Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книга "Мужское тело в истории культуры"

  • Лев Ройтман

Передо мной великолепно изданная книга Игоря Кона "Мужское тело в истории культуры". Вышла она в конце прошлого года, в ноябре, в московском издательстве "Слово". Игорь Кон - социолог, культуролог, доктор философских наук, участвует в нашей передаче. С ним в московской студии Радио Свобода художник, фотограф, поэт Анна Альчук и писатель Виктор Ерофеев. В пространной библиографии к своему исследованию Игорь Кон ссылается и их на работы. Но, что такое книга самого Игоря Кона? Проще всего сказать, что она, по крайней мере для России, уникальна по охвату - от экзотической предыстории до сегодняшнего гомоэротизма. А по использованному материалу она безгранична. Скажу вот что: глубокая книга Гетца Экардта "Красота женщины в европейской живописи", она вышла 35 лет назад в Восточном Берлине, содержит160 иллюстраций, это богато иллюстрированная книга. В книге Игоря Кона иллюстраций в три раза больше. Но все это, если хотите, упаковка. В чем идея книги? Анна Александровна Альчук, ваша оценка?

Анна Альчук: Мне представляется эта книга чрезвычайно ценной. Дело в том, что мужское тело дано в ней в очень большой исторической перспективе. И в результате мы можем видеть относительность очень многих понятий и представлений, связанных с мужским телом, относительность моды, которая связана с мужским телом. Например, Игорь Семенович Кон приводит пример, связанный с длинными волосами у мужчин. Если в раннем средневековье длинные волосы считались у германских племен признаком мужественности, то те же самые длинные волосы в английском обществе считались признаком женственности. Таким образом, мы можем видеть относительности понятий моды и зависимость ее от исторического контекста. Помимо этого в книге вводится несколько важных категорий. Категория взгляда, которая является иерархической и социальной. Дело в том, что в истории культуры категория взгляда имела очень большое значение. Например, младшие не могли смотреть на старших, женщины не могли смотреть на мужчин, а подчиненные не могли смотреть на людей, занимающих более высокий иерархический статус.

Лев Ройтман: Спасибо, Анна Александровна. Кстати, я попутно замечу, что в футболе, а спорт вполне мужественный, хотя в футбол сейчас играют и женщины, длинные волосы по-прежнему остаются своеобразным антуражем успешного футболиста. Достаточно здесь вспомнить Дэвида Бекхема, вы говорили об Англии, он англичанин. Ну, а что касается женского взгляда, то в некоторых культурах и сегодняшнего дня присутствует то, о чем говорите вы. В исламе, в традиционном, фундаменталистском исламе женщина на мужчину смотреть не должна. Игорь Семенович Кон. Автора, автора! Что хотели вы сказать своей книгой? И что, с вашей точки зрения, вы сумели сказать?

Игорь Кон: Для меня эта книга - это часть большого проекта, который называется "Мужчины в меняющемся мире". Меня интересует мир, в котором мужчины так или иначе теряют свое былое господствующее положение, как они реагируют на эти перемены, как они меняются, что меняется, что не меняется, что является проблемой. И изменения мужского телесного канона, способов изображения мужчин - это только одна возможность показать, но показать наглядно, как эти перемены происходят во всемирно-историческом плане. Дело в том, что, сравнивая, вы упомянули о книге о женской красоте, в сущности до конца 70-х годов 20-го века почти вся литература, а она была довольно большая, об обнаженном теле она вся посвящена женщинам, а мужское тело появляется сравнительно недавно. И это связано с тем, что, во-первых, мужского тела объективно значительно меньше, за исключением периода античности, и, во-вторых, потому что мужчина - хозяин, он субъект, поэтому ему неуместно показываться и в самих произведениях искусства. Мужчина, как правило, действует, а женщина является, она показывает себя подразумеваемому зрителю - мужчине, художник тоже мужчина и так далее. Но, естественно, хотя я начинал с изобразительного искусства, мне пришлось взять бытовую культуру, историю одежды и так далее. Я думаю, что читать эту книгу на самом деле целесообразно с последней главы, потому что она всем понятна, что и о чем. Последняя глава называется "Мужское тело в современной массовой культуре". Вот мы видим, что в сегодняшней массовой культуре, на телевидении и так далее огромное количество изображений обнаженных, полуобнаженных мужчин. Раньше этого не было. За этим стоят определенные социальные причины. Людям, которые слега свихнулись на проблеме гомосексуальности, кажется, что это гомосексуализация культуры, а на самом деле это гораздо проще. Потому что женщины сегодня покупательницы, они потребительницы, они командуют парадом во многих случаях, и поэтому совершенно естественно, что и в рекламе мужское тело занимает значительное место, чего раньше быть не могло. Дальше меняются мужские ценности, значение красоты, забота о внешности, всякие пластические операции и так далее. То есть на современном материале наглядно видно, что это вещи, которые касаются всех и каждого, потому что это наша повседневная реальность и на нее надо как-то реагировать.

Лев Ройтман: Спасибо, Игорь Семенович. Виктор Владимирович Ерофеев, вы автор книги "Мужчины", на нее, в частности, ссылается в своем исследовании и Игорь Кон. На книгу Игоря Кона уже появились отклики в российской прессе. Одна из этих рецензий, я знаю, что вы ее читали, это рецензия в "Независимой газете", автор Наталья Осминская. Название очень меткое, по-моему, "Тело в шляпе". Игорь Семенович говорил о том, что эстетика мужского тела сегодня на телевидении, в рекламе, на плакатах и так далее. В этой связи я и хочу привести слова Натальи Осминской из ее рецензии. Она пишет: "Это реванш. Самое решительное со времен испанской реконкисты отвоевание поруганной территории и возвращение утраченной власти мужчин над женщинами". Видите ли вы это тоже так, Виктор Владимирович?

Виктор Ерофеев: Я сразу вспоминаю Толстого, который говорил, что "я буду читать критику только под угрозой порки". Я считаю, что Игорь Семенович должен серьезно подойти к этим словам, потому что, видимо, на эту книгу будет еще много рецензий самых разных. Эта книга совсем в другом измерении существует, чем эти рецензии. Я бы даже особенно про эти рецензии и говорить-то не стал. Сказал бы о том, что здесь уже было сказано автором: изменение взгляда на мужское тело - это, действительно, большая революция, которая существует в сознании общества, в сознании мира на переходе из 20-го в 21-й век. Дело в том, что до сих пор в нашей классической культуре, если женское тело еще кое-как было, я говорю про русскую культуру, то мужского тела не существовало вообще. Наверное, мужского тела вообще не существует, я думаю, это совершенный миф - существование мужского тела. Потому что, если мужчина видит женщину, он ее любит глазами, то женщина все-таки любит ушами, а ушами тело трудно заметить, по крайней мере, до сих пор этого не умудрились сделать. И то, что сейчас все-таки женщины открыли глаза, разверзлись очи, и они увидели мужчин - это, действительно, большая революция. И здесь правильно сказал Кон, мужчина, как субъект, и себя-то не видел, он видел объекты, субъект субъекта не видит и не замечает. А здесь это произошло. И хорошо ли это плохо, это как Гоголь сказал о фотографии: может быть, это хорошо, но это может привести к тягчайшим моральным потрясениям. Это может тоже привести к большим моральным потрясениям. И, видимо, Игорь Семенович каким-то образом защитился. Вот если бы женщина написала такой монографический монолит о мужском теле, вот это бы было полное поражение мужчин. Но то, что мужчина сам бросился на эту амбразуру и показал тело в разных его исторических ипостасях, - это большое достижение. Я вообще поздравляю Игоря Семеновича с выходом такой прекрасной, к сожалению, дорогой для русского читателя книги. И считаю, что это событие в нашей культуре, которая вообще всегда и везде боялась подходить к проблеме тела. Что касается рекламы, вопрос, который вы мне задали, скажу так, что здесь, действительно, это очень поверхностная потребительская модель, это мужчина-манекен, мужчина, который на себе должен что-то носить, естественно, тело и является этим носителем. Но это не главное, главное то, что женщина, когда она увидела мужчину, она очень много потеряла, на мой взгляд. Потому что мужчина без тела - это все-таки Сартр, это Достоевский, это те люди, тело которых в общем-то не имеет принципиального значения. Мужчина с телом - это большая опасность для культуры. Потому что женщина, действительно, играет своим телом, завлекает своим телом и соблазняет. В то время как мужчина своим телом соблазняет в самую последнюю очередь ту же самую женщину. Этот переворот непонятно к чему приведет. Я не консервативен, я рад открытию мужского тела, сам об этом писал. И, надо сказать, шок, знаю, был большой, когда я описал подробно мужское тело, не стесняясь, не отказываясь себе ни в чем. Но последствий, честно говорю, не представлял. Но книга очень важная, эта книга фиксирует нам момент возникновения большой культурологической проблемы.

Лев Ройтман: Спасибо, Виктор Владимирович. Анна Альчук, в книге Игоря Кона есть глава "Женский взгляд на мужское тело", вы слышали, что говорил Виктор Владимирович. Ваша точка зрения на проблему, взгляд на мужское тело: мужчина продолжает по-прежнему доминировать или становится, как зритель, рядом с женщиной, становится при этом на равных, взирая теперь уже на самого себя?

Анна Альчук: Здесь опять ставится проблема взгляда, который прежде был исключительно иерархичен. Мужчина всегда выступал субъектом этого взгляда, а женщина объектом. В результате развития женского искусства, в результате того, что мы можем говорить теперь уже о женском взгляде на мужское тело, произошел настоящий прорыв. Дело в том, что мужчина в женском искусстве представлен также как объект, а женщина становится субъектом взгляда. И надо сказать, что такой взгляд на мужское тело представляет большую ценность, как для женщин, так и для мужчин. Потому что женщина смотрит на мужское тело, скажем так, по-разному: иногда любуясь им, иногда дистанционно и жестко, иногда иронически и с юмором. То есть мужчина получил возможность посмотреть на себя со стороны, как бы глазами другого. Происходит деконструкция мачистского идеала и патетики, которая с ним связана. Я думаю, от этого выигрывают не только женщины, но и мужчины, потому что они теперь могут позволить себе предстать не в такой мачистской броне, как было принято прежде, а достаточно восприимчивыми, открытыми, может быть, ранимыми. И, по-моему, это позитивно.

Лев Ройтман: Спасибо, Анна Александровна. Игорь Семенович, над чем вам было труднее всего работать при подготовке этой книги? Какая тема, какой материал наименее, быть может, или с наибольшим трудом поддавался обработке?

Игорь Кон: Трудности были разного рода. Первые трудности - это где найти источники. Потому что для этого надо было посетить очень много музеев, библиотек и так далее. И наибольшая трудность, когда я понял, что есть сюжеты европейские и западные, но нужны неевропейские культуры, большая трудность была найти и понять, что происходило в неевропейских культурах, в Азии, в Африке, в доколумбовской Америке и так далее, потому что эти вещи только начинают изучаться. Кстати, я хочу сказать, что тему эту на самом деле поставили женщины. Первая монография об обнаженном мужском теле и самая всеобъемлющая и по сей день была написана женщиной. И здесь большое влияние феминизма, потому что женщины поставили этот вопрос: почему женщина показывается, а мужчина всегда субъект? Это объясняется особенностями мужского и женского эротизма и за этим стоят отношений власти. И после этого они начали раскручивать проблему мужского тела, именно они поставили узловые вопросы. Ну, а что касается концептуальной стороны, с искусствоведческой точки зрения, самое трудно было понять искусство 18 и 19 веков, разные типы образов. Потому что, с одной стороны, - классически связанный с античными канонами героический мужчина, мужчина-воин и так далее, и, с другой стороны, нежный эфеб, расслабленный и так далее. В каком соотношение находятся эти образы, это стадиальное развитие, одно сменяет другое или они каким-то образом сосуществуют, и какие за этим стоят социальные вещи. На самом деле, если говорить в смысле общей концепции, то книга начиналась, она, опять же, начиналась с конца. Меня интересовал вопрос, что происходит с пониманием мужского тела в современных условиях. Традиционный взгляд: мужчина - субъект, это мужчина-голова. В изобразительном искусстве это значит мужской портрет. А женщина - это тело. Как меняются эти вещи? Но, в отличие от Виктора Владимировича, я ничего катастрофического в этом изменении не вижу. Для меня как раз смысл этих изменений заключается в том, что вовсе никакого унисекса не возникает, это текущая мода, она может быть, а может не быть. А фундаментальный вопрос - ослабевает ли поляризация мужского и женского начала? Раньше мы привыкли делить, что либо мужчина, либо женщина, либо мужское, либо женское, что на самом деле никакой исторической реальности никогда не соответствовало. И сегодня мы видим, что показывается мужское тело, и в этом смысле мужчина, который занимается тем, что он показывает себя, он оказывается в женской позиции, но тело, которое он показывает, оно все равно должно быть мужским.

Лев Ройтман: Игорь Семенович, у меня есть вот какая проблема при чтении вашей книги: вы пишете о мужском теле в истории культуры, приводите примеры, беря их из разных культур. У вас практически нет ни одного примера из исламской культуры. Проблемы нет или тела нет?

Игорь Кон: Дело в том, что в исламе изображение обнаженного тела категорически запрещено, поэтому мусульманского искусства такого рода просто нет, оно может быть только маргинальным, подпольным и так далее. Поэтому для того, чтобы эти вещи дать, мне пришлось бы брать эротическое искусство, как там изображается, а я от этих вещей как раз хотел уйти. Об исламском теле оговорено, почему этого материала практически нет.

Лев Ройтман: Спасибо. Виктор Владимирович, с вашей точки зрения, такая книга, вы предсказываете, вызовет и крайне отрицательные отклики и рецензии. Является ли она в то же время полезной в смысле просветительном?

Виктор Ерофеев: Конечно, является, безусловно. Раз уж мир меняется, раз мужское тело становится объектом женского внимания, то, конечно, было бы правильно и весьма галантно пригласить женщин верно посмотреть на мужское тело и, видимо, верно посмотреть и на мужскую душу. Дело в том, что конечно, в традиционной культуре женское тело не только объект желаний, но и объект власти. И Гойя, я недавно видел это в Прадо, когда раздевает Маху, то, конечно, чувствуется рука не только мастера, но и рука мужчины, который кладет эту женщину на кушетку для того, чтобы ее изучать сладострастно. Если такое произойдет с русской культурой, кстати говоря, у Виноградова с Дубоссарским, современных художников, возникает такое тело классического русского писателя. Кстати говоря, там обнажен и Достоевский, у них серия работ, и это вызывает дикий хохот у зрителей. Но вот в чем здесь вопрос: если мы не завяжем именно узлом душу и тело, мы, наверное, ничего не поймем в мужчинах.

Лев Ройтман: Спасибо, Виктор Владимирович. Анна Александровна Альчук, было сказано так много добрых, точных, хороших, вполне справедливых слов о книге Игоря Кона "Мужское тело в истории культуры". С вашей точки зрения, чего в этой книге не достает?

Анна Альчук: Мне трудно отвечать на этот вопрос, потому что книга, действительно, достаточно полная, в ней представлен взгляд на мужчину в разных культурах, в разные исторические периоды. Для меня, например, очень ценным является в этой книге то, что в ней представлен женский взгляд на мужское тело. Поэтому, мне кажется, она достаточно полна. И мне трудно что-либо еще добавить помимо того, что уже есть в этой книге.

Лев Ройтман: Игорь Семенович, вы сами пишете, что не смогли поднять гигантский культурный пласт современный - пласт кинематографа. Это в общем-то и понятно, потому что это требует фактически совершено иного исследования и в иных хранилищах, архивах и так далее. Но хочу спросить у вас в заключении передачи по поводу откликов на книгу, получаете ли вы и негативные отклики?

Игорь Кон: Пока нет. Пока мало людей вообще смогли прочитать эту книгу, это не такое простое чтение. Но, кстати, там очень большой материал, причем, я думаю, что сделано это вполне корректно и профессионально, громадный материал по истории христианского телесного канона и образов в религиозном искусстве, в том числе русском. И, я думаю, это может вызвать положительный отзыв, потому что это даст возможность обсуждать, каким образом соотношения духа, тела выглядят в разных религиозно-культурных традициях. И если это делать как следует, профессионально, а не на уровне перебранки, утверждения "мое - хорошее, чужое - плохое", то это может быть началом полезного разговора. Я думаю, что эта книга только начало этой работы, и она продолжится другими исследованиями.

Лев Ройтман: Спасибо, Игорь Семенович. В заключении я хочу отметить, что эта книга, несомненно, является продолжением ваших прежних занятий и опубликованных работ. В библиографии вы приводите и целый блок собственных работ.

XS
SM
MD
LG