Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казахстан - "Неототалитаризм"?

  • Тенгиз Гудава

Тенгиз Гудава:

Выборы - это кульминация демократии или если хотите - квинтессенция демократизма. При помощи выборов происходит почти мистический акт - плавная и цивилизованная передача власти: от одного народного избранника к другому, от одной партии - к другой.

Но давайте уточним: понятие "выборы" не ограничивается только голосованием. Демократические, свободные и справедливые выборы подразумевают целый ряд условий, при которых должно состояться это голосование. К числу таких условий относятся: свобода средств массовой информации, равные права в проведении избирательной кампании, отсутствие преследований, давления и угроз, как на кандидатов, так и на электорат.

В центре нашего внимания сегодня - Казахстан, где 10 октября должны состояться парламентские выборы.

Вот история с Акежаном Кажегельдиным. Это бывший премьер-министр Казахстана, ушедший с поста в сентябре 97-го года, вернее снятый. С тех пор - оппонент режима Нурсултана Назарбаева, исходя из финансовых средств - самый крупный оппонент. Лидер Республиканско-Народной партии и автор книги "Казахстан - право выбора". Недавно назад Кажегельдин был задержан в Москве по просьбе казахстанских правоохранительных органов, но отпущен после того, как прокуратура Казахстана согласилась отменить ордер на арест. Ранее казахстанская Прокуратура настаивала на выдаче Кажегельдина Астане, где его ждала тюрьма. Против Кажегельдина выдвинуты обвинения в неуплате налогов и незаконном приобретении недвижимости его женой в Бельгии. Сам Кажегельдин эти обвинения отвергает. Ранее он был отстранен от выборов в нижнюю палату парламента - маджлис - на том основании, что принял участие в несанкционированном митинге незарегистрированного движения "За честные выборы". Лингвистическо-юридический курьез! В итоге он - вне выборов. И вне родины. Сейчас Кажегельдин в Лондоне, и в эфире Радио Свобода. Господин Кажегельдин, как вы объясните тот факт, что российские правоохранительные органы сначала задержали вас, а потом не выдали Казахстану, зачем было тогда задерживать?

Акежан Кажегельдин:

Вы понимаете, похоже, это был какой-то сговор между персоналом среднего звена, и для того, чтобы как-то оправдать эти поступки, они получили письмо из Казахстана, чтобы иметь хоть какие-то основания, и поставили на лист ожидания. Ни руководство пограничных служб, ни руководство органов внутренних дел, руководство ФСБ и Прокуратура России об этом ничего не знали. Отсюда долгое разбирательство, когда никто не мог принять решение: что делать, и когда я находился в отделении милиции "Шереметьево", то подтверждения о том, что меня следует задержать, поступали только от казахской стороны, от Астаны, а когда в понедельник это стало известно всему руководству России, включая правительство, и администрацию Президента, то они однозначно приняли политическое решение - не выдавать, ни за что.

Тенгиз Гудава:

Считаете ли вы, что вас полностью устранили из политической жизни Казахстана?

Акежан Кажегельдин:

Нет, я так не считаю, им не удастся когда либо полностью устранить меня из политической жизни, вы посмотрите, что происходит в стране: митинги, забастовки, голодовки, протесты, встречи с избирателями, я не думаю, что им когда-либо удастся это сделать.

Тенгиз Гудава:

Господин Кажегельдин, скажите, вот вы упомянули партии, ваша партия - Республиканская Народная партия собирается участвовать в выборах парламента, но вы - лидер и создатель партии лишены права участвовать в выборах. Не является ли это своеобразным парадоксом. Каковы шансы вашей партии на предстоящих выборах?

Акежан Кажегельдин:

Прежде всего, надо сказать, что это не нормальные и не свободные выборы, на которых можно было бы взвешивать, когда можно было бы говорить о своих шансах или шансов оппонентов или шансах других политических организаций. Это не свободные выборы. Поэтому, говорить о шансах крайне тяжело, и наше участие в этих выборах - это еще одно желание использовать, активизировать, организовать потенциал протеста в обществе, еще раз заострить внимание общества на трудностях, и еще раз разоблачить сущность существующего режима, ну и, конечно, если это удастся, даже при возможном, мы его не исключаем, а более того, уверены в этом, обмане при подсчете голосов, добиться победы хотя бы в одном или двух округах.

Тенгиз Гудава:

Как бы вы назвали общественно-политический строй сегодняшнего Казахстана?

Акежан Кажегельдин:

Я со своими коллегами часто спорю на эту тему. За один год этот режим настолько развился, что если в прошлом году его можно было назвать только авторитаризмом, то сегодня я бы сказал, что это неототалитаризм. Идет тотальная борьба с любой оппозицией. Вам, вероятно, абсолютно не слышно, что делается, какие забастовки, крупные забастовки проводят химики и нефтяники, вся информация полностью закрыта. То, что происходило со мной: и российские каналы, и российское радио, и Радио Свобода, и BBS- все вещали, а казахские СМИ как в рот воды набрали. Или передают в негативном свете, или вообще ничего.

Тенгиз Гудава:

Господин Кажегельдин, вас называют главным оппонентом Нурсултана Назарбаева. В чем вы видите свое идейное отличие от президента, иными словами, какова ваша доктрина развития Казахстана.

Акежан Кажегельдин:

Я за то, чтобы у нас была либеральная экономика, с присутствием любых форм собственности. Но все-таки либеральная, и я хочу, чтобы у нас было демократическое, открытое общество, с независимыми СМИ и независимым судом, чтобы общество могло контролировать действия исполнительной и законодательной власти, сама законодательная власть тоже могла контролировать действия исполнительной власти, и чтобы наше общество жило открытой жизнью, чтобы было то, что называют "прозрачной жизнью", чтобы не было желания и возможности воровать, и чтобы исполнительной власти не приходилось каждый день лгать о том, как мы живем и как мы могли бы жить.

Тенгиз Гудава:

Ваша книга называется "Казахстан, право выбора", - о чем эта книга?

Акежан Кажегельдин:

Эта книга - маленький прогноз о том, как бы наша страна могла развиваться ровно год назад. К сожалению, мои худшие прогнозы оправдались, и все, о чем я предупреждал общество и президента Назарбаева, к сожалению, все это сбылось.

Тенгиз Гудава:

Скажите, а экономическое развитие Казахстана - республики с богатыми природными ресурсами, в какую сторону идет это развитие?

Акежан Кажегельдин:

К большому сожалению, мы сейчас идем в сторону образца Нигерии, страна, как вам хорошо известно, тоже очень богатая. К сожалению, мы можем стать примером центральноазиатского варианта Нигерии.

Тенгиз Гудава:

Нурсултан Назарбаев ставит себе в заслугу, возможно, вполне заслуженно, сохранение межэтнического мира в Казахстане, Насколько стабилен этот мир, вообще, есть ли в Казахстане стабильность, что ей может угрожать?

Акежан Кажегельдин:

К большому сожалению, стабильность, которую мы имели, сегодня находится под большой угрозой, потому что это - видимая стабильность. Все протесты рабочих, обнищавшего народа, его желание жить лучше, все это прикрыто действующими законами о запрете на свободу митингов и любых собраний, и они закрыты за счет влияния на существующие государственные и негосударственные СМИ, я бы это общество очень боялся называть стабильным. Второе: бедное общество очень быстро находит врагов и виноватых в его бедности, поэтому, эта стабильность, я бы сказал, что это крайне нестабильная стабильность.

Тенгиз Гудава:

Продажа Казахстаном истребителей МИГ-21 Северной Корее, из-за которой режим Назарбаева попал в опалу в глазах США - это закономерность или случайность, такой промах казахстанского президента?

Акежан Кажегельдин:

Это закономерность. Это проблема закрытого общества, проблема того, что у нас нет независимых СМИ, проблема того, что у нас парламент не может контролировать исполнительную власть, и все то, о чем мы с вами говорим, мы, как партия, и мои товарищи по оппозиционному движению, мы хотим это изменить. Можно сколько угодно нахмуривать губы и брови, снимать с работы министров и их заместителей, но если систему не изменить, то коррупция будет продолжаться и наносить ущерб финансовым и политическим интересам страны. Группа людей из желания "погреть руки" и еще не то будет творить. Такая, к сожалению, система.

Тенгиз Гудава:

Господин Кажегельдин, последний вопрос. Вы сейчас находитесь в Лондоне, и, в тоже время, вы заявили, что не собираетесь устраняться от политической жизни Казахстана. Значит ли это, что вы собираетесь вернуться в Казахстан?

Акежан Кажегельдин:

Я уверен, что когда-нибудь обязательно возвращусь в свою страну. Даже если режим будет пытаться вести новые и новые расследования. Я думаю, что я добьюсь возможности вернуться в свою страну. Даже если у меня такой возможности в ближайшее время не будет, то это абсолютно не значит, что я буду исключен из политической системы страны, из политической борьбы. Я буду в ней, я буду помогать абсолютно всем, кто борется с режимом и, прежде всего, членам своей партии и блока "Республика".

Тенгиз Гудава:

Дело Кажегельдина - алгоритм вытеснения в Казахстане всего, что неугодно или несогласно с президентом Назарбаевым. Люди, организации, органы печати... - все неугодное единоличной власти Назарбаева вытеснялось и выдавливалось, превращая политический ландшафт республики в пустыню или голую степь.

Проиллюстрируем сказанное на примере судьбы независимой печати Казахстана. Из Алма-Аты - Сергей Козлов.

Сергепй Козлов:

В 1994-м году была создана телерадиокомпания "Хабар" - "Новости", владельцем и директором которой стала старшая ночь президента Назарбаева Дарига. "Хабар" сразу же превратился в главный официальный телеканал страны, который принялся буквально уничтожать конкурентов. В первой половине 97-го года Министерство Информации провело тендер на владение теле и радио частотами среди уже действующих несколько лет телекомпаниями и радиостанциями. Причину тендера объясняли тем, что в стране частоты, якобы, раздавались бесконтрольно, что привело к беспорядку в их распределении. В результате тендера были лишены частот все наиболее профессиональные коллективы, которые составляли хоть какую-то конкуренцию "Хабару" и к тому же не чурались объективного освещения деятельности оппозиции. Это - телерадиокомпании "Тотем", "Семейный канал", Радио "Макс", и несколько десятков областных телерадиокомпаний. Частоты этих станций получили владельцы, абсолютно лояльные власти, и к тому же гораздо менее профессиональные, что, естественно, отразилось и на отношении к ним рекламодателей. Аналогичной можно назвать и ситуацию с газетами и журналами. Здесь, правда, официальная сторона обходится и без тендеров, используя иные методы давления и контроля, в частности, то, что руководителями практически всех крупных типографий в стране остались бывшие партийные функционеры, которые тесно связаны с нынешним казахстанским истеблишментом. Поэтому, редакторы газет постоянно чувствуют угрозу того, что их откажутся печатать под самыми различными предлогами, если на то поступит сигнал сверху. Работу же небольших, частных типографий, всегда можно парализовать с помощью налоговой полиции или пожарной инспекции. Так неоднократно случалось с типографией "Франклин", выпускавшей самую массовую независимую газету "Караван" и ряд других изданий. В начале прошлого года хозяин "Каравана" и типографии "Франклин" Борис Гиллер был поставлен властями перед дилеммой: либо он продает созданную им газету одной из местных коммерческих структур, либо ему просто не дадут нормально работать. Гиллер выбрал первое. Запугиванию, шантажу и экономическому преследованию постоянно подвергаются газеты, ориентированные на главного политического оппонента Назарбаева - бывшего премьер-министра Акежана Кажегельдина. Единственную оппозиционную газету на казахском языке - "Дат", что переводится как "Прошу слова", закрыли в прошлом году с помощью суда, куда один из государственных чиновников подал иск на это издание. Газета обвинялась в клевете, несмотря на то, что опубликовала лишь отчет с одной из пресс-конференций. Огромная для местного издания сумма взыскания - 50 тысяч долларов явилась причиной банкротства газеты. Исками на несколько сотен тысяч долларов буквально обложена известная своей независимостью газета "Начнем с понедельника". Преследование этой газеты превратилось в последние месяцы в настоящую судебную травлю, в которой принимают участие чиновники из самых различных государственных ведомств. По данным казахстанских правозащитников, только за этот года в стране уже закрыто свыше 20 газет. Все эти процедуры осуществлялись похожими методами: либо с помощью взыскания огромных сумм через суды, либо с помощью налоговых или иных органов.

Тенгиз Гудава:

Со мной в студии сотрудник Казахской редакции Радио Свобода Мерхад Шарипджан. И так, Мерхад, из репортажа Сергея Козлова мы можем сделать нерадостный вывод о том, что независимая пресса в Казахстане - это день вчерашний. Но выборы в этой стране все-таки проводятся, их много - плановые, досрочные. Недавно переизбиралась часть верхней палаты парламента - никого это унылое событие не заинтересовало, ибо было похоже на внутридворцовые перестановки. Часть сената назначается президентом и это - уникальный синтез президентской и законодательной власти. Раньше, в январе этого года прошли досрочные президентские выборы, для чего понадобилось в очередной раз менять конституцию. Поменяли, Назарбаев избран еще на 7 лет, вплоть до 2006 года. На повестке дня - выборы в нижнюю палату парламента - маджлис, которые должны состояться 10 октября.

Мерхад Шарипджан:

Официально было объявлено Назарбаевым и правительством Казахстана, что эти выборы докажут всему миру, конечно же, и Западу в том числе, что Казахстан в самом деле стал на демократический путь развития, поскольку после президентских выборов авторитет Назарбаева не только в Казахстане, но и за границей, особенно на Западе, резко пошел вниз. За последние 9 месяцев после выборов, которые прошли в январе, ни один глава иностранного государства не посетил Казахстан. При пребывании Назарбаева в Давосе после президентских выборов, с ним не встретился ни один глава государства, чего никогда до этого не было. Поэтому, эти парламентские выборы являются одним из последних шансов Назарбаева доказать Западу, что Казахстан - это демократическое государство. Но это пока что не очень удается.

Тенгиз Гудава:

Мерхад, и все-таки, парламентские выборы состоятся 10 октября, какова предвыборная ситуация, какие партии имеют наибольшие шансы пройти?

Мерхад Шарипджан:

Мне кажется, что наибольшие шансы имеют партии ОТАН и так называемая Гражданская партия Казахстана. Эти две партии открыто называют себя проназарбаевскими. Назарбаев несколько раз заявлял, что его мечтой является создать в Казахстане двухпартийную систему, как только им самим была объявлена эта мечта, начались усиленные попытки создания двух партий - партия ОТАН создана на базе штаба по поддержке Назарбаева в ходе досрочных президентских выборов в январе. Что же касается других партий, то я бы отметил, что наиболее яркие - это, конечно же, Республиканская Народная партия Казахстана, возглавляемая бывшим премьер-министром Кажегельдиным, но она имеет большие проблемы с налоговой инспекцией и другими официальными органами Казахстана. Этой партии всячески препятствуют, и пытаются препятствовать полнокровному участию ее в выборах. Другая партия, возглавляемая Сейдахметом Кутакадамом, называется партия "Урлеу", она тоже имеет большой авторитет среди народа. Люди, которые входят в эту партию, очень известны своими политическими взглядами, но поскольку она не является проназарбаевской, то у нее нет шансов. Что касается остальных партий, то это разрозненная оппозиция, среди которой наиболее сильной можно было бы назвать коммунистическую партию, но у нее тоже шансов очень мало.

Тенгиз Гудава:

Можно ли сказать, что ожидается, что новый парламент будет целиком "назарбаевским"?

Мерхад Шарипджан:

Он будет "назарбаевским", как, впрочем, и тот, который был.

Говорил сотрудник Казахской редакции Радио Свобода Мерхад Шарипджан.

Красивая идея у президента Назарбаева: двухпартийная система. И обе партии свои, как две руки. И одна рука не знает, что делает другая...

Впрочем, ОБСЕ не признала январские президентские выборы в Казахстане. ОБСЕ также выступило 17 сентября с оценкой парламентских выборов - тоже негативной. Но как говорят на Востоке: собака лает, а караван идет, впрочем, газета "Караван", как мы узнали, уже пришла.

XS
SM
MD
LG