оно проявляется, прежде всего, в том, что он очень следит за собой и, например, когда я его видел в 1995-м году, он был поседевшим человеком в возрасте, а сейчас он - перекрасившийся жгучий брюнет, любит украшения, что самое любопытное и отличает его от коллег в таких же авторитарных государствах - чего не позволяют себе ни Фидель Кастро, ни северокорейские лидеры - он очень любит украшения и носит на каждой руке по огромному золотому перстню с очень дорогими камнями. Его культ личности глобален, этим страдают многие похожие на него лидеры, но его культ личности просто глобален.

Тенгиз Гудава:

Говорит туркменский поэт Ширали Нурмурадов, живущий в политической эмиграции в Швеции:

Ширали Нурмурадов:

На днях нам посчастливилось поддержать в руках уникальную книгу, выпущенную в честь шестидесятилетия Ниязова и изданную в Германии на такой бумаге, на какой иные государства мечтали бы напечатать свою национальную валюту. В этом веселом сборнике столько юмора, что Жванецкий с Задорновым могут просто отдыхать. Остановимся на двух главах: первая: "Награды Сапармурада Туркменбаши: Герой Туркменистана, золотая медаль Алтын Ай - 1992; Герой Туркменистана, золотая медаль Алтын Ай -1995; Герой Туркменистана, золотая медаль Алтын Ай -1998; премия за международное понимание Индийского Международного Фонда "Единство" - 1995; премия Шелкового Пути за выдающиеся достижения - 1998; золотая медаль Международной Академии Информатизации при ООН - 1999; золотая медаль всемирной Академии Медицины имени Альберта Швейца - 1999; премия Международной Академии Компьютерных Наук и Систем с дипломом и золотой медалью лауреата...

Второе: "Почетные звания и научные степени Сапармурада Туркменбаши: действительный член Международной Академии Компьютерных наук и систем ( академик), по направлению "компьютерные науки, технологии и системы в управлении государством, в экономике и информатизации" - 1993; почетный член ( почетный академик) Национальной Академии Прикладных Наук - 1995; академик Международной Академии Технологических Наук; почетный член Ассоциации Леонардо да Винчи; почетный доктор Эгейского Университета; почетный член Всемирной Федерации Шашек; почетный член Фонда Шелкового Пути; почетный профессор Китайского Народного Университета; Почетный член Академии Инженерных Наук Украины...

Тенгиз Гудава:

При том, что целая газета посвящена в Туркменистане описанию мельчайших деталей быта Главы Государства, и тысячи придворных восхвалителей безустанно поют гимны Хозяину, о семье Туркменбаши известно крайне мало. Жена Муза Алексеевна - домохозяйка, сын Мурад, дочь Ирина. Вот и все скупые данные. Авды Кулиев, и вот все-таки он, будучи детдомовцем, смог добиться таких невероятных заоблачных высот, как вы думаете, какое качество характера помогло ему добиться этого?

Авды Кулиев:

Приспособляемость, конформизм, вот в старой партийной системе это было главной чертой - чтобы человек мог приспосабливаться, не иметь своего мнения, поддакивать начальству. Есть свидетели того, как он пригибался перед Гапуровым, как он открывал ему дверцу машины и лебезил перед ним, и благодаря этому он выдвинулся и собрал вокруг себя себе подобных.

Тенгиз Гудава:

Олег Панфилов, Сапармурад Ниязов отличается от других, тоже весьма авторитарных лидеров Центральной Азии тем, что у него нет "семьи", в том понимании, как "семья" существует у Назарбаева или Акаева, то есть, состоящая не только из близких родственников, но и из окружения. Кто все-таки является ближайшим сторонником или соратником Ниязова?

Олег Панфилов:

Да, это так, в отличие от других центральноазиатских лидеров у него нет "семьи". Это - загадка для туркменского общества, учитывая и то, что в последнее время Туркменбаши оказывается слабым на здоровье и периодически проходит исследования в Германии, и ему делают операции, и загадка то, кого он сможет объявить своим наследником. Насколько мне известно, сын Сапармурада Ниязова не претендует на этот пост, и сам Турмекнбаши, насколько мне известно, не очень любит говорить о своем сыне. Я думаю, что, может быть, в ближайшее время эта загадка будет раскрыта, может быть, после того, как Туркменбаши осознает, что проблемы с его здоровьем - это проблемы будущего его государства, его монархии - не побоюсь этого слова, потому что все признаки монархии уже есть в Туркменистане.

Авды Кулиев:

Его самое близкое окружение - иностранные компаньоны - турки, израильские бизнесмены, бизнесмены из Ирана... Экономикой Туркменистана управляют они.

Тенгиз Гудава:

Я хочу отметить: в этом выпуске мы не касаемся таких аспектов диктаторского правления Сапармурада Ниязова, как жестокое преследование инакомыслящих, сотни политзаключенных, тысячи политэмигрантов, миллионы туркменских граждан, живущих в нищете и бесправии... Мы говорим только о культе личности.

Обращаюсь к Олегу Панфилову: о состоянии прав человека в Туркменистане говорить трудно, несмотря на то, что там открыт целый Институт Прав Человека. Дело в том, что в западном понимании прав человека в Туркменистане нет. Но мы не можем обойтись минутой молчания, когда говорим о правах человека в Туркменистане. Так вот, какова методика работы правозащитных организаций по отношению к Туркменистану? Как противостоять этой идеологии тоталитарного отрицания прав человека и свобод?

Олег Панфилов:

Я бы сказал, что Туркменистан абсолютно закрыт для правозащитных организаций, было несколько случаев, когда из Туркменистана выдворялись представители известной организации "Хьюмэн Райтс Вотч", и когда выдворялись российские правозащитники, поэтому добывать информацию о том, что происходит с правами человека в Туркменистане, чрезвычайно трудно. Могу только сказать, что мой сотрудник, который работает в Туркменистане - это абсолютно законспирированный человек, имя которого знаю только я. Это значит, что любое упоминание его имени повлечет моментальные репрессии против него, что было и с другими правозащитниками, которые пытались собирать материалы для "Международной Амнистии" или "Хьюмэн Райтс Вотч".

Тенгиз Гудава:

В конце программы, посвященной выдающемуся феномену наших дней - культу личности пожизненного президента Туркменистана Сапармурада Ниязова, хочу предоставить слово уже упомянутому нами директору Института Демократии и Прав Человека при Президенте Туркменистана господину Кепбанову. Свою статью в газете "Нейтральный Туркменистан" он завершает словами:

"С нескрываемым восхищением следит мир за вхождением нашего народа, нашей страны в ряды ведущих государств мира. Ведомый своим лидером, выдающимся мыслителем современности, туркменский народ на опыте строительства своей золотой эры вносит свой вклад в решение актуальнейших проблем теории и практики строительства миропорядка нового тысячелетия".

Ширали Нурмурадов:

Туркменский календарь напичкан всевозможными праздниками, такими же бессмысленными, как и президентские дворцы, растущие на фоне всеобщей нищеты, как грибы: "праздник флага", приуроченный ко дню рождения Туркменбаши, "праздник песни", "праздник воды", "праздник ковра", "праздник лошадей", "праздник дыни", но нет Праздника Человека, Праздника Личности, нет Праздника Души.

XS
SM
MD
LG