Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московские дворники

  • Лев Ройтман

Наш предстоящий разговор о московских дворниках. Я начну с фактов. Сначала факт субъективный. Я, киевлянин по прежней жизни, с московскими дворниками не сталкивался никогда. Я недавно прочитал повесть Романа Сенчина "Один плюс один", она о дворнике, но о дворнике петербуржском. Нелестная повесть о молодом неудачнике, у которого, как пишет Сенчин, "непривычные к работе мозги". И уже подбирая материал к этой передаче, я узнал, что в Москве сорок тысяч дворников. Что когда-то, в студенческие годы поработал дворником Юрий Лужков шесть лет. Был дворником и космонавт Виктор Савиных, я обнаружил и такие фамилии - Валентин Юмашев, и известный ныне Георгий Боос. Это к тому, что вот тебе и мозги, если хотите. В нашей передаче участвуют: дворник Ольга Лаврухина; заместитель директора фирмы "Быт-Сервис" Наталья Баранова; культуролог, профессор Игорь Яковенко.

Итак, московские дворники. Что думают о своих дворниках сами москвичи? Наш опрос на улице проводила Настя Деева. Давайте послушаем.

"У нас дворник хороший, ничего плохого сказать не может. У нас подъезд в идеальном состоянии всегда".

"Дворники - это хорошо. Считаю, что чем больше дворников, тем больше чистоты. В данный момент, думаю, что дворников у нас очень мало, так как все-таки на улицах города присутствует очень много ненужных вещей, например, бутылок, коробок и прочего".

"Дворников заставляют много делать вне зависимости от их обязанностей. Наши дворники, именно нашего дома убираются очень хорошо".

"Убирают, конечно, редко, но бывает хорошо, иногда нехорошо. Иногда бывает, что воды налили и тапочки вытерли, вода еще остается. Иногда около мусорного ящика столько грязи бывает, за неделю, за две как она лежит, так и лежит".

"В принципе на улицах порядок. Нужно увеличить рабочих мест дворников и увеличить зарплату".

"Все выкидывают. По всему подъезду это раскинуто. Те же дворники убирают утром, в пять утра они уже подметают".

Москвичи говорят о своих дворниках. Кстати, теперь я хочу пояснить: эту передачу я делаю по предложению московского дворника. Он позвонил к нам на радио, оставил свой телефон, имени, правда, не оставил, но телефон оказался неправильным. Таким образом, Ольга Александровна Лаврухина, вы у нас сегодня за всех дворников Москвы. Мой вопрос первый - сколько лет вы уже работаете?

Ольга Лаврухина: Я работаю с 96 года дворником.

Лев Ройтман: Как называется ваша должность официально?

Ольга Лаврухина: Рабочий комплексной уборки.

Лев Ройтман: Когда я собирал материалы к этой передаче, я обнаружил это название. Я полагаю, что по этому названию жильцы, которых вы обслуживаете, с которыми вы работаете, не узнают, о ком речь идет - рабочий комплексной уборки.

Ольга Лаврухина: Рабочий комплексной уборки, который, во-первых, убирает подъезд и плюс прилегающую территорию.

Лев Ройтман: Теперь понятно. А скажите-ка мне теперь, с кем в вашей работе вы сталкиваетесь как с основной проблемой? Это жильцы, это нагрузка, объем вашей работы, это ваше начальство?

Ольга Лаврухина: Скажу честно, проблем у меня таких нет. Потому что в первую очередь надо любить не только себя и тех, кто рядом с тобой. Те же самые жильцы, они люди, и мы люди. Конечно, если относиться к ним по-человечески, то они так же будут. Не будут в подъезде мусорить, бомжей не будут пускать. А если не убирать, оставлять, сегодня-завтра уберу, когда время будет, то и жильцы так же будут. Говорят, что раз не убирают, пусть мусор стоит, и мы поставим рядышком. Мое мнение, что лично зависит от нас, от самих дворников, от нашей работы и отношения к ней. А проблемы? С начальством у меня нет, я бригадир на участке. Когда обращаешься с какой-то проблемой, я считаю, что решается так, как должно быть, нет ограничений, что-то сделаем, а это на потом оставим.

Лев Ройтман: Спасибо, Ольга Александровна. Вы, наверное, знаете, есть такое издание "Московская среда", все коммунальщики знают этот еженедельник такой специализированный. Я уже сказал, когда я собирал материалы для этой передачи, мне попалось несколько статей, несколько писем читателей этого издания "Московская среда". И вот было опубликовано такое письмо, которое начиналось: "Что скрывать, дворник сейчас - профессия неблагодарная. Мало кто на этом посту задерживается". Я хочу теперь задать вопрос Наталье Валентиновне Барановой: это справедливые слова по поводу этой текучки, текучести кадров дворницких?

Наталья Баранова: Вообще - да, неблагодарная работа. Потому что некоторые говорят, я слышала интервью жителей, они говорят - накидано, разбросано. Так это же все от них исходит, аккуратности никакой нет. Люди в основном остаются из-за чего? Может быть, жилье или еще что-то. Я бы не сказала, что зарплата большая здесь. Неблагодарная работа. Очень много люди у нас оставляют грязи, не убирают за собой, жалуются ни за что. Иногда, бывает, звонят, дворник не убирает подъезд. Приходишь туда, смотришь - те же жильцы оставили свои пакеты мусора.

Лев Ройтман: Наталья Валентиновна, спасибо за этот ответ. Кстати, в этом же письме, я процитировал начало, в нем сообщалось, что висит объявление - требуется дворник, зарплата 10 тысяч рублей. Вы упомянули о зарплатах. Это соответствует реальному положению дел с зарплатами дворников где-то 10 тысяч рублей?

Наталья Баранова: Нет, вы знаете, нет. Это, может быть, пишут для того, чтобы пришло побольше народу, чтобы выбрать из них кого-то. Вообще у нас средняя зарплата составляет 4 тысячи. Просто людям нужно заработать побольше денег, и они, естественно, набирают побольше территорию и из-за этого получается у них больше зарплата.

Лев Ройтман: Спасибо еще раз. Игорь Григорьевич Яковенко, я впервые попал в Рим, это было начало 73 года, там была забастовка мусорщиков. Город благоухал. Вы себе представляете, как он благоухал. Он был весь забит черными, белыми, серыми пластиковыми мешками с мусором, пройти и проехать по городу было невозможно. Когда на Западе дворники объявляют забастовку, то жить больше не хочется. Что вы можете сказать о взаимоотношениях населения с дворниками в Москве? У этого есть какая-то история своя? Это профессия, которая связана с определенной социальной ответственностью, с каким-то особым, быть может, дружественным, быть может, не всегда приязненным отношением к жителям города, к жильцам домов, дворов?

Игорь Яковенко: Лев, вы поставили много вопросов. Я вот от чего откликнусь. Ольга Александровна сказала очень деликатно, что жильцы могут в подъездах мусорить. Хорошо ведь только мусорить, а то еще ведь и писают в подъездах. Будем называть вещи своими именами. Уборка и чистота в среде, во дворе, в домах зависит, разумеется, от дворника, но в равной степени она зависит от населения, от жильцов. В этом смысле результат, либо тот, либо другой зависит от общей культуры общества. Дворник, конечно, очень важный элемент в этой работе, но, в конечном счете, меняется само обществе, меняются представления о том, что должно, что не должно. Я был ребенком, дети собирались в подъездах, зажигали спички, подбрасывали, они горели и черные пятна появлялись на потолках, выбивались окна, мужики на троих пили в тех же самых подъездах водку. Нам есть что с вами вспомнить о том, как мы жили и что происходило. А вообще сама профессия дворника, у нее довольно глубокая история. Дворники в том смысле, в каком мы это слово употребляем, были в России 19 веке. Дворник дореволюционный имел свой номер, называлась бляха. И вот этот самый дворник бляха номер такой-то имел участок. И между прочим, работали в довольно плотном контакте с полицией, и с политической, уголовной полицией. Дворник наблюдал. Была жизнь патриархальная, все всех знали, наблюдал жильцов, их нравы, при случае обращались к этому дворнику. Это была вполне такая уважаемая фигура в рамках дома. Потом дворник дореволюционный, первой половины 20 века, он существовал в некотором обрамлении. Был еще лифтеры, были швейцары. Это некоторая реальность ушедшей эпохи. Швейцаров я помню в самом раннем своем детстве, они еще доживали в Москве. А вообще образ дворника - это такая мифология 20 века, русской культуры. Был миф больших прекрасных дворов старых, где люди все друг друга знали, общались, дети гуляли. И вот один из мифических персонажей - это дворник. Помните фильм детский, где ест почтальон Печкин, который приносит в Простоквашино письма. Вот образ этого почтальона Печкина в мультфильме - это такой образ сказочного или киношного дворника. Простой человек с усами, просто одетый, в плаще. И если мы посмотрим детскую литературу эпохи Гайдара, потом 60 годов, то дворник оказывался простым жителем деревенским, приехавшим в город, осевший в городе. А исторически дворники часто бывали татары, они эту ниш занимали когда-то. Где-то в годы 50-е - начало 60-х меняется социальное и культурное лицо дворников. В дворники идут молодые люди, не зря вы называли таких известных сегодня политических деятелей, которые начинали как дворники. В 80 годы было так называемое "поколение дворников". Ребята устраивались сторожами, дворниками, играли свою музыку. Это уже совсем изменилась сама картинка дворника и отношения к нему в обществе.

Лев Ройтман: Спасибо, Игорь Григорьевич. Вы говорили о литературе, может быть, самый знаменитый дворник, фигура комическая, в чем-то и трагическая - это дворник Тихон из "12 стульев" Ильфа и Петрова, который повторяет слова своего бывшего барина Кисы Воробьянинова: "Мне дворника без медали не нужно". Ольга Александровна Лаврухина, хочу, чтобы вы сейчас послушали из нашего опроса высказывания двух дворничих. Они говорят о своем отношении к тому, как ведут себя жильцы, а потом попрошу прокомментировать это.

"Все заставляют убирать. Очень тяжело убирать. Мало того тротуары, плюс газоны косить еще заставляют, красить все. Это очень тяжело".

"Сами дураки. Выходят, мусорка рядом, около мусорки бросают мусор и в пакетах и без пакетов. Бардак какой-то! Это надо не отходить, бегать и бегать".

Ольга Александровна, вы знаете, второй голос - это мне напомнило Евгения Евтушенко, его строчку: "Дворничиха выросла в детдоме грубовата". Но так, как говорит эта дворничиха, ее, очевидно, жильцы допекли. Ваше отношение к тому, как ведут себя жильцы, что делают, как они следят сами за собственной, если хотите, средой обитания?

Ольга Лаврухина: Я слышала, что женщина правильно сказала: чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят. Жильцы, сейчас я знаю, что в каждом подъезде есть старший по подъезду, старший по дому, которые, конечно, стараются как-то со своими жильцами общаться. Есть и такие, которые не хотят, чтобы в подъезде было чисто. Я знаю один подъезд, где даже цветы стоят на окнах, потому что это зависит от жильцов. Там жители не будут оставлять пакеты с мусором, не будут, как сказали, писать в подъездах. Есть подъезды, как сейчас говорят, где низшие слои населения, который пришел домой пьяный, а его жена не пустила. Он где ночует? В подъезде. И все остальное, что от него зависит, он делает в подъезде. Уборщица приходит утром и все это убирает, потому что люди должны выйти утром на работу, подъезд должен быть в таком виде, в каком он должен быть - в чистом, аккуратном и без мусора.

Лев Ройтман: Ольга Александровна, коль скоро мы литературы коснулись, а я упомянул эту повесть Романа Сенчина "Один плюс один", дело происходит в Петербурге, там этот дворник подметает площадь вокруг станции метро "Ломоносовская". Но вот как описывает Сенчин самочувствие этого человека: "На его глазах начнет оживать город, откроются ларьки и киоски, нагрузятся всякой всячиной прилавки рыночка. На станцию потянутся ручьи заспанных, несвежих людей и из станции наружу ручьи таких же. Нет, немного, может быть, бодрее, успевших проснуться за время поездки в метро, подъема на эскалаторе. А он (Игорь - так зовут героя) будет шоркать метлой по асфальту, гнать контейнером окурки, обрывки, обертки, а за спиной тут же появится новый, никогда не иссякающий мусор". Это картина в общем-то личного отчаяния. Есть ли у вас подобные эмоции, ощущения, когда вы делаете свою работу?

Ольга Лаврухина: Конечно, когда убираешь территорию, метешь, и люди видят, что ты убрала то место, которое осталось за тобой, стараются поставить мусор в подъезде, чтобы не нести до помойки, а оставляют здесь. Иногда сделаешь замечание. Ничего, говорят, вернетесь, отнесете. Окурки? Окурки, это, конечно, дело такое, которое не запретишь людям бросать, если курят. А бумажки? Опять же зависит от нас, как мы воспитываем своих детей. Если взрослые бросают обертки от конфет, так же и дети наши будут бросать на улице. Многие люди просто не думают о том, что дворник тоже человек, что у него тоже есть семья, что он тоже придет домой, у него дома свои радости, свои неприятности. Но скажу честно, у нас в бригаде 13 человек, и мы не жалуемся на то, что у нас много работы. Если надо, мы выйдем в пять часов утра, и в четыре утра, и среди белого дня. Потому что мы сами живем в этом районе, это наш дом, поэтому мы хотим, чтобы у нас было чисто. Нет у нас жалоб на то, что нам тяжело, или сегодня не будем убирать - завтра, или это не будем делать, может быть, другой дядя придет, кто-нибудь поднимает за нас мусор или еще что-то.

Лев Ройтман: Спасибо, Ольга Александровна. Наталья Валентиновна Баранова, я, например, доподлинно знаю, что в Нью-Йорке попасть в мусорщики почти невозможно, это невероятно мощный, влиятельный профсоюз. Как обстоит проблема с кадрами у вас?

Наталья Баранова: Вы знаете, вообще я не могу сказать, потому что это отдельная совсем организация. Но я знаю, что они очень хорошо получают, просто понаслышке, туда очень тяжело попасть. Подробнее не могу, потому что отдельная организация, мы там не очень знаем.

Лев Ройтман: Ну что ж, я должен также заметить, что аналогии точной, четкой аналогии российским, московским, вообще дворникам в бывшем Советском Союзе на Западе мне встречать не приходилось. Вот такой особой профессии "дворник" попросту нет. Игорь Григорьевич, это имеет какое-то особое объяснение? Кстати, я должен заметить, что и таких дворов, какие есть в России, на Западе тоже нет, мне, во всяком случае, они нигде не встречались.

Игорь Яковенко: Я думаю, действительно, российский дворник - это опрокинутая в пространство российская культура. Здесь мышление людей, создававших города, создавали отдельные дома со своими оградами. Ведь раньше дом имел ограду, с некоторыми воротами, в которые люди проходили, их закрывали в 10-11 вечера, а те, кто шли позже, должны были давать чаевые дворнику, выходящему на улицу и пропускавшему их. Это была такая технология жизни, технология работы с пространством, которая кончилась. Но Запад развивался по-другому, и там эти же проблемы решались в других схемах.

Лев Ройтман: Спасибо. Ольга Александровна, вы хотите что-то еще добавить?

Ольга Лаврухина: Я хочу сказать про москвичей. Москвичи дворника как такового пусть и не ругают и не хвалят, но почему-то никто идти не хочет. Все зависит от заработной платы. Потому что получать, как Наталья Валентиновна сказала, четыре тысячи, надо взять, конечно, территорию так, чтобы получать эти деньги. Потому что все у нас зависит от метража, а метраж зависит, какие расценки. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы не было у нас проблем с приезжими. Все жалуются, что те, кто приехал, дворники, отняли работу у москвичей. Поэтому хотелось бы, чтобы москвичи пришли тоже поработали, может быть, тогда бы они стали лучше относиться к тем, кто убирает их подъезд и территорию.

Лев Ройтман: Спасибо, Ольга Александровна. Я здесь называл очень известные имена, которым пришлось поработать дворниками в молодости. Я слушал вас, и мне пришла в голову не очень почтительная мысль, что никто из них не вернется в эту профессию. Наталья Валентиновна Баранова, с вашей точки зрения, что следовало бы сделать для того, чтобы престиж профессии поднять?

Наталья Баранова: Я думаю, все-таки труд очень тяжелый у дворников и можно было бы поднять расценки повыше. И потом еще все-таки нужно давать людям служебное жилье, чтобы люди приходили. Потому что москвичи, действительно, не идут работать. Но расценки нужно поднять, потому что тяжело очень. То, что сейчас правительство Москвы, это очень маленькие расценки.

Лев Ройтман: Спасибо, Наталья Валентиновна. Это, наверное, следует адресовать московской мэрии. Юрий Лужков написал даже предисловие, я читал, что в Москве вышла эти летом книжка о московских дворниках. Очевидно, это проблема московского правительства.

XS
SM
MD
LG