Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд в Ташкенте

  • Тенгиз Гудава

В программе участвуют проживающий сейчас в Норвегии лидер узбекской демократической оппозиции Мухаммад Салих и российский правозащитник, координатор Центральноазиатской программы Правозащитного Центра "Мемориал" Виталий Пономарев.

Тенгиз Гудава:

Грандиозный судебный процесс открылся в понедельник в Ташкенте. 12 подсудимых, обвиняемых в терроризме и целом ряде других тягчайших преступлений, 15 тысяч допрошенных по делу, свыше 2 тысяч экспертных исследований. 254 тома материалов уголовного дела, одно обвинительное заключение - в 4-х томах.

В Ташкенте судят исламский экстремизм, в лице "Исламского Движения Узбекистана", а если конкретнее - трех главных лидеров и 9 их сообщников. Эти лидеры: Тахир Юлдашев, Джумабай Ходжиев, больше известный как Джума Намангани и Салай Мадаминов, известный как Мухаммад Салих, да-да, руководитель Демократической партии "Эрк", писатель и поэт, главный конкурент Ислама Каримова на первых президентских выборах.

Все трое, (как принято в уголовном мире называть "паровозов"), а также еще 6 подсудимых, находятся вне Узбекистана и их судят заочно. Судебное дело явно имеет характер показного мероприятия, своеобразный Нюрнбергский процесс против исламского радикализма.

Суды в закрытых недемократических обществах - событие всегда подозрительное, особенно суды с идеологической начинкой. А тут у нас целый слоеный пирог разноплановых и разножанровых событий, которых единый кулинар пытается выдать за юридически съедобное нечто.

Преступная деятельность обвиняемых начинается в 1988-м году и продолжается поныне, в преступные зачислены общества "Таблих", "Партия исламского возрождения", организация "Адолат" ("Справедливость"), международная организация "Покаяние" ("Товба"), Исламский центр в Намангане...

Вот идет линия обычной уголовщины - убийства, разбой, грабеж, пытки людей, отрезания голов...

Другая линия - ее можно назвать "красной нитью" - террористические акты 16 февраля 1999-го года, когда в Ташкенте было, якобы, совершено покушение на президента Ислама Каримова - прогремело 5 взрывов, погибли 16 ни в чем не повинных граждан, президент Каримов не пострадал. Какое отношение имели взрывы у поликлиники, у кинотеатра и других отдаленных районах Ташкента к жизни президента в обвинительном заключении не указано, зато фантастически точно подсчитан ущерб: 689 844 542 узбекских сума (!) Кстати, по терактам 16 февраля уже был скорый суд, и 6 человек были казнены.

Третье русло обвинений: вооруженное нападение исламских боевиков на узбекскую границу в области Сариасийского района Сурхандарьинской области летом этого года - вторая серия прошлогодних Баткенских событий...

И наконец, четвертый и самый невероятный слой обвинительного пирога: участие во всех преступлениях Мухаммада Салиха, признанного лидера узбекской демократической (не исламской!) оппозиции. Обвинение утверждает, что именно Мухаммад Салих был (и надо полагать есть!) идейный, духовный и религиозный вождь узбекских экстремистов, а демократическая партия "Эрк", партия узбекских интеллектуалов - слилась с исламистами в единый змеевидный клубок, который ташкентское правосудие призвано примерно обличить.

Но давайте изначально отделим дело Мухаммада Салиха от дела исламских экстремистов и их деяний. Второе слишком сложно для радиопрограммы, а первое - как раз наоборот, обладает чертами крайнего примитивизма. Впрочем, труднее всего доказать, что ты не верблюд.

Мухаммад Салих:

В течение 8 лет узбекские власти так часто и так грубо клеветали на меня, что порой я чувствую усталость, чувствую, что у меня нет вдохновения отвечать им, потому что это, извиняюсь за выражение, просто грязь, а грязь не вызывает вдохновения. С самого 1992-го года Каримов возбудил ряд уголовных дел против меня, по-моему, около 10, я даже потерял счет, ни одно из них не содержит под собой никакой основы. Все - выдуманные, фальшивые. Суд, который сегодня идет в Ташкенте, построен, можно сказать, на этой восьмилетней сплошной фальши. Я прочитал обвинительный текст прокуратуры Узбекистана, представленный на этот суд, и увидел, что там слово в слово повторяются доводы прошлогоднего суда - в прошлом году шесть человек казнили по случаю февральских взрывов в Ташкенте. Правда, в новом тексте есть нюансы, которые при внимательном чтении можно заметить. Например, в 1994-м году группа молодых людей была задержана с тиражом газеты "Эрк", которую везли из Турции. По этому случаю был приговорен в 15-ти летнему заключению бывший депутат Верховного Совета Узбекистана Мурат Джураев и еще 5 человек. Так вот: этих парней, которые везли газету "Эрк", уже причисляют к "проходившим в Турции подготовку террористам". Такую версию пустили в ход узбекские власти, потому что конъюнктура позволяет сегодня это, потому что мир сегодня, к сожалению, живет с таким страхом перед так называемым исламским фундаментализмом, и используя это любой человек может все-таки сказать: "Вот этот человек - радикальный исламист или фундаменталист", - и ему поверят.

Такие времена наступили. Время, можно сказать, шарлатанов - я их так называю, и они правят сегодня бал. Это для меня самое низкое оскорбление, которое я когда-либо слышал. Это - оскорбление моей чести, моей организации, которую я возглавляю и миллионы людей, которые поддержали меня на президентских выборах. Я обращаюсь к президенту Узбекистана Исламу Каримову: дайте публичную гарантию моей безопасности, дайте возможность мне взять своего адвоката и обещайте, что на суде будут участвовать представители западных государств и ОБСЕ, наблюдатели ООН и свободная пресса - я приеду на этот суд в Ташкент. Я обещаю! Я хочу добавить, что если бы среди тех, кто дает против меня показания на этом суде был бы хотя бы один свидетель, который не сидел бы в тюрьме и которого бы не пытали, чтобы он дал против меня показания или хотя бы один свидетель, независимый от каримовского режима, я бы приехал на суд даже без тех требований, которые я уже предъявил, но я знаю, что там нет такого свидетельства, нет ни одного - все свидетельствуют под пытками каримовских извергов. Это доказал прошлогодний суд над Мамадали Махмудовым, и пятью эрковцами, и моими братьями: на суде они все отказались от данных во время допросов показаний, заявив, что дали их под пыткой. Сегодня их тоже пытают - Мамадали Махмудова и моего брата. Я знаю, что недавно моего брата Мухамада Бегджана перевезли из лагеря смерти Джаслык в Ташкент, чтобы они получше выглядели на суде. Возможно, они снова под пыткой будут свидетельствовать против меня.

Тенгиз Гудава:

Господин Салих, главная улика против вас, как говорят - фотография, где с вами снят Тахир Юлдашев - лидер ИДУ. Что это за фотография?

Мухаммад Салих:

Да, эту фотографию узбекские власти распространили по Интернету на своем сайте, который называется "Стабильность". На этом фотоснимке я и еще три человека, среди них Юлдашев. Но прежде, чем перейти к этой фотографии, я хочу сказать, что на этом сайте "Стабильность" еще есть фотография бывшего премьер-министра Турции Нажмеддина Эрбакана, который тоже снят вместе с Тахиром Юлдашевым. Я говорю: можно поместить на этом сайте и четвертую фотографию: Ислама Каримова, где он сидит на корточках с этим же Юлдашевым и умоляет людей, которые окружают его в мечети Намангана во время президентских выборов 1991-го года в Намангане, чтобы они голосовали за него: "Если они проголосуют за него, он построит в Узбекистане исламское государство". Это не фотография, а двухчасовой фильм, который люди видели по всему Узбекистану. Если фотография может служить основным доказательством какой-то антигосударственной акции, то я могу обвинить в ней президента Ислама Каримова, потому что он тоже сфотографирован с человеком, которого причислили к числу террористов, и по этой логике Каримов тоже террорист, потому что о нем есть даже не фотография, а двухчасовая видеолента.

Тенгиз Гудава:

Чем-то напоминают обвинения против Мухаммада Салиха сталинские: типа рытья тоннеля между Лондоном и Бомбеем. Имя Мухаммада Салиха вплетено в череду реальных или сюрреалистических, но страшных преступлений других людей, как лента в косу узбекской девушки. Да, он встречался с Тахиром Юлдашевым, да, они что-то обсуждали... - между этой посылкой и выводом о том, что Мухаммад Салих организовал 19 умышленных убийств и 35 разбойных нападений, покушение на президента Каримова, вторжение на таджикско-узбекской границе и подготовку мирового "джихада" - логическая пропасть, через которую узбекское правосудие предлагает мировому сообществу перепрыгнуть, не глядя.

Суд в Ташкенте комментирует координатор Центральноазиатской программы Правозащитного Центра "Мемориал" Виталий Пономарев:

Виталий Пономарев:

Это, конечно, совершенно беспрецедентное событие, когда большинство обвиняемых будут отсутствовать в зале суда, потому что они не найдены и, соответственно, лишены возможности ответить на предъявленные обвинения. Прежде всего, с моей точки зрения, отсутствует убедительное доказательство причастности Мухаммада Салиха, как представителя светской оппозиции, к взрывам в Ташкенте. Не случайно Салих получил политическое убежище на Западе уже после того, как было выдвинуто это обвинение. То есть, западные спецслужбы, западные правительства не посчитали достаточно убедительными те доказательства, которые выдвинули узбекские власти. Что касается взрывов, то, с моей точки зрения, нет достаточно убедительных доказательств и причастности к ним группы Тахира Юлдашева. И в материалах следствия на себя обращают внимание еще несколько моментов. Прежде всего, обвинение утверждает, что по указанию Тахира Юлдашева была организована серия убийств и ограблений в равнинных районах Узбекистана, начиная с 1994-го года, однако, именно те факты, которые фигурируют в обвинительном заключении, вызывают серьезные сомнения. Прежде всего, обращает на себя внимание, что в ходе этих бандитских нападений были похищены смехотворно малые суммы. Это очень неубедительно, если следствие говорит, что это было одним из основных источников пополнения "фонда джихада". Также среди якобы преступлений ИДУ называется убийство в октябре 1996-го года заместителя хакима Наманганской области, однако, это очень сомнительный случай, и, по крайней мере, местные источники в Намангане связывали в то время убийство с борьбой за власть среди различных кланов группировок.

Вообще, создается впечатление, что почти все нераскрытые убийства и ограбления как бы "повешены" на представителей исламской оппозиции. Большое внимание в материалах следствия уделяется событиям конца 80-х, начала 90-х годов, и та картина, которая рисуется в обвинительном заключении, весьма далека от реальности. В частности об организации "Адолат", действовавшей в Намангане в начале 90-х годов говорится, что это преступная подпольная организация. Но можно ограничиться одним вопросом: если это преступная подпольная организация, то зачем Каримов встречался с ее руководителями на многолюдном митинге в Намангане, обещал выполнить почти все их требования и более того выполнил почти все? То есть, очевидно, в 1991-м году сам Каримов не относился к этим людям как к преступникам. Много неверных сведений дается и о других религиозных объединениях. В частности, организация "Таблих" - это совершенно безобидная организация - ее обвиняют в том, что она сеяла рознь, разжигала конфликты, а организация "Талбах" характеризуется как преступная террористическая организация, хотя эта организация, первоначально созданная в Азербайджане и открывшая филиал в Намангане, даже была зарегистрирована в Баку и по-прежнему существует там, и никогда обвинений в терроризме в отношении нее на территории других стран не выдвигалось.

Мне также кажется, что во многих следственных материалах демонизируется роль Тахира Юлдашева и утверждается, что он причастен почти ко всему, что происходило в Узбекистане или в исламском мире Узбекистана, хотя его роль была не столько велика, как это пытаются представить власти.

В целом, все это напоминает режиссуру сталинских процессов, и надо сказать, что новый процесс, который начался в Ташкенте - это очередной шаг в сторону усиления конфронтации в обществе. Часто создается впечатление, что узбекские власти просто не хотят знать, как в действительности происходи те или иные события, и кто за ними стоит. Мамаджанов, которого судили в 1998-м году, и который действительно был причастен к некоторым убийствам, сказал, что он совершил и другие преступления, однако, поскольку в них были обвинены совершенно другие люди, власти отказались принять его показания. Нет никаких доказательств связи между Мамаджановым и "Исламским Движением Узбекистана".

Тенгиз Гудава:

В резолютивной части обвинительного заключения Мухаммад Салих назван руководителем "Исламского Движения Узбекистана", ему предъявлено обвинение в совершении преступлений по 8 статьям УК Узбекистана, 7 из которых предполагают смертную казнь. Но, мне думается, главная цель обвинения и главная цель суда в Ташкенте все же вынесена за скобки обвинительного текста: главная цель доказать, что любая оппозиция режиму Каримова - есть террор и уголовщина, а между политической оппозицией и бандой головорезов нет различий. Доказать подобное - хрустальная мечта диктаторов всех времен и народов.

Мухаммад Салих:

Для стабильности Узбекистана опасность представляет не исламский фундаментализм, а режим Ислама Каримова, который породил радикализм в Узбекистане, который породил людей, которые стали считать, что с этой властью можно бороться только с помощью оружия, и что нет другого - демократического, выхода....

Тенгиз Гудава:

Господин Салих, а вы так не считаете, вы верите, что возможны демократические формы борьбы с режимом Каримова?

Мухаммад Салих:

Можно и нужно бороться демократическими методами. Конечно, всегда есть для тех людей, которые долго мучались под террором и натиском тоталитарного режима - есть привлекательность вооруженной борьбы. Но эта привлекательность очень опасна. Ее испытывают и демократии, если кто скажет, что они не испытывают притягательности такой борьбы, то я скажу, что они лгут, но мы должны выдержать этот период и отвергнуть привлекательность этого вида борьбы - у нас нет другого выхода. Потому что сам режим уже идет к концу, режим съест самого себя, потому что в Узбекистане не осталось ни одной группы людей, которая поддерживала бы каримовский режим.

Тенгиз Гудава:

В конце выпуска - точка зрения правительства США, выраженная в редакционном заявлении "Голоса Америки" 25 сентября 2000-го года. Однозначно осуждая "Исламское Движение Узбекистана" за террористическую деятельность, американское правительство отделяет от него демократическую оппозицию Узбекистана.

"Соединенные Штаты, - сказано в заявлении, - делают четкое различие между террористами и легитимной политической оппозицией в Узбекистане, которая включает партии "Эрк" и "Бирлик". Демократическая партия "Эрк" была создана в 1990 году и запрещена два года спустя. Ее лидер, Мухаммад Салих, был главным конкурентом Ислама Каримова на президентских выборах 1991 года. Позже Салих был вынужден покинуть страну. Несколько активистов партии "Эрк", включая брата Мухаммада Салиха, были задержаны, подвергнуты пыткам и осуждены правящим режимом по политическим мотивам". Такова позиция американского правительства.

XS
SM
MD
LG