Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евразийское сообщество

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют: исполнительный директор Коалиции неправительственных организаций Киргизии Толекан Исмаилова; корреспондент Радио Свобода в Алма-Ате Ержан Карабек; сотрудник Казахской Редакции Радио Свобода Мерхад Шарипджан; сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып. Также приводятся отрывки из выступлений президентов стран - участниц ЕАЭС: Белоруссии - Александра Лукашенко, Казахстана - Нурсултана Назарбаева, и России - Владимира Путина.

Тенгиз Гудава:

На этой неделе в столице Казахстана состоялся саммит 5 президентов: это Владимир Путин, возвращавшийся из Индии, Александр Лукашенко, Нурсултан Назарбаев, Аскар Акаев и Эмомали Рахмонов. В Астане Таможенный союз СНГ был преобразован в Евразийское Экономическое Сообщество (сокращенно ЕАЭС, не путать с ЕС - Европейский Союз!). Предполагается, что ЕАЭС будет иметь статус международной организации. Главные ее задачи: стандартизировать экспортно-импортные правила внутри пятерки и установить общие торговые границы. Также: совместная борьба с преступностью, в частности выдача подозреваемых в совершении преступлений.

Интерес представляет тот факт, что 5 участников нового постсоветского образования неравноправны: Россия будет иметь 40 процентов голосов из 100 в рабочем органе - Интеграционном Совете, Беларусь и Казахстан - по 20 процентов, а Кыргызстан и Таджикистан - по 10.

В обсуждении создания нового межгосударственного объединения участвуют: по телефону из Бишкека исполнительный директор коалиции неправительственных организаций Киргизии Толекан Исмаилова; в Пражской Студии Радио Свобода казахский журналист, корреспондент Радио Свобода в Алма-Ате Ержан Карабек; сотрудник Казахской Редакции Радио Свобода Мерхад Шарипджан и сотрудник Киргизской Редакции нашего Радио Нарын Айып.

Итак, Таможенный союз пяти республик - превращается в ЕАЭС. Что это за объединение? Каковы его цели, кроме пропагандистских? И на чем основаны надежды? Есть ли они, эти надежды?

Ержан Карабек:

Как выразился сам президент Назарбаев, Таможенный союз имел довольно ощутимый успех. Президент Назарбаев приводит такие примеры, что транзит через Россию казахстанских грузов составил 26 миллионов тонн, и из них 14 миллионов тонн - нефть, которая производится на территории Казахстана. Но вряд ли она принадлежит самому Казахстану - вот в чем дело. Товарооборот между Казахстаном и Россией за время существования Таможенного Союза составил 4 миллиарда долларов и увеличился в два раза. Другое дело: получил ли бюджет Казахстана какие то ощутимую добавку от того, что вырос товарооборот? Согласно мнению известного политического деятеля Казахстана Петра Своика, Казахстан идет по пути африканизации, то есть, политическая система призвана обслуживать интересы транснационального капитала, которая экспанировалась в Казахстан. Исходя из этой версии можно предполагать, что все интеграционные попытки властей Казахстана - это стремление обеспечить льготные условия, особые условия тем транснациональным корпорациям, которые сейчас владеют экономикой Казахстана.

Тенгиз Гудава:

Если разговор идет о том, что новое объединение будет похоже на ЕС, значит, будет происходить весьма интенсивная перекачка инвестиций из одной страны в другую. Очевидно, что, в частности, предполагается, что Россия будет вкладывать в Казахстан. Но не значит ли это, что роль транснациональных корпораций, которые в Казахстане прочно утвердились, возьмут на себя какие-то российские экономические структуры. В чем смысл экономической интеграции двух относительно не очень сильно развитых стран?

Ержан Карабек:

Мне тоже трудно объяснить, в чем смысл этих интеграционных позывов. Наверняка это знают только сами президенты. Они в Центральной Азии наиболее мудрые люди... Дело, видимо, не только в экономике. Для одного президента это - возможность лишний раз остаться на своем посту, для другого - обслуживание интересов сверхмонополий. Возможно, создание Евразийского сообщества и придумывание каких-то новых должностей, как, например, "Генеральный Секретарь Евразийского сообщества" - это способ отвести президента Казахстана от власти...

Тенгиз Гудава:

То, что это - поприще для создания новых бюрократических инстанций - это факт. А вот что думают президенты о новом экономическим сообществе: президент России Владимир Путин говорит о некоем "инструменте":

Владимир Путин:

Речь идет о качественно новом инструменте принятия решений, и мы очень рассчитываем на то, что качество этих решений будет таким, что позволит сделать принимаемые решения жизнеспособными.

Тенгиз Гудава:

Нурсултан Назарбаев, в основном, подчеркивает эту непреложную истину, что идея во что-то интегрироваться и даже привнесение в интеграционную тематику исторически противоречивого термина "евразийство" принадлежит ему.

Нурсултан Назарбаев:

Так совпало, что шесть с половиной лет назад я озвучил в МГУ имени Ломоносова, я не хочу ничего себе присваивать, но сейчас, после договоренностей в Минске, состоялось создание новой международной организации "Евразийское Экономическое Сообщество", принятие документов о создании и принятие документов, которые фактически введут в действие этот документ. Созданы органы этого сообщества, органы интеграционного комитета, суд сообщества, все эти решения состоялись, и я считаю, что произошло важнейшее событие.

Тенгиз Гудава:

Пожалуй, конкретнее всех высказался о новом объединении Александр Лукашенко.

Александр Лукашенко:

Это что-то, наверное, похожее на ЕС, который уже давно функционирует со всеми отсюда вытекающими последствиями.

Тенгиз Гудава:

Если Евразийское Сообщество, в самом деле, станет похожим на ЕС, и не только по произношению названия, то это будет великое благо. Но что собирается дать этому союзу сторонник планово-административной экономики? Вообще, что интегрируется в этом сообществе, и почему во всех пяти странах нового объединения авторитарные режимы, мешающие свободному функционированию экономики, везде низкий или крайне низкий уровень жизни, отсутствие каких-либо доктрин развития... Перспективы. Не будет ли интегрироваться авторитаризм? То, что в Астане задумано объединение не только экономическое, ясно выразил вице-премьер России Виктор Христенко: "Таможенно-торговая политика была, есть и остается основой нового сообщества, - сказал он. - Но к ней добавляется экономическая, социальная и гуманитарная политика", - добавил он. Что сулит это объединение идее прав человека в Центральной Азии? Госпожа Толекан Исмаилова?

Толекан Исмаилова:

Мы готовимся к проведению президентских выборов, которые состоятся 29 октября, и нам понятно, почему наше руководство берет на себя ответственность и соглашается и на 10 процентов. Мы не удивимся - и я думаю, что вы со мной согласитесь - если мы завтра проснемся и окажется, что мы в союзе с Белоруссией или в "СССР". Нет стабильности и нет ответственности при принятии решений. Поэтому нас не удивляет, что сегодня появляется такое новое сообщество, которое выгодно только для тех лидеров, которые подписали соглашение.

Тенгиз Гудава:

Наверное, объединение - это всегда хорошо, объединяются и люди, и государства. Но вот, несколько смущает основа, на которой происходит это объединение. Непонятно, что они друг другу предложат для объединения. Если обратиться к Казахстану, то там ситуация со свободой прессы и правами человека далеко не самая лучшая. Нурсултан Назарбаев в этом году вошел в десятку "мировых злейших врагов прессы". Также есть сообщение о том, что с середины сентября стало невозможным соединение из Казахстана через Интернет с оппозиционным Интернетовским сайтом "Евразия". Получается интересный каламбур - создается Евразийское Сообщество, а сайт "Евразия" оппозиционный в Казахстане стал недоступным.

Мерхад Шарипджан, президент Путин во время визита в Казахстан проявил трогательную заботу о русских, живущих в этой республике. Расскажите об этом, пожалуйста, подробнее?

Мерхад Шарипджан:

Да, Путин проявил заботу, и это явно было сказано лидером Семиреченских казаков Юрием Бунаковым, который заявил, что Путин является единственным первым лидером России, который за последние несколько лет задал интересный вопрос, который звучал очень просто: "Как вы здесь живете, и чем я вам могу помочь"? Еще более странным, на мой взгляд и взгляд многих моих коллег, является то, что встреча Путина с так называемым "русским меньшинством" в Казахстане ( я к меньшинству русских не отношу, поскольку знаю эту страну), его встреча с соотечественниками была за закрытыми дверями, и ни один журналист на нее не был допущен - это тоже очень интересно и немаловажно. Еще один факт, который меня смущает - это то, что Путин на пресс-конференции заявил, что он встречался не с "казахстанскими русскими", а с "российскими гражданами", что меня тоже смутило, потому что не все русские, живущие в Казахстане - российские граждане. Они являются казахстанцами и гражданами новой страны, которая пытается, иногда неудачно, иногда - удачно, создать или хотя бы начать создавать новую общность - казахстанский народ, включающий в себя два основных этноса - русские, или русскоязычные, и казахи, и все остальные... В то же время, когда он выступал перед студентами Евразийского университета имени Льва Гумилева в Астане, он не обращался к Назарбаеву, а именно к студентам, и заявил что один из соотечественников, с которыми он встречался, то есть, один из русских, живущих в Казахстане, сказал, что существует проблема, когда каждый хочет уехать, то есть, намекнул, что русские не видят своего будущего в этой стране.

Тенгиз Гудава:

Мерхад, кстати, слова Путина по этому поводу:

Владимир Путин:

Я сегодня с соотечественниками, с российскими гражданами встречался утром, они говорили о проблемах, и их много еще осталось, много проблем, и один из участников сказал очень хорошие слова, тревожные, на первый взгляд, да и не на первый взгляд, но по сути очень верные: он говорит: "Вы знаете, дело не в экономике, даже, может, не в военном каком-то союзе, а состояние души такое - хочется уехать, чего-то тянет... Вы знаете, я не боюсь говорить это здесь, в этой аудитории при стечении большого количества журналистов, потому что человек попал в точку, и когда мы с ним дискутировали, он, по сути, согласился с тем, что я ответил, по сути. И говорит: "Правильно вы говорите. А почему так происходит? А потому что у рядового человека чувство тревоги возникает, когда он не видит будущего".

Мерхад Шарипджан:

Тут есть доля лукавства, потому что уехать хотят не только русские. Уезжают казахи. Уезжают греки в Грецию, турки - в Турцию, евреи в Израиль и многие - и казахи, и русские - в Америку. Поэтому здесь уже как бы немного идет политика.

Тенгиз Гудава:

Да, из самой России тоже уезжают. Ержан Карабек, подобные действия Путина, несмотря на то, что они явно носят популистский, направленный внутрь России характер, но все-таки - вот то, что он не различил, кто граждане какой страны... Какой-то этнический подход к этому вопросу: "Русские, как вы тут живете? Я вам помогу", - а если они - русские с казахстанским гражданством, то помощь иностранного президента всегда, конечно, желательна, но не так проста... Вот такие действия Путина, не подхлестнут ли они уже существующие в Казахстане среди русских сепаратистские настроения?

Ержан Карабек:

Мне кажется, что большой опасности нет, потому что сами русские в Казахстане не представляют собой какое-то целостное объединение. Они приезжали в Казахстан несколькими, можно сказать, "траншами". То есть, русские переселенцы-мужики - одно течение. Казаки - другое течение, ссыльные сталинских времен - еще одно поколение. Те, кто приехали на целину в 50-е годы - совсем другое поколение. И эти социальные группы русских отличаются как по экономическим признакам, так и по политическим и культурным. Русские Казахстана также аполитичны в принципе, как и казахский народ. Вместе с тем есть опасность того, что события после визита Владимира Путина могут активизировать деятельность некоторых русских организаций в Казахстане, а представители некоторых из них вполне определенно заявляют, что они готовы взять в руки оружие, что они готовы приступить к воинскому делу - такая опасность существует.

Тенгиз Гудава:

Тем более, что подобные прецеденты уже, к сожалению, были... Президентскую эстафету Астаны принял Бишкек. Тут уже 6 президентов встретились в рамках заседания Совета СНГ по коллективной безопасности. Однако из главных обсуждавшихся тем - ситуация в Афганистане. Планируется создание совместных воинских подразделений для борьбы с исламскими экстремистами. Сегодня у России 25-ти тысячный контингент в Таджикистане. Исламский экстремизм становится главным аргументом политики Путина в Центральной Азии. Это - скользкий аргумент, особенно учитывая приход к власти в Афганистане движения Талибан. Нарын Айып, какова ситуация сегодня в Киргизии?

Нарын Айып:

Во-первых, это предвыборная ситуация: 29 октября должны состояться президентские выборы, и визит Путина в Киргизию - часть президентской кампании Акаева. Две недели назад он заманил в Бишкек президента Узбекистана Каримова, который поддержал его перед выборами и теперь - Путин. Визит Путина не планировался. Ранее, месяц тому назад, когда планировалась встреча по коллективной безопасности, только генерал Николаенко должен был приехать и обсудить эти вопросы в рабочем порядке. Но если бы Путин заехал в Астану и не приехал бы в Бишкек, то получилось бы, что единственной страной в Центральной Азии, которую игнорировал бы Путин, оказалась бы Киргизия. И, естественно, он, видимо, поэтому изменил свои планы... В то же время, приглашенный в Бишкек Ислам Каримов не приезжал, потому что для его чести и достоинства дважды за две недели приезжать в Бишкек - это ниже его достоинства. Но Путин, приехав в Бишкек, сразу же поехал на ТЭЦ Бишкека и встретился там с работниками этой ТЭЦ. А большинство ее сотрудников - этнические русские. И из-за этой встречи саммит шести президентов начался с опозданием. На этом фоне можно понять слова Эмомали Рахмонова, который 11 октября сказал в Бишкеке, что "в Центральной Азии сейчас спокойнее, чем в Европе".

Я думаю, что такие слова Эмомали Рахмонов не мог бы говорить без поддержки России, а Россия сейчас стала как бы "матерью" для всех республик Центральной Азии, их президентов, и они ориентируются именно на Россию, в которой в самой положение с правами человека ниже всякой критики, и они берут себе моделью развития именно эту Россию... Суд над Бабицким или другие нарушения прав человека в России - все это дает основания руководству республик Центральной Азии действовать еще более феодально, и именно на этом фоне происходят эти непрекращающиеся суды. Например, вот в Киргизии осталась одна единственная более менее серьезная структура независимая от правительства - Коалиция неправительственных организаций, исполнительный директор которой участвует в нашей беседе, и против нее тоже возбуждено уголовное дело в суде, по смехотворной причине.

Тенгиз Гудава:

А также в Центральной Азии продолжаются расправы с независимыми газетами. Шедевр такого палачества - это то, что оппозиционную газета "Асаба" хотят оштрафовать на 50 миллионов сомов - это почти миллион долларов, то есть, в условиях Киргизии это значит - разорить газету. Готовится суд и над независимым еженедельником "Дело №". Также вот сообщение о фоне, на котором проходит саммит "шестерки": лидер демократической оппозиции Киргизии Топчубек Тургуналиев, находящийся с 1 сентября в заключении и приговоренный к 16 годам лишения свободы за "идеологическое руководство" якобы готовившимся покушением на президента Акаева, объявил голодовку протеста и в данный момент голодает.

Так вот, я хочу вернуться к тому, что вы, Нарын, сказали о том, что Россия становится как бы "матерью" республик Центральной Азии, что нам напоминает родственные эпитеты "Большой Брат" и так далее. Невольно каждый задается вопросом: а не являемся ли мы свидетелями восстановления Советского Союза? Вот что пишет на страницах известного прокремлевского интернетовского сайта "Strana.Ru" обозреватель Петр Власов: "Казахстан, который долгое время был "диким полем" на окраинах империи после сворачивания проекта под названием "СССР" и утраты координирующих импульсов из Москвы начал возвращаться в свое первоначальное состояние: города и промышленность быстро деградировали, а в экономику и политику вернулись общинные устои". То есть, автор дает мысль: "Сами эти "дикие окраины" кинутся в объятия "Большого Брата". В статье это названо "путинским прагматизмом":

Владимир Путин:

Казахстаном в значительной степени руководят люди, которые думают с нами одинаково, с нами - с россиянами, которые учились вместе с нами у одних и тех же профессоров, а это значит, что мы имеем все шансы думать если не единообразно, то думать, во всяком случае, продуктивно.

XS
SM
MD
LG