Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Если вашу машину "эвакуировали"...

  • Лев Ройтман

Лев Ройтман: Что делать с машиной, которую запарковали на автобусной остановке? Или на выезде из гаража, допустим, вашего гаража? Или в том месте, которое предназначено для пожарных машин? Или на узкой улице, где и без того ни пройти, ни проехать? Не торопитесь с ответом, давайте сначала посмотрим, чего по закону с такой машиной делать нельзя. Посмотрим в Кодекс об административных правонарушениях. Итак, я читаю: "В случае нарушения правил стоянки или остановки транспортных средств запрещаются применение блокирующих устройств, эвакуация транспортных средств, удержание их на стоянках, снятие номерных знаков, применение иных принудительных мер, не предусмотренных федеральным законом". Получается, что оттащить или, элегантно выражаясь, эвакуировать такую машину по закону нельзя. Но это как раз то, что сегодня опять делают в Москве, вопреки федеральному закону, как кажется. Ну, а что думают об эвакуации машин на штрафплощадки, они же "задерживающие стоянки", сами москвичи? Прежде, чем мы услышим их ответы, я представлю участников нашей передачи: это юристы Леонид Челяпов и Виктор Травин, журналист Марк Дейч. А теперь все вместе послушаем глас народа.

"Нарушают права человека, собственность отбирается без суда, с одной стороны. А с другой стороны, что делать, когда все улицы перекрыты и пройти невозможно".

"На это есть правила ГИБДД, наверное".

"Это эффективно, но не очень законно, на мой взгляд, потому что это навязываемая услуга".

"Сейчас их эвакуируют. Наверное, это правильно, потому что трафик очень большой на улице из-за них".

"Не дай бог, что случись, пожар или что-нибудь, спецтранспорт не подъедет. Эвакуация, может быть, незаконная, но необходима".

"Если будут парковочные места, после этого могут эвакуировать. А так как нет парковочных мест, особенно в центре, нельзя их забирать".

"Я согласен, что машины должны забираться, потому что город большой, паркуются подчас все как кому не лень, и общественный транспорт страдает".

"Наказывать, раз они мешают движению".

"В каких-то местах, где движение затруднено, наверное, имеет смысл их эвакуировать принудительно. Но, мне кажется, без решения вопроса с парковками это не очень законно сейчас".

Голоса москвичей. Виктор Николаевич Травин, президент Коллегии правовой защиты автовладельцев. Так вот, представим себе, что наша сотрудница Марьяна Торочешникова, которая проводила этот опрос, опрос прохожих, обратилась бы и к вам. Не дай бог, вы не так запаковались, и вас эвакуаторы превратили в прохожего. Что бы вы ей сказали?

Виктор Травин: Во-первых, я хочу объяснить, что есть некое противоречие, заложенное, как всем представляется, в статье 12-19 Кодекса об административных правонарушениях и примечаниях к ним. На самом деле противоречий, о которых мы говорили в начале программы, как бы и нет. Я вот что на что хочу обратить внимание, кстати, к вопросу, насколько законны сегодня эвакуаторы. К сожалению моему величайшему, законны. Какое противоречие мы сейчас объявили в эфире и сами не заметили этого? Статья 12-19 Кодекса об административных правонарушениях гласит, что транспортные средства, припаркованные с нарушением правил об обстановке и стоянке, подлежат эвакуации в случае, если они создали препятствие для других транспортных средств. В примечаниях же сказано, что запрещается эвакуация транспортных средств просто припаркованных с нарушением правил парковки, то есть не создавших препятствие. То есть получается, что примечание говорит об одних машинах, а сама статья 12-19 говорит о совсем других машинах, именно о тех, которые создали препятствие. Поэтому сегодня, к сожалению, правовая основа под этим есть. И кроме банального совета не нарушать - это понятно, я могу дать следующий совет: если машина грузится на эвакуатор, вы имеете право защищать свои гражданские права и устранить причину задержания на месте. Надо подойти к инспектору и сказать: я готов сесть за руль и машину убрать с этого места. Более того, правоведы считают, что если машина погружена на эвакуатор, то причина задержания уже устранена, машина вообще никому не мешает, нет смысла ее куда-либо везти. Но это правовая казуистика. И, в-третьих, я считаю, что если все-таки машина, как мы говорим, загремела на спецстоянку, а там весьма высокие расценки - 1809 рублей за эвакуацию и 62 рубля 70 копеек за каждый час ее хранения, постараться машину выкупить в первые три часа хранения, поскольку первые три часа, в соответствии с постановлением правительства 759, плата за навязанную услугу не берется и потом пытаться отсудить. А в суде аргумент должен быть один - сотрудник ДПС обязан будет документально доказать, что на самом деле транспортное средство было припарковано не только с нарушением правил остановки и стоянки, но и создало препятствие для движения других транспортных средств. В моей практике не было еще ни единого случая, когда бы сотруднику ДПС удалось это сделать. Поэтому принцип простой - докажите, что моя машина кому-то мешала.

Лев Ройтман: Спасибо, Виктор Николаевич. Марк Дейч, обозреватель газеты "Московский комсомолец". Марк, по-моему, так мне известно из общения с вами, вы страшный автомобилист. Я, кажется, не ошибаюсь?

Марк Дейч: Да, это правильно, очень страстный и давнишний.

Лев Ройтман: И вопрос: у вас есть гараж или парковочное место какое-то?

Марк Дейч: Гаража у меня нет и, кстати, никогда не было. Но пока я жил в Москве на улице Казакова, прямо напротив моего дома была охраняемая стоянка, где я ставил машину. А сейчас я некоторое время живу за городом на даче, около которой есть место для стоянки для двух машин.

Лев Ройтман: Есть у вас такое место. Мы слышали, что говорил Виктор Николаевич о том, что среди правоведов идут споры сейчас, законна ли эвакуация, незаконна ли эвакуация. Давайте представим себе, что сторонник позиции, что эвакуация незаконна, противоречит федеральному законодательству, в данном случае это Кодекс об административных нарушениях Российской Федерации, так вот вам блокирует выезд с вашего парковочного места во всеоружии федерального законодательства и соответствующих правовых разъяснений. Мой вопрос: что в этом случае скажете вы по поводу этой машины, блокирующей вам выезд? Одна только просьба, Марк, не буквально говорите то, что вы в той ситуации конкретно скажете, просто потому, что у нас на радио есть некоторые ограничения на лексику.

Марк Дейч: Я бы ему, наверное, ничего не сказал, поскольку, если он мне загородил выезд, это означает, что его нет за рулем, его нет в машине. Если же он в машине есть, он подвинется. Я не раз попадал в подобные ситуации, ничего в этом страшного нет. Вот если его нет - дело хуже. И один раз я, дико разозлившись, просто проколол колесо. Ждал, ждал, проколол колесо, и на этом проколотом колесе, придя спустя минут сорок, вот так до тротуара доковылял. Но вообще я бы хотел поставить вопрос не совсем так. Законно или незаконно - это один вопрос. Мне кажется, вопрос должен ставиться по-другому - нужна эвакуация или не нужна, целесообразна она или нецелесообразна. Вот этот вопрос, по-моему, правильный. Мы с вами какое-то время, и вы гораздо дольше меня жили в Мюнхене. Вспомните, там всюду есть предупреждающие знаки, что если здесь вы оставите машину, она может быть эвакуирована. И кстати, я видел, как эвакуаторы в Мюнхене работают. Ничего страшного, мне кажется, в этом нет, это нормально. И немцы, как законопослушные граждане, эту меру вполне приемлют.

Лев Ройтман: Спасибо, Марк. Это замечательно, что вы ставите мне вопросы, когда участвуете в моем "круглом столе". Я всегда считал, что я защищен своей функцией ведущего от того, чтобы отвечать на вопросы. Таким образом, дурацкие вопросы, извините, это я о своих вопросах, ставлю я, по жанру я ожидаю умные ответы. Но вот вы мне поставили очень умный вопрос. Да, действительно, я долго жил в Мюнхене и там машины оттаскивают, только это не называется эвакуацией. Эвакуация - это нечто совершенно иное, как мы понимаем. Я живу сейчас в Праге, и здесь машины также оттаскивают, это совершенно законно, если вы блокируете движение, препятствуете движению других. У немцев это называется "я настаиваю на своем праве быть свиньей". Естественно, можно, вооружившись законами, доказывать, что вы можете поставить машину, где угодно, просто не нужно следовать этому правилу, настаивать на своей прерогативе быть свиньей. И тогда, может быть, и не понадобилась бы и эвакуация, потому что она, действительно, все же спорна. И с этим к нашему адвокату. Леонид Юрьевич Челяпов, адвокат Центральной коллегии адвокатов города Москвы, вам в связи с этой новой возникшей практикой эвакуировать, ведь в Москве периодически все происходило, то эвакуировали, то запрещали эвакуировать, сейчас вновь эвакуируют автомобили, вам уже приходилось сталкиваться в жалобами в суды?

Леонид Челяпов: К сожалению, я в основном занимаюсь уголовными делами более сложными, поэтому с этими вопросами ко мне не обращаются. Но относительно практики эвакуации я бы хотел сказать следующее. Вы абсолютно правы, что эвакуация - это вынужденная мера, к сожалению. И обусловлена она не только тем, видимо, желанием властей навредить автолюбителям каким-то образом или владельцам автомашин, но и прежде всего нежеланием автолюбителей соблюдать элементарные рамки приличия хотя бы. Потому что статья 12-19 Кодекса административных правонарушений, которую вы цитировали, абсолютно четко и конкретно говорит, что автомобиль нельзя ставить на остановке пассажирского транспорта, либо в зоне остановки пассажирского транспорта и под знаками запрещающими. Кроме этого нельзя ставить автомашины в местах, которые мешают уборке улиц и так далее. То есть в принципе перечень мест, куда машины ставить нельзя, он четкий и конкретный. И поэтому если бы люди уважали хотя бы друг друга, я не говорю о законе, поскольку в России отношение к закону своеобразное было всегда, просто уважали бы друг друга, то, соответственно, не было бы необходимости применять такую жесткую меру как оттаскивать или увозить автомашины. Поэтому, насколько я знаю практику в целом по Москве, автомобили эвакуируются главным образом вот с таких, я бы сказал, гадких мест, то есть при явном нарушении. Вы знаете точно о том, что весной был в Москве прецедент, когда одна девушка бросила свою автомашину на путях движения трамвая, и все трамвайное движение остановилось полностью. И гуляла она где-то часа два с половиной. В конце концов, руководство депо предъявило к этой девушке иск, машина была эвакуирована, в судебном порядке с нее взыскали весь ущерб от использования трамвая за этот период времени. Наверное, это правильно. Вот это конкретный пример, зачем, видимо, власти применяют эвакуацию. Я должен сказать следующее: я - адвокат, я в принципе должен защищать интересы людей, принято, что адвокаты должны более критично относиться к действующему законодательству. Без всякого сомнения, в данном конкретном случае это вынужденные меры. И права была та спрашиваемая девушка, которая сказала, что в Москве отсутствуют напрочь какие-то места, где можно машину оставить, по крайней мере, в центре. Нет паркингов, нет подземных, надземных, каких угодно паркингов, надводных, подводных и так далее. То есть владельцы автомашин вынуждены бывают часто оставлять машину на, как я сказал, местах незаконных и не желая этого, в том числе на автобусных остановках или остановках городского транспорта, ставя себя под угрозу эвакуации.

Лев Ройтман: Спасибо, Леонид Юрьевич. Виктор Николаевич Травин, оставим сейчас правовую сторону этой проблемы за кадром. Здесь зашла речь о парковках. Действительно, все понимают, Москва - город-метрополис с невероятно напряженным движением. В Москве не хватает мест для парковки в центре города, впрочем, как в любой европейской столице, да и в любом крупном городе. Что с этим делать, как здесь быть - это, конечно, не вопрос для сегодняшней передачи. Тем не менее, вы президент Коллегии правовой защиты автовладельцев, что пытаетесь сделать вы в вашей коллегии, в вашей функции защиты интересов автовладельцев для того, чтобы все-таки привести эту ситуацию к какому-то знаменателю здравого смысла? Если нет парковок в городе, то люди вынуждены нарушать правила - это так же все понимают. Но здесь вроде бы возникает еще один нюанс: закон в данном случае охраняет в своем понимании люди, которые, как пишет сплошь и рядом московская печать, я не хочу сейчас цитировать, занимаются тем, что вымогают деньги у водителей, незаконно запарковавших свои машины. Таким образом, кто же в данном случае соблюдает закон?

Виктор Травин: Вопрос, к сожалению, очень сложный. Первый шаг, который мы начинаем потихонечку предпринимать, это шаг, направленный на то, чтобы оплата навязанных нам услуг по эвакуации, удержанию или, как называют авторы закона, хранения транспортного средства относилась к издержкам по делу об административном правонарушении. Мы будем пытаться добиваться того, чтобы оплата навязанных нам услуг все-таки была органы государственной власти, на местные органы самоуправления, то есть на бюджет. Почему-то большей частью все издержки по делу возлагаются на бюджет и только вот эта издержка, поскольку, как я понимаю, самая высокая по стоимости, почти две тысячи рублей эвакуатор и 60 с лишним рублей каждый час хранения, конечно, наверное, государство не потянет такие огромные суммы. Поэтому первый шаг - требовать, чтобы все это относилось к издержкам. Второе, наверное, нужно пытаться в Верховном суде признать неправомерно навязанную нам услугу. Потому что 421 статья Гражданского кодекса гласит, что запрещается понуждение к заключению договора. На самом деле, если машина оказалась на стоянке, значит фактически нам такая услуга навязана на основании в устной форме заключенного договора. И хотя в кодексе есть оговорка о том, что за исключением случаев, прямо предусмотренных законом, тем не менее, мы считаем, что постановление правительства Российской Федерации - это не закон. И опять-таки требовать оплаты с водителей за навязанную услугу тоже неправомерно. Это два конька, на которых, возможно, будет, как в свое время мы запретили эвакуаторы и блокираторы неправильно припаркованных машин, возможно, в каком-то ближайшем будущем ждет нас и эта победа. Но это очень долгий и трудный путь, поскольку завязаны колоссальные деньги. Деньги настолько большие, что нам даже страшно представить. В Москве действует около 15 стоянок, на которых только сегодня, по данным ГУП Мострансконтроля, это московская организация, которая ведает всеми московскими спецстоянками, осталось невостребованными, я хочу обратить внимание слушателей на эту цифру, 1300 автомобилей, которые уже никогда не вернутся к собственникам, поскольку стоимость их выкупа превышает значительно стоимость машины. Понятно, что эти машины пойдут с молотка, вопреки требованиям Гражданского кодекса. Понятно, что этими машинами начинают владеть сотрудники стоянки, сначала по рукописной доверенности, а затем по признанию машины без хозяина. Бизнес процветающий, бизнес колоссальный, бизнес, дающий огромные доходы, которые можно сравнить в этих масштабах только с торговлей оружием или наркотиками.

Лев Ройтман: Спасибо, Виктор Николаевич. Марк Дейч, по-житейски, я убежден, что вам приходилось сталкиваться с ситуациями, ну что уж там греха таить, может быть, вы не делали это лично, но, наверняка, знаете очень многих, кто это делал, вы ведь у нас законы никогда не нарушаете, когда просто откупались от инспекторов ГАИ, да и, наверняка, откупались от этих эвакуаторов, чего они страстно, конечно, желают. Так вот, откупиться - это выход из положения на сегодняшний день? Потому что пойти тем длительным путем, который совершенно легалистский и совершенно справедливо, конечно, юридически предлагает и провидит Виктор Николаевич, совершенно правильно, но своя машина все-таки нужна немедленно.

Марк Дейч: Я должен вас, Лев, разочаровать. Я, конечно, законы никогда не нарушаю, но иногда это все-таки происходит. Я в таких случаях от ГАИ откупаюсь. Просто мне жаль своего времени и жаль всего того, что за этим последует. Дважды пытались перевести на стоянку мою машину, вовремя я спохватывался. Но ведь есть и другая постановка вопроса: не хочешь платить - не нарушай. Ведь это палка о двух концах. Я обращаю ваше внимание, совсем недавно, несколько дней назад была огромная кампания по убиранию машин от здания МИДа на Смоленской площади. И что? Я вчера еду мимо МИДа, все то же самое, там же стоят машины. И хочу обратить внимание еще на одно любопытное обстоятельство. В Правилах дорожного движения сказано, что ни в коем случае нельзя ставить машины на места, где ходят пешеходы, то есть на тротуары. Обратите внимание на замечательную нашу и любимую многими москвичами зону отдыха, я имею в виду проспект Калинина, ныне Новый Арбат. Заставлен машинами весь тротуар, пройти невозможно. Никто эти машины никуда не увозит, ничего с ними не делают. Как мне стало известно, это делается с разрешения ГАИ. Значит одним можно, ничего за это не будет или они платят даже, может быть, официальную какую-то мзду ГАИ, чтобы там машины стояли. Но страдает Москва, вид такой, что просто жуть и невозможно ходить. Причем эти машины не только стоят, они по тротуарам и ездят, чтобы выехать с этой стоянки или въехать на нее. Это тоже серьезная проблема, кстати, это не единственное место в Москве такое.

Лев Ройтман: Спасибо, Марк Дейч. Леонид Юрьевич Челяпов, вы автомобилист?

Леонид Челяпов: Конечно.

Лев Ройтман: Ну, а как вы относитесь к этой угрозе однажды найти свою машину на штрафплощадке?

Леонид Челяпов: По возможности машину не ставлю там, где ее нельзя ставить. Мне представляется, что, наверное, было бы более справедливо не эвакуировать машины, а как это был в одном постановлении правительства Москвы обозначено, оттаскивать на свободное место на расстояние около пяти метров, так было указано даже с конкретной величиной, и после этого взимать штраф с того человека, кто поставил машину там, где не положено. Я думаю, это было бы справедливо. Причем штраф должен быть достаточно высокий, чтобы было неповадно делать это еще раз. Но в целом ситуация в Москве патовая без всякого сомнения, когда парковочных мест нет, паркингов нет, а машины ставить надо. Поэтому фактически в том числе московские власти вынуждают нарушать людей и фактически ставить под угрозу транспортные средства частных владельцев. Частные владельцы все-таки, я еще раз подчеркиваю, поскольку я с этим постоянно сталкиваюсь и это тема достаточно больная для России, законы не уважают все, и те, кто в форме, и те, кто без формы, и те, кто в мантии, и те, кто без мантии. Поэтому, к сожалению, это беда для России - отсутствие общей культуры. И отсутствие общей культуры, в том числе прямо отражается как в капле воды и в такой проблеме как парковка. Поэтому, я думаю, что здесь достаточно обоюдное неуважение и граждан к действующим законам, и власти к тем же самым гражданам.

Лев Ройтман: Спасибо, Леонид Юрьевич. Ну что ж, я не живу в Москве, я гляжу со стороны. Я могу себе вполне представить, что вы абсолютно правы в оценке этой патовой ситуации. Очевидно, для автомобилистов было бы не так болезненно, скажем, обнаруживать свои автомобили на штрафных площадках, на штрафных стоянках, если бы они знали, что этой деятельностью занимается законная организация ГАИ, которая сама чиста перед законом, которая не использует нарушения тех правил, следить за соблюдением которых ее задача, за деньги, то есть корыстно. Очевидно, это особо обидный момент. Ну, вот я высказал и свою точку зрения. Я полагаю, что Марк Дейч доволен. Он задает мне всегда вопросы, когда участвует в нашей передаче.

XS
SM
MD
LG