Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия в канун третьего тысячелетия

  • Тенгиз Гудава

Программу ведет Юрий Вачнадзе.

Юрий Вачнадзе:

Странное ощущение испытываешь, прогуливаясь по улицам предновогоднего Тбилиси. С первого взгляда - именно с первого - налицо вроде бы атрибуты типичного современного города. Заполонившие проспекты автомобили престижных фирм - "Мерседесы", "БМВ", "Фольсквагены", "Форды" собираются у светофоров в плотные стаи. Модные иномарки рыком своих клаксоном наводят страх на потрепанных "жигулят" и стремятся первыми вырваться вперед. Снующая по улицам разношерстная толпа мелкими ручейками растекается по модным магазинам, ресторанам и кафе. Попытать счастья зазывают рекламы многочисленных казино. Но все это в действительности лишь фантомы. Ведь само слово "счастье" в сегодняшней Грузии изрядно подзабыто, и если и звучит, то только как издевательство. Возможно ли называть счастливыми людей, торгующих съестными продуктами прямо на тротуарах улиц, зачастую в пыли и грязи, огромными толпами стоящих у ярмарок, в надежде наняться подсобными рабочими, этакими "самоделкиными" - малярами, циклевщиками и еще Бог знает кем. В большинстве своем это беженцы из Абхазии и Цхинвали... А целая армия нищих - здесь все сословия, от средней интеллигенции до люмпенов и еще масса притворщиков, в основном - детей, эдаких грузинских Оливеров Твистов, руководимых современными Фейгенами.

Электричество в дома граждан подается всего на 4-6 часов в сутки - это в Тбилиси. В других регионах страны люди месяцами сидят без света. Месяцами не выплачиваются населению зарплаты и пенсии. Кризис в экономики, кризис в энергетике, кризис в финансах... Кризис, кризис... и еще, может быть, самое страшное: раздрай в обществе - шеварднадзисты, звиадисты, коммунисты, хотя их сравнительно мало, и всевозможные другие "исты". Провозглашенная президентом Шеварднадзе идея национального примирения на поверку тоже оказалась всего на всего очередным фантомом, несмотря на помилование главой государства томившихся в тюрьмах сторонников Звиада Гамсахурдиа. А ведь без национального согласия нельзя построить гражданское общество. Об этом много лет назад написал замечательный грузинский поэт Михаил Квливидзе. Все-таки, лучшие на свете провидцы - поэты. "Неведомым желанием томим, Продал перо я, стал мастеровым, Сложил в котел грузинских букв набор, И чудо-клей из них варю с тех пор. Могу я склеить многое, друзья, И даже то, что воскресить нельзя. Фаянс я склеиваю и хрусталь, Кувшины и тарелки, и даже сталь. Нет дела в мире лучше и милей, И сам я словно превратился в клей. Я склеиваю давние мечты, И верность, позабытую почти, Обрывки писем, трещины сердец, Обычаи, что завещал отец, Любовь и дружбу, молодость и честь, И многое еще, чего не счесть, Что в трудный час тревоги и тоски, Вы вдребезги разбили на куски. Так, гамлетовской страстью упоен, Хочу восстановить я связь времен..."

Говорит "Ombudswoman" - "народная защитница" Нана Девдариани:

Нана Девдариани:

То, что произошло 8 лет назад, наложило такой отпечаток, смыть который в течение 10 или 20 лет будет очень сложно. Это были страшные катаклизмы в обществе. Не имеет значения, что это было только на проспекте Руставели и в маленьком микрорайоне - это не имеет никакого значения, потому что это повлияло на всю общественную жизнь: в роли заключенных и в роли осужденных оказались люди, которые до конца боролись за восстановление законной власти. Применять к ним обычные нормы наших процессуальных кодексов или других юридических документов - это иногда бывает слабо аргументировано. Недавно Абсандзе на судебном процессе, после чего суд, кстати, и удалил его и других заключенных из зала суда, прямо задал вопрос судье: "Вот, вы - человек, которого Звиад Гамсахурдиа назначил судьей на 10 лет. Вы сейчас судите меня за измену родине. Но ведь я же никому не изменил, в отличие от вас, а вы продолжаете быть судьей при той власти, которая пришла силой и свергла то правительство". Это неудобство - и юридическое, и политическое - оно присутствует в нашей общественной жизни.

Юрий Вачнадзе:

Много таких голосов скопилось в моей фонотеке. Некоторые из них звучали на "Свободе". Другие так и остались в черновых аудиозаписях. Это своего рода озвученная летопись минувшего года. Бах, как известно, изобрел контрапункт музыки, грузин Джордж Баланчин - Георг Милитонович Баланчиладзе - в балете. Контрапункт в радиоэфире возникает спонтанно, сам собой - такова жизнь. Вот он, грузинский радиоконтрапункт... Руководитель Центра сепсиса академик Вахтанг Бочоришвили:

Вахтанг Бочоришвили:

В чем разница между нами -обычными смертными - и гениальными людьми? Когда мы стоим у реки очень широкой, и река застлана густым туманом, нам река кажется морем безграничным, и мы не видим берега, а они видят берег. И они не только видят берег, но учат нас, как дойти до этого берега. И вот, Звиад Гамсахурдиа вместе с Мерабом Костава нам не только показали берег - нас доставили на тот берег, но мы, к сожалению, не смогли стабилизировать этот плацдарм, расширить его, дали возможность победить нас... Абхазская война - это же война, развязанная вкупе с Российской империей. А дальше пригласить этого же агрессора в качестве миротворца, вопреки традициям и Уставу ООН?!.. Ни один враг не может нанести человеку столько вреда, сколько он сам себе. Это можно сказать и о нас - о нации. Никто не мог нанести нам столько вреда, как нанесли именно те, кто считали Звиада Гамсахурдиа изменником. Именно они - изменники. Это вовсе не значит, что Звиад Гамсахурдиа был отличным правителем. Он не мог быть отличным правителем, не имея совершенно опыта. Но этот опыт мог бы быть очень быстро приобретен, если бы было хотя бы безразличное отношение к нему, а не ненависть на уровне зоологической...

Юрий Вачнадзе:

В сегодняшней передаче звучат голоса тбилиссцев - это разные люди - политики, ученые, писатели, артисты... Говорит вице-спикер грузинского парламента Вахтанг Колбая:

Вахтанг Колбая:

На политической карте мира Грузия как таковая не присутствовала. Она была окрашена в тот розовый или красный цвет, которым был окрашен весь СССР. Поэтому по сей день нам очень сложно приобретать этот синдром, что ли, "одноцветности". Другие государства не знают, что такое Грузия, что такое Армения и так далее... Выезжая куда-то или встречаясь с кем-то, я представляю государство со всеми атрибутами, каковыми являются герб, собственная инфраструктура во главе с президентом, собственной, выстраданной, Конституцией, парламент - это атрибуты этой независимости; и со всеми законами и реформами, может быть, не совсем безболезненными, и с ошибками, и так далее, но народ привык к этому. Сравним наше бытие в эпоху социализма, где мы были скованы теми законами, которые нам не позволяли развиваться...

Юрий Вачнадзе:

Писательница Наира Гелашвили:

Наира Гелашвили:

При советской власти у нас был оптимизм. Потому что, может быть, существовала какая-то иллюзорная, но перспектива: если этой власти не будет, если, этого строя не будет - мы начнем жить по-человечески. Может, это был ошибочный оптимизм, но он был, и когда сейчас все рухнуло - Грузия есть, но ощущение полной бесперспективности...

Юрий Вачнадзе:

Председатель Верховного Совета Абхазии в изгнании Тамаз Надареишвили:

Тамаз Надареишвили:

Я являюсь сторонником решения абхазской проблемы силовым методом. Потому что переговорный процесс меня привел к этой мысли. Любое соглашение, которое подписывалось с абхазской стороной, нарушалось, всегда в пользу абхазов, и даже падение Абхазии было обусловлено документом, который был подписан 27 июля, когда было сказано, что грузинские войска и техника должны были выйти, открыли школы, университеты, город наполнился людьми, а ночью абхазская сторона взяла и ударила по городу. Поэтому я не верю в этот процесс переговоров, и аргументов у меня очень много.

Юрий Вачнадзе:

Ведущая молодая актриса театра имени Руставели Нино Касрадзе:

Нино Касрадзе:

Все на грани того, что выживет наше общество или нет, также, вызовет этот театр, или нет... Но еще никто не знает... Вот, может быть, это озвучение скорой смерти - мы ходим на лезвии ножа. Может быть, это делает таким драматичным наше пребывание на этой сцене...

Юрий Вачнадзе:

Директор Национальной библиотеки парламента Леван Бердзенишвили:

Леван Бердзенишвили:

К сожалению, грузины хороши в тюрьмах, а также хороши, если у них очень много денег, но очень трудно быть с грузином в нормальной ситуации, очень трудно иметь нормальное государство. В экстремальной ситуации Грузия поведет себя хорошо... А те люди, для которых в Грузии в конце 80-х годов было придумано страшное слово "негрузин" - граждане не грузинского этнического происхождения, но наши граждане - они абсолютно ведут себя так же, как и остальные грузины. В этом плане мы - абсолютно цельное общество, которое знает все о себе, у которого нет никаких предрассудков, которое точно знает, кто есть кто в истории, критически относится к своим выдающимся сынам - это нечто. Это очень редкое состояние души и общества. Если миру нужен такой народ, то Грузия состоятся как независимая страна.

Юрий Вачнадзе:

Председатель Комитета по правам человека Парламента Грузии Елена Тевторадзе:

Елена Тевторадзе:

Я абсолютно четко могу сегодня сказать, что узников совести сегодня в Грузии нет... Что касается журналистов, то если бы первый случай, когда был избит журналист "Резонанса" Алеко Цкитишвили получил бы правильное процессуальное развитие, и были бы наказаны омоновцы, которые абсолютно беспочвенно буквально швырнули этого парня в больницу... Потом мне сообщили, что "из-за отсутствия фактов дело закрыли", - это дало виток дальнейшим нарушениям со стороны правоохранительных органов в отношении журналистов. И, естественно, возникает очень серьезный вопрос: а не имеем ли мы сегодня дело с полицейским государством?

Юрий Вачнадзе:

Народная артистка СССР певица Нани Брегвадзе:

Нани Брегвадзе:

Чтобы грузин пришел, позвонил и сказал: "Дайте мне на хлеб деньги, или еду, или что-то", - это катастрофа... Я иногда плачу. Я не могу это выдержать...

Юрий Вачнадзе:

Месяц назад в Большом Концертном Зале в Тбилиси состоялся сольный концерт Нани Брегвадзе. У входа в зал была открыта "звезда славы" певицы. Овация в зале не смолкала. Но все-таки, больше всего аплодисментов, как всегда, досталось на долю исполненных певицей русских романсов, О чем пела Нани? О двух бывших возлюбленных, или, может, о Грузии и России... "Не оставляйте женщину одну..."

Нани Брегвадзе:

Мое нутро, отношение к жизни очень нормальное. От всего я... знаете, не делаю трагедию. Я надеюсь, без этого жить никак нельзя. Я надеюсь на хорошее, на то, что все у нас утрясется, я знаю, что это так...

Юрий Вачнадзе:

Прозвучавшие в передаче голоса чаще всего, к сожалению, сливаются в довольно печальную мелодию. И все-таки, несмотря ни на что, грузины поют веселые песни, подтрунивают сами над собой и не теряют надежды... Замечательно сказал об этом феномене Мераб Мамардашвили: "В грузинской культуре есть один закодированный элемент. Я назову его "веселым трагизмом". Это особого рода трагизм, который содержит в себе абсолютный, формальный запрет отягощать других - окружающих, своей трагедией. Перед другими ты должен представать веселым, легким, осененным такой вот незаконной радостью, звенящей нотой радости, звенящей, как вызов судьбе и беде. Отнять такую радость невозможно". Существует один такой вот опыт - грузинский. В эти дни в грузинских православных церквях возносят молитвы Всевышнему с просьбой ниспослать Земле Иверской мир и благодать, а в рождественскую ночь молебен в Кафедральном Сионском Соборе отслужит Католикос Патриарх Всея Грузия Святейший и Блаженнейший Илия Второй...

XS
SM
MD
LG