Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экологический кризис Кавказа

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: чеченский эколог, профессор Рамзан Гойтемиров; лидер партии "Зеленых" Грузии, заместитель председателя грузинского парламента Георгий Гачечиладзе; российский ученый-эколог, эксперт по природе Черноморско-Каспийского региона Валерий Анисимов.

Тенгиз Гудава:

На этой неделе в столице Грузии Тбилиси состоялся международный экологический конгресс на тему "Война в Чечне. Гуманитарная и экологическая катастрофа Черноморско-каспийского региона". Конгресс был организован движениями "зеленых" Чеченской республики и Грузии. В работе форума, как сказано в пресс-релизе оргкомитета, приняли участие ученые, юристы, общественные деятели из Азербайджана, Грузии, Чечни, России и так называемого. "дальнего зарубежья".

Суровая тема конгресса, "слоган" его - "Экологическая катастрофа Черноморско-каспийского региона", связь этой проблемы с военными действиями в Чечне, специфика и роль "зеленых движений" на Кавказе - все это представляется мне интересным и нуждающимся в обсуждении.

В нашем "Круглом столе" сегодня участвуют по телефону из Тбилиси оба главных организатора конгресса: чеченский эколог, профессор Рамзан Гойтемиров, и лидер партии "Зеленых" Грузии, заместитель председателя грузинского парламента Георгий Гачечиладзе, а также российский ученый-эколог, эксперт по природе Черноморско-Каспийского региона Валерий Анисимов.

Вопрос господину Гойтемирову: чем вызвана необходимость проведения такого конгресса? Кто участвовал в этом конгрессе?

Рамзан Гойтемиров:

Мы к этому конгрессу пришли не простым путем. Перед тем, как провести конгресс, мы обращались к "зеленым" всего мира и кроме того, законодательным органам и не только Грузии и Азербайджана, но и Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации. Мы пришли к выводу, что настало время провести конгресс, который призван хоть в какой-то степени привить нашим политикам научные знания. Главной его целью явилось привлечение ученых естественных наук и, для того чтобы рассмотреть правовой предмет - юристов.

Тенгиз Гудава:

Я обращаюсь к господину Георгию Гачичеладзе: в лозунге тбилисского конгресса говорится об экологической катастрофе Черноморско-Каспийского региона. Что это значит, в чем проявляется экологическая катастрофа?

Георгий Гачечиладзе:

Для нас, для грузинских "зеленых" этот конгресс имеет очень важное значение: то, что происходит на территории Кавказа, будь-то на Северном или на Южном его хребте - эти проблемы, которые существуют и у нас, и у них. оказывают большое влияние на экосистему всего Кавказа. Конфликт в Абхазии - какое он имел влияние на загрязнение Черного моря! Проблемы войны в Чечне, которая никак не прекращается - какое она имеет влияние на Каспийское море, на экосистему всего региона, на побережье Азербайджана и Ирана, и России, и так далее! Для нас очень важно, чтобы эти конфликты как-нибудь прекратились. И кто даст возможность нашим детям, которые сейчас растут, жить в нормальных безопасных экологических условиях?!

Тенгиз Гудава:

Валерий Анисимов, вы согласны с тем, что природа на Кавказе находится под угрозой? Мой чисто любительский взгляд на ситуацию состоит в том, что, в самом деле, побережье Черного Моря, где мы все в прошлом отдыхали, в достаточной мере испорчено, говорят, что в Черном Море нельзя купаться, что оно отравленное и так далее. Где тут правда, и где преувеличение?

Валерий Анисимов:

Конечно, говорить о какой-то глобальной экологической катастрофе преждевременно. Есть так называемый ползучий экологический кризис. Он может охватывать различные компоненты природы. Ведь что для человека самое важное - это воздух, вода и почвенный покров. Если посмотреть на эти компоненты природы, то в некоторых регионах они в ужасающем состоянии, потому что среда обитания для всех едина, для всех народов Кавказа. Если нефть и нефтепродукты попадают в грунтовые воды и реки, в конечном итоге - в Терек и Каспийское море, то от этого страдают все государства, которые пользуются рыбой, водой и икрой в этом регионе. Мы говорим: "Амазонка - легкие планеты". А вот леса Кавказа - это легкие для всех государств, которые живут в пределах Черноморско-Каспийского региона. А сейчас, в данный момент, идет активная вырубка лесов. В связи с таким сложным экономическим положением: я работаю в Сочи, и даже здесь, на черноморском побережье, вырубаются наиболее ценные буковые леса. В Грузии, как рассказывали ученые, тоже вырубаются буковые леса, а в Чечне в настоящее время практически нет ни одного живого дерева, потому что мало того, что леса просто уничтожаются, но они все напичканы осколками. Любой осколок - это тоже практически гибель лесов. И тут проблем так много, что даже в этом коротком разговоре их невозможно даже поднять.

Тенгиз Гудава:

Вот вы говорили о нефтяном загрязнении водоемов - как это осуществляется - в результате каких-то артиллерийских или бомбовых ударов - каким образом нефть попадает в жизненно важные сферы?

Валерий Анисимов:

Нефтепроводы рвутся, и нефть, соответственно, попадает в грунтовые воды. Дело в том, что уровень грунтовых вод в районе Грозного достаточно высокий. В свое время даже говорили, что если вырыть яму полтора - два-три метра, то можно уже черпать бензин и заливать в машины.

Рамзан Гойтемиров:

Дело в том, что то, что происходит в реках этой республики, связано с тем, что буквально с первых дней войны начали уничтожаться грозненский возодабор, потом гойтинский водозабор, где находился хлор. Там всего было несколько контейнеров, в которых находилось 50 тонн жидкого хлора, которые поступали из Сумгаита. Более того, другие предприятия, которые на поверхности - в результате бомбардировок на левом береги Сунжи с завода вытекло около 600 тонн высококонцентрированной кислоты. Все это уходит в Каспийское море и по последним данным Кавказского НИИ там хлорорганические соединения превалируют. Причем биомасса, в сравнении с 1989-м годом, уменьшилась в 7 раз, среда обитания настолько ухудшилась, что количество биологических компонентов уменьшилось в 7 раз.

Тенгиз Гудава:

Господин Гойтемиров, вы, как сказано в пресс-релизе, который вы мне прислали, представляете "Движение зеленых Чеченской Республики Ичкерия". Что это за движение, как оно возникло и чем занимается?

Рамзан Гойтемиров:

В 1988-м году в Чечне начали строить Гудермесский биохимический комбинат, который должен был выпускать белковый концентрат и лизин. В то время общественность противодействовала этому, и мы решили вместе с Валерием Анисимовым экспертизу. Мы провели ее и обнаружили, что где-то 5,9 миллиона килограммов микробов выбрасывается в атмосферу, планировался выброс из трубы, которая имеет высоту 125 метров, верхний диаметр 1 метр и находится в горловине Терского хребта и Черных гор - 8-10 километров было оттуда. Если в западной части дует ветер от нефтехимической промышленности, и на одного человека приходится где-то 720 килограммов через воздушную атмосферу, то теперь планировали в восточной части построить такой биохимический завод, который выбрасывал бы указанные компоненты, в том числе, 800 тонн белковой пыли. С этого все началось, нас в то время поддержали "зеленые" СССР - Олег Михайлович Попцов и Госкомэкологии, и мы провели экспертизу, и с этого все началось. Когда начали глубже копать, мы обнаружили что буквально за 25 лет в Чечне были построены около 240 очень вредных производств, скажем асфальтовый, химический, нефтехимический, нефтеперерабатывающий заводы, водоемкие и энергоемкие. В результате этого дебет воды в горных реках только за 10 лет уменьшился с 1979-го года по 1989-й на 30-40 процентов. А площадь пашни уменьшилась на 37-44 процента. Эти проблемы обеспокоили всех, кто думает о потомках и выживании. С этого у нас все и началось.

Тенгиз Гудава:

Движение "зеленых" в Грузии - явление известное, главным образом, в связи с тем обстоятельством, что организатор этого движения - Зураб Жвания, стал первым после Шеварднадзе политиков в Грузии. Он - председатель парламента Грузии, и отнюдь не исключено, что он сменит Шеварднадзе на посту президента страны. Итак, движение "зеленых" - экологическое движение в Грузии - что это, каковы ваши связи с "зелеными" всего Кавказского региона?

Георгий Гачечиладзе:

"Зеленые" в Грузии сейчас - одна из сильнейших неправительственных организаций. Мы имеем членов нашей организации во всех районах Грузии. "Зеленые" Грузии - члены "Федерации европейских зеленых", имеющей очень сильное влияние в Европе, и, кстати, в Европарламенте есть очень сильная фракция "зеленых" Европы. Так же мы имеем очень хорошие связи в США. В некоторых штатах есть очень хорошие "зеленые" организации, там даже есть губернаторы и так далее. И мы имеем очень тесные связи. Что касается кавказских "зеленых", то вот в Чечне у нас древние друзья - мы с ними знакомы уже 8-9 лет. Мы с господином Гойтемировым имеем очень хорошие дружеские отношения.

Тенгиз Гудава:

Господин Гачичеладзе, как движение "зеленых" в Грузии противилось вырубке лесов, тому, о чем говорил Валерий Анисимов? Были ли какие-то акции протеста? Почему произошла эта вырубка лесов, вызвавшая ухудшение экологической ситуации?

Георгий Гачечиладзе:

Это очень большая проблема. Наверное, вы понимаете, что раз у нас энергетический кризис, то сельское население очень интенсивно вырубает леса, но к этому добавляется еще один серьезный фактор: это - экспорт леса из Грузии. К сожалению, получилось так, что Грузия находится среди государств, которые не имеют у себя лесного покрова. Поэтому потребление леса у них очень большое, и они очень стараются, чтобы наш лес попадал на их рынок. Это - Турция, Армения и Азербайджан. Поэтому мы сейчас боремся против экспорта леса из Грузии, потому что он уничтожает очень большие массивы. Очень большая проблема с Абхазией, потому что там леса вырубаются просто ужасно и попадают и на европейский рынок. У нас даже есть письма из Англии, где спрашивают, законные это лесоматериалы или нет. Наши действия в этом направлении - мы проводим очень оригинальные акции. Например, мы придумали такую вещь: мы передаем губернаторам регионов, в которых больше всего истребляются леса, символический топор. Мы устраиваем пресс-конференцию и официально объявляем, что этот топор получил губернатор такого-то региона. Это очень хорошо действует, потому что потом они начинают активные действия на своей территории против вырубки леса.

Тенгиз Гудава:

Да, очень оригинальный и интересный способ. Валерий Анисимов, Кавказ всегда славился своей природой. Все знают, что он рассматривался как "всесоюзная здравница". Любые сообщения о проблемах с природой здесь особенно болезненны. Как решать экологические проблемы этого региона. Какие существуют пути, способы их решения?

Валерий Анисимов:

Прежде чем говорить о путях решения проблем, нужно решить те проблемы, которые являются наиболее острыми, от которых все бедствия и идут. Прежде всего, это проблема военных конфликтов. Я вам приведу простой пример: я живу в городе Сочи. Это рекреационно ориентированный город. Здесь лечатся и оздоравливаются граждане России и других государств. Если в 1990-м году, до всех этих конфликтов, в Сочи приезжало до 4,5 миллионов человек, то к 1995-му году количество людей сократилась до 500 тысяч. Сейчас немного опять начинает возрастать, и то, в основном, это приезжают российские граждане. Иностранцев практически нет. Потому что для всех Сочи - это, прежде всего, Кавказ, а на Кавказе война. Поэтому этот регион пугает людей, и естественно, рекреационно ориентированная экономика Сочи напрямую страдает от военных конфликтов.

А военные конфликты воздействуют на все компоненты природной сферы. Задача нашего Конгресса и международного Совета экспертов, который будет создан, прежде всего -показать, что эти военные конфликты приводят к разрушению окружающей среды. Поскольку, вообще, горная экосистема и Кавказ в частности - это достаточно хрупкие образования. Казалось бы горы - высокие... но на самом деле, это очень хрупкие образования. И любое воздействие, любой прессинг - я не говорю о природном, потому что если что-то и разрушается то самовосстанавливается, а вот человеческий прессинг, особенно в таких масштабах, связанный с ракетными и бомбовыми ударами, прежде всего, бьет по литосфере - почвенный покров нарушается. Идет процесс опустынивания. Сокращаются дебеты рек, уничтожаются леса, разрушается вся инфраструктура, то есть, процесс разрушения горной экосистемы может из экологического кризиса перейти в экологическую катастрофу, как это происходит с городом Грозный. Практически этот город - зона экологической катастрофы, и восстановить его практически невозможно. Он и построен то был неправильно в свое время, потому что Рамзан Гойтемиров говорил о том, что есть западная роза ветров от нефтеперерабатывающих заводов, и восточная - очищающая, но этого недостаточно. Город был построен в котловине, и сейчас его даже бессмысленно восстанавливать - он погиб.

Тенгиз Гудава:

Вопрос господину Гойтемирову: были сообщения, что как раз чеченская сторона в начале второй войны применяла химическое или квазихимическое оружие, то есть, взрывали какие-то нефтяные контейнеры, цистерны с химикатами - применяла ли аналогичные средства российская сторона - химию или токсины?

Рамзан Гойтемиров:

Мы имеем информацию о том, что еще в октябре месяце прошлого года, когда обвиняли чеченскую сторону в применении химического оружия, взрывах контейнеров и так далее, то это являлось абсурдом. Некоторые говорят: "Чтобы предотвратить перемещение российских войск чеченцы прибегли к уничтожению контейнеров с хлором и высококонцентрированной кислотой". В октябре месяце федеральные войска находились за Терским хребтом. Какой смысл могло бы иметь для чеченской стороны уничтожать в местах своего проживания нефтяные емкости и емкости с концентрированной кислотой и с хлором? Мы имеем опыт и знаем точно - Александр Грач публиковал это еще в 1995-м - 1996-м годах, что вот федеральные войска использовали химическое оружие в горных районах - 102 случая были. Использовали диоксинсодержащие вещества, чтобы видимость для самолетов за счет падения листы была лучше.

XS
SM
MD
LG