Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналистов обвинили в журнализме

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Тенгиз Гудава. В ней участвуют: из Бишкека по телефону - главный редактор газеты "Дело №:" Виктор Запольский, директор независимой радиостанции "Алмаз" Рустам Кошмуратов, лидер оппозиционной партии "Ар-Намыз", бывший вице-президент Киргизии и бывший министр национальной безопасности - Феликс Кулов; в студии в Праге - сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Тенгиз Гудава:

Увы, не оригинальны темы большинства наших выпусков: такова реальность Центральной Азии - однообразно и рутинно тут нарушаются права человека, преследуется свобода слова, предъявляются обвинения и осуждаются журналисты. Впрочем, последнее из этой серии обвинение, выдвинутое недавно против сотрудников киргизской независимой газеты "Дело №:", отличается некоторым изыском: журналистов обвинили в разглашении государственной тайны.

29 ноября этого года Министерство Безопасности Кыргызстана предъявило обвинение по статье 300-й Уголовного кодекса республики главному редактору независимого еженедельника "Дело №:" Виктору Запольскому и корреспонденту газеты Вадиму Ночевкину. Статья 300-я - "разглашение государственной тайны". Это "разглашение" произошло в виде опубликования летом этого года статьи Вадима Ночевкина о ходе судебного процесса над видным оппозиционером Феликсом Куловым. Статья Ночевкина называлась "За дверями закрытыми делаются сенсационные открытия". "Сенсационные открытия", надо полагать, и составляли государственную тайну Кыргызстана.

В беседе принимают участие: Виктор Запольский - главный редактор газеты "Дело №:" - по телефону из Бишкека, также по телефону из Бишкека - директор независимой радиостанции "Алмаз" Рустам Кошмуратов, со мной в студии - мой коллега, сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Как вы, господин Запольский, охарактеризуете предъявленное вам и вашему сотруднику Вадиму Ночевкину обвинение в разглашении государственной тайны?

Виктор Запольский:

Это ни что иное, как преследование за критику, за те публикации, которые появлялись в нашей газете в адрес Министерства Национальной Безопасности, за наш призыв реформировать это учреждение, поскольку, на наш взгляд, оно занимается несвойственными для демократического государства делами. То есть, оно осуществляет слежку и надзор за деятельностью журналистов, а этого делать они права не имеют.

Тенгиз Гудава:

Честно говоря, я не понимаю самой сути обвинения...

Виктор Запольский:

Я тоже не понимаю...

Тенгиз Гудава:

"Разглашение государственной тайны", - какое это имеет отношение к журналистам? Вы или господин Ночевкин давали подписку о неразглашении каких-то тайн?

Виктор Запольский:

Нет, никаких подписок о неразглашении тайн мы не давали и давать не будем. Это - не наша обязанность. Наша обязанность несколько иная - информировать население о том, что происходит в республике. Мы, естественно, не является носителями этой тайны, и в данном случае нас даже защищает закон. Та статья, по которой нам предъявлено обвинение - статья 300-я УК Кыргызстана имеет разъяснения, согласно которым мы не является субъектами ответственности по данной статье, поскольку мы же журналисты. Но все дело, наверное, в законодательстве, которое у нас несовершенно - некоторые статьи Закона о СМИ входят в противоречие с УК. Вот и все!

Тенгиз Гудава:

Подписка о неразглашении и журналистика - вещи несовместимые по определению. Ничего не разглашающий журналист - это такой же нонсенс, как немой певец, по-моему... Нарын Айып, вопрос вам: как бы вы определили вот это обвинение, которое даже в ряду весьма распространенных в Киргизии обвинений в адрес журналистов все-таки выделяется своим полным несоответствием логике?

Нарын Айып:

Несколько лет тому назад, начиная где-то, наверное, с 1995-го года, когда президент Аскар Акаев сам первым начал атаку на свободную прессу, возбудив дело против газеты "Рес Публика", киргизские власти как-то стали возвращаться к советским временам, а по советским правилам никакая газета - будь она правительственная, независимая или нейтральная, не должна перечить власти. Получается, что если какое-то СМИ пишет что-то, что не нравится властям, то его обязательно надо наказать.

Тенгиз Гудава:

Но одно дело - наказать и преследовать - для этого как бы были придуманы специальные статьи - "клевета на государственный строй", "подрыв - попытка подрыва общественно-политического строя", в конце концов, весьма распространенная статья о "защите чести и достоинства" тех или иных правителей... Это судебное заседание - оно на самом дел носило такой секретный, закрытый характер, в том плане, что на нем звучали секреты государственной важности? Господин Запольский, какого рода был этот суд над Куловым?

Виктор Запольский:

Никаких тайн на этом суде не было. Если какая-то завеса тайны и была, то она нужна была нашим правителям, чтобы совершить незаконные действия в отношении конкретной личности, в данном случае - Кулова.

Тенгиз Гудава:

Собственно говоря, генерал Феликс Кулов, освещение процесса против которого ставят в вину вам и Вадиму Ночевкину, был оправдан и освобожден. Правда, судебное следствие в его адрес возобновилось, но тот процесс признал его невиновным. И кстати, передо мной та злополучная статья, которая теперь поставлена в обвинение. Я читаю выдержки из нее:

"Открытие первое: ничего секретного в уголовном деле нет! Эти слова произнес не кто иной, как сам заместитель министра нацбезопасности Б.Полуэктов, вызванный в суд в качестве свидетеля!.."

Итак, эта статья лежит передо мной и прочитав ее по-всякому, даже по диагонали, я не вижу в ней раскрытия никаких тайн, ни мадридского двора, ни бишкекского... Для меня все-таки великой загадкой, и самой большой, наверное, тайной остается то, как эту статью можно было поставить в дело и придумать такое обвинение: "разглашение государственной тайны". Что имеется в виду под понятием "государственная тайна" в этой ситуации? Спросим господина Рустама Кошмуратова - может, он посмотрит как-то на это дело под иным углом?

Рустам Кошмуратов:

Я бы сказал так: после процесса над Куловым, когда обвинителям не удалось ничего доказать, они решили отыграться на журналистах. Вдогонку они затеяли этот процесс. Я воспринимаю это так. Точнее: звучат обвинения - "государственная тайна" там близко есть такие выражения, как "измена родине" и так далее... Так это кажется значимым для общественности, что "вот, какие-то журналисты действительно обнародовали что-то такое..." А когда журналисты не дрогнули и начали детально защищать себя, выяснилось, что ничего не было - просто решили проучить журналистов. Периодически проверяется стойкость, так сказать, журналистов в Кыргызстане... Я считаю, что процесс против газеты " Дело №..." относится к этим явлениям.

Тенгиз Гудава:

Вопрос Нарыну Айыпу: скажите, вот все это походило бы на тяжелый случай шпиономания, если бы не проглядывались более прозаические мотивы давления на журналистов, попытки подавления. Господин Кошмуратов сказал, что идет такое постоянное тестирование способности журналистов сопротивляться давлению подобного рода. Но все-таки как эти действия рассматривает киргизское общество? Вообще, они имеют какой-либо резонанс, или это сугубо, скажем так, декоративное искусство?

Нарын Айып:

Особого резонанса нет, может быть, из-за того, что народ, как принято сейчас говорить, "устал". 10 лет тому назад народ был на всем постсоветском пространстве более активен и журналисты тоже. Хотя я считаю, что журналисты тоже виноваты: во-первых, в киргизской журналистике разные газеты, теле и радиоканалы мало поддерживают друг друга. А в обществе нет такой уж сильной поддержки журналистов, может, еще и потому что издания тоже, в целом, по своему уровню не ахти какие. Большинство, конечно...

Тенгиз Гудава:

"Желтая" пресса?

Нарын Айып:

Не то, что "желтая", но вот общий уровень профессионализма низкий. И когда какое-то обвинение против газеты или журналиста предъявляется, то играет роль уже не именно оно, а общая картина. И народ считает: "Ну, это и не такая уж газета, которую стоило бы защищать", - может быть...

Тенгиз Гудава:

Господину Запольскому вопрос: как вы считаете, почему вам избрали на роль очередной мишени, роль тестируемого - почему власти избрали вас и вашу газету?

Виктор Запольский:

Потому что на период президентских выборов фактически почти вся пресса была выключена из оборота. С независимой точкой зрения осталась, наверное, одна наша газета, и ее надо было просто нейтрализовать. Потому что все статьи, которые нам, грубо говоря, "выкатывают" - они, прежде всего, ориентированы на то, чтобы лишить нас права заниматься профессиональной деятельностью. Вы Тенгиз, упоминали о "тайнах мадридского двора", но мы живем в Киргизии, у нас киргизский двор, и то, что было во время одного из допросов - когда допрашивали заместителя редактора нашей газеты, то ей сказал начальник следственного управления господин Чурсин, что "в нашем деле и шпионажем попахивает, а это уже опасно". То есть, он нас на испуг брал - что "вот, шпионажем попахивает, а это уже серьезное обвинение". И раз, он, как говорится, опытный "следак", это сказал, то он, наверное, что-то имел в виду из этих тайн, которые вы упоминали, потому что я ни на секунду не сомневаюсь, что это дело инициировано не только МНБ - оно и направляется, и руководится сверху - из президентского аппарата и аппарата правительства.

Тенгиз Гудава:

Для меня это дело попахивает сталинизмом, потому что только в то время обвинение не носило никакой смысловой нагрузки...

Обвинения, выдвинутые против независимых журналистов комментирует лидер оппозиционной партии "Ар-Намыз", бывший вице-президент Киргизии и бывший министр национальной безопасности - Феликс Кулов. Я хочу подчеркнуть, что против Феликса Кулова были выдвинуты обвинения в превышении служебных полномочий, но не обвинения, имеющие какое-либо отношение к государственным секретам:

Феликс Кулов:

С человеческой точки зрения, это не только абсурдно, не только не основано на законе, но это, я считаю, прежде всего, политическое дело... Оснований для того, чтобы привлекать к уголовной ответственности журналистов газеты "Дело № ..." абсолютно никаких нет. Речь идет о том, что журналист Ночевкин опубликовал, ссылаясь на заместителя министра национальной безопасности Полуэктова, его слова о том, что один из подсудимых являлся негласным штатным сотрудником МНБ. Я, как бывший министр, сам не знал о том, что он является таким сотрудником, и по ряду фактов я сделал заявление, что данные о том, что он является негласным сотрудником - это фальсификация. А это они используют только для того, чтобы засекретить уголовное дело и попытаться вот сейчас уже использовать это против журналистов, чтобы хоть что-то против них состряпать и привлечь к уголовной ответственности - вот и все. В том числе, кстати, они пытаются поступить таким же образом с моими адвокатами...

Тенгиз Гудава:

Господин Кулов, ожидается возобновление суда над вами - ваши предчувствия и ожидания в связи с этим?

Феликс Кулов:

Вы знаете, я скажу честно - я не бравирую, но я меньше всего об этом думаю, потому что я к этому отношусь очень спокойно. Какое бы ни было решение суда: если будет оправдательный приговор - это нормально, если будет обвинительный и меня посадят или дадут условное наказание, то я буду просто считать, что все, что было сказано президентом и так далее - все это на бумаге, и будут у нас основания изменить нашу позицию, политику нашей партии и, скажем, ведение политической борьбы начнется в другом ракурсе...

Тенгиз Гудава:

А на данный момент, все-таки существуют ли определенные договоренности между вами и президентом, между партией "Ар-Намыз" и правящими партиями?

Феликс Кулов:

Абсолютно никаких нет. Мы просто решили первые пойти навстречу, учитывая сложность ситуации - если сейчас мы будем тоже находиться в таком нетерпимом противостоянии, то ничего хорошего это не принесет, и мы решили сделать первые шаги, но если наши шаги не будут приняты, то, как говорится, Бог свидетель - мы имеем право уже не связывать себя по рукам и ногам.

Тенгиз Гудава:

Продолжаем выпуск и возвращаемся к нашему "Круглому столу", в котором участвуют главный редактор газеты "Дело №:" Виктор Запольский, директор независимой радиостанции "Алмаз" Рустам Кошмуратов и сотрудник Киргизской Редакции Радио Свобода Нарын Айып.

Перефразируя поэта можно сказать, что Министерство Национальной Безопасности Киргизии любит журналистов, но странною любовью... Какой-то феноменальный интерес к пишущей братии... Что, у МНБ нет других дел? Рустам Кошмуратов?

Рустам Кошмуратов:

Я хотел бы отослать вас к интервью министра национальной безопасности господина Айтбаева газете "Вечерний Бишкек". Там он сказал, что "мы будем следить за журналистами". Я думаю, что общая тактика и стратегия министерства - если оно не будет реорганизовано, то оно и будет отслеживать умонастроения в обществе - чем мы занимаемся, что пишут газеты, что вещают теле и радио каналы - это они считают своей прямой обязанностью.

Тенгиз Гудава:

Тем не менее, несмотря на этот нескончаемый конвейер преследований журналистов в Киргизии, создается впечатление, что их пугают, а им не страшно. У меня, например, создается такое впечатление, и свидетельство тому - премия, которую получила недавно в Нью-Йорке Замира Садыкова за храбрость - храбрость, проявленную при исполнении журналистского долга. Я бы в какой-то мере расширил эту премию на многих журналистов в Киргизии. Вообще, запретить писать можно только по одному рецепту - испытанному советскому, и тогда сажать уже надо за все подряд - за стихи, за надпись на заборе, за анекдот. А меры киргизских властей против независимых изданий - они имеют ли какой-то значимый эффект? Каков результат этих акций? Нарын Айып?

Нарын Айып:

Я, может, повторюсь, но скажу, что если поднимать общий профессиональный уровень, то таких эксцессов можно было бы избежать. Конечно, "Дело №..." не последняя газета, есть и другие - "Асаба", "Рес Публика" - они тоже сильно критикуют власть и стараются быть объективными, но до сих пор нет одной хотя бы газеты, которая была бы интересна, и которую уважали бы все - и власть, и оппозиция, и другие политические силы, и течения или слои населения. А получается, что или газета оппозиционная и она только поливает грязью правительство, или, наоборот, газета такая, что ты, читая ее, не знаешь, когда ты живешь - в 60-х годах при советской власти, или сейчас - на пороге XXI века.

Тенгиз Гудава:

Нарын, вы говорите об уровне журналистики в Киргизии, но, тем не менее - Замира Садыкова - главный редактор газеты "Рес Публика" - стала всемирно известной журналисткой и получила очень престижную международную премию, не только за красоту написанного, но и именно за храбрость, и я бы хотел выразить определенную степень восхищения деятельностью журналистов в Киргизии, потому что заведомо известно, что быть независимым журналистом и не плясать под общую, так сказать, дудку - чревато - как сказал господин Запольский, могут обвинить в шпионаже...

Виктор Запольский:

Вы часто употребляете слова "сталинский, "сталинские методы", но какие методы могут быть, если министр национальной безопасности - бывший ГКЧП-ист, бывший секретарь ЦК компартии Киргизии. Его заместитель - Улугбек Чиналиев - бывший первый секретарь горкома КПСС Фрунзе - какими еще методами они могут работать? Они и работают своими партийными методами - как их научили при Брежневе, так они и работают... Напугать человека, приписать ему несуществующие преступления и грозные наказания и отвратить его тем самым от профессии. Сказать: "Вот ты лезешь не туда, а ты туда не лезь, не делай этого". Хорошо, есть такие стойкие люди, как Топчубек Тургуналиев, который сказал, что он никаких прошений не писал и писать не будет, поскольку он невиновен, и он будет добиваться через суд своей невиновности, чтобы его признали невиновным. Мы тоже этого добиваемся, мы знаем, что могут наше дело по "разглашению государственной тайны" прекратить под какими-то благовидными предлогами, но мы сами себе сказали, что мы все равно пойдем дальше и будем доказывать свою невиновность до конца и добиваться того, чтобы те, кто возбудил это уголовное дело в отношении нас - невиновных - были наказаны. В конце концов, закон должен быть для всех законом - правда? Тогда, в конце концов, ведь будет правовое государство, а это и есть наша цель. Поэтому мы выпускали газету, выпускаем, и будем выпускать!

XS
SM
MD
LG